Skip to main content

Full text of "Этнографическое обозрение. Кн.XXXII. 1897, №1."

See other formats


Годъ 9 й. 



Кн. XXXII. 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ 

ОБОЗР-БНІЕ. 

ИЗДАНІЕ ЭТНОГРАФИЧЕСКАГО ОТДЪЛА 

Императорскаго Общества Любителей Естествознанія, 
Антропологіи и Этнографій, 

состояіцаго при Московскомъ Университет^. 



1897, № 1. 

ПОДЪ РЕДАКЦІЕЙ 

^і. у5 н ч у к а. 



ПОСЕВА. 

Твио-лит. К. Ф. Александрова, Арбагь, бливъ Арбатскихъ вор., домъ Піатонова. 

1897. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



4 - ^ 



е 



р $|а^г" Э2&Л0 



( < * Г? 1 



Печатано съ разрѣшенія Ссвѣта ИМИЕРАТОРСКЛГО Общества Любителей 
Естествознанія, Антроіюлогіи и Этнографіи. 



Оідііігесі Ьу 



Соодіе 



СОДЕРЖАНІЕ. 



Стр. 

1. Къ повѣрьямъ о св. Касьянѣ. К М. Мендельсона. 1. 

II. ЭгнограФическіе матеріалы, собранные въ Купян- 
скомъ уѣздн Харьковской губ. I. Цримѣты и ловѣрья, 
относящіяся къ беременности и къ рожденію дѣтей.— П. Колы- 
бельныя пѣсни.— Ш. Дѣтскія пѣснн и приговорки. — IV. При- 
кладки къ именамъ, дразнилки и клички. П. Иванова ... 22. 

III. Очерки сёмейственнаго обычнаго права крестьянъ 
Минской губерніи. Гл. I — II. М. Довнарь - Заполъ- 
скаго . . 82. 

IV. Смѣсь: 

Къ вопросу о борьбѣ Московскаго правительства съ на- 
родными языческими обрядами и суевѣріями въ половинѣ 
XVII вѣка. Н. Харузина 143. 

Этнографическія коллекціи на Всероссійской Выставкѣ 
1896 г въ Нижнемъ-Новгородѣ. Д. Ч. 152. 

Сборникъ польскихъ пословицъ XVIII столѣтія. М. Дов- 
иаръ-ЗапоАъскаго .' 158. 

V. Критика и библіограФІя : 

1. Книги, ученыя и справочный изданія 164. 

Е. Будде. Къ исторін великор\ссмхъ говоровъ. Всев. Мил- 
лсра (164) . — А. А. Кауфманъ. Крестьянская община въ 
Снбнри. Я. X (171). — И. И. Я н ж у л ъ. Отпускная торговля 
■ нѣкоторыя мѣры для ея развітія Торговав музеи, экспорт- 
ные союзы ■ склады товарныхъ образиовъ. Я. X. (173).— 
Русскія народныя нісні, собранныя Н. А. Львовымъ. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



Напівн записалъ и гармоннзовалъ Ив. Прачъ. Изд. Су- 
ворина. А. Соболевскаго (178). — В. С. Рнбинскій. 
Бароиъ А. А. Дельвигъ. Его жвзвь и литературная дѣятель- 
ность. А. Лободы (179). — Труды Московсжаго Предва- 
рительнаго Комитета X Археологическаго Съѣзда въ Ригі. 
Т. П. Подъ ред. гр. П. С. Уваровой. #.(181).— Ежегод- 
викъ Тобольска™ Губ*рнскаго Музея. Т. V. Я X. (183).— 
Б. Балобанов а. Іегендн о старинныхъ замкахъ Лретани. 
В. Каллаша. (184). — А. Ваііайого. РоІЫоге Ѵегояеве. 
РготегЬі. А, Д. Карнѣееа (185).— Аи^. Етіі апіі Напв 
Віеіепвіеіп. Віисііѳп айв <іет ОеЪіеіе сіег ІеиівсЪеп АгсЪао- 
Іо^іе, ЕіппоягарЫе шиі МуіЬоІо^іе. Я. X. (189).— 8. Р. 
Магіапй. Огаді, Гагтесе, ві Аезіасегі. А. Яцимир- 
ежаго (191). 

2. Обворъ газетъ и журналовъ (1896—1897 гг.) ... . 

3. Новости этнографической литературы 

VI. Извѣстія и замѣтки. 

Абиссинская выставка въ Москвѣ (216). — Кг ввученію великорус- 
ской народной иѣсни (217).— Предполагаемое издаяіе русскихъ на- 
родных* сказокъ (218). 



207 
214 




КЪ ПОВЪРЬЯМЪ о СВ. КАСЬЯНЪ. 



I. 

Г. Н. Потанинъ передалъ мнѣ повѣрье о св. Касьянѣ, за- 
писанное имъ въ с. Денисовкѣ, Дубевскаго уѣзда, Полтавской 
губерніи. Просматривая матеріалы, собранные изслѣдовате- 
лями нашего народнаго календаря, я не нашелъ нигдѣ по- 
вѣрья, вполнѣ похожаго на записанное Г. Н. Потанинымъ. 
Св. Касьянъ настолько интересная личность въ богатомъ ма- 
теріалѣ нашей народной агіографіи, что я рѣшился сопрово- 
дить лубенское повѣрье указаніями на тѣ преданія, которыя 
ходятъ объ ѳтомъ святомъ въ другихъ мѣстахъ и разбросаны 
по разнымъ сборникамъ сырого матеріала. Не претендуя на 
полноту сообщаемыхъ свѣдѣній, а тѣмъ менѣе имѣя въ виду 
дать какія-либо опредѣленныя толкованія по поводу происхож- 
деяія сказаній о св. Касьянѣ, я преслѣдую только одно — хоть 
немного облегчить работу тЬхъ лицъ, которыя займутся этимъ 
интереснымъ святымъ. 
' Лубенское повѣрье разсказываетъ слѣдующее: Касьянъ 
сидитъ на стулѣ неподвижно, съ опущенными рѣсницами, 
которыя у него столь длинны, что достигаюсь до колѣнъ; 
изъ-за ѳтихъ рѣсницъ онъ не видитъ божьяго свѣту. Только 
29 Февраля, въ високосный годъ, по утру онъ поднимаешь 
рѣсницы и оглядываетъ міръ-, на что онъ тогда глянетъ, то 
погибаетъ. Поэтому не совѣтуютъ выходить въ ѳтотъ день 
рано утромъ изъ хаты на огородъ. 

Приведенный разсказъ не знаетъ, гдѣ сидитъ неподвижный 
Касьянъ. Быть можетъ,лицо сътакимъ губительнымъ взглядомъ 
должно быть помѣщено въ аду. Дѣйствительно, существуетъ 
преданіе, которое знаетъ Касьяна какъ сторожа, привратника 
ада.Разъвъ четыре года Господь отпускаешь Касьяна на отдыхъ 

этяот»ичасвож ововгѣніж. ХХХП. 1 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



2 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



и, за его отсутствіемъ сторожатъ адъ двѣнадцать апостоловъ 1 ). 
Въ „Сборникѣ матеріаловъ для ознакомленія съ Пермской 
губерніей", вып. V я ), статья Н. Л. Скалозубова о народномъ 
календарѣ сообщаетъ повѣрье, что Касьяна черти бьютъ мо- 
лотомъ, а 29 Февраля даютъ взглянуть на свѣтъ; на что онъ 
взглянетъ, то повянетъ (с. Богородское). Въ с. Сарсахъ раз- 
сказываютъ, наоборотъ, что не Касьяна бьютъ черти, а онъ 
самъ бьетъ дьявола, который рыщетъ по свѣту и напускаетъ 
на людей болѣзни и разныя невзгоды. 29 Февраля Касьянъ 
именинникъ, ничего не работаегь, поэтому сатана и успѣ- 
ваетъ напустить на людей невзгоды*, отпраздновавъ именины, 
Касьянъ снова принимается колотить дьявола по головѣ. Не- 
которая разница въ богородскомъ и сарсскомъ варіантахъ 
не мѣшаетъ сходству въ главной мысли разсказа: въ той и 
другой версіи отъ Касьяна, непосредственно или черезъ дья- 
вола, которому онъ даетъ отдыхъ, зависятъ разныя людскія 
невзгоды. Этотъ взглядъ на святою Касьяна, какъ на носи- 
теля злой, губительной для людей силы, проявляется во всѣхъ 
относящихся къ этому святому преданіяхъ,поговоркахъ, при- 
мѣтахъ. „Словарь" Даля въ „Мѣсяцесловѣ" подъ 29 Февраля 3 ) 
содержитъ слѣдующее: Касьяна завистливаго, Касьяна зло- 
памятнаго, недоброжелателя, завистника, скупого, немило- 
стиваго; Касьянъ на скотъ взглянетъ— скотъ валится, на де- 
рево — дерево сохнетъ. Зинулъ Касьянъ на крестьянъ. Кась- 
янъ на что ни взглянетъ— все вянетъ. Касьянъ на яародъ— 
народу тяжело; Касьянъ на траву— трава сохнетъ; Касьянъ 
на скотъ— скотъ дохнетъ. „Мѣеяцесловъ а сообщаетъ свѣдѣ- 
нія и о праздникахъ ьъ честь Касьяна: св. Касьяну три чет- 
верга празднуютъ: на седмицкой, на масляной и на святой. 
Четвертокъ на троицкой недѣлѣ Касьяну, чтобы не переко- 
силъ 4 ). 



і) Калинскій. Цѳрковно-еародный мѣсяцесловъ на Руси, 105. 
*) Приложеніе къ адресъ-календарю и памятной книккѣ. Пермской губернім 
на 1894 г., Пермь. 1893. 

») Даль. Толковый словарь, 973—974. 

*) 9 Перекосил ъ*— весьма вѣролтно, подъ влілніемъ созвучнаго „Касьянъ*, но 
характеренъ внборъ глагола съ такимъ именно значеніемъ. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КЪ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. КАСЬЯНѢ. 



3 



Есть народные разсказы о Касьянѣ нѣсволько иного ха- 
рактера, чѣмъ только что приведенные, разсказы, интересую- 
щіеся, главвымъ образомъ, вопросомъ о томъ, почему Кась- 
яну празднуютъ разъ въ четыре года. Въ разсказахъ этого 
рода приведенный выше свѣдѣнія о злобной, завистливой на- 
турѣ Касьяна являются только эпизодомъ, какъ будто не 
интересуютъ повѣствователя сами по себѣ, безотносительно 
въ вопросу о церковномъ празднованіи Касьяну. Таковъ, 
прежде всего, разсказъ, записанный Якушкинымъ и напеча- 
танный въ I т. „Лѣтописей* Тихонравова. Содержаніе раз- 
сказа слѣдующее: Касьянъ и Николай идутъ одной дорогой 
и встрѣчаютъ мужика, увязившаго возъ среди дороги. Кась- 
янъ отказывается помочь мужику, боится замарать свое платье. 
Тогда Николай подпираетъ возъ своимъ плечомъ и выруча- 
етъ мужика изъ біды. Пришли святые къ Богу, а Онъ и 
спрашиваетъ Николая, почему у него платье выпачкано. 
Разсказалъ Николай, какъ было дѣло, и рѣшилъ Вогъ, чтобы 
Касьяну праздновали разъ въ четыре года, а Николаю че- 
тыре раза въ годъ. Аналогичный разсказъ помѣщенъ у Аѳа- 
насьева въ „Народныхъ русскихъ легендахъ" (№ 11). Раз- 
сказъ въ „Бѣлорусскомъ сборникѣ и Романова (IV, стр. 15— 
17) представляетъ нѣкоторыя особенности. Касьянъ за обѣд- 
ней подпалилъ усы „Ивану Хрясцицелю а , который, получивъ 
отъ Бога другіе усы, золотые, сталь называться „Златову- 
чгомь"; Касьяну же, въ наказаніе за его поступокъ, „у три 
годы разъ святкуюць*. Заканчивается разсказъ очень хара- 
ктерно: а у Касьяновъ годъ што-што да прокинетца: ци на 
людзёхъ, ци на скоциви, ци на ляс&хъ — дзѣ-дзѣ да проки- 
нетца*. Вотъ тѣ свѣдѣнія народнаго календаря о Касьянѣ, 
которыя были у меня подъ руками. 

Изображеній св. Касьяна мнѣ не приходилось видѣть, но 
одна крестьянка Тверской губ., сообщившая мнѣ нѣсколько 
пословицъ, относящихся къ этому святому, разсказывала, 
что въ домѣ помѣщика, у которагоразсказчица служила, была 
въ комватѣ для прислуги икона св. Касьяна, гдѣ онъ былъ 
изображенъ „такой страшный, съ большими глазами и длин- 
нымъ носомъ, точно „армёнинъ а . Разъ одна дѣвушка, погля- 
дѣвъ на икону, сказала: что это за святой, словно чертъ; а 

1* 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѣЬіЕ. 



онъ ей ночью и приснился, страшный, сердитый. Вынесли 
потомъ ѳту икону изъ комнаты". 

Знаетъ о Касьянѣ и книжная, точнѣе — книжно-народная 
повѣсть. Г. Лопаревъ въ „Памятникахъ древней письменно- 
сти 44 подъ № ХСІѴ няпечаталъ „Слово о святомъ патріархѣ 
Ѳеостириктѣ а по тремъ редакціямъ ! ). Роль, которая отве- 
дена Ѳеостирикту въ заключительномъ эпизодѣ „ Слова 44 (па 
всѣмъ тремъ редакдіямъ) очень похожа на роль Касьяна въ 
легендахъ Аѳанасьева, Якушкина и Романова. Ѳеостириктъ 
въ гостяхъ у Синагрипа, который устраиваетъ пиръ на ра- 
дости: благодаря св. Николаю, онъ только что спасся отъ 
гибели на морѣ. Ѳеостирикта же Синагрипъ пригласилъ по- 
тому, что онъ одииъ „можетъ призвати святого Ніколу во 
образе человѣка 44 (2-я ред.). Все готово къ началу пира; 
ждутъ лишь святого Николая. Но онъ очень замедлилъ, по- 
казался лишь г по 9 часѣ" и объяснилъ свое замедленіе тѣмъ, 
что былъ на морѣ Тиверіадскомъ, спасалъ токувшихъ, за чта 
они „завѣщаша канонъ и свѣщи и темьяны и даша... куръ 
печенъ тестянъ... И показа ему (Ѳеостирикту) данное" (1-я 
ред. а); а Ѳеостириктъ и говорить: „Се азъ сего дѣля кура 
тестянаго ни трию быхъ ступеніи не ступилъ... За ты три 
ступени повелѣша святии отци по три года не поминати 
(Ѳеостирикта), но четвертое лѣто повелѣша его поминати, — 
тогда бываетъ високостъ, а св. Николая трижды годомъ по- 
велеша поминати святии отци а (1-я ред. а). Какъ уже было 
упомянуто, всѣ три редакціи сходны въ заключительномъ эпи- 
зодѣ, связанномъ съ разсказомъ о Синагрипѣ и о чудѣ Ни» 
колая. Начало „Слова", довольно искусственно прикрѣолен- 
ное къ мотиву о Синагрипѣ, представляетъ нѣкоторую раз- 
ницу: въ 1 и 3 редакціяхъ Фигурируетъ Ѳеостириктъ, а во 
2— Касьянъ. По 1 ред. б. Ѳеостириктъ родился въ Кесаріи 
„въ лѣта Уалента царя*, и вскорѣ послѣ рожденія въ него 
вселился бѣсъ. Во время литургіи Ѳеостириктъ не захотѣлъ 
„возглашати прокимен „Въскресні Господи Боже мой, тажа 



!) Первая ре дакція: а) И. П. Б. И 691; б) И. П. В., Погод. Древі. № 83$ 
я в) И. П. Б. (}І 1021. Вторая редакція Хіуд. № 178. Третья редакція: а) 
И. П. Б. <ЗІ 862 и б) Рушшц. № 181. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КЪ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. КАСЬЯНѢ. 



5 



«стих „Исповѣмся тебѣ Боже мой всѣмъ сердцемъ моимъ а . Ва- 
чмглій Великій, служившей литургію, ударилъ Ѳеостирикта 
„по ланитѣ, онъ же възгласи и прослезися отъудараи гла- 
гола прок(именъ)... стихиру..., и отъ часа того бысть свѣтъ 
великъ въ церкви паче солнца, занеж бѣсъ исповѣдася в вѣру 
Христову". По 2 редакціи Касьянъ родился въ старомъ Ри- 
мѣ, „въ царство Костянтина Великаго", родился „по снови- 

дѣнію в , во младенчестве украдоша его дѣмони и не отдаша 

«го отцу, но отнесоша во своя жилища и воспита(ша) его *). 
И водяше его съ собою на всякие бесовския дѣла и дѣюще 
пакости великому Василию, когда божественную литургію 
писаше*. Служа литургію., Василій Великій „обвѣша ризы 
<!воя колоколцы: аще будетъ чисто предъ Богомъ- то ни 
единъ колоколецъ не зазвонить; а будетъ не чисто служеніе, 
то колоколецъ едівъ отъ малыхъ зазвонитъ. И некогда Васи- 
лиѣ служа пріимаше во церкви честныя дары, ижъ тело есть 
п кровь Господа нашего Исуса Христа, и тогда дѣмони изъ 
церкви бежше, а Касьянъ въ церкви остася у места кадиль* 
наго. И прпнятся за едивъ колоколецъ в возвенѣ колоколецъ. 
И обзрѣся Василиі и видѣ сего Касияна стояща в світках 
демонскихъ> . Святитель ударилъ Касьяна по головѣ кр^стомъ 
«и вообразись знамение крестное на челѣ его. И бѣжа Ка- 
сиянъ изъ церкви. И узрѣша дѣмони то знамение крестное 
на немъ и отъ того нача огнь попаляти бѣсы; дѣмони же 
бѣжаша отъ Касияна въ свой полкъ, а Касияна не пріимаша; 
онъ же скитаясь по градцкимъ улицамъ и не умѣяше нико- 
торымъ языкомъ глаголати. И поругашась ему народы. И 
по моленію святаго Василия отверзе ему Вогъ языкъ, и на- 
учи Василиі его грамотѣ и постави его въ четцы; и потомъ 
бысть прозвитеръ п епископомъ поставленъ бысть а . Далѣе 
2 редакція не возвращается уже къ Касьяну: она разсказы- 
ваетъ о случаѣ,заставившемъ Василія В. составить прокименъ 
„всякое дыханіе да хвалить Господа" и переходить къ раз- 
сказу о Ѳеостириктѣ и Синагрипѣ. 



і) Касьяна, уарадепнаго демонами, зваетъ и народное повѣрье. См. Калин- 
саій 1, с. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



6 ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 

Г. Лопаревъ, разсмотрѣвшій списки „Слова" о Ѳеости- 
риктѣ, пришелъ къ мысли о существовали особаго цикла 
книжно-народныхъповѣстей^посвященныхъ 29 Февраля. „Можно 
полагать", говорить г. Лопаревъ, „что содержаніе повѣсти 
пріурочивалось и къ одному Касьяну, на что есть отчасти ука- 
заніе въ Хлудовской рукописи (т.е. во 2ред.);двѣ рукописи 
публичной библіотеки говорятъ уже объ одномъ Ѳеостириктѣ-, 
быть можетъ, нѣчто подобное связывалось и съ именемъ 
Іоанна (ВарсоноФІя), чествуемаго также 29 Февраля, на что 
имѣется легкое указаніе въ Бѣлорусскомъ сборникѣ Рома- 
нова, гдѣ онъ, правда, замѣненъ Іоанномъ Златоустымъ'Ч 
Мнѣ кажется ч что „ИванъХрясцицель" бѣлорусскаго разсказа 
играетъ роль аналогичную не съ Касьяномъ-Ѳеостириктомъ, 
а съ Николаемъ и Василіемъ Великимъ, поэтому едва- ли бѣ- 
лорусскій разсказъ даетъ поводъ предполагать, что про Вар- 
соноФІя-Іоанна разсказывалосьтоже, что про Касьяна и Ѳео- 
стирикта. 

Итакъ, книжно-народная повѣсть вспоминаетъ 29 Февраля 
двухъ святыхъ, одержимыхъ демонами, Ѳеостирикта и Касья- 
на, народный календарь въ втотъ день вспоминаетъ одного 
Касьяна. Думается, что можетъ быть лишь отрицательный 
отвѣтъ на вопросъ академика Веселовскаго—,, случайно или 
нѣтъ упоминаніе Касьяна въ хлудовскомъ варіантѣ чуда (Ни- 
колая) передъ эпизодомъ о Синагрипѣ?" *). 



П. 

Все приведенное выше достаточно ясно обрисовываетъ. 
демоническій образъ Касьяна. Разложивъ ѳтотъ образъ на 
отдѣльныя черты, его составляются, мы получимъ следую- 
щее: Касьянъ родился по сновидѣнію;. онъ въ младенчествѣ 
украденъ демонами; Касьянъ стражъ ада, отпускается отт> 
его воротъ лишь разъ въ четыре года*, онъ бьетъ дьявола 
молотомъ, прекращая это занятіе 29 Февраля, или, наоборотъ, 

2 ) См. рецензію А. Н. Веселовскаго оа книгу Гастера. ПсЬевіегвЬесіи- 
геа, Ж. М. Н. П., 1888, III. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ІГЬ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. ВАСЬЯНЪ. 



7 



дьяводъ бьетъ Касьяна, давая ему отдыхъ разъ въ четыре 
года; у Касьяна очень длияныя вѣки: онъ изъ за нихъ не 
видитъ свѣта никогда, за исключеніемъ 29 Февраля; все, на 
что онъ взглянетъ, погибаетъ; вообще Касьянъ — носитель 
силы губительной, злой; день его праздника— нехорошій день, 
а празднуютъ Касьяну, кромѣ 29 Февраля, еще въ четверги 
троицкой, святой и масляной недѣли. 

Таковы черты, изъ которыхъ слагается образъ Касьяна 
по народнымъ воззрѣніямъ. Думаю, что не будеть безполезно 
привести нѣкоторыя соображенія, на которыя напрашиваются 
невольно нѣкоторыя изъ ѳтихъ чертъ. Быть можетъ, эти со- 
ображенія хоть немного помогутъ будущему изслѣдователю 
преданій о Касьянѣ разобраться во всемъ томъ, что наслои- 
лось на интересный обликъ демона-святого. 

Касьднъ родился т по сновидѣнію а ,въ младенчествѣ укра- 
денъ демонами, которые „не отдаша его отцу, но отнесоша 
въ своя жилища и воспиташа его а . Эти два эпизода— рожде- 
ніе по сновидѣнію и похищеніе ребенка демонами — принад- 
лежать къ числу наиболѣе употребительныхъ въ обиходѣ 
книжно-народныхъ біографій и часто встрѣчаются въ соеди- 
неніи съ другими бродячими мотивами, напримѣръ, съ моти- 
вомъ о нечистомъ рожденіи, съ хотивомъ о неосторожномъ 
обѣщаніи отца отдать дьяволу то, что онъ найдетъ новаго, 
возвратись домой, или, наконецъ, съ мотивомъ о бездѣтныхъ 
родителяхъ, обѣщающихъ черту ребенка, если онъ родится *). 
Олѣдуетъ, впрочемъ, замѣтить, что мы знаемъ о Касьянѣ 
украденном, демонами; этимъ самымъ народное преданіе, какъ 
будто, исключаетъ возможность связать этотъ мотивъ съ мо- 
тивомъ о ребенкѣ, обѣгцанномь родителями черту, отсылая 
насъ къ разсказамъ о чертяхъ, ворующихъ дѣтей. Какъ на 
образецъ такихъ разсказовъ укажу на разсказъ, помѣщенный 
у Чубинскаго *) и озаглавленный „Одмінокъ": баба-повитуха 
вечеромъ, возвращаясь отъ родильницы, увидѣла на дорогѣ 
громадную лягушку и говорить: „бый тя болото, и тобі, якъ 

і) См. относительно этих* бродячихъ мотивовъ у Жданова, Былевой эпосъ, 
стр.282 и слід. и у казан ія С о в ц и і п'а (Сопіев рориіаігез <1е Ьоггаіпе) къ №№: 
XII, XIV, ХІЛУ сиазовъ. Ср. также у Веселовскаго, Разыскании, 114. 

») Труды, I, 193. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



8 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



я бачу, незабавкомъ треба бабы". Ночью чертъ унесъ пови- 
туху къ родидьницѣ-чертовкѣ. Въ новорожденномъ повитуха 
узнаетъ ребенка той женщины, возвращаясь отъ которой она 
встрѣтила лягушку. Повитуха воткнула булавку въ голову 
ребенка, онъ сталъ кричать. Не будучи въ силахъ вынести 
его крика, чертовка велѣла черту отнести дитя бабѣ, а свое 
принести отъ нея. У (Лвяетезк'аго 4 ) есть аналогичное только что 
приведенному разсказу повѣрье, которое говоритъ о мла- 
денцу, подмѣненномъ „ргхег Во^іепке ІиЬ Матопе^исовѣтуетъ, 
вакъ быть въ этомъ случаѣ: подкидыша надо бвть изо всей 
силы, тогда черти, не будучи въ состояніи вынести крика 
своего ребенка, относятъ обратно украденное дитя и заби- 
раютъ свое*). Припомнимъ, наконецъ, что „одмінка" знаютъ 
и кавказскія преданія: дракониды украли младенца Артавадза 
и дэва положили на его мѣсто 3 ). 

Касьянъ бьетъ черта молотомъ и разъ въ четыре года 
даетъ ему отдыхъ, по другому варіанту — черти быотъ моло- 
томъ Касьяна и перестаютъ бить лишь на одинъ день въ 
четыре года. По поводу этихъ двухъ мотпвовъ я позволю 
себѣ прежде всего напомнить легенду „Кузнецъ и чертъ", 
помѣщенную у Аѳанасьева 4 ). Легенда разсказываетъ, что 
кузнецъ на дверяхъ кузницы нарисовалъ черта и всегда по 
утру съ нимъ здоровался: „здорово, землякъ! а . Сынъ кузнеца, 
продолжавшій дѣло отца, не захотѣлъ почитать черта, какъ 
почиталъ его старикъ, а вмѣсто того каждое утро раза три 
билъ черта по лбу самымъ большимъ молотомъ. Чертъ раз- 
сердился и рѣшилъ отомстить непочтительному кузнецу. Прп- 
нявъ видъ рабочаго, чертъ приходить въ кузницу и нани- 
мается служить. Кузнецъ принялъ его; новый рабочій рабо- 
таетъ превосходно. Дальше легенда разсказываетъ о томъ, 
какъ новый рабочій перековалъ старуху въ молодую-, слава 
его гремитъ всюду; кузнецъ завидуетъ, ссорится со своимъ 
работникомъ, и послѣдній уходить. Послѣ ухода черта куз- 

і) 2Ъібг таадотоЗсі 6!о апігороіодіі кгаіоѵё^..., т. IX. 

*) См. объ этомъ въ статьѣ г. С у м ц о в а: „Во^іпкьМаптпу" СѴѴіз1а,і.Ѵ). Ред. 

3 ) В. Ѳ. Миллер ъ. Кавк. предавія о великанахъ, приковапныхъ къгорамъ. 
Ж. М. Н. П. 1883, I, 107. 

*) Аѳанасьевъ. Русскія народныя легенды, № 31. Варіантъ этой легенды у 
Чубинскаго, Труды, I, 154, гдѣ вмѣсто черта Христосъ. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КЪ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. КАСЬЯНѢ. 



9 



нецъ, по его примѣру, попробовалъ „перековать" старика', 
ничего изъ этого не вышло, кузнецъ жестоко поплатился, а 
чертъ, такимъ образомъ, былъ отмщенъ. 

Аналогичную сказку записалъ въ Колывани Г. Н. Пота- 
нинъ. Начало ѳтой сказки, любезно предоставленной въ мое 
распоряженіе, не говорить о предварительныхъ дружескихъ 
отношеніяхъ кузнеца къ черту, а прямо начинаетъ съ того, 
что у одного кузнеца на стѣнѣ висѣлъ образъ черта; входя 
въ кузницу, хозяинъ имѣлъ обыкновеніе всякій разъ ударить 
молотомъ по лбу нарисованнаго на стѣнѣ черта. Чертъ не 
вытерпѣлъ и рѣшился отомстить кузнецу. Разсказъ о мще- 
ніи аналогиченъ съ разсказами Аѳанасьева и Чубинскаго. 
Мнѣ кажется, что слѣдующія припоминанія могутъ намъ нѣ- 
сколько облегчить объясненіе начала сказокъ Аѳанэсьева, 
Чубинскаго и Потанина. Я хочу напомнить о нѣкоторыхъ 
обрядахъ кузнечнаго цеха, о которыхъ больше всего свѣдъ- 
ній находится въ преданіяхъ кавказскихъ. Въ Грузіи суще- 
ствуете обрядъ, по которому кузнецы въ страстной четвергъ 
быотъ молотомъ по наковальнѣ, чтобы пролизанная собакою 
цѣпь, которою прикованъ Амиравъ, вновь срослась 1 ). Если 
бы кузнецы забыли исполнить этотъ обрядъ, то Амиранъ ра- 
зорвалъ бы цѣпь и наказалъ бы всѣхъ кузнецовъ*). Обря- 
довые удары кузнецовъ существуютъ и у армянъ, гдѣ при- 
водятся въ связь съ армянскимъ Прометеемъ- Артавадзомъ. 
Закованный въ цѣпи, не видя божьяго свѣта, Артавадзъ си- 
лится выйти, положить конецъ міру; двѣ собаки безпрестанно 
грызутъ его цѣпи, но отъ звука ударовъ молота кузнецовъ снова 
укрѣпляются оковы Артавадза. Такъ разсказываетъ легенда, 
п, слѣдуя ей, многіе изъ кузнецовъ ударяютъ (молотомъ) о 
наковальню, чтобы укрѣпились, какъ говорить, цѣпи Арта- 
вадза 8 ). Кузнецы персидскихъ армянъ, живущихъ въ ДжульФѣ, 
соблюдаютъ такой обычай: для того, чтобы не порвались 
цѣпи Шидара, которыми онъ прикованъ къ черной горѣ и 
который безпрерывво лижутъ собаки, въ исходѣ года, въ пер- 
вый день мѣсяца навасарда, всѣ ковачи, какой бы работой 

і) Хахановъ. Очерки по ясторія грузинской словесности, вып. I, 27. 
*) іыа, 89. 

«) В. Ѳ. Минеръ, 1, с. 107. 



ОідШгесІ Ьу 



10 ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



ни были заняты, ударяютъ три раза по наковальнѣ. Помимо 
этого, въ субботу вечеромъ, передъ тѣмъ, какъ запирать куз- 
ницу, кузнецъ съ молотомъ подходить къ наковал ьнѣ и со 
всего размаху три раза ударяетъ по ней. Дѣлается это съ 
тою же цѣлью, что и ежегодный торжественный обрядъ, со- 
вершаемый въ исходѣ года '). Такова таинственная связь 
между кавказскими героями, прикованными къ горамъ и об- 
рядовыми ударами кузнецовъ. Я привлекъ ѳти обрядовые 
удары кузнецовъ, какъ возможную параллель къ началу ска- 
зокъ Аѳанасьева, Чубинскаго и Потанина. Разсказы о куэ- 
нецахъ, бившихъ молотомъ по изображеніямъ черта, не есть 
ли разсказы объ обрядовыхъ ударахъ кузнецовъ? Нѣкоторый 
намекъ на обрядность можно видѣть въ томъ, что кузнецъ 
колыванскаго разсказа билъ черта обязательно при входѣ и 
при выходѣ изъ кузницы, а у Чубинскаго указано и число 
ударовъ — три. Правда, наши сказки не знаютъ ничего о чертѣ, 
закованномъ въ цѣпи, которыя надо укрѣылять ударами мо- 
лота, онѣ, быть можетъ, забыли объ этой подробности, увлек- 
шись разсказами о мщеніи черта*, но легенды о закованномъ 
чертѣ съ подробностями, близко соприкасающимися съ дета- 
лями кавказскихъ преданій, существуютъ въ обиходѣ нашей 
демонологіи. Такъ, у Чубинскаго а ) находимъ такой разсказъ: 
черти при началѣ свѣта „сталы ставыть пекло на людей, 
и — отъ началы воны его ставыть и ніякъ не моглы ёго кон- 
чыты. Якъ скажуть на велыкдень „Хрыстосъ воскресе", то 
пекло заразъ и разсыпется. Зробыли воны таке зализо на 
Хрыста, иразъ ишовъ Хрыстосъ дорогою и зайшовъ до пекла. 
Старый чортъ и просыть ёго, щобъ надивъ на себе те зализо. 
Хрыстосъ загадавъ ему попереду вадиты. Чортъ якъ улизъ, 
то Хрыстосъ такъ и заклявъ ёго до страшного суду. Чортъ 
и теперъ грызе те зализо, и якъ уже перегрызав, то тутъ и 
скажуть „Хрыстосъ воскресе", а зализо зновъ зробытся таке, 
якъ и було а . Здѣсь слова „Христосъ воскресе^ имѣютъ та- 



і) ІЫсІ. 109. Ср. скававіе о Дегіадѣ изъ сборника „1001 день" въ ст. г. Кувь- 
мичевскаго „ІПолуднвын Бунлка въ украннсадхъ народныхъ сказавіяхъ". 
Кіевск. Стар. 1887, УШ, 711- -712. 

») Труды, I, 195. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КЪ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. КАСЬЯНѢ. 



11 



кую же магическую силу, какъ удары молотомъ въ кавказ- 
скихъ преданіяхъ. Если наше предположеніе о томъ, что ко- 
лыванская сказка съ ея варіантаии сохранила память объ 
обрядовыхъударахъ кузнецовъ,имѣющихъ цѣлью защитить отъ 
козней дьявола, имѣетъ основаніе, то сказки эти слѣдуетъ при- 
влечь къ объясненію роди Касьяна въмотивахъсъ молотомъ. 
Быть можегь, въ связи съ общимъ демоническииъ обликомъ 
Касьяна, эти мотивы объяснятся памятью объ обрядовыхъ куз- 
нечныхъ ударахъ. Весьма вѣроятно, что на основаеіи лу- 
бенскаго повѣрья, разсказывающаго, что Касьянъ сидитъ 
на стулѣ неподвижно, мы имѣемъ право подозрѣвать суще- 
ствовавіе сюжетовъ о Касьянѣ прикованном. Перестановка 
дѣйствующихъ лицъ, заставляющая Касьяна то Фигуриро- 
вать въ роли молотобойцу то самому ложиться подъ молоть 
дьявола, врядъ ли должна особенно останавливать наше вни- 
маніе; разрисовывая образъ Касьяна чертами, взятыми изъ 
обихода демонологіи, народная память останавливалась, глав- 
нымъ образомъ, на связи между ударами молота и дѣйстві- 
емъ губительной силы, мало обращая вниманія на другія 
подробности, которыя и сдѣлались неустойчивыми. 

Что касается роли молота въ народной демонологіи, то, 
боясь отвлечься слишкомъ далеко въ сторону, я позволю себѣ 
только замѣтить, что удары молотомъ въ качествѣ предохра- 
нительнаго средства отъ дѣйствія злой силы соприкасаются 
съ обширной областью люстраціонныхъ, очистительныхъ об- 
рядовъ, состоящихъ въ ударѣ палками, розгами, вѣтвями и 
т. д. *) и что многочисленность обрядовъ, повѣрій, примѣтъ, 
связанныхъ съ кузнечнымъ дѣломъ, свидѣтельствуюіъ о томъ 
громадномъ значеніи, которое имѣло когда-то это дѣло. Сто- 
ить вспомнить хотя бы въ высшей степени характерный раз- 
сказъ, сохраненный намъ Ренаномъ въ воспоминаніяхъ о ѳго 
родной Бретани. Больного ребенка, разсказываетъ Ренанъ, 
привели къ часовнѣ святого, исцѣлявшаго отъ лихорадки; 

г ) Этяхъ люстраціонныхъ ударовъ довольно подробно касается г. Энманъ 
въ изслѣдованіи „Легенды о римскнхъ царлхъ", говоря о преданіяхъ и обрядахъ, 
связанныхъ съ именем» Маиурія. (Ж. М. Н. П. 1895, У, 35 — 39). Къ области 
этнхъ же люстра ціонныхъ обрядовъ надо отнести молоть въ нѣкоторыхъ загово- 
рахъ, напр., у Хаханова, 1. с, 128, 182. 



ОідШгесІ Ьу 



12 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



туда же явился и вузнецъ со всѣми орудіями своего ремесла. 
Раскаливъ желѣзо, кузнецъ приблизился къ статуѣ святого 
съ требованіемъ исцѣлить больного, грозя въ противномъ 
случаѣ „подковать" непокорнаго святого. Требованіе было 
исполнено, ребенокъ выздоровѣлъ *). 

Заканчивая свои замѣчанія о роли Касьяна въ сюжетахъ 
съ молотомъ, я хотѣлъ бы еще напомнить, что Касьянъ бью- 
щій дьявола, не стоить одиноко въ матеріалѣ народной агіо- 
граФІи. Въ брошюрѣ „X археологическій съѣздъ въ Ригѣ а 
есть вопросъ г. Четыркина: св. Никита изображается на древ- 
нихъ крестахъ и образахъ бьющимъ дьявола или держащимъ 
его на цѣпи, или же готовящимся возложить на дьявола цѣпь. 
Одно изъ такихъ изображеній, о которыхъ говорить г. Че- 
тыркинъ, имѣется въ Москонскомъ Историческомъ музеѣ 2 ). 
Это мѣдная маленькая икона, принадлежащая къ числу такъ, 
называемыхъ змѣевиковъ. На оборотной сторон* иконы изо- 
бражена голова, окруженная змѣями и Ѳедоръ Тиронъ, на 
лицевой— св. Никита, поборающій дьявола. Святой держитъ 
дьявола за чубъ, замахивается палицей; въ рукахъ у дьявола 
находится какое-то переломившееся орудіе 8 ). Будущему из- 
слѣдователю преданій о Касьянѣ, вѣроятно, придется при- 
влечь св. Никиту, поборающаго дьявола, а также свв. Косьму 
и Даміана 4 ), для объясненія мотива о Касьянѣ-молотобойцѣ. 

По словамъ лубенскаго повѣрья, у Касьяна такія длин- 
ный рѣсницы, что достигаютъ до колѣнъ; изъ-за этихъ рѣ- 
сницъ онъ не видитъ божьяго свѣту; только разъ въ четыре 
года, 29 Февраля, въ високосный годъ, по утру онъ подни- 



і) Не пап, Зоитепігв (Репіапсе еі сіе^еипевзе, р. 86. 

а ) По каталогу втор. изд. 1893 г.— зала 7, № 14—15 (стр. 540 катаюга). 

3 ) Быть можетъ, древнія изображенія св. Никиты столтъ ьъ связи съ отре- 
ченнымъ житіѳмъ этого святого; по текст/, напечатанному Тнхонравовымъ (Паи. 
стар, отреченной литературы, II, 112), въ этоиъ житін ииѣетсл такое ыісто: 

простре же блаженный руку свою ятъ дьявола и новерже подъ собою и на- 
ступи на шею его и задави... и снемъ оковы яже блху на ногу его и бьяше 
дьявола оковами и т. д. (асіа „іаЪиІоаа" болландистовъ- аазз, §ері м IV, 12 — 
въ подробностлхъ схожи съ вашнмъ отречевнымъ житіемъ). 

4 ) Любопытно, что Никита въ отреченномъ житіи тоже названъ врачомъ. Въ 
аазз онъ тоже однажды явился „Іапщиат шедісиз сит іегго еі теаЧсагаіпе". 




ЕЪ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. КАСЬЯНѢ. 



маетъ рѣсницы и оглядываетъ міръ; на что онъ тогда гля- 
нетъ, то погибаетъ. Украинской демонологіи знакомъ такой 
образъ: таковъ, прежде всего, Вій, народный разсказъ о ко- 
торомъ далъ сюжетъ для повѣсти Гоголя, а затѣмъ шелуди- 
вый Бунякъ или Буняка. Предавія о Бунякѣ 1 ), войдя въ 
различный соединенія то со сказочными мотивами (наприм., 
моіивъ о разборчивой невѣстѣ), то съ дуалистическими вѣ- 
рованіями о сотвореніи міра, въ большие ствѣ случаевъ ри- 
су ютъ „шолудиваго" Буняка чудовищемъ, глаза котораго 
имѣли такія вѣки (иногда— брови), что двое человѣкъ поды- 
мали ихъ вилами, если онъ хотѣлъ что-нибудь видѣть 
взглядъ его страшенъ, и гибнетъ все, на что онъ взглянетъ, 
даже самъ онъ, увидѣвъ себя въ зеркалѣ, отъ ужаса прова- 
ливается подъ землю •). Этотъ мотивъ о Бунякѣ, прова- 
лившемся подъ землю или вросшемъ въ землю, повторяется 
во всѣхъ почти преданіяхъ о немъ. По мнѣнію г. Кузьми- 
чевскаго, Буняка, проваливающійся сквозь землю, замѣнилъ 
собою сатану, черта другихъ, болѣе полныхъ разсказовъ*, 
очевидно, длинвыя вѣки или рѣсяицы, закрывающія глаза,— 
общее мѣсто народной демонологіи и, какъ такое общее 
мѣсто, прикрѣпились къ Касьяну. 

Св. Касьяну празднуютъ три четверга: на седмицкой, на 
масляной и на святой. Четвертокъ на троицкой недѣлѣ Кась- 
яну, чтобы не перекосилъ. Относительно пріуроченія празд- 
нованія Касьяну къ четвергамъ слѣдуетъ замѣтить, что чет- 
вергъ вообще принадл ежить къ числу дней нехорошихъ, тя- 
жел ыхъ. Въ „Мѣсяцесловѣ" Далева словаря 4 ) ваходамъ та- 
кую отмѣтку: четвертокъ — перечить, а статья Віагкоѵв^аго 5 ) 
сообщаетъ, что „коіо Ріпсяоѵа иіггугаіуе Іші, яе фаЪеІ, пааотапу 
іи Лшіазгет, те каійеп сгтеагіек пв}т%къгц, та тос пай 



і) Ихъ подробно ввслѣдовалъ г. Кузьмичевскій въ иаввавной уже выше 
статьѣ,шшѣщенвой въ УШ н X кв.„Кіевск Старины" за 1887 г.Преданійо Бунякѣ 
касается н г. Ждановъ въ статьѣ о „Квявѣ Романѣ" — Былевой эпосъ, 442— 453. 
*) Кузьмнчевскій, о. с, К. С. 1887. VIII, 692. 

3) Ждановъ, 1. с. 452. 

4 ) Д а л ь. Толковый Словарь, 973—974. 

5 ) Шот таадотобсі, IX, 65. 



ОідШгесІ Ьу 



14 



этнографической обозръніе. 



Ішігті" . Максимовичъ і) сообщаетъ, что „въ каждый чет- 
вергъ въ году не должно, во-первыхъ, трусить сажи на пе- 
чахъ, чтобы она не загорѣлась; во-вторыхъ, не сновать 
пряжи на сновницахъ, ни накидывать новой основы на ткац- 
кій станъ— иначе будетъ сновать черезъ дворъ скажёная со- 
бака". Четверги на исходѣ каждаго мѣсяца тоже замѣчательны: 
это самые благопріятные дни для выливанія переполоху. Что 
касается четверговъ троицкаго и великаго, то эти четверги 
слывутъ въ народѣ днями особенно тяжелыми. Тотъ же Мак- 
симовичъ сообщаетъ, что с на Украйнѣ всѣ четверги, отъ 
чистаго (великаго) и до вознесенскаго, почитаются небла- 
гопріятными днями какъ для выѣзда въ великую дорогу, такъ 
и для начатія какого-нибудь значительная дѣла"). Въ свѣт- 
лый четвергъ выпущенные съ того свѣта мертвецы не боятся 
ни креста, ни молитвы, и если завидятъ живого человѣка, то 
душатъ его до смерти; еще опаснѣе бываютъ „мавки" и ру- 
салки въ троицкій или ^зеленый" четвергъ; чтобы не раз- 
сердить ихъ, женщины и дѣти ничего не работаютъ въ этотъ 
день 8 ). Въ великій четвергъ оканчиваютъ дѣлать тѣ ворота ѵ 
которыя тайкомъ отъ всѣхъ надо мастерить во весь постъ 
по четвергамъ, начиная съ первой недѣли. Въ великій чет- 
вергъ эти ворота ставятъ въ незамѣтномъ мѣстѣ, вечеромъ 
садятся около нихъ и наблюдають. Вѣдьма, идя дорогой, не 
можетъ миновать этихъ воротъ и должна перелѣзть черезъ 
нихъ, тогда ее можно узнать*). Такимъ образомъ, четверги 
вообще, а великій и троицкій особенно, отмѣчевы въ народ - 
номъ календарѣ какъ дни, въ которые нечистая сила осо- 
бенно сильно заявляетъ о своемъ существованіи; тѣмъ ха- 
рактернѣе народное пріуроченіе памяти Касьяна къ этимъ 
днямъ. Рядомъ съ четвергами троицкимъ и великимъ народ- 
ный календарь посвящаетъ Касьяну еще и четвергъ на ма- 
сляной недѣлѣ. Не явились ли эти три четверга, посвящен- 



*) Максимовичъ. Дни и мѣслцы украинскаго селянина, соч. т. 11,502—503. 
*) ІЬісІет. 

3) Чубннскій. Труды, III, 185. 

4 ) ІЬійет, 15. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КЪ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. КАСЬЯНѢ. 



ные Касьяну, наиввымъ дополненіемъ календаря народнаго 
къ календарю церковному, празднующему Касьяну лишь разъ 
въ четыре года? 1 ). 



III. 

Въ началѣ этой замѣтки я раздѣлилъ весь тотъ матеріалъ, 
который мы имѣемъ о Касьянѣ, на двѣ группы: къ одной я 
отнесъ тѣ преданія и повѣрья, въ которыхъ на первомъ мѣ- 
стѣ стоитъ разсказъ о демонической силѣ Касьяна, ко вто- 
рой тѣ преданія, которыя главнымъ .образомъ заняты вопро- 
сомъ, почему Касьяну празднуютъ разъ въ четыре года. (Изъ 
того матеріала, которымъ я пользовался, одинъ только бѣло- 
русскій разсказъ съ его характернымъ заключеніемъ можетъ 
быть помѣщенъ въ той и въ другой группѣ). Думаю, что я 
имѣлъ нѣкоторое право на такое дѣленіе: въ то время какъ 
разсказы второй группы о празднованіи Касьяну разъ въ 
четыре года, хотя и носятъ отпечатокъ русскаго народнаго 
юмора, все же несомнѣнно восходить къ греческому, пока 
неизвѣстному намъ, оригиналу, — разсказы первой группы о 
Касьянѣ демонѣ, молотобойцѣ, Віѣ — не что иное, какъ Іосі 
сотпшпев, народной демонологіи, прикрѣпившіяся къ Кась- 
яну. Вопросъ о томъ, почему эти Іосі соттипез прикрѣпи- 
лись въ личности Касьяна, будетъ однимъ изъ основныхъ 
вопросовъ, съ которыми придется считаться будущему изслѣ- 
дователю преданій о Касьянѣ. Быть можетъ, окажется, что 
народное воображеніе не менѣе, чѣмъ благочестивая мысль 



Въ Корежемсмхъ святцахъ 1621 г. (Собр. Ундольскаго, № 237) читаемъ 
подъ 29 февраля: „подобаётъ вѣдати яжо аще прилучнтся февраля въ КЙ день 
случится служба Касіяиа поётся на павечерни. Ащеж прилучится ію тогда поётся 
служба свята, о якоже и протчимъ. Стіиже отцы повеліша пѣтн службу его на 
Д лѣто помянута" (л. 139). А.Н. Веселовскій отмѣчаетъ подобное же свѣдѣвіе 
о св. Ѳеостириктѣ нзъ пергаи. Еванг. ХІС в.: „отца Феостерикта сего поми- 
иають на Д— е лѣ* (си. указанную выше рецензію на книгу Гастера, Ж. М. 
Н. П., 1888, III). 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



16 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢВІЕ. 



византійскаго книжника, было поражено личностью святого, 
которому празднуютъ разъ въ четыре года, и само, безъ 
вліянія книги и книжнаго преданія, надѣлило Касьяна Демо- 
ническимъ обликомъ, относя къ вліянію ѳтого святого всѣ 
іневзгодьц который обыкновенно связываются съ високоснымъ 
годомъ 1 )- можетъ случиться и другое,— быть можетъ, книжное 
преданіе,пока еще неизвѣстное, нарисуетъ намъ Касьяна таки- 
ми чертами,которыя можно будетъ поставить въ непосредствен- 
ную связь съ Касьяномъ-демономъ народныхъ разсказовъ. 

Мнѣ кажется, что то немногое, что мызнаемъ о Касьянѣ 
изъ упомянутаго уже выше хлудовскаго текста, изданнаго 
г. Лопаревымъ, указываешь намъ, куда должны мы направить 
наши поиски книжныхъ преданій о Касьявѣ. Житіе Касьяна 
надо искать въ томъ отдѣлѣ агіограФІи, который занять раз- 
сказами объ обращеніи ко Христу невѣрныхъ, язычниковъ, 
поганыхъ. Типичными примѣрами для этой группы будутъ 
житія Христофора и Варвара. А. Н. Веселовскій въ статьѣ 
«Хананеи-кинокеФалы и иконограФИческія изображенія св. 
ХристоФора> 8 ) подробно излагаешь сказанія объ этомъ свя- 
томъ, котораго знаетъ и славянскій прологъ, добавляющій, 
что до крещенія имя ХристоФора было Репревъ. Приводимыя 
Веселовскимъ сказанія не скупятся на краски для изображе- 
нія ужасной наружности Христофора. У него глаза съ не- 
обыкновеннымъ блескомъ, страшные зубы. Когда онъ изъ за 
своихъ сгущенныхъ на лицо косматыхъ волосъ взглянулъ 
на дѣвушку, вошедшую въ садъ, ова ушла пятясь а>; дтто 
тгроаажои 5рахоѵто<;. 

При видѣ Христофора чуть не упалъ со страха царь Де- 
кій, къ которому привели святого. Во всѣхъ почти сказані- 
яхъ есть одна подробность: ХристоФоръ, іпіег Гегаз пиіхііиз, 
по выраженію Якова йе Ѵога^іпе, чудеснымъ образомъ полу- 



і) Високосные годы издавна считаются годами всякихъ несчастій. См. ува- 
завія у Калинскаго, 1. с. Въ поэтической формѣ это воззрѣвіе выражено въ 
якутской пѣсні — вмпровнзаціи. Ом. Верхолвскій сборникъ Худякова, 19. Ср. 
также „Эта. Обозр." XXI кв. стр. 188, стат. Дикарева. Въ устав* мвтр. Те- 
ория по списку троицвому, вапеч. у Гоіубввскаго въ „Исторіи русской церкви 1 *, 
т. I, стр. 619, читаемъ: ведостойво високосного дѣта блюсти. 

*) Ж. М. Н. П. часть ССХЫ, отд. 2, 189. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КЪ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. КАСЬЯН*. 



17 



даръ слова или, въ тѣхъ легендахъ, которыя рисуютъ его болѣе 
человѣкоподобными чертами, научается говорить по-гречески 
я Оі5х г^иѵато т§ /(дст^рф ЯіаХЬстір ХаХгТѵ", сообщаетъ одна 
легенда. Мужъ въ лучезарной одеждѣ коснулся устъ Репрева, 
и онъ заговорилъ Что касается Варвара, „иже бѣ раз- 
бойнивъ", какъ отмѣчается онъ въ святцахъ, то его наружный 
видъ житія обрисовываютъ не такими рѣзкими чертами, какъ 
наружность Христофора, но и относительно Варвара, сооб- 
щается, что ѲроС^ (о^тріі дг)ріа>$ѵ]с хаі 86^уо^ ушѵоОѵтод 
айтоо ігро^рірето Выйдя изъ храма, передъ воторымъ на- 
ходился Варваръ, этотъ о той Еатіѵ трофіро;, пришедшій 
сюда первоначально съ цѣлью убиті священника, пресви- 
теръ увидѣлъ разбойника ^аурюѵ брйѵха, ауркотероѵ (Зойѵта, 
5ѵхр#ра те хаі а<уг,|ха то ігХеоѵ фйе-ууоцеѵоѵ рар^арисй; уар 
^*0С" хо - ха * Т( > ^ 1 * х?°' ѵои іХАт^ѵігаѵ аитф ту)< уАс6ттт)<; а . 
Вспомнимъ теперь нашего Касьяна, который стоялъ за ли- 
тургіей ^въ світках демонскихъ". Василій Великій ударилъ 
его въ голову животворящим ь крестомъ, и „вообразись зна- 
мение крестное на челѣ его. И бѣша Касьянъ изъ церкви. 
И узрѣша дѣмони то знаменіе крестное на немъ, и отъ того 
нача огнь попаляти бѣсы; дѣмонп же бѣжаша отъ Касияна 
во свой полкъ, а Касияна не пріимаша; онъ же скитаясь по 
ерадцкимъ улицам* и не умѣяше никоторымь языком* глаголати...* 
И по моленію святого Василія отверзе ему Богг языкъ, и научи 
Василій его грамотѣ и постави его въ четцы ; а потомъ бысть 
просвитеръ и епископомъ поставленъ бысть". Нельзя ли пред- 
положить, что ѳтотъ ѳпизодъ о нашемъ святомъ, не умѣв- 
шемъ „никоторымъ языкомъ глаголати а и только по молитвѣ 
получившемъ даръ слова, также связанъ съ неизвѣстными 
еще намъ подробностями жнтія Касьяна, какъ аналогичные 



*) Любопытную параілель къ тому, что говорится о Касьлнѣ въ началѣ Хл^- 
довской рукописи, представляетъ одпа западная легенда, иридѣлавшая къ яштію 
Христофора своеобразное введеніе; это введеніе сообщаетъ, что Христофоръ 
родился иослѣ дол га го ненлодія родителей; оиъ былъ великанъ, обжора, страшный 
силачъ. Въ поискахъ властителя, сильнѣѳ котораго нѣтъ на свѣтѣ, Христофоръ 
скитается по свѣту, поиадаетъ къ дьяволу н т. д. (Вес е лов ск ій, о. с, 202). 

3) 'Аѵакахіа Чвцооѵкѵцтхцъ охахѵо).оуіа;. . . . то//о; А', ХѴІІІ, слово 
Константина Аврополнта о Варварѣ, стр. 412. 

»ТЯОГГА*1ЧвОКОВ овоагоюв. XXXII. 2 



ОідШгесІ Ьу 



18 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЯРѢНІЕ. 



эпизоды въ житіяхъ ХристоФора и Варвара связаны съ про- 
исхождевіеиъ этихгь ісвятыхъ? Нельзя ли предположить, что 
между житіемъ Касьяна, о которомъ мы такъ немного узна- 
емгь изъі Хлудовснрй рукописи, и житіями Христофора и Вар- 
вара было что-нибудь общее, хотя бы, напримѣръ, нраво- 
учительная идея о томъ,что вѣра можетъ обратить къ Богу 
всякаго человѣка, каково бы ни было его происхождевіе и 
канъ; бы ни была грѣшна и преступна его прошлая жизнь 1 ). 
іРазумѣется, той единственной черты сходства между житіями 
ХристоФора & Варвара съ одной стороны и Касьяна съ дру- 
гой, на которую іщ только что указали, очень мало для того, 
чтобы отнести житіе> Касьяна къ типу житій Варвара и Хри- 
етоФора; придется подождать болѣе подробныхъ свѣдѣній о 
Касьянѣ. Впрочемъ, есть еще одно основаніе думать, что 
между житіемъ Касьяна и Варвара есть какая-то связь, — 
ѳю указаніе восточнаго мѣсяцеслова, который часто кален- 
дарным? совпаденіями указываетъ на связь между житіями 
двухъ святыхъ. Корежемскія святцы, 1621 г. *), подъ 6 мая, 
днем?» памяти св. Варвара, „иже бѣ разбойникъ и , помѣща- 
ютъ и „Касияна епископа", и мѣсяцесловъ при греческомъ 
Апостолѣ XI— XII в. въ Моск. Дух. Акад. подъ 29 Февраля 
отмѣчаетъ Варвара?). ^Касиянъ епископъ", отмѣченный въ 



*) Не лишнимъ будетъ замітить, что житіе Варвара, примыкая съ одной сто- 
роны къ типу жнтій, разсказывающихъ объ обращеніи невѣрныхъ, съ другой сто- 
роны соприкасается съ разсказаии объ евхарнстическомъ чудѣ, каковы, напр., 
преданія ОбЧ Амфидогі (Весеювскій, Разысканія, V, гд. ХУІІ,онъже, Ж. М. 
Н. П>. часть СОЬХІГ, отд. II, 370—382). Касьянъ съ демонами, присутствующіе 
въ церкви во время дцтургіи напоминаютъ тіхъ „темныхъ ангеловъ" легенды объ 
Амфидогѣ, которые „обьмѣтаютъ іерея сѣтми, хотяще прідьстити его" ( Весе- 
ло вскій, Ж. М. Н. П, 1. с, 371). 

*) См. выше, примѣч. на стр. 15. 
'. *) Оергій. Полный місяцесловъ Востока, т. И, 63. Варваръ помѣщенъ подъ 
29 февраля въ отдѣлѣ^ помѣченномъ цифрою IV, т. е. въ ряду тѣхъ святыхъ, 
которые, находясь въ древнйхъ рукописныхъ памятвикахъ восточной церкви, не 
находятся уже въ полныхъ печатныхъ греческихъ и славянскихъ мѣсяцесловахъ. 
Тутъ же помѣщены имена святыхъ безъ всякихъ свѣдѣній о нихъ. Выть можетъ, 
ѳто имена извѣстинхъ святыхъ, перенесенныхъ на тѣ дни съ другихъ дней года, 
но нѣтъ яризнаковъ,-за какихъ святыхъ съ подобнымъ именемъ считать ихъ, ибо 
однонменныхъ святыхъ немало. Сергій, 1. с, II, II. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КЪ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. КАСЬЯНѢ. 



19 



Корежемскихъ святцахъ подъ 6 пая, вызываетъ сомнѣнія у 
составителя иѣсяцеслова; онъ спрашиваетъ, не нужно ли здѣсь 
поставить Сильвана епископа (4 и 5 мая). Впрочемъ, продол- 
жаетъ авторъ мѣсяцеслова, „есть Кассіаны епископы и му- 
ченики въ 4 в. въ Италіи". Позволю себѣ напомнить, что 
Хлудовская рукопись, носящая въ заголовкѣ имя „Касияна 
Римлянина", въ концѣ говорить уже о Касьянѣ „епископѣ а . 
Такое же чередованіе могло быть допущено и въ святцахъ, 
такъ что нѣтъ ничего невѣроятнаго, что корежемскіе святцы 
подъ 6 мая отмѣчаютъ того же Касьяна, что и 29 Февраля. 
Итакъ, мѣсяцесловъ какъ будто указываешь на какую-то 
сиязь между житіями Варвара и Касьяна. Случайны или 
нѣтъ увазанія мѣсяцеслова, можно будетъ рѣшить опять таки 
только тогда, когда мы подробнѣе узнаемъ житіе Касьяна. 

Въ заключеніе настоящей замѣтки позволю себѣ еще одно 
замѣчаніе относительно одиноко стоящего въ нашихъ были- 
нахъ имени Касьяна. Касьянъ Михайловнчъ Фигурируешь въ 
былинѣ я О сорока каликахъ съ каликою а *) въ качествѣ ата- 
мана каличьяго круга; у него податаманье — родной брать 
Михайло Михайловнчъ. Въ другой былинѣ „О сорока кали- 
кахъ съ каликою", записанной въ Шевкурскомъ уѣздѣ*), 
атамань каличьяго круга „Михайлушка Касьяновъ а . Послѣд- 
ияя былина кончается насильственной смертью атамана, ко- 
тораго, благодаря козаямъ Апраксіи, обвиняютъ въ кражѣ 
чаши. Первая былина представляетъ болѣе развитое содер- 
жаніе. Касьянъ, зарытый въ землю, не погибъ: возвращаясь 
изъ Іерусалима, товарищи находятъ его невредимымъ. По 
дорогѣ калики заходятъ снова въ Кіевъ. Касьянъ исцѣляетъ 
княгиню Апраксію, которая, въ наказаніе за свое коварство 
„лежала въ сраму оолгода". 

Молодой Касьянъ сынъ Михайловичь 
А и дунулъ духомъ святымъ своимъ 
На младу княгиню Апраксѣевну 
Не стало у ней того духу, пропасти; 
Огради ль ее святой рукой, 
Прощаетъ ее плоть женскую. 



1) Кнрѣевскій, III, 90 (Кирша Давиловъ). 
») Кнрѣевскій, III, 81. 

2* 



ОідШгесІ Ьу 



20 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



Можно думать, что Кирша Даниловъ, сохранившій въ та- 
комъ стройномъ видѣ содержаніе былины, сохранилъ въ цѣ* 
лости и первоначальное имя героя. Михайлушка Касьявовъ 
первой былины явился какъ плодъ реминисценцій атамана 
Касьяна Михайловича и податаманья Михайл а Михайловича, 
брата Касьяна 1 ). 

Собираясь въ путь „во ту ли пустыню во Данилову" или 
„ко святому граду Іерусалиму% калики „кладутъ заповѣдь ве- 
ликую". 

Еще кто изъ насъ изъ сорока каликъ, 

Котора калика заворуется, 

Котора калика заплутуется, 

Котора обзарится на бабицу, — 

Отвести того, дородна добра молодца, 

Отвести далеко во чисто поле: 

Копать ему ямище глубокое, 

Зарывать его во сыру землю, 

Во сыру землю по бѣлымъ грудямъ. 

Чнстъ-рѣчистъ языкъ вынять теменемъ, 

Очи ясныя — косицами, 

Ретиво сердце промежду плечей 

Казнена дородна добра молодца 

Во чистомъ иолѣ оставитн. 

Очевидно, прошлое этихъ удалыхъ молодцовъ было та- 
ково, что нужна была ызвѣстная сдержка, „заповѣдь великая"» 
Вообще, они мало похожи на смиренныхъ богомольцевъ. 
Когда они, напримѣръ, „скричали зычнымъ голосомъ": 

Дрогнетъ матушка сыра земля, 
Съ дерсвъ вершины попадали, 
Подъ кнлземъ конь окарачился, 
А богатыри съ коней попадали. 

При такомъ описаніи каликъ вспоминаешь не смиренныхъ 
паломниковъ-богомольцевъ, а скорѣе буйнаго Ваську Бусла- 



і) Въ былннѣ „Соровъ каликъ съ каликою 14 , напечатанной въ „Русскихъ бы- 
линахъ старой и новой записи", изд. подъ редакд. Н. С. Тихонравова и В. Ѳ. 
Миллера (№ 66, ІІ)[главнымъ дѣйсівующвмъ лицом ъ является „Михайло снеъ Ми- 
хайлович^, но въ яислѣ каликъ есть одинъ вазывающійся „Касьянъ сынъ Ива- 
новичъ". 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КЪ ПОВѢРЬЯМЪ О СВ. КАСЬЯНѢ. 



21 



ева съ его ватагой. Онъ, вѣдь, тоже ходилъ въ Іерусалимъ, 
рѣшивъ, что 

Съ молоду бито много, граблено, 
Подъ старость надо душа спасти 1 ). 

Если наше предположеніе о томъ, что житіе Касьяна при- 
надлежите къ тому же типу, что и житіе Варвара, весь 
смыслъ котораго лежитъ въ противоположности веливихъ 
прегрѣшеній Варвара - разбойника и его необыкновенныхъ 
покаянныхъ подвиговъ *), если предположеніе это имѣетъ 
за себя нѣкоторыя основанія, то появленіе имени Еасьяна 
въ былинѣ „О сорока каликахъ съ каликою", нельзя, пожа- 
луй, счесть случайнымъ: оно легко могло зайти въ былину 
изъ житія, когда понадобилось окрестить атамана каличьяго 
круга, идущаго замаливать грѣхи буйной молодости. Такому 
заимствованію было тѣмъ удобнѣе совершиться, что былина 
„О сорока каликахъ съ каликою" стоить какъ бы на межѣ, 
отдѣляющей собственно былины отъ духовныхъ стиховъ. 
Нельзя ли видѣть нѣкоторый намекъ на такое происхожденіе 
имени Касьяна въ былинѣ въ тѣхъ словахъ ея, который го- 
ворить: 

А и дунулъ духомъ ееятымъ своимъ 
Оградилъ ее святой рукой. 

Отчего это духъ, дуновеніе Касьяна стало святымъ? Вѣдь, 
онъ даже не былъ со своими товарищами въ Іерусалпмѣ. 
При условіи вліянія житія на былину, прямо или посредствомъ 
духовнаго стиха, эти слова объясняются легко. 

Н. Мендельсонъ. 



!) Кирша Даниловъ, № XVIII, стр. 169. 

*) Это видно, напр., изъ эапавія житід Варвара, напечатанная г. Лопаре- 
вымъ по ркп. Торжественнику XVI в. (Описаніе рукописей Императорскаго 
Общества любителей древней письменности, ч. I, № СЬХХХѴ, 344 — 346): 
«Слово о Варварѣ равбойняцѣ, како приводе его Богъ на покаянье 6 . 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



Этнографическіе матеріалы, собранные въ Купянскомъ у. 

Харьковской губ. 



і. 

Примѣты и повѣрья, относя щіяся къ беременности и къ рожденію 

дѣтей. 

Въ крестьянской семьѣ женщина и въ періодѣ беремен- 
ности не освобождается отъ обычныхъ работъ. Она носитъ 
воду и дрова, топить печи, доитъ коровъ, моетъ бѣлье, 
работаетъ въ огородѣ и въ полѣ. Молодая жевщина, готовя- 
щаяся быть матерью, исполняетъ и въ этомъ положеніи всѣ 
обыденныя женскія работы; гигіеническія же требованія су- 
ществуютъ для вея только въ ввдѣ соблюдевія установлен- 
ныхъ обрядовъ и обязательнаго знанія относящихся сюда по- 
вѣрій и примѣтъ. 

Не входя въ обсужденіе ьопроса о раціональности тѣхъ 
и другихъ, приведемъ изъ нвхъ ваиболѣе распространенвыя 
и общеизвѣстныя. 

Молодая женщина, несущая въ ведрахъ воду, не должна 
давать пить одновременно изъ обоихъ ведеръ, въ противномъ 
случаѣ она родитъ двойпи. 

Для легкихъ родовъ беременная женщина должна спать 
на овечьей шубѣ, а въ послѣднемъ періодѣ беременности со- 
вѣтуютъ имѣть при себѣ образокъ великомученицы Варвары. 

Нѣкоторыя дѣйствія и поступки беременной женщины 
вліяютъ, по мнѣнію народа, извѣстнымъ образомъ на физи- 
ческія и нравственныя качества будущаго человѣческаго 
существа, а потому относящаяся сюда примѣты должны быть 
извѣствы молодой замужней женщинѣ. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТВРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ НУПЯНСНОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 23 



При какой работѣ почувствуетъ она въ первый разъ тре- 
петавіе ребенка, въ такомъ родѣ занятій будетъ ему удача 
въ жизни. Напримѣръ, если это случится во время дачи корма 
скоту, то предвѣщается счастье въ скотоводствѣ- если — на 
рѣкѣ, то будетъ счастливый рыболовъ, морякъ, тарговецъ 
рыбою. 

Зачатый подъ праздникъ будетъ уродъ. 

Зачатый „пидъ краску а , во время мѣсячныхъ очищевій, 
будетъ красивъ. 

Если беременная женщина что-нибудь уворуеть, то на 
тѣлѣ младенца будетъ темное „родимое" пятно, Формою укра- 
денной вещи. 

Также, если, испугавшись пожара, схватится за лицо ру- 
кою, на лицѣ ребенка будетъ родимое пятно. 

Перейдетъ ли дорогу, когда несуть покойника, на тѣлѣ 
ребенка неизбѣжно будутъ родимыя пятна, потому что кровь 
у него запечется. 

Беременная не должна на себѣ ничего зашивать или при- 
шивать въ надѣтому платью, иначе у ребенка будетъ какой- 
либо изъ членовъ тѣла его пришить. 

— Не должна толкать ногою кошекъ, собакъ, свиней, 
иначе у ребенка будутъ на тѣлѣ нарывы (г. Купянскъ), или 
спина болѣть (сл. Ново-Екатеринославль). 

— Не должна переступать черезъ веревку, иначе ребе- 
нокъ родится перевитый пуповиной. 

— Не должна переступать черезъ коромысло, а то у ре- 
бенка да и у нея самой будутъ на ногахъ нарывы. Чтобы 
избавиться отъ такихъ нарывовъ, слѣдуетъ приложил къ 
нимъ глею (глины), замѣшаннаго на той водѣ, въ которой 
было вымыто бѣлье съ слѣдами перваго мѣсячнаго очищенія 
дѣвушки. Въ нѣкоторыхъ семействахъ матери нарочито хра- 
нятъ вту воду для сказаннаго употребленія. 

— Не должно носить щепокъ въ передникѣ, потому что 
между щепками можетъ попасться клинъ, а въ такомъ слу- 
чаѣ у ребенка будетъ „гила". 

— Не слѣдуетъ бросать дровъ подъ печку, а то сонная 
бросить ребенка. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



24 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



— Не слѣдуегь беременной ^трусить" сажи и лазить въ 
печь, иначе ребенокъ будетъ страдать ^удушіемъ". 

— Проходя мимо падали, не схЬдуетъ закрывать носа, 
чтобы у ребенка не было дурнаго запаха изо рта. 

Не должна выплескивать черезъ порогъ воды, а то ребе- 
нокъ будетъ страдать рвотой. 

— Не должна пить воды прямо изъ ведра, иначе ребе- 
нокъ будетъ страдать изжогой. 

— Не должна по пятницамъ разчесывать у себя на го- 
ловѣ волосъ, чтобы не страдать сильно при родахъ. 

— Не должна по средамъ мыть головы, чтобы не приба- 
вилось вшей. 

Слѣды взгляда на беременную женщину, какъ на нечи- 
стое существо, обнаруживаются въ слѣдующихъ повѣрьяхъ: 

Если беременная женщина перейдетъ кому дорогу, на того 
нападутъ чирьи. Это случится неизбѣжно, если беременная 
будетъ не честная жена, а дѣвка. 

Если беременная женщина переступить черезъ хомутъ или 
черезъ сѣдло, то будетъ очень тяжело лошади. 

Отправляясь къ роженицѣ, беременная женщина должна 
взять за пазуху проса и кусокъ желѣза, чтобы не повре- 
дить ей. 

При чисткѣ колодезя беременная не должна присутство- 
вать, чтобы не испортилась вода въ немъ. 

Беременная женщина не можетъ быть воспріемницей (кре- 
стить). 

Почувствовавъ приближеніе родовъ, роженица посылаетъ 
за бабкою. Посланный къ бабкѣ не беретъ съ собою ничего, 
а равно и бабка является безъ хлѣба; но иныя изъ бабокъ 
приносятъ или проса, которымъ посыпаютъ порогъ, или же- 
лѣзную пластинку, которую кладутъ на порогѣ подъ дверь, 
для предохраненія родильницы отъ „дурного глаза а , или же 
„іорданскій колъ а , который кладется подъ порогомъ съ тою 
же цѣлью. 

• Войдя въ хату къ больной, бабка, зажигаетъ страстную 
свѣчу и лампаду передъ иконами, потомъ начинаетъ молиться 
Богу, читая большею частью слѣдующія молитвы: Во имя 
Отца, Отче нашъ, Вѣрую и Да воскреснетъ Богъ; если же 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 25 



этой последней молитвы не внаетъ, то чнтаетъ (въ сл. Дву- 
рѣчной): „Воскресный Богъ, воскресна молитва. Самъ ты, 
Господи, воскресился, воскреси и намъ младенца!". Всѣ эти 
молитвы читаются девять разъ. 

Притрудныхъ родахъ бабка отыскиваетъ счастливое мѣсто, 
водя для этого больную по разнымъ мѣстамъ въ хатѣ, въ 
сѣняхъ, въ хижвѣ и даже (въ сл. Ново-Яиколаевкѣ) въ сараѣ, 
гумнѣ; а для ускоренія и облегченія родовъ прибѣгаетъ къ 
слѣдующимъ средствамъ: вынимаетъ изъ ушей больной серьги, 
снимаетъ съ пальцевъ кольца, развязываетъ вездѣ узлы, 
отпираетъ въ сундувахъ замки и растворяетъ всѣ двери. 
Снимаетъ икону, благословенную, обиываетъ ее водою и даетъ 
этой воды пить больной. 

Сдвигаетъ съ мѣста столь и лавки. Отодвинувъ на сере- 
дину хаты столъ, обводить больную вокругь него три раза 
и заставляетъ ее брать и ѣсть каждый разъ по грудочкѣ соли 
изъ насыпанныхъ по четыремъ углаиъ стола кучекъ. 

Переводить больную черезъ положенный на землѣ пустой 
мѣшовъ или же поясъ; заставляетъ переступать (въ сл. Ново- 
Глуховѣ) черезъ нижнее бѣлье мужа, а иногда даже и черезъ 
самого мужа, который для этого ложится на землю спиною 
вверхъ. 

Заставляетъ больную повторять за собою слѣдующія 
слова (въ сл. Кабаньей): „ Прости меня, бѣлый свѣтъ! Прости 
меня, матушка сырая земля! Я по тебѣ ходила, много грѣховъ 
творила: одну душу прости, а другую на свѣтъ пусти!". 

При недѣйствительности ѳтихъ средствъ, обращаются въ 
священнику, просятъ его прочесть „разрѣшительныя" молитвы, 
а главное — растворить въ церкви царскія врата. 

Полагаютъ, что когда много народа знаетъ о родахъ, — 
роды бываютъ всегда трудны. 

Принявъ ребенка, повивальная бабка крестить его и три 
раза читаетъ молитву: Во имя Отца..., и если новорожден- 
ный не плачетъ, то хлопаетъ его слегка рукою, чтобы за- 
плакалъ. Если новорожденный задыхается, она гукаетъ, т. е. 
кричитъ ему на ухо имя отца — мальчику, а дѣвочкѣ — имя 
матери. Если родившійся показываетъ слабые признаки жизни, 
то бабка произносить имена извѣстныхъ ей святыхъ; при 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



26 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



произнесеніи какого имени крикнетъ ребенокъ, имя того свя- 
того и даютъ ему, о чемъ бабка и заявляетъ священнику, 
когда приходить къ нему за молитвою. 

По положенію и виду ребенка, при появленіи егонасвѣтъ 
и по времени рожденія, бабка преду гадываетъ судьбу его. 

Если ребенокъ родится лицомъ внизъ, то скоро у мреть. 

Если ребенокъ родится съ длинными волосами на головѣ, — 
скоро умретъ; 

— съ длинными волосами на рукахъ или на ногахъ, — будетъ 
счастливь; 

— въ сорочкѣ — будетъ счастливь; 

— перевитой пуповиной — будетъ солдатомъ; 

— дочь, похожая на отца, илисынъ, похожій на мать, — 
счастливы. 

Родившійся съ зубами будетъ знахарь, плутъ и все гла- 
зитъ. 

Якъ постоянно плаче дытына, то воно буде спивлыве и 
здорове на грудь. 

— Якъ все плаче дытына и важка якъ возьмышь іи на 
рукы, то воно довго ны жытыме, а умре— й году ны пыры- 
жыве. 

— Якъ мовчкы все лыжаты ме,- буде ныздорове на сылу, 
сырдыте и скупе. 

— Якъ буде дывыця и повыртатыме голову на бокы, — 
буде знатныкъ. 

— Якъ родыця дытына у ночи пидь вылыви праздныкы: 
Риздво, Хрыщеніе, то зъ его ны буде добра: буде калика 
або малоумне (хуторъ Маліевъ). 

Родившійся подъ воскресенье будетъ сладострастень, по- 
хотливъ. 

Родившійся подъ понедѣльникъ будетъ вѣдунъ, но для 
втого слѣдуетъ ему постить по понедѣльникамъ. 

Родившійся подъ четвергъ будетъ богатъ. 

Родившемуся мальчику слѣдуетъ тотчасъ же дать въ ручку 
ножъ или кинжалъ, чтобы изъ него вышелъ храбрый воинъ. 

При родахъ не слѣдуетъ браться за привѣшенный руш- 
никъ (полотенце), чтобы не приготовить ребенку внсѣлицы. 

Прежде чѣмъ кормить ребенка грудью, слѣдуетъ дать ему 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТВРІАЛЫ СОВРАНВЫВ ВЪ КУИЯНСКОМТ* У. ХАРКОВ. г. 27 



соку изъ пдодовъ иди краснаго вина, но не воды и не мо- 
лока, иначе будетъ пьяница. 

Родильница ни за что не покормить грудью своего ре- 
бенка до крещенія его. Если же необходимость указываетъ 
покормить новорожденна™, то приглашается для этого по- 
сторонняя женщина, которая, не опасаясь никакихъ дурныхъ 
для себя послѣдствій, можетъ дать ему грудь; для матери 
же вормленіе грудью некрещеннаго ребенка весьма опасно. 

Сюда же можно отнести повѣрье: если мать, отнявши ре- 
бенка отъ груди, снова начнетъ кормить его грудью, то изъ 
втого ребенка выйдетъ современемъ большой воръ. 

При рожденіи ребенка ангелъ беретъ каплю крови матери 
и несетъ на небо; если во время полета онъ упустить ее, 
то, гдѣ эта капля крови у па деть, тамь приключится ново- 
рожденному смерть: уронить каплю въ лѣсъ, новорожденный 
повѣсится, въ рѣку, въ воду— утонеть, вь поле на чистую 
землю— умреть въ дорогѣ. 

Пуповину отрубаютъ у мальчика топоромъ на полѣнѣ, 
чтобы былъ искусный мастеровой, а у дѣвочки — на гребнѣ, 
чтобы была хорошей пряхой, и завязываютъ прядевомъ. 
Впрочемъ въ настоящее время у многвхъ крестьянъ отсту- 
паютъ уже отъ этого обычая, а просто перерѣзываютъ пу- 
повину ножницами и перевязываютъ красной ниткой. 

Прибравъ породилю (родильницу), бабка кладетъ ей подъ 
головную подушку желѣзный ножъ, съ которымъ больная, въ 
случаѣ необходимости, и выходить изъ хаты; при томъ до 
девяти дней она можетъ выходить только днемъ, послѣ во- 
схода солнца, а послѣ захожденія солнца она ни въ какомъ 
случаѣ не должна выходить изъ хаты. Постель, солома, на 
которой лежала больная, выбрасывается въ свинягникъ. Мѣ- 
сто, послѣдъ, вымывается, заворачивается въ чистую бѣлую 
тряпочку съ житомъ, и закапывается тамъ, гдѣ были роды, 
въ хатѣ— подъ подомъ, служашимъ вмѣсто кровати, въ клунѣ — 
въ землю. Мѣсто зарывается пуповиною вверхъ*, если же по- 
ложить и зарыть его пуповиною внизъ или въ сороковой 
день отрыть его и переворотить, то родильница не будетъ 
уже послѣ этого больше рожать дѣтей. 

Нѣкоторыя изъ бабокъ, при закапываніи мѣста, шепчутъ 



ОідШгесІ Ьу 



28 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



заговоръ, обращаясь въ вемъ съ просьбою къ уразу (маткѣ), 
чтобы онъ сталъ снова тамъ, гдѣ онъ былъ во время вѣн- 
чанія. 

Ребенка купаютъ въ теплой водѣ, въ которую кладется 
троицкая трава, преимущественно бывшая въ церкви подъ 
колѣнлми священника. Купель потомъ выливается днемъ въ 
углѣ двора, гдѣ сходятся плетни. По захожденіи солнца не 
слѣдуетъ выливать воды, въ которой купали ребенка, чтобы 
не повредить здоровью его. 

„Хто купа у ночвахъ дытыну, то ныхай прыглядаеця до 
него: явъ буде воно ковтаты воду, яка нехотя хлюпнеця на 
губы, то буде пьяныця, а якъ-же ны ковтатыие тіи воды, 
то буде ны пьяныця, а робоче и пьяныхъ людей иынавыди- 
тыме а (сл. Ново-Николаевка). 

Скупавъ и спеленавъ ребенка, бабка беретъ его заносъ, 
причмокиваетъ и говорить: будь здоровъ! затѣмъ, заворотивъ 
въ кожухъ, кладетъ его на лежаокѣ на виду матери, чтобы 
лукавый не могъ подмѣнить некрещенаго еще ребенка. 

Если ребенокъ родится ночью, то до утра долженъ го- 
рѣть тамъ огонь, чтобы въ темнотѣ не подмѣнили ребенка. 

Изъ того дома, гдѣ есть новорожденный, ни за что ничего 
не дадутъ: ни денегъ, ни хлѣба, ни вещи; нѣкоторые изъ 
купцовъ даже не продаютъ изъ лавовъ въ тотъ день. 

До 40 дней въ вомнатѣ, гдѣ лежитъ новорожденный, должно 
закрывать окна, потому что ночью лукавый старается загля- 
дывать туда, чтобы наслать на ребенка „крикливци". 

До 40 дней не выносятъ изъ хаты пеленокъ, потому что 
лукавый крадетъ съ пеленокъ кровь-, въ теченіе этого вре- 
мени пеленки моютъ въ хатѣ, а не на рѣкѣ', но и послѣ 40 
дней, при мытьѣ ихъ на рѣкѣ не бьютъ о доску, иначе ре- 
бенокъ будетъ болѣть животомъ, вѣтрами. 

До шести недѣль не слѣдуетъ прижимать лицо ребенка 
къ своему лицу, иначе онъ будетъ часто и сильно плакать 
(сл. Ново-Николаевка). 

ІІодъ кровать родильницы ставятъ на 40 дней новый, опро- 
кинутый дномъ вверхъ горшокъ (сл. Двурѣчная). Туда же 
ставятъ иногда и кувшинъ съ водою, чтобы у родильницы 
не было молочной лихорадки (тамъ-же). 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫК ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ, г. 29 



Молоды я женщины, сосѣдви и знакомый, узнавъ о благо- 
получныхъ родахъ, являются съ поздравлевіями въ родившей 
и приносятъ ей при ѳтомъ что-нибудь изъ съѣстного. Войдя 
въ комнату, говорить, обращаясь къ родильницѣ: „поздрав- 
ляю васъ съ сывомъ (дочерью) и съ животомъ. Сяду жъ и 
я на горячемъ кисти 44 . Садится у ногъ больной, и подавал ей 
вусокъ хлѣба, продолжаетъ: „нажъ тебѣ кусочекъ та завлн- 
дай куточекъ!". 

Продѣлываютъ все это молод ыя жевщины для того, что- 
бы родить самимъ и чтобы и у нихъ роды прошли благопо- 
лучно. 

Бабка идетъ къ священнику за молитвой, а потомъ гото- 
вятся къ врестивамъ. Обыкновенно стараются крестить ново- 
рождевваго ребенка въ день его рожденія, чтобы овъ меньше 
времени находился подъ вліяніемъ нечистой силы. Идетъ при- 
глашать воспріемниковъ, кума и куму, обыкновенно отецъ 
съ хлѣбомъ; кумъ и кума приходить тоже съ хлѣбомъ, при- 
чемъ кумъ долженъ иринести непремѣнно цѣлый хлѣбъ, кума 
же можетъ ограничиться и кускомъ, который она и подаетъ 
бабкѣ. 

Бабка, заворотивъ ребенка въ рубашку отца его, хла- 
деть головою къ покути на положенную на землѣ, шерстью 
вверхъ, шубу, ь кума беретъ его уже съ шубы. При втомъ 
бабка говорить: „нате вамъ не хрищене, не молитвене, а 
иени принеситъ и хрищене и молитвене! 44 . Затѣмъ даетъ 
кумѣ за пазуху вусокъ хлѣба съ солью и, сверхъ того, зя- 
вязываетъ въ узелокъ уголь и печинку (вусочевъ глины отъ 
печи), отдаетъ и ѳтотъ узелокъ также кумѣ съ приказаніемъ 
ей бросить его черезъ правое плечо на средоврестной до- 
рогѣ, не осматриваясь вазадъ, а только сказать: „Господи 
Іисусе Христе, помилуй насъ! 44 Въ слободѣ Олыпаной завя- 
зываютъ въ узелокъ, вмѣсто угля и печинви, ладанъ, чтобы 
чортъ не смѣлъ дорогой приближаться къ ребенку. 

Возвратившись отъ священника и войдя въ хату, кума 
владеть на лежащую на землѣ шубу окрещеннаго ребенка, 
и затѣмъ кумъ и кума, взявшись за шубу, кумъ отъ ножекъ, 
а кума отъ головы, поднимаютъ на шубѣ съ земли ребенка, 
подаютъ его бабкѣ, поздравляють ее со внукомъ (или внуч- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



30 ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



кою) и говорить : „мы взяли отъ васъ не хрищене, не мо- 
литвене, а принесли вамъ и хрищене и молитвене". Бабкь 
передаетъ ребенка матери, отдаетъ ей также и кусокъ хлѣба, 
бывшій при крещеніи у кумы за пазухой; поздравляетъ мать 
и отца съ сыномъ, а потомъ, взявъ ребенка отъ матери, спо- 
ішваетъ его и кладетъ его въ колыску, куда передъ тѣмъ 
клала кота, и въ заключеніе говорить: „на кота дримота, а 
на дитя ростота! и . Въ слободѣ Ново-Глуховѣ принято класть 
прежде ребенка на шубу какую-нибудь монету, чтобы ново- 
рожденный былъ богатъ. 

Отецъ угощаетъ кумовьевъ, а бабка идетъ приглашать 
родственниковъ на крестины. 

Собравшіеся гости садятся за столъ; отецъ новорожден- 
ная подчуетъ всѣхъ водкой, потомъ обѣдаютъ. За обѣдомъ 
кума набираетъ каждаго кушанья по три ложки, подаеть ро- 
дильницѣ и говорить: „на, кума, кусочекъ, та закладай ку- 
точекъ, де бувь сыночекь!"- Въ заключеніе обѣда бабка по- 
даеть вареныя яблоки, груши и варенуху (взваръ грушъ съ 
медомъ) и при втомъ говорить: „хозяинъ просилъ васъ на 
хлибъ та на силь, а я' прошу на опенечки: та беритъ за 
хвостыки, шобъ родылысь хлопчики! а . Гости пьютъ варе- 
нуху, и каждый кладетъ за это угощеніе нѣсколько копѣекъ 
бабкѣ. 

Злшки(злшщины).— На третій день послѣ крещенія ребенка, 
рано утромъ, до „схидъ сонця", бабка приносить изъ колодца 
„н«аочатои а воды. Неся отъ колодца воду, не должна огляды- 
ваться, чтобы съ ребенкомъ не случилось чего-нибудь дурного. 
Въ принесенную воду добавляютъ немного освященной „юр- 
панской" воды. Вливая освященную воду, бабка говорить: 
т свята вода ордана, отъ Бога создана! наполняешь ты, Го- 
споди, родники и рѣки, наполни же и рабѣ (имя родильницы) 
груди! в . При этомъ всыпаетъ въ воду конопляное сѣмя и 
хмѣль. Затѣмъ родильница становится правой босой ногой 
на совиру (топоръ), положенную на вѣникь изъ нехворощи 
(въ сл. Ново-Николаеввѣ становится, вмѣсто топора, на ва- 
сильки), а бабка льетъ ей на руки воду. Сперва льетъ три 
раза на правую руку, а родильница подхватываетъ лѣвою 
рукою воду, сбѣгающую съ праваго локтя, и пьетъ ее, по- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЕ ВЪ ХУПЯНСВОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 31 



падающееся при этомъ сѣмя жуетъ; потомъ такимъ же обра- 
зомъ бабка три раза дьетъ воду родильницѣ на лѣвую руку, 
а та подхватываете правою рукою сбѣгающую съ лѣваго 
локтя воду и снова пьетъ. Далѣе родильница сливаетъ бабвѣ 
на руки, послѣдняя моетъ свои руки и дѣлаетъ мокрыми ру- 
ками знакъ креста на лицѣ, груди и спинѣ родильницы; на- 
конецъ бабка беретъ сокиру и отрубливаетъ концы вѣника 
и кладеть ихъ въ кувшинъ съ водою для купанія ребенка; 
самый же вѣнивъ сберегается и чрезъ него лѣтомъ брызга- 
ютъ воду на капусту, чтобы на ней не было блошаку . 

Когда родильница сливаетъ воду на руки бабкѣ, то бабка 
говорить (въ сл. Ново-Николаевкѣ) слѣдующія слова: „очи- 
щаешь ты, мои руки, очисти, Господи, твою душичку и на 
симъ свити и на тимъ! Прибавляется у колодизи вода: при- 
бавься у хрищенои, молитвенои рабы (имя) у грудяхъ мла- 
денця кормыты! 44 . 

Потомъ родильница и бабка молятся Богу и просятъ одна 
У другой прощенія, повторяя три раза: „Простить меня, ба- 
бусю! можетъ я вамъ что горькое сказала?". — Я тебя про- 
щаю и Богъ тебя простить и на тимъ свити и на симъ свити; 
не суды и ты мене, якъ я тутъ съ тобою обходилась. 

Сливаніе на руки дѣлается съ цѣлью очищенія родильни- 
цы отъ грѣховъ и, вмѣстѣ съ тѣмъ, чтобы у нея прибавилось и 
всегда было достаточно для вормленія ребенка молока. Раз- 
мываютъ руки не только родильницѣ и бабкѣ, но и всѣмъ 
орисутствовавшимъ при родахъ женщинамъ. 

Родильница послѣ „размывки" рукъ подаетъ бабкѣ хлѣбъ, 
съ грудочкою соли сверху, и кусокъ, аршина 2 — 3 полотна*, 
иногда сверхъ этого дарятъ бабкѣ платокъ и кусокъ мыла. 

Послѣ этого родильница беретъ свое дитя, и тотчасъ на- 
чинается обхожденіе вокругъ стола, на которомъ обыкно- 
венно все бываетъ приготовлено еще до размыванья. Впереди 
идетъ бабка и ведетъ за собою родильницу, которая держится 
за конецъ находящагося въ рукѣ у бабки полотна, а за ро- 
дильницей слѣдуютъ другія пришедшія на „злывки а женщины. 
Онѣ сирашиваютъ бабку: „бабусю, куда вы идете?* — У рай. 

— „Боже, вамъпомогай! просить и насъсъ собою!**— Идитъ 
и вы зъ нами. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



32 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІБ. 



Когда въ тавомъ порядкѣ обойдутъ кругомъ стола три 
раза, тогда всѣ садятся за стоіъ, и начинается угощеніе. 
Родильница отсылаетъ первую чарку водки бабусѣ, а за ней 
пьетъ и сама: сидитъ же она за столоиъ на той шубѣ, что 
разстилали подъ дитя, когда несли его крестить. Садясь за 
столь, всѣ говорить: „царство небесное нашимъ родителямъ! а . 
На крестинахъ и на злывщинахъ всегда ооиинають умершихь 
потому, что не всякій крестьянинъ вь состоявіи сдѣлать обѣдь 
за усопшихъ. а крестины и злывки устраиваетъ каждый, какъ 
бы ни были скудны средства его. 

По окончаніи угощенія, собравшіяся на зливви женщины, 
посадивъ повивальную бабку на санки, а иногда даже въ 
ночвы (корыто), везутъ ее въ шинокь пропивать „пупойъ*, т. е. 
выпить на счетъ бабки. 

Ни на крестинахъ, ни на зливвахъ никакихь обрядовыхъ 
пѣсенъ не поютъ, да такихь пѣсенъ здѣсь и не знаютъ- а 
вотъ только теперь, везя бабку въ шиновъ, поютъ разныя 
пѣсни, чаще другихъ слѣ дующую „пѣсню голоты а . 

Наступа туча, наступа хмара, 

Дощикъ наврана, дощикъ накрала. 

Собирается наша годота 

Въ бесѣду гулять, въ бесѣду гулять. 

Ой берутъ кварту, другую съ жарту — 

На до щи сидять, на до щи сндять. 

Ой де не взявся напіъ панъ отаманъ— 

Стало ему жаль, стадо ему жаль: 

Ой искидае нашъ панъ отаманъ 

Изъ себе кафтанъ, изъ себе вафтанъ; 

Своій голоти, своій несчастной 

Тай шатеръ напьявъ, тай гаатеръ напьлвъ. 

ТІылы горилку, пылы вишнивку — 

Щс будемо ныть, ще будемо ныть ! 

А хто зъ насъ, братци, буде сміяться, 

Того будемъ бить, того будемъ бить! 

Де не взявсь богачъ, де не взявсь дукачъ — 

Насмігхастся, насмихается: 

Ой за що-жъ цяя несчастная голь 

Напивается, напивается? 

Ой та закричавъ нашъ панъ отаманъ 

Тай на свою голь, тай на свою голь: 

„Ой биригь дуку за чубъ, за руку 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТВРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 33 



Тай выведитъ вонъ, тай тшведитъ вонъ!> 
Одинъ за руку, другій за чуба, 
Третій зъ дуду бье, третій зъ дулу бье: 
„Не ходы, богачъ, не ходы, дукачъ, 
Де голота пье, де голота пье! в і). 

Поютъ также слѣдующую пѣсню: 

Ой у поди нивка, Дивчина воду брала. 

Тамъ дивчина, жито, жито жала, Одинъ каже: дивчин , 

Сама чернобривка. Другій каже: рыбчнно, 

Ишовъ козакъ дорогою, Третій каже, каже: серце мое, 

Сказавъ: здоровъ, женче! Чи пидсшь за мене? 

Вона ему, ему отвичала: „Хочешь ты мене браты, — 

Здрастуй, козакъ серце! Въ тебе нема своей хаты*. 

Ай уже жъ цяя слава — Поведу въ хату, въ хату чужую, 

Та по всимъ свнту стала, Пови свою збудую. 

Шой днвчпна та козаченька „Та робы хату, хату зъ лободы, 

Серденькомъ назвала. А въ чужую не веды! 

Ой зъ-за гаю, ой зъ-за гаю, Бо чужа хата, хата такая, 

Гаю, гаю эеленого . Якъ свекруха лихая. 

Тамъ протекала, тамъ пробигала «Якъ пиду я до коморы — 

Риченька быстренька. Нема хллба, соли. 

Яй (=й-а-й) по той по рѣчкѣ, Я-жъ не втикала, я-жъ не вбигала 

Яй по той по быстрей Несчастной доли. 

Тамъ проплывали, тамъ прохоживали Якъ пиду-жъ я до крыныци, 

Та два човнички, Наберу водици, — 

Та два човнички, та два човнички, Я-жъ не втикала, я-жъ не вбигала 

А три рыболовци. Горькой пьяныци. 

А нзъ тіи рички 

(Обѣ пѣсни вапнеаны со словъ крестьянки Марфы Столяровской. Большая 
часть колыбельных* и дѣтскнхъ пѣсѳнъ настоящего собранія, аапнсанныіъ мною 
въ г. Купявскѣ (К), тоже отъ нея). 

Среди крестьянъ повивальными бабками бываютъ стару- 
хи, большею частью вдовы. Начавши „бабувать", старуха 
не должна уже никому отказывать въ своей помощи. Несмотря 
ни на время, ни на погоду, ни на разстояніе, повивальная 
бабка должна отправляться по первому же зову туда, гдѣ 
больная требу етъ ея услугъ. Въ соотвѣтствіи съ исполнені- 
емъ принятыхъ на себя далеко не легкихъ обязанностей, по- 



і) Срв. „Этнографически Концертъ", Н. Кленовскаго. Москва, у Юр- 
ге неона, 1894, стр. 8 н 44—47, н „Збврныкъ украннськыхъ ннсеяь", Н. Лисенка, 
внп. IV, стр. 17-19, Я 6. (Кіевъ). 

»ТНОГГА*ІЧЯОЖОЖ ОВОЮѢЖП. XXXII. 3 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



34 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢВІЕ. 



вивальныя бабки пользуются въ народѣ значительные^» ува- 
женіемъ. Черезъ это съ годами и самые обряды, совершае- 
мые бабкою, всѣ пріемы ея пріобрѣтаютъ отпечатокъ важ- 
ности, какъ бы священнодѣйствія. Этому не мало содѣйствуетъ 
также и убѣжденіе крестьянъ въ томъ, что бабки, находясь 
въ частыхъ сношеніяхъ съ священниками, входятъ, вмѣстѣ 
съ тѣмъ, въ болѣе близкія, чѣмъ прочія женщины, сношенія 
съ высшимъ міромъ, и такимъ образомъ могугь получать 
даже особенный даръ предвидѣнія судьбы своихъ пріемныхъ 
внуковъ и внучекъ. 

Въ Купянскѣ извѣстенъ слѣдующій, нижеприведенный, 
разсказъ, характеризующій съ одной стороны тяжесть обя- 
занностей повивальной бабки, а съ другой— указывающій на 
источникъ, изъ котораго, по мнѣнію народа, бабки почерпа- 
ютъ иногда свои свѣдѣнія объ ожидающей внучатъ ихъ 
судьбѣ. 

— Зимнимъ вечеромъ, во время снѣжной мятели. зашелъ къ 
повивальной бабкѣ переночевать странникъ, сѣдой старичекъ. 
Не успѣла хозяйка запереть за странникомъ двери, какъ въ 
окно раздался стукъ. То стучалъ крестьянинъ, пришедшій 
просить бабку къ своей больной женѣ. А на дворѣ то бьетъ 
мятель, завиваетъ вѣтеръ. „Нельзя ли обождать до утра? у 
меня вотъ гость, а я ему еще и вечерять не давала", гово- 
рить бабка, чтобы какъ нибудь отдѣлаться отъ непріятности 
итти въ мятель по сугробамъ. Но крестьянинъ упрашиваетъ 
ее поспѣшить, потому что жена его уже мучится родами. 
Странникъ тоже сказалъ: иди., бабусю, иди! я поберегу твою 
хату, а за вечерю спасибо: я не голодевъ. 

Поморщилась старуха, но дѣлать нечего: натянула на 
себя кожухъ и потащилась за крестьяниномъ. Черезъ часъ 
возвращается бабка домой; старикъ встрѣчаетъ ее вопросомъ: 
„а кого Богъ далъ, внука или внучку?" — Внука, отвѣчала 
бабка, съ удивленіемъ осматривая свою хату: въ ней все 
было прибрано такъ чисто, какъ бы къ празднику. .„Теперь, 
кто-бы ни звалъ, ни за что не пойду!" говоритъ она, взби- 
раясь на лежанку. А подъ окномъ ужъ раздается голосъ: 
отоприть, лишень, бабусю! — ОЙ лихо жъ мини! це мабуть 
одъ Гапки,— сказала старуха, ударивъ о колѣни руками. Съ 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 35 



неудовольствіемъ слѣзла она съ лежанки и отперла дверь. 
Дѣйствительно, старуха не ошиблась: пришедшій былъ мужъ 
Гапки- онъ явился звать бабушку принимать ребенка. Не 
хочется бабушкѣ изъ теплой хаты ночью итти на морозь и 
вьюгу, но старикъ свое твердитъ: „иди, бабусю, иди! а грѣхъ 
отказывать бѣднымъ людямъ. Снова потащилась по сугро- 
бамъ старуха. Черезъ часъ возвращается домой; старикъ не 
спитъ; — „а съ кѣмъ поздравить, съ внучкою или внукомъ?* 
спрашиваетъ онъ старуху. — Со внукою, — говорить она; 
смотритъ и едва узнаетъ свою хату, такъ хорошо въ ней 
стало, даже пахнетъ, какъ на троицкихъ святкахъ. „Ни, 
теперички вже ни за якіе гроши не пиду топтаться по 
снигу! пора спаты"^ говоритъ старуха, отправляясь на 
печь. Только старикъ чего-то улыбается, Слушая слова ея. 
Умостилась старуха на печи, зѣвнула разъ, другой и рас- 
крыла уже ротъ, чтобы сказать старику: „гаси свитло", какъ 
подъ окномъ послышались шаги, а затѣмъ и голосъ, прося- 
ной отпереть дверь. „Отъ, Боже міЙ, напасть сегодня! якъ 
татарва, просты Госооды, лизуть въ ночи. Хиба нема вамъ 
дня?' 1 говоритъ старуха, отпирая дверь и впуская въ хату 
маленькаго оборваннаго мужичишку. „Ну, чого тоби треба?* 
сердито спрашиваетъ она крестящагося мужичка. — Вабусю, 
жинка... — „Знаю, знаю!— перебиваетъ его старуха, махаяру- 
кою. — знаю... пидождитъ до утра, прыйду вранци*. — Не можно 
ждаты,— говоритъ мужикъ, а странникъ тоже: иди, бабусю, 
иди! ты казала не пиду ни за якіе гроши, а у сего грошій 
нема. Иди, грѣхъ отказывать въ помощи бѣднымъ людямъ! 
Мужикъ же знай твердитъ: „бабусю, жинка того... бабусю, 
жинка того а ... 

Когда, принявши третьяго ребенка, бабка вошла въ свою 
хату, то нашла ее еще краше прежняго, словно на Великдень 
свѣтло и ладаном ь пахло. „Пойди-же теперь, бабусю, по- 
смотри, что дѣлнютъ твои внуки; узнай, какая ихъ доля! а 
сказалъ странникъ. Послушалась бабка чуднаго старичка, 
пошла. Нодходитъ къ той хатѣ, гдѣ принимала перваго ре- 
бенка, смотритъ въ окно— и что же видитъ? Ребенокъ, цѣп- 
ляясь за веревочку ручонками, пробирается къ сволоку. 
Взглянула въ окно второй хаты, видитъ — на полу стоятъ съ 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



36 



ѲТН О ГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІВ. 



водою ночвы, а въ нихъ барахтается ея внучка. Подошла 
къ окну третьей хаты, тамъ ребенокъ подзаетъ по землѣ. 
Возвращается къ себѣ домой и разсказываетъ своему чуд- 
ному гостю все, что она видѣла, а онъ ей поясняетъ: ,внукъ г 
твой, что цѣпоялся за веревочку, повѣсится; внучка, что ба- 
рахталась въ водѣ, утонетъ, а послѣдній ребенокъ, что пол- 
залъ по землѣ, у мреть на землѣ". Такъ вотъ какъ бабка уз- 
нала судьбу своихъ восаріемныхъ внучнтъ. 

На долю бабки приходится не мало хлопотъ со внуками 
не только при появленіи ихъ на ѳтотъ свѣтъ, но и на томъ 
свѣтѣ грозитъ ей отъ внуковъ не малая опасность: они на- 
падутъ на нее, при первомъ же тамъ появленіи ея, и она 
отъ нихъ можетъ сильно пострадать за то, что вывела ихъ 
на бѣлый свѣтъ, въ юдоль печали и скорбей. Въ виду пред- 
стоящей опасной на томъ свѣтѣ встрѣчи, предусмотритель- 
ныя изъ бабокъ распоряжаются, чтобы, когда онѣ умрутъ, 
непремѣнно привязали бы имъ къ поясу узелокъ маку обда- 
ривать на томъ свѣтѣ при встрѣчѣ своихъ пріемныхъ вну- 
ковъ, которые, занявшись собираніемъ разсыпанныхъ имъ 
мавовыхъ зеренъ, не будутъ имѣть времени напасть на нее, 
и такимъ образомъ она свободно пройдетъ къ мѣсту своего 
назначенія. 

Не бывшіе воспріемниками приглашаются обыкновенно 
въ первый разъ къ мальчику, а не къ дѣвочкѣ, потому что, 
по мнѣнію народа, на томъ свѣтѣ крестныя дѣти являются 
защищать отъ чертей своихъ крестныхъ отцовъ и матерей 
подъ предводительствомъ перваго врестнаго ребенка, и если 
это будетъ мальчикъ, то онъ, не одѣваясь, тотчасъ же явится 
во главѣ другихъ на защиту своего крестнаго отца или сво- 
ей крестной матери*, если же это будетъ дѣвочка, то пока она 
одѣнется, черти успѣютъ завести отца или мать туда, гдѣ 
крестники не отыщутъ ихъ. 

Бели родившей женщинѣ по необходимости приходится 
пойти до истечевія девяти дней за водой, то она должна въ 
первый разъ принести воды въ какой-нибудь маленькой по- 
судѣ, напримѣръ, въ горшечкѣ,но не въ ведрѣ, чтобы ново- 
рожденный не былъ пьяницей. 

Въ 40 день кума приносить своему крестнику новую ру- 



ОідШгесІ Ьу Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 37 



башечку, въ которой подъ мышками должны быть оставлены 
незашитыя мѣста, отверстія, для пролета въ нихъ къ груди 
ребенка ангеловъ. Въ ѳтотъ же день . ребенокъ въ первый 
разъ подпоясывается, чтобы „не рвало а , и мать съ ребен- 
комъ отправляется въ церковь за молитвой. 

Если лунный свѣтъ падаетъ на лежащаго въ люлькѣ ре- 
бенка, то, чтобы уничтожить вредное его на спящаго ребенка 
вліяніе, должно бросить на полъ подъ люльку ножъ. (Сл. 
Пески). 

Ребенку до году не слѣдуетъ давать ѣсть щуки, а то у 
него не будутъ рости зубы^ потому, молъ, что у щуки, когда 
она линяетъ, сходятъ и зубы. 

— Не слѣдуетъ давать ребенку ѣсть тою ложкою, кото- . 
рою только что пересталъ ѣсть другой, иначе у ребенка бу- 
дутъ зайды. 

— Когда толкутъ на маковиви макъ, или когда толкутъ 
4^ало, то не елѣдуетъ давать дѣтямъ облизывать толкача, 
иначе у вихь не будутъ рости на толовѣ волоса, они будутъ 
„голомози". 

— Не слѣдуетъ на большіе праздники за столомъ во время 
обѣда давать дѣтямъ пить воды, чтобы они, выросши, никогда 
ни во время работы, ни въ дорогѣ не испытывали сильной 
жажды. 

Нѣкоторые изъ крестьянъ празднуютъ годовщину ребенка, 
тогда въ первый разъ стрягутъ его и дарятъ; но такое празд- 
нованіе не имѣетъ характера установившагося обычая. 

У народа существуетъ довольно много своихъ средствъ 
для лѣченія больныхъ дѣтей. Привожу здѣсь только нѣкоторыя 
изъ ѳтихъ средствъ, потому что народная медицина требуетъ 
особаго спеціальнаго изученія и не входитъ въ задачу на- 
стоящаго очерка. 

— Когда у ребенка болитъ голова, то ему обвязываютъ 
ее тѣмъ рушникомъ, которыми была подпоясана мать его во 
время вѣнчанія. 

— Если ребенокъ часто потягивается, жметъ спинку и 
выгибается, заключаютъ, что у него въ спинкѣ шерсть того 
животнаго (собаки, кошки, свиньи), которое толкнула но- 
гою мать ребенка, когда была имъ беременна, и что теперь 



ОідШгесІ Ьу 



38 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІБ. 



для излѣченія ребенка нужно у него выкатать хлѣбомъ эту 
шерсть изъ спины. Для чего первый вынутый изъ печи хлѣбъ 
разламываютъ и изъ мякоти его скатываютъ яичко, кото* 
рымъ и начинаютъ выкатывать вдоль и поперекъ всю спинку 
больного дитяти. Потомъ, разломивъ это яичко, смотрятъ на 
свѣтъ — не видно ли въ разломѣ шерстинокъ или волосвовъ, 
и нашедши въ мякоти волосъ или шерстинку, убѣждаются 
въ достиженіи цѣли. Тогда снова скатываютъ хлѣбный мя- 
кишъ яблочкомъ, выносятъ его на дворъ и кладутъ на столбѣ 
воротъ сверху, чтобы унесли его птицы. 

— Когда ребеноьъ худѣетъ „нападаютъ сухоты", то ва- 
рятъ гнѣздо ласточки въ водѣ и, затѣмъ, въ этой водѣ ку- 
паютъ три раза ребенка и купель выливаютъ въ то мѣсто, 
гдѣ плетень съ плетнемъ сходится (ст. Ново-Николаевка) или 
берутъ тридевять (27) молодыхъ однолѣтнихъ дубчиковъ (по- 
бѣговъ) вербы, варятъ ихъ въ водѣ и въ этой водѣ купаютъ 
три раза больного ребенка, а потомъ купель выливаютъ подъ 
какое-нибудь растущее деревцо: если деревцо засохнетъ, — 
болѣзнь пройдетъ.Или„загнѣтаютъ" больного ребенка въпечи. 
Для этого бабка кладетъ ребенка въ холодную печь, голов- 
кою къ устью печи, а ва загнѣткѣ разводить огонь, зажи- 
гая термить конопляную. Мать же ребенка въ это время три 
раза обходить кругомъ хаты, останавливаясь каждый разъ 
противъ окна и спрашивая: „Шо вы, бабусю, тпмъ робыте?* — 
Хлибъ гнечу ! — отвѣчаетъ послѣдняя. Ііослѣ третьяго раза 
мать входить въ хату, бабка вынимаетъ изъ печи ребенка и 
отдаетъ его матери. 

— Если нападутъ на ребенка «желтяницы», то вырѣ- 
занный изъ сорочки отца больного ребенка вороіъ кладутъ 
въ горгаокъ съ водою и варятъ, а потомъ въ этой водѣ ку- 
паютъ ребенка; или же купаютъ его въ водѣ съ гвоздиками, 
въ желтыхъ гвоздіікахъ (Та§еіез егесіа Ь). 

— Отъ поноса лѣчатътакъ: рѣжутъ черную курицу, выни- 
маютъ изъ нея такъ называемый пупокъ, и раарѣзавъ его, 
снимаютъ внутреннюю кожицу, засушиваютъ ее, потомъ рас- 
тираютъ ее въ порошокъ п дпютъ больному этотъ порошокъ 
на водѣ; или же сажаютъ больного поносомъ ребенка на го- 
рячую золу. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСЕОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 39 



— Больному горячкою кладуть въ головы сокиру (топоръ). 
(Сл. Покровскъ). 

— Чтобы дитя спало покойно ночью, иать на ночь умы- 
ваетъ его изъ помойвицы и утираетъ ему лицо подоломъ 
своей рубахи. 

— Ребенка больного смладенческимъ> поятъ отваромъ 
сПрострѣлъ-травы» (Апетопе раіепв Ь). (сл. Ново-Николаевка). 

Если родится мертвый ребенокъ, то его хоронятъ, зары- 
ваютъ подъ двернымъ порогомъ, чтобы входящіе въ хату 
люди, переступая черезъ порогъ, значить и черезъ него, кре- 
стили его. Съ этою же цѣлью зарываютъ мертворОжденнаго 
иногда и подъ ббвдуромъ, куда ход ять : открывать з&гкало. 

Умершее неокрещеннымъ дитя дѣлается русалкою. 

На томъ свѣтѣ некрещенныя дѣти будутъ ходить безъ 
поясочка. (Сл. Покровскъ). 

Слѣдуетъ умирающаго ребенка передъ кончиною его под- 
поясывать, чтобы на томъ свѣтѣ, когда Вогъ на „Спаса" бу- 
детъ давать дѣтямъ яблочки, ребенокъ могъ спрятать свое 
яблочко за пазуху; умершій же не подпоясаннымъ, положивъ 
яблочко за пазуху, потеряетъ его, и въ то время, когда дру- 
гія дѣти будутъ играть своими яблочками, онъ будетъ сто- 
ять въ сторонѣ и только смотрѣть ва нихъ. 

Появленіѳ новорожденныхъ дѣтей объясняютъ старшимъ 
дѣтямъ такъ: бабушка нашла его въ садочку; или — бѣгалъ 
около кринички, а бабушка и поймала его-, или — зайчикъ 
принесъ и посадилъ его на грядкѣ капусты, тамъ бабушка 
и взяла его. 

Молодая женщина крестьянка, ставшая хозяйкою, должна 
быть знакома по крайней мѣрѣ съ главнѣйшими положеніями 
хотя и не писаннаго, до тѣмъ не менѣе обязательнаго для 
всѣхъ хозяекъ кодекса правилъ, когда что можно и должно 
дѣлатъ, и, наоборотъ, когда нельзя или же не должно чего 
дѣлать, подъ страхомъ подпасть подъ неумолимый судъ сво- 
ихъ сосѣдокъ, при малѣйшемъ отступленіи отъ принятыхъ 
порядковъ. 

— Вставъ съ постели и обуваясь, не должно ходить по 
хатѣ съ одной обутой, а другой разутой ногой, — умретъ 
мать. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



40 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



— Не умывшись, не слѣдуетъ утромъ выходить изъ ха- 
ты,— встрѣтитъ вѣдьма. 

— Когда кто-нибудь ѣдетъ на встрѣчу, то не слѣдуетъ 
переходить съ порожнимъ ведромъ ему дороги, иначе съ ѣду- 
щимъ случится въ дорогѣ несчастіе; съ полнымъ же ведромъ 
можно переходить дорогу, потому что „вода очищай слидъ 
и выщуи щастя". 

— Не должно оставлять открытой кадушки съ водою, по- 
тому что тогда въ ней будетъ купаться чортъ. 

— Не слѣдуетъ вносить въ хату березоваго вѣника, а то 
внесешь съ нимъ лихо. 

— Не слѣдуетъ начинать новаго, особенно важнаго дѣла 
въ понедѣльникъ и въ субботу, а также и въ дни, посвящен- 
ные памяти мучениковъ, а должно начинать новое дѣло во 
дни преподобныхъ. 

— Въ понедѣльникъ не снуй холста, потому что въ этотъ 
день Вогъ основалъ міръ. 

— Не заваривай квасу, иначе въ семействѣ будетъ утоп- 
ленникъ. 

— Не перемѣняй бѣлья, иначе будетъ напраслина. 

— Ны годытця въ поныдилокъ и въ чытвергъ сыривцю 
вв&рюваты: въ тимъ сыривци буды нычиста сыла купаться 
и страву соби зъ его варыты. А если вварить въ чистый 
четвергъ, то тогда можно и во всѣ четверги въ году. 

— Треба противъ середы и пьятныци передилви допря- 
даты, а то доля буды плакаться, що ій ны дають и въ вочи 
спочиты. 

— Въ середу замужней женщинѣ не слѣдуетъ мыть и расче- 
сывать головы, иначе она будетъ во время родовъ сильно стра- 
дать и до тѣхъ поръ не разрѣшится, пока свята середа не пе- 
реберетъ у нея по одному волоску всѣхъ волосъ наголовѣ. 

— Въ пьятныцю и ^ъ субботу ны годытця сорочекъ зо- 
лыты, бо на тимъ свити того будутъ лугомъ (щелокомъ) 
пойиты, а щобы цего наказанія ны тырпиты, такъ треба, якъ 
золыты, тры ложки лугу выпыты. 

— Ны годытця въ пьятныцю прясты. Хто въ пьятныцю 
пряде, той выретенамы тыка, а гребинвамы дырё святу ди- 
воньку— пьятныцю. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЕ ВЪ ВУПЯНСЕОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 41 

— Оть Пасхи до Вознесенія грѣхъ по вечерамъ готовить 
щелоЕъ для бѣлья. 

— На масляній низзя прясты, щобъ червы ны заводы- 
лысь въ масли. 

— Предъ тѣмъ, какъ сажать хлѣбъ" въ печь, должно до 
чиста выскресть дижу и закрыть ее, а то у мертваго будетъ 
открыть ротъ. 

— Первый вынутый изъ печи хлѣбъ не должно рѣзать, 
а слѣдуетъ ломать. 

— Въ пусту мыску низзя молока лыты и въ молоко но- 
жемъ хлибъ низзя крышиты, а то корова мало молока буды 
даваты: дійкй порижутця (потрескаются). 

— Скорлупу отъ крашанокъ и кости отъ освященнаго на 
Пасху поросенка слѣдуетъ сжигать въ печи, а не выбра- 
сывать. 

— Когда насѣдки сидятъ на яйцахъ, нельзя тогда печь 
яицъ и сжигать яичной скорлупы, иначе запекутся заро- 
дыши въ яйцахъ подъ насѣдкой. 

— Когда домашняя птица сидитъ на яйцахъ, тогда не 
должно чистить сажу въ трубѣ и вносить въ хату деготь, 
чтобы не попортились (не почернѣли) подъ насѣдками яйца. 

— За ужиномъ не должно начинать цѣлый хлѣбъ, а, при 
необходимости, оставлять окраецъ и затѣмъ приложить его 
къ отрѣзанной сторонѣ хлѣба и положить бокомъ къ стѣнѣ. 

— Окраецъ хлѣба не должно подавать нищему въ мило- 
стыню. 

— Съ какой стороны садишься за столъ, въ ту сторону 
и вылѣзай изъ-за стола, иначе умретъ мать. 

— Не должно становиться на порогъ наружныхъ дверей, 
а равно не слѣдуетъ и ѣсть, стоя на порогѣ. 

— Не должно выбрасывать въ окна костей, иначе волки 
поѣдятъ скотину. 

— Не должно плевать въ окно, потому что у окна всегда 
стоить ангелъ. 

— Возлѣ ивонъ долженъ всегда висѣть чистый рушникъ, 
чтобы было гдѣ садиться ангелу. 

— Ны годытця горшкивъ и ложокъ писля вычери мыты, 
а то Доли вич ого буды йисты. 



ОідШгесІ Ьу 



42 ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 

— На ничь ны годытця ножа на столи зоставляты, а то 
нычыста сыла буды нымъ воюваты. 

— На ничь треба викна и двери хрыстыты, шобъ викуды 
было нычыстій сыди ввійты. 

— На ночь должно подметать хату, потому что ночью 
Богородица ходитъ по хатамъ и, если не подметено, можетъ 
наколоть себѣ ноги. 

— У вечери ны годытця выносыты зъ хаты смитьтя, шобъ 
въ симни йы було сёрки, а хто насту пе на смитьтя — буды 
слипый. 

— Низзя по захидъ соньця выносыты зъ хаты попилу, 
а то змій (діаволъ) буды его хвататы, та, якъ народытця въ 
тій симни дытына, буды тымъ попиломъ іи оыкты. 

— Якъ градъ иде, «такъ треба кочергу и лопату ту, що 
хлибъ сажають, выкидаты зъ хаты тай казаты: градъ, бый 
нашу кочергу та й лопату, та ны бый нашого хлиба! 

— Зъ новымъ горшкомъ ны годытця до сусидъ ходыты, 
шобъ ны наклыкаты до ныхъ тараканивъ. 

— Въ понедѣльникъ первой недѣли Великаго поста не 
должно ничего работать, потому что, кто въ этотъ понедѣль- 
никъ работаетъ, у того цѣлое лѣто пальцы на рукахъ бу- 
детъ обрывать. 

— На Свѣтлый праздникъ, вмѣстѣ съ пасхою, слѣдуетъ 
святить въ узелкѣ макъ и иголку. Макомъ ѳтимъ посыпать 
вылупившихся цыилятъ, утятъ и прочую домашнюю птицу, 
а также и отелившуюся корову, чтобы викто ихъ не сгла- 
зилъ; иголку носятъ молодые люди, особенно же женихи и 
невѣсты, закалывая ее, жаломъ вверхъ, въ платье на груди 
или на спиьѣ, тоже чтобъ никто ихъ не сглазилъ. 

— При солнечномъ восходѣ смотрѣть сквозь ушко освя- 
щенной иглы на солнце, — средство отъ куриной слѣпоты. 

Къ сожалѣнію, не всегда приходится получать объясне- 
нія, почему одно „годытця", а другое «ны годытця" дѣлать. 
Между тѣмъ эти объясненія проливаютъ нѣкоторый свѣтъ 
на то,въ силу чего извѣстныя дѣйствія являются въ крестьян- 
ской средѣ обычными и имѣютъ отчасти характеръ даже обя- 
зательныхъ. Напримѣръ, прежде чѣмъ надѣть па себя новую 
сорочку, „годытця тричи прокынуты нижъ отъ комыря въ па- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 43 

зуху, щобъ выгнаты изъ ней лукавого", который, когда со- 
рочку шьютъ, прячется въ ней и катается съ нею. По дру- 
гимъ, пробрасываютъ ножъ въ пазуху новой сорочки предъ 
тѣмъ, какъ надѣвать ее, только одинъ разъ и дѣлаютъ вто 
для того, чтобы узнать, благополучно-ли сносишь ее. Если 
ножъ при этомъ воткнется въ землю, то, значить, благопо- 
лучно, а если не воткнется, а просто упадетъ на землю, то 
прежде, чѣиъ сносишь сорочку, случится несчастіе. 

— Ны годытця оставлять пичкл пустою, а годытця, шобъ 
всегда въ ней бувъ горщокъ воды и полино дровъ. Въ печи 
огонь споритъ съ Господомъ. Огонь говорить: я все спалю, 
а Господь ему отвѣчаетъ: а я тебя залью. Вотъ если эъ печи 
не будетъ воды, то Господу трудно будетъ переспорить огонь; 
поэтому то и слѣдуетъ всегда имѣть въ печи воду на помощь 
Господу. Каждая хозяйка, пекущая хлѣбъ, должна класть въ 
печь, по вынутіи хлѣба, полѣно дровъ въ виду Страшнаго 
суда. Вѣдь хлѣбъ — живое существо: онъ все чувствуетъ, но 
терпитъ и молчитъ, хотя и не всегда молчитъ. Такъ, слыша 
жалобы хозяевъ на несчастную долю, онъ иногда отзывается 
къ нимъ со стола и, указывая на свою горькую долю, со- 
вѣтуетъ безропотно нести свой крестъ, не унывать и ве от- 
чаяваться. Такъ вотъ за то, что хозяйка печетъ хлѣбы, за- 
ставляетъ его страдать, терпѣть жаръ, она сама должна бу- 
детъ на томъ свѣтѣ проползти голымъ животомъ по раска- 
ленному чериню (поду печи); если же она кладетъ въ печь, 
по вынутіи изъ нея хлѣба, полѣно дровъ, то на томъ свѣтѣ 
хотя и придется ей переползать черезъ раскаленный черинь, 
но она будетъ въ послѣднемъ случаѣ ползти уже по дровамъ, 
а не прямо по чериню. 

Въ крестьянской семьѣ дѣвочка съ 7 — 8 лѣтняго возраста 
обыкновенно уже нянчить своихъ менышіхъ братьевъ и се- 
стеръ и постепенно пріучается къ уходу за дѣтьми. Такимъ 
образомъ каждая крестьянка прежде, чѣмъ стать матерью, 
бываетъ коротко знакома съ тѣмъ, какъ слѣдуетъ обходиться 
съ {ебенкомъ, какъ его убаюкать, чтобы онъ скорѣе уснулъ, 
и какъ тѣшить его, когда онъ проснется. Она не боится те- 
ребить своего ребенка, зная изъ дѣтской практики, что умѣ- 
ренное движеніе не повредитъ ему, а прииесетъ пользу, до- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



44 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



ставить даже удовольствіе, вызовете улыбку, смѣхъ. Поэто- 
му мать всячески развлекаетъ своего ребенка, то слегка под- 
брасывая его на рукахъ, то похлопывая по спинкѣ, то по- 
глаживая по животику, то выпрямляя, то сгибая ручки и 
ножки его, — словомъ производитъ гимнастическая, такъ ска* 
гать, упражненія и сопровождаетъ ихъ разными припѣвками 
и приговорками. Приводимъ изъ нихъ тѣ, какія намъ удалось 
собрать лично или при помощи нашихъ корреспондентовъ 
въ Купянскомъ уѣздѣ съ нѣсколькими варіантами, записан- 
ными въ г. Старобѣльскѣ. 

II. 



Колыбельный пѣсни 1 ). 



і. і 

2. 
3. 
4 
5. 
6. 
7, 
8. 
9 
10, 

4. 

6. 

6. 

7. 

8. 

9. 
10. 
11. 
12. 

5. 

6. 

7. 

8. 

9. 
10. 
11. 



. Ой ну люди, люли... 
, Налетилы гули (голуби), 
. Тай силы на люли. 
. Цытьте, гули, яе гудите 
, И Ванюган не збудите! 
. Ваня маненькій, 
Снаты раденькій. 
, Ой щобъ спало -счастье мало, 
. Ой щобъ росло— не болило 
, И серденько не щемило, 
а. 

Сталы думаты — гадаты, 
Чымъ Сашеньку годуваты: 
Чы борщикомъ съ калачомъ, 
Чы кашкою зъ молокомъ, 
Чы бублычкомъ изъ медкомъ. 
А вы, гули, не гудите, 
И Сашеньки не будите, 
А Сашенька маленька: 
Она спатки раденька. 
б. 

Чымъ дытыну гуду ваты: 
Кашкою, молочкомъ, 
Солоденькпмъ медочкомъ. 
Шобъ спало— ны плакало, 
Шобъ росло— ны болило, 
Сердынько ны щымило, 
И матпнцц ны надоило. (К.). 



в. 



6. Чы спмьячкомъ, чы мачкомъ, 

7. Чы кашкою съ молочкомъ (Ар.). 

А. 

1. Ай люшеньки, люли! 

2. Налетѣли гули, 

3. Налетѣли гули 

4. Да сѣлп на люли. 

б. Стали думать и гадать, 

6. Чѣмъ сестрицу годовать: 

7. Иль пряничкомъ, иль рожкомъ, 

8. Иль кашкою съ молочкомъ. (Н.-Г). 

Аа. 

4. Стали буркотать, 

5. Чѣмъ дитя питать: (Сі. Стельма- 

ховка). 

Б. 

Бай, бай, люльки! 
Прилетѣли гульки, 
Сѣли на люлькѣ, 
Стали думать да гадать, 
Чѣмъ дитятко годовать: 
Иль бубличкомъ съ медкомъ, 
Иль кашкою съ молочкомъ. (В.-Б). 
В. 

Ой люличкп, люли! 
Налинулы гули, 
Тай силы на люли, 



і) Для улсменіл значеніл колыбельныхъ иѣсееъ напоминаемъ читателямъ статью 
г. Ветухова объ этомъ предметѣ, напечатанную въ XII ХШ, и XV книгахъ вашего 
изданія. Печатаемые здѣсь тексты даютъ много вовыхъ внтересвыхъ мотнвовъ. 
Мѣста вапнси обозвачены сокращенно, а имевно, слободы: Араповка (Ар.), 
Волоско-БалаклеГіка (В.-Б.), Гончаровы, (Гнч.), Кабанья (Кб.), Куземовка (Кв.), 
Ново-Глуховъ (Н.-Г.), Ново-Екатеринославль (Н.-Е.), Ново-Нвколаевка (Н.-Н.), 
Поповка (Пи.), Преображенная (П-я), Прнстѣвъ (П-ъ), Радьковка (Рд.)> Радь- 
ковсвіе Пески (Р. П.), хуторъ Нижвій-Соленый (Н.-С), города: Кувянскъ (К.) и 
Старобѣльскъ (С), и др. Ред. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ КУПЯБСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 45 



А люличка хлть, хить, 

А Ваничка спыть, спыть. (К.). 

2. Ой ну люлп, люли... 
А котови дули, 

А Васюни калачи, 
Шобъ спавъ и въ день и въ ночп: 
А въ ночи — на печи, 
А въ ранди — на лавдн, 
А въ день— у колысци. (К.). 
(Ср. Чубннскій. т. IV. стр. 19, 12 

н 13). 

3. 1. Люли, люлп, лдолечыкы! 

2. Шелковыя вервечыкы, 

3. Малёвани быдьця, 

4. Пишлы до Кырыльця. 

5. Що Кырылець робы? 

6. — Письмо ныгаы, 

7. И Ваню колыпіы. 

а. 

1. Люли, люди, люлечкы! 

2. Шовковіи вырвычкы. (Р. П.). 

б. 

б. Что Кырылко діе? 

6. — Золото віе, 

7. Книжку пыше, 

8. Дытыну колыше. (К.). 

А. 

1. Люли, люлп, люлпчкы! 

2. Шовковн вервечкы, 

3. Малёвани быльдя, 

4. Пніплы до Кырыльця. 
б. Шо Кырылець робе? 

6. Биле письмо пыше, 

7. Дытыну колыше. 

8. Ой люли, люли. . 

9. Мале дитя, спате, 

10. Пишла твоя мате 

11. До ляха гуляты. (Н.-Н.). 

Аа. 

6. А Кырылець не гуля: 

7. Чырывычкы поправія, 

8. Дытыну колыше, 

9. На княгыню дыше. 

Аб. 

8. Намыстычко ныже 

9. И важенько дыше. (К.). 

Ав. 

8. Колысочка новенька, 

9. Дытынка малевька; 

10. Колысочка хпть, хить, 

11. Дытыночка спыть, спыть. (П-ъ). 

Б. 

Шовкова онучка 
Малбванн быльця 



і) Кажется, должно быть: „Котикъ 



Пидойшлы до крыльця. 
У крыльця панъ сыдыть, 
И пысьмечко пышеть, 
И малу дытыну колышыть, (Н.-С). 
(Ср. Чубнпсый, т. IV, стр. 19, № 14.) 

4. 1. Ой ну люли, люли... 

2. Налотилы гули, 

3. Силы на воротяхъ 

4. Въ червоныхъ чоботяхъ. 

5. А ты, Ваня, не гуляй. 

6. Пиды гули позгоняй, 

7. Чобнточкы познимай! 

8. И матери парку, 

9. И батькови парку, 

10. И Ванюши парку! (Н.-С). 
а. 

5. Цытьте, гули, не гудитъ, 

6. Нашу Катю не будить! 

7. Наше дитя маленько, 

8. Воно спаты раденьке. (К.). 

б. 

8. И батькови пара, 

9. И матери пара, 

10. А дитяти калачи, 

11. Щобъ спало въдень и въ ночи. 

. (Пч.). 

в. 

7. Красны чобкы (зіс) познимай! 

8. И дѣдушкѣ парку, 

9. И бабушкѣ парку, 

10. И татови парку, 

11. И мамашѣ парку, 

12. И всѣмъ по паркѣ. (К.). 

5. Э, э, люлыно! 
Засны, мала дытыно! 
Якъ не будыгаь спаты, 
Бросю колыхаты! (Р. II.). 

6. Баю, баю, баюли! 
Сидять гули на люли. 
Гули, не гудыте, 

Дитя не збудыте. (Пи.). 

7. Баю, баю, баю! 
Дровецъ нарубаю, 
И въ печи натоплю: 
Буде тепло въ хати. 

Буде дитя спаты. (К.). 

8. Хити, хити... 
Котику житиі). 
Некому жити, 
Только Микити. 

'=въ) жити". Ред. 



ОідШгесІ Ьу 



46 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



ОЙ скокъ, иодскокъ, 

Молодой гвоздокъ, 

По водицу иошелъ, 

Молодицу нашелъ. 

Молодица моя 

Паля ни цу дала, 

Съ мачкомъ, съ рачкомъ, 

Съ сѣмя чкомъ, съ конопелечкомъ. 

(Кб.). 

9 Баю, баюшки, баю! 
Жнвъ хозяннъ на краю, 
Винъ не бѣденъ, не богатъ: 
Повна хата ребятъ; 
Вси но лавочкамъ сыдять, 
Кашу съ маслычкомъ ѣдять. 

(Н.-С). 

10. Баю, баю, баю. . . 
Пошлы, Боже, сонкы! 
Съ доброй сторопкы! 
Баю, баю, баю... 
Тоби еиаты въ раю. 
Пошлы, Боже, сонкы 
Та съ доброй сторопкы 
На нашу дытыпку, 

На нашу маленьку! 
Бодай росло— не плакало, 
Бодай спало — по болнло, 
Отцу, пеньки по доило. (К.). 
(Ср. Чубяискій, т. IV, стр. 20, № 15). 

11. Баю, баюшки, баю! 
Почивай, дитя, въ раю 
Съ Богородицею, 

На пуховыхъ ітодушкахъ 
И въ толковых'* иелюшкахъ! 
Ну рост, дитя, ростп 
И въ Бога милости просп. 
Какъ ты выростешь большой 
Будешь въ золотЬ ходить 
И съ князьями говорить, 
И батюшку и матушку кормить, 
И нянюиікамъ и мамушкамъ 
Нодарочкамъ дарить . (К . ) . 
А. 

Спи, дитятко, спи! 
Якъ выростешь велнкъ, 
Будешь въ золотЬ ходить. 

Баюшки— бай! 1). 
Серебро въ ручкахъ носить. 
Мамушекъ, нянюшекъ дарить. 



Мамушекъ, нянюгаекъ дарить, 
Красныхъ дѣвушекъ любить. (К). 
Б . 

Спи, Петенька, спи! 
Большой выростешь . 

Баюшки— баю! 2 ). 
Большой выростешь, 
Будешь въ золотѣ ходить. 
Будешь въ золотѣ ходить, 
Будешь мамушкѣ дарить. 
Будешь мамушкѣ дарить, 
Матушкѣ кунью шубку. 
Матушкѣ кунью шубку, 
ІІяпюшкѣ золота памиста 
Нянюшкѣ золота памиста, 
А еебѣ, молодцу, вороного коня. 
Борового копя, 
Золотыя стремена. 

Баюшки— баю! (В. -Б.). 
В. 

Туръ, туръ, нѣтушокъ, 
Золотой гребешокъ! 
Что ты рано встаешь, 
Звонкій голосъ подаешь? 
Ты такь громко не кричи 
II Вапюши пе сбѵдп! 

Э-э-э, Э-э-э! п ). 
Какъ выростетъ мой Ванюша, 
Будегъ іцедрымъ папычемъ: 
II няиюшкѣ и мамушкѣ 
На кокошничекъ найдемъ. 
Какъ выроетіггъ мой Ванюша, 
Будегъ умнымъ панычемъ: 
И нянюшку и мамушку 
Кормить будетъ калачемъ. 
Какъ выростетъ мой Ванюша, 
Будетъ в ь золотѣ ходить, 
Будетъ въ золотѣ ходить, 
Будетъ нянюшку любить. (С). 

Нянюшки, мамушки, 
Закачайте дитя! 
Краен ыя дѣвушкп, 
Прибаюкинайте! 
А какъ будешь генераломъ, 
Будешь въ зологЬ ходить, 
Будешь нянюшекъ дарить, 
Мамушекъ у парядахъ водить,— 
Нянюшекъ* мамушекъ 
Будешь золотомъ дарить. (1С.). 



і) Повторяется затѣмъ послѣ каждыхъ 2-хъ стиховъ. 

-) Послѣ каждаго двустишія. 

3 ) Повторяется затѣмъ послѣ каждаго 4-стишіл. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 47 



12. 1. Литивъ, литивъ шпакъ, шпакъ 

2. Черезъ попивъ макъ, макъ, 

3. Тай сивъ на воротяхъ 

4. Въ червоныхъ чоботяхъ. 
б. Ворота упалы, 

6. Тшятовъ прибылыі 

7. Тылята рывнулы 

8. Собакы сбрихнулы, 

9. А люды почулы, 
10. Понови сказал ы. 
11 А пипъ съ полу, 

12. Та выбывъ ногу; 

13. А попадья съ печи; 

14. Та выбыла плечи; 

15. А дъякъ съ хижкы, 

16. Та забувъ кныжкы; 

1 7. А дьячиха съ грубы, 

18. Та розбыла груди. (Н.-Н.). 

А. 

5. Ворота скрипнули, 

6. Собаки брехнули, 

7. Телята ревнули, 

8. Сусиды почули, 

9. Попови сказали. 

10. А иипъ съ печи, 

11. Тай выбилъ плечи; 

12. А наймачка съ полу, 

13. Тай выбила ногу; 

14. А попадья съ грубы, 

15. Тай выбила груди; 

16. А дьячки съ хижки, 

17. Погубили киижки, 

18. Якъ стало свитаты, 

19. Тай стали шукаты, 

20. Шукали, шукали— 

21. Други написали. (К.) 

Б. 

3. Тай сивъ на воротихъ 

4. Въ червоныхъ чоботихъ. 
б. Пиды, Ваня, изжыны, 

6. Чобиточкы иэнимы. 

7. Чобиточкы— няни, 

8. А Вани — калачи, 

9. Щобъ спавъ у день и въ ночи: 

10. У ночи— на печи, 

11. А въ день— въ колысци 

12. Въ червонимъ намысци. (Р.П.) 

13. Литавъ, лнтавъ чорный шпакъ, 
Винъ зозуленьку шукавъ. 

Баю, баю, баю, бай! 
Зозуленька сызокрыла 
На колысоци сидила. 
На колысоци сидила, 



Ивашечка все глядила. 
Колысочка та скрипыть, 
Ивашечко мій не спыть. 
Ивашечко, ты засны, 
Насъ на улицу й пусты. (С.) 

14. Э-э, котусю! 
Займы мою телусю 
На поповы толокы, 

А тамъ трава по бокы; 
Телусю напасе: 
Молока намъ прынесс, 
Будемъ кашку варыты 
Тай дитя кормиты. (К.) 
А. 

Ахь ты, коту, котусю! 
Жени мою телусю 
На попови толоки, 
Тамъ травички по боки: 
И трава, и вода, 
И Мавру ша молода. (Сі. Дву- 
ручная) . 

15. 1. Коту, коту, котусю! 

2. Займы пашу тылусю 

3. На поповы толокы, 

4. А тамъ травы по бокы. 

б. А кипь бижыть — трава шу- 

мыть, 

6. Пидъ тымъ коиемъ козакъ ле- 

жыть. 

7. Поцюканып, порубаный, 

8. Отъ сопычка погоривъ, 

9. А отъ ныли почорнивъ. 

10. Дви дивочкы плаче, 

11. Дви жпночкы скаче. 

12. Не плачте, дивочкы, 

13. Пндьшо на войну, 

14. Посвятаомъ попивпу. 

15. Нопивпа маленька, 

16. Сиидньічка рябепька, 

17. Черезъ тыпъ плыга^іа, 

18. Опиднычку подрала. 

19. Тыны ноламала, 

20. Тылята побыла. 

21. Тылята рыв пулы, 

22. ("обякы брыхнулы, 

23. А люды почулы, 

24. Попови сказалы. 

25. А пипъ съ печи, 

26. Та выбывъ плечи; 

27. А попади съ грубы, 

28. Та выбыла зубы; 

29. А дячкы съ хыжкы, 

30. Погубылы кныжкы. 



і) Послѣ двухъ стиховъ. 



Оідііігесі Ьу 



48 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ! ОВОЗРѢНІБ. 



31. Одынъ шукавъ, шукавъ— 

32. Не найшовъ. . . 

33. А наймычка съ иодушокъ, 

34. Наварша галушокъ: 

35. Галушкы грычани, 

36. А дивчата звычайни. (Гнч.) 

А. 

I. Ой нѵ люли, котусю!.. 

8. Нагайкою побитый, 

9. Китайкою укрытый. 

10. И дивочкп 'плачуть, 

11. И жиночки скачуть. 

12. Не плачьте, дивбчки! 

13. Не скачьтс, жиночки! 

14. Ой пойидемъ на войну, 

15. Наберемо полону, 

16. Засватаемъ попивну. 

17. Пошшна малая 

18. По тыну плыгала, 

19. Тыны поваляла, 

20. Телята побила и т. д. (Н.-Е.) 

Аа. 

1 . Ой кптъ, коту, котуска! п т. д. 

(Н -Г ) 

Б. 

I. Ой ну, котыкъ, котусю!... 

7. Порубаный, поризаиый, 

8. На капусту поснчыный (Р. П.) 

9. И дротыкомъ поштрыканый . 

(Кз.) 

Ба. 

7. Порубаный, поцюканый: 

8. Его рученьки — 

9. На три штучинькп, 

10. А головонька— 

11. На чотыри. (П ) 

В. 

1. Баю, баю, котусю!... 

8. Отъ витричка почорнивъ; 

9. Отъ солнышка погорпвъ. 
10. Бижы, бпжы, коню, 

II. До дивкы до Насти 

12. А въ дивкы у Насти 

13. Варенпчкы въ масли. 

14. А въ дивкы Натаікы 

15. Смоляныи лавкы: 

16. Якъ сивъ — прикипивъ, 

17. Вареникивъ не схотивъ. (К.). 

Ва. 

10. Вставай, казакъ, не лыжы, 

I I . Спдлай коня тай бижы 

12. До билои хижки, 

13. До риднои неньки. (Рд.) 



Г. 

Коту, коту, котусю! 
Займи наіпу телусю 
На попови толоки, 
А тамъ травка по боки. 
А конь бѣжитъ— 
Трава гаумитъ. 

Правой ногой до бѣлой хатки, 
До дѣвки до Гапки. 
Калннова хатка, 
Смоляная лавка; 
Сііднтъ край оконца, 
Прядетъ волоконцы. 
Якъ выведу нитку, 
Та пошію свитку; 
Якъ выведу повтора, 
Та пошію рукава. (К.). 
Д. 

1. Коту, коту, котусю! 

2. Займы нашу тылусю 

3. На попову толоку; 

4. Тамъ травы по бокы: 

5. Кинь бижыть— трава шумыть, 

6. Авътій трави козакълежыть, 

7. Поцюканый, порубаный, 

8. Отъ солнышка загоривъ, 

9. Отъ внтреньку почорнивъ, 

10. И кплочкомъ прибитый, 

11. Серпанкою прикрытый. 

12. Пришла невька рндненьха 

13. Стала іглакаты-рыдаты, 

14. Горьки слезы нроливаты: 

15. Лучше було-бъ не родывся, 

16. Чимъ пехристомъ ты убывся, 

17. Съ билымъ свитоыъ (розлу- 

чывся)!. 

18. А я, ненька старенька а ), 

19. Съ диточками осталася. . . 

20. Нпчимъ днточокъ кормить, 

21. Никому розуму ихъ вчить! 

Бай, бай, бай! (С.) 
Да. 

10. Не плачь, мате, не рыдай, 

11. Якъ вьшесуть меня за гай; 

12. Тоди, мате, заплачешь, 

13. Якъ у труни побачешъ! (К.) 

16. 1. Мамко, мамко! 

2 . Пошій мини лбльку (сорочку) 

3. Изъ билого шовку. 

4. Я пнду на биіую горку, 

5. Та посватаю попивну. 

6. А пошшна нижна, 

7. Черезъ тынокъ лизла, 



*) Въ рукоп.: вевько старенько. Ред. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТВРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ КУПННСКОМЪ Т. ХАРЬКОВ. Г. 49 



8. Тынокъ повалыда, 5. 

9. Тылятъ подавыла. 6. 

10. Тылята рывнулы, 7. 

11. Собаки орыхнулы; 8. 

12. А люди почулы, 9. 

13. Попов» сказали. 10. 

14. А пиігь изъ полу, 11. 

15. Та вылокгывъ ногу; 12. 

16. А попадя зъ печи, 13. 

17. Та выбыла плечи; 14. 

18. А наймычка зъ грубы; 15. 

19. Та побыла груды; 16. 

20. А дячкы изъ хижкы, 17. 

21. Погубылы кныжкы; 

22. А дивчата зъ прыэбы, 

23. Погубылы лигатвы; 18. 
А баранъ зъ кошары, 
Зъ крутыми рогамы; 
А китъ зъ пырогамы, 
А кишка зъ блинами, 
Убылы кота, 

ІІризвалы й попа. (Н.-Е.). 
а. 

18. А наймычка съ грубы, 

19. Побыла груды; 

20. А дытына съ колыскы, 

21. Побыла выскы. 

22. Сыныци по полыци 

23. Ножками тупъ, тупъ! (К.). 19. 

4. Я пиду на биржу 

5. Свататы попивну. 
А поливна нижна, 
Черезъ тынъ полизла, 
Тынъ повалыла, 
Поросята побила. 
Поросятя, хрюкнули, 
Собаки брыхнули, 20. 
А люды почули, 
Попу разсказали. 
А пипъ излякався, 
Въ садочекъ сховався; 
А попадья съ печи, 
Выломала плечи; 
А наймычка съ грубы, 
Поломала груди; 

А дъячокъ изъ шинку, 21 . 

Загубивъ и книжку. 

А попивна подхватила, 

До колысочкы присила; 

Стала книжку ту читать 

И Ивашку колыхать. 

Бай, бай, бай! (С). 
17. 1. Товчу, товчу макъ — 
2. За ступою дякъ. 
3 Чого дяче плаче? 
4. — Мачуха была, 

этяоггжтвсжов овоігшп. XXXII. 



Йисты не давала! 
Дала, дала кныпгь— 
Ухопыла мышъ, 
Тай побигла по тынахъ 
Тыны поломала, 
Телятъ полякала. 
Телята ревну.ш, 
А люди почулы, 
Попови сказалы. 
А пипъ съ полу, 
Выбывъ ногу; 
А попадя съ печи, 
Побыла плечи; 
18-23=18—23 Ж 16, а. 



(К.). 



Московка ряба 
Пойихалапо дрова 
И зустряла попа: 
Помогаюшка, батюшка! 
У мого батька 
Козынова шапка, 
Симсотъ овичокъ, 
Щей парка бычокъ! 
Тупай, тупай, коне, 
До дивчины Гальки, 
А въ дивчины Гальки 
Смоляныи лавки. (Н.-С). 

Ихавъ пипъ черезъ мистъ, 
Загрузла кобыла 
По самый хвистъ: 
Тяги, тяги— нема дуги. 
А де дуга?— У лиси. 
А де хомутъ?— У стрисн. (Кв.). 
Заввыгаки— вышки! 
Вставай, панъ, съ колыски! (П-л) 

Весна красна: 
Садъ расцвитае, 
Нянько съ днтбмъ 
По садку гуляе, 
Квиточки зрывае, 
Дитя забавляв: 
Квиточка трясется— 
Дытятко смістся. (Пи.). 

Чи-чи, чп-чи, сорока, 
Куда летишь?— Далеко. 
А гдѣ сядешь?— На току. 
Не бей панка по боку. 
Панкина жннка 
Пошла по мякинку, 
Родила дитинку; 
Пошла по воднцу, 
Нашла молодицу. 
Молодица молода 
Себѣ сына родила. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



50 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



А сьгаъ Максимъ 
Купилъ ссбѣ дудку, 
А дудочка липовая 
а потѣгаливая: 
и-лнлн, ти-ли-ли... 
На полицѣ блины 
Я не хочу блина, 
Кабы чарочка вина, 
На закуску ішрога. 



(Я.Н.). 2в. 



22. Погаелъ котикъ во лѣсокъ, 
Нашел ъ себѣ поясокъ, 
Подпоясалъ животокъ, 
Что и Ваня парубокъ. 
Бѣгутъ дѣвки молоды, 
Огь нихъ котку не уйтп; 
Распоясали животокъ, 
Сняли съ котка поясокъ. 
Прійди, котикъ, у ночи, 
Намъ и проса натолчи, 

А я каши наварю. 

Тебя й Ваню накормлю. 

(Сл. Покровекъ). 
А. 

Пишовъ котыкъ во лисочекъ, 
Найшовъ котыкъ поясочекъ 
И къ люличкѣ привязавъ, 
И дѣточку закачавъ. 
А дѣточка маленька, 
Опа спаты радонька. 
И глазочки закрываетъ, 
И дремоту призываетъ. 
Бай, бай, бай! (С). 

23. Сѣрый коточекъ 
Заховався въ куточекъ, 
Только видно хвосточекъ: 
Яжъ того коточка. 
Выжыну съ куточка. 
Ишла киця пзъ кухни. 

У ней глазки опухли. 
Объ чсмъ ты, киця, плачешь? 
— Поваръ пѣночку слизалъ, 
А на киценьку сказалъ. (К.). 

24 . Китъ — воркоту нъ . 
Ходить курка по току 
Въ червовому колпаку. 
Курочка — матенька *), 
Въ мене батько— татаръ, 
А мате— татарка, 

А сестра— панятка. (К). 



25. Ходить кить... 

По-пидъ копами ходилъ, 
Перепелки ловилъ, 
До шинкарки носилъ. 
Шинкарочка— голубочка, 
Сыпъ чвсртку горилки 
За три перепилки. (К.). 

Ходилъ котикъ подъ горой, 
Перепелковъ ловилъ: 
Шо вловывъ, той пропывъ, 
Дѣтямъ исты не купывъ. 
Пишовъ котусь до бабуси 
И укравъ моточокъ. 
Треба котка быты, 
ІЦобъ вчивсл робыты: 
Чырывычкы шыты, 
На базарь носыты, 
Зарно продаваты, 
Дитокъ годуваты. (К.). 

27. 1. Э-э, кнтку, 

2. Та вкравъ квитку (плитку), 

3. Та понисъ до Гали. 

4. Положивъ на лави. 

5. Стала Галя быты, 

6. Кошка у читы: 

7. Не вчнсь, коты, кріісты, 

8. А вчися робыты, 

9. Черевычш гаыты, 

10. Хоть не намъ, 

11. Такъ панамъ, 

12. Хоть не барськи, 

13. Такъ черкаськи, 

14. Хоть не дороги — 

15. По три золотіи 

16. Нашіи Катюши малін. 

а. 

10. Не наськіе, 

11. А черкаскіе. 

12. Не дорогіе — 

13. По три золотые. 

14. А въ тыхъ черевычкахъ 
16. Буде Галя ходиты, 

16. И затіп черевычш 

17. Буде котыка любиты, 

18. Буде молочкомъ кормиты. 

б. 

10. Черевички съ рогозу 

11. Не боятся морозу. 

в. 

10. Черевички коркови, 

11. А Наумку здорови. 



*) Намъ припоминается таюе сопоставленіе: Курочка рябепька, Дытына ма- 



Оідііігесі Ьу 



Соо^іе 



9 



МАТЕРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ КУОЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 



51 



16. Шобъ дякъ торгу вавъ, 

17. А пипъ купувавъ. (Рд.). 

Д. 

10. На базарь носыты, 

11. Прянычкивъ купуваты, 

12. Та дытынку годуваты (Гнч.). 

е. 

10. Хдиба заробляты, 

11. Дитокъ годуваты. (П-ъ). 

ж. 

10. Черевички не простые. 

11. По три золотые; 

12. Не турецкіѳ, 

13. А нѣмецкіе. 

14. Отъ иолу до лавы— 

15. Черевички диряви; 

16. Отъ припичка до порога— 

17. Черевички попорола. (Рд.). 

А. 

Китку, китку, 

Та вкравъ квитку, 

Та понисъ до Гали, 

Положивъ на лави. 

Галя стала кота быты: 

Та не вчясь, коту, красты, 

А вчися робыты, 

Черевычкы шиты. 

Батькови парку, 

Матери парку, 

Дѣдусеви чарку, 

А бабуси пдяшку, 

А братыканъ тылычку, 

А пени спиднычку, 

А Гапгуни калачи, 

Щобъ спала въ день и въвочи! 

Б. (Н - С> - 
А-а, а-а, баи, бай, бай! 
Пишовъ котыкъ въ куточекъ, 
Укравъ въ бабы клубочекъ 
Таи понисъ его до Гали, 
Щобъ Галичка пидростала, 
Чулочки ссбѣ вязала. 
А Галичка кота была: 
Не учися котыкъ, красты. 
А учися заробляты,— 
Будешь Галечку качаты, 
Въ красныхъ чоооткахъ ходыты, 
На подушкахъ иягкихъ спаты, 
Сливкы съ молочка спываты, 
И Галичку забавляты. 
А-а, а-а, бай, бай, бай! (С). 



28. Котикъ сѣрый, 
Хвостикъ бѣлый, 
Не ходи по хати, 
Не збуди дитяти: 
Дитя маленькое, 
Спати раденькое. 
А котъ-воркотъ 
На люльку скокъ, 
Та вкравъ клубокъ. 
Стала Маня кота бить: 
Не вчись, коте, красты, 
А вчися робиты, 
Черевички шиты, 

* Та не наськіе, 
Та черкаскіе, 
Та не дорогіе— 
По три золотые. (К.). 

29. Э-э, коточекъ, 
Заховавсь въ куточекъ, 
Выпивъ бабинъ медочекъ. 
Треба кота быты, 
Треба выгоняты, 

Щобъ не вчився красты. 

А вчився робыты: 

Та за ципъ, та на тикъ 

Хлиба молотыты, 

Хвостыкомъ эмитаты, 

Лапкамы зтрибаты, 

Хлиба заробляты, 

Дитей годуваты. (К.). 
(Ср. Чубннсый, т. IV, стр. 21 и 22, 

№ 17, А, В, В.). 
30 Не ходи, котику, по камышу: 

Л дытынку колышу. 

Баю, баюшки, баю! I *) 

Баю, баюшки, баю! / 

Не ходи, котику, по хати, 

Не буди, котику, дитяти. 

Мимо, муха, но летай, 

Крошки Пети не спужай. 

(В.-В.). 

31. А ты, котикъ сѣрый, 
Не ходи по сѣнямъ; 
А ты, бѣловатый, 
Не ходи по хатѣ, 
Не буди дитяти; 
А ты, котикъ рудько, 
Та вытопи грубку; 
А ты, котикъ черный, 
Садися у човенъ, 
Лови рыбки повенъ, 
Чтобъ было нянькѣ й мамкѣ, 



*) Посіѣ каждаго 2-стишія. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



52 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ овозрѣнів. 



И бабушкѣ старенькой, 
И дѣточкѣ маленькой (В.-Б). 
А. 

А ты, коту сѣрыВ, 

Вымети намъ сины; 

А ты, коту рябку, 

Скопай у насъ грядку. 

Мы посіемъ квиточекъ 

Забавіяты диточекъ. 

А въ насъ диточкн, м&іеньки, 

Боны спаты раденьки. 

Бай, бай, бай! 

Ой спи, дитя, пидростай, 

У Бога счастія просы. 

Якъ выростешь великій, 

Будешь въ золоти ходнты, 

Чисто золото носыты, 

Бъ святлыхъ хоромахъ житы, 

Бога щиро прославляты. 

Бай, бай, бай! (С.) 
Б. 

Ой ну, коту, котына! 

Засны, мала дытына! 

Кото волохатый, 

Не ходы по хати, 

Не буды дытяты! 

Дитятко маленьке, 

Воно спаты радевьке. 

Ой ну, коту рудку, 

Вымыты хатку! 

А ты, коту сирый, 

Вымыты сины! 

Та піймай мышку, 

Та вкынь въ колыску; 

Мышка будѳ граты, 

А мала дытына спаты (Н . -С . ) . 

32. Коте сирый, коте билый, 
Коте волохатый, 
Не ходы ты коло хаты, 
А йды, коте, ночуваты, 
Дитя мало колыхаты. 
Бодай спало— пе плакало, 
Бодай росло— не булило 
И сердынько не щемило... 
У косточкы— ростушечкы, 
А въ сердынько — здоровьячко . 

(Н.-Е.) 

А. 

Котусь сирый, 

Котусь билый, 

Не ходы по хати, 

Не буды дитяти. 

Котусь буде воркотать, 

А дытына буде спать. (К.) 

Коту сирый, коту билый, 



Коту волохатый, 
Та ны ходы коло хаты, 
Та ны збуды мого дытяты; 
Мое дитя маленьке, 
Воно сшлы радсньке. 
Бодай спало— не плакало, 
Бодай росло— но болило 
И серденько не щемило. (Н.-Н.) 
(Ср. Чубінскіі, Т. IV, стр. 22, М 18). 

33. Ходыть котыкъ по двору, 
Та збырае солому (2) 
Дитяткови въ голову. 

А дитятко буде спать, 
Котыкъ буде колыхать. (Н .-Г . ) 
(Ср. Чубшсіій,Т. IV, стр.22, №22). 

34. У насъ китъ— баламуть, 
Та пойихавъ у Бахмутъ 
Купуваты кици кожуха. 
Треба съ кици зняты, 
Та дитя укрыты, 

Щобъ було тепленько спаты. 

(Пи.) 

35. 1. Э-э, котку, 

2. Не лизь на колодку, 

3. Розибъешъ головку, 

4. Та буде болиты, 

б. Ничымъ завертиты: 

6. Одна була хустыночка, 

7 . Тай ту дивки (няньки ) вкралы, 

8. На куклы подралы, 

9. Куколь наробылы, 
10. Кота обиднылы, 
10. Въпичя попалылы, 

П. Кицю одурылы. (К.) 
. а. 

6. Купы, маты, шовку 

7 . Обертиты (ъіс) головку . 

1. Ой коіъіку-котку!... 

10. Дитей обманилы. 

11. Ой дай,мамо, голку 

12. И ныточку шелку 

13. Зашиты головку. (К.) 

в. 

1. Котку, котку!... 
10. Въ рядокъ посадылы. (Н.-Н). 
г. 

10. Въ садокъ посадылы, 

11. Щобъ туды й коты 

но ходылы. (Н.-Е.) 
А 

1. Коту, коту, коту! 

2. Не лизь на колоду... 

10. Котка подманылы. 

11. Иды, иды, коту, 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОБРАННЫЙ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ, г. 53 



12. До нашон хаты 

13. Дитей колыхаты, 

14. А диты маленькн, 

15. Та спаты ^аденьки. (Гнч.) 

I. Люди, люли,баЙ, бай, котку... 

10. Днтокъ нодражнылы. 

11. А въ насъ днтокъ. 

12. Повенъ кутокъ. 

18. Боны уси манесевьвп 
14. И спаточки радесеньки. 

(В-.Б.) 

В. 

Коту, коту, коту! 

Не лазь на колоду, (2) 

Розобьешъ голову! , 

Бай, бай, бай! •) 
Головка буде болить, 
Ничимъ буде завсртить, (2) 
Ничимъ буде заличить! 
Одна була зфстка, 
Тай ту днвки вкрали, (2) 
На куклы порвали, 
Куколъ наробыли, 
Одіяльце сшили, (2) 
Ивана прикрыли. 

Бай, бай, бай! (С.) 
(Ср. Чубмсжій, Т. IV, стр. 23, К 26). 

36. Ой коту-коточскъ! 
Заховавсь въ куточекъ, 
Да впіймавъ мышку, 
Та сховавъ въ колыску; 
Мышка буде граты, 

А дитя буде спаты. (Н.-С.) 
А • 

Л юли, л юли. . . 
Сирый китъ 
На колодку скикъ, 
Впіймавъ мышку, 
Пустывъ у колыску; 
Мышка буде граты, 
Ваня буде спаты. (Н.-Е.) 
(Ср. Чубинсый, Т. ІУ, стр- 24, Я 27). 

37. Коть-воркотъ 

На виконьце скокъ, 

А зъ виконця та на лавку, 

А зъ лавки та додолу, 

А зъ додолу та въ диброву, 

Зъ дибровы та въ лисокъ, 

Тай вырвавъ соби горишокъ. 

(П-ъ.) 



38. Э-э, кыцю! 
Пиды по водыцю, 

Ны впады въ крыныцю! 
Пишла кыця по водыцю, 
Тай упала у крыныцю; 
Піішовъ котыкъ ратувать, 
За вушычка вытягать. 
Та вытягъ за вуіии, 
Поставывъ на суши : 
Цыть, кыцю, ны гуды! 
И Ивана ны збуды! 
У насъ диты маненьки 
И спатоньки раденьки. 
Бодай спало — ны плакало, 
Бодай росло— ны болило 
И серденько ны щимилоі (Р. П.) 
(Ср. Чубшс&ій, Т. IV, стр. 24, №26). 

39. 1. Пишла кыця по водыцю 

2. Тай упала у крыныцю; 

3. Пишовъ котыкъ вытягаты, 

4. Качалкою потягаты. 

5. Вытягъ кыцю за вуши, 

6. Иосадывъ на суши: 

7. Дывысь, кыця, весело, 

8. Та пойядымъ у село, 

9. Та выоремъ нывку, 

10. Посіемъ матырынку. 

11. Матырынка не вродыла, 

12. Та вродывъ лопушокъ. 

13. Сгаыемъ кыци кожушокъ. 

14. Треба зъ кыци зняты, 

15. Та дытыни даты, 

16. Шобъ тепло було спаты. (Б.) 

а. 

3. Пишовъ китъ пишки 

4. Ратуваты кишки. (Рд.) 

б. 

4. Ажъ то его рядна маты, 
в. 

3. Пишовъ дидъ Вакула, 
4 Вытянувъ ва уха. (Пл.) 
г. 

10. Та на матырынку, 

11. Будемо збыраты, 

12. Та дитей купаты. (К.) 

Д. 

13. Пошыемъ Нюни хвартушокъ. 

(К.) 

е. 

13. Та пошіемъзъ него кожушокъ. 

14. Треба зъ кыци зняты, 

15. Та Параня даты. 



*) Послі 4 стихов*. 



ОідШгесІ Ьу 



54 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



16. А Парася не зносыть, 

17. Кожушочка не бросыть. 

(Н.-С.) 

(Ср. Чубвнсый, Т. IV, стр. 26, № 28). 

40. Боту сирый, коту бнлый, 
Прійды, коту, ночевать, 
Прійды дытятко качать! 
Я тоби, воркоту, 

За работу заплачу: 

Цамъ кусокъ гіырога 

И кушинъ молока. (По). 

41. Баюшки-баю! 

Ходить котикъ по лавочкѣ, 
Водить вотку за лапочки. 

Баюшки— баю! 
Вышла кошка за кота, 
За кота котовича, 
За Ивана Петровича. 

Баюшки—баю! (К.). 

42. Бай, бай, бай! 
А котъ кошкѣ 
Перобилъ ножки; 

А кошечка хворала, 
Коту спать не давала. 
Цыть, киська, не плачь! 
Приходи къ намъ ночевать: 
У насъ хатка тепленька 
И дѣточка иаленька. 
Прійди, котикъ, ночевать 
И дитятко покачать. 
А дитятко маленько, 
Оно спаты раденько. 

Бай, бай, бай! (С). 

43. 1.Ой ну, коіко, котыно, 

2. Куды идешь?— По сино. 

3. Возьмы мено съ собою, 

4. Буду тоби слугою: 

5. И волыкы пасты: 

6. И коныкы пасты, 

7. И коныкы и волы 

8. Выбрыкують до воды. 

9. И волыкы напою, 

10. И до дивчины побреду. 

11. И волыкы напонвъ, 

12. И до дивчины поспивъ. 

13. Ой тамъ трава зелена, 

14. Тамъ дивчина Олена; 

15. Гамъ трава якъ ряска, 

16. И дивчина Параска. (Н.-С.). 

а. 

5. Буду капіку варыгы, 

6. Буду дитокъ кормыты. (Н.-Е). 



б. 

1. Л юл и, люли, котыно... 

5. Ты будешь волы пасты, 

6. А я буду сино класты . (Пр.). 
(Ср. Чубивскій, т. IV, стр. 26. №33). 

44. Гойды, гойды! 
Четыре захвойды, 
А пята въ колысци, 
Въ червонымъ намысти. (Н.-Н.). 



45. Ой спи, дитя, не проснысь, 
Поки маты съ поля прійде 
Да принесе три квиточки: 
Перва квитка сонлива, 

А другая дрымлнва, 
А третя счастлива: 
И счастячка, здоровьячка, 
И добрую годыну 
На малую дытыну. (Ар.) 
(Ср. Чубвнсый, т>ІѴ, стр. 26, .* 35). 

46. Мате сына колыхала: 
Нпченьки ны досыпляла, 
Думала— гадала: 

Якъ я его оженю — 
Всю родыну звыселю: 
Якъ въ службу его отдамъ— 
Соби пичали завдамъ. (По.) 
(Ср. Чубгаскій, т. IV, стр. 27, Ж 36). 

47. Ай на гори лобода, 
Тамъ ходила удова 

Съ маненькими диточками, 
Вмывалася слизочками. 
А за нею татарынъ, 
Стыдкій, брыдкій, поганый, 
Хотивъ іи зарубаты, 
Дитокъ съ собою забраты . 
Не рубай мене, татарынъ, 
Стыдкій, брыдкій, пеганый, 
Есть у мене краше тебе, 
Тай той письмо пыше, 
Дытыну кольппе. (Гнч.). 
А. 

Ой на гори лобода, 
Туда ишла одова 
Зъ маленькими диточками. 
Де не взявся татарынъ, 
Стыдкій, брыдкій, поганый, 
Хоче вдову зарубаты, 
Малыхъ дитокъ соби взяты. 
Не тронь мене, татарынъ, 
Стыдкій, брыдкій, поганый! 
Бо я роду богатого, 
А батеньки хорошего. (К.). 
(Ср. Чубвнсый, т. IV, стр. 28, № 39). 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ 



КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 55 



48. 1: Мате сына колыхала, 

2. Ни дня, ночи но доспала, 

3. Тай думала: добрый будѳ, 

4. Пидъ егаристь іи прогодуе, 

5. Ажь вннъ удавсь пьянычинька: 

6. Дс горилку чуе, тамъ ночуе, 

7. А де медъ-вино, тамъ и двюе; 

8. Иде до дому— выкрыкас, 

9. Свою ненъку выганяе: 

10. „Иды, нсне, прнчъ одъ мене: 

11. Будутъ, йене, гости въ мене, 

12. Усе паны, та все попы, 

13. Усе паны у жупанахъ; 

14. А ты, ненё, въ сирячини". 

15. Пишла ненька скитаючи, 

16. Господоньки шукаючи. 

17. Де господа тепленькая 

18. Та дытына маленькая, 

19. Туда пиду ночуваты 

20. И дытяты колыхаты. 

21 . Ударивъ гримъ насынивъ двиръ, 

22. Тай вбывъ жинку и дытынку. 

23. Пишовъ сынокъ скитаючи, 

24. Свою неньку шукаючи: 

25. Иды, нене, впьять до мене. 

26. Будешь, нене, жити въ иене! 

27. Будемъ жнты— пануваты, 

28. Буду тебе шануваты! (Ар.). 

а. 

8. До дому йде— гостей веде, 

9. Выкрыкуе, выгукуе: (П-%). 

б- 

16. Дочкы Гали шукаючи: 

17- Пусты, дочко, въ теплу хату! 

18. Я буду зятеви вгожаты: 

19. Малу дытыну колыхаты. (Пл.). 

А. 

1. Маты сына колыхала, 

2. Колышу чи тай спивала, 

3. Бо думала: добрый буде, 

4. Матиръ хлибомъ догодуе; 

5. А винъ задавсь такая 

6. Та пьяныця горькая, 

7. Самъ винъ ходе, пье, гуляе, 

8. Матиръ зъ дому прогоняв. . . 

27. Буду хлибъ заробляты, 

28. Буду тебе году ваты. 

29. Прійде смерть тебе поховаю 

30. И хорошенько поминаю. (К.). 
(Ср. ЧубисЕІй, т. IV, стр. 29, & 41). 

49. Ой, дитки мои, 
Голубъятка мои! 
Хочу я васъ покинуты, 
Далеко впдъ васъ полынуты. 
— Ненько наша, 
Била лебедонька! 



Не покинь ты насъ, 
Подгодуй ты насъ; 
Подгодуй ты насъ, 
Попаруй ты насъ! 
Пидгодувала й тай попарувала. 
Оставайсь, ненько, у темному 
лузи: 

Теперь вже мы и самы у друзн. 

Ой, дитки мои, 

Голубъятка мои! 

Не оставляйте у темному лузи, 

Буду я вамъ довикъ въуслузи: 

Бѵду хату вымитаты, 

Малыхъ дитокъ колыхаты. (Ар.). 

50. Спарадила маладца матушка 
Въ середу, въ несчастнай день; 
Спавивала маладца бабушка 
Въ бумажныя пелёначки, 

Въ шолкавой спавивальничекъ; 
Укладала маладца матушка 
Въ альховую люличку; 
Калыхала маладца, пригаварн- 
вала: 

Баю, баю, мае дитятко! 
Люли, люли, мае" милое! 
Да вима въ тибя 
Рад имаго батюшки, 
А у меня милаго дружка. 
Укрывала матушка маладца 
Отъ вѣтра да отъ солнушка, 
Да не укрыла отъ чужой 
Да отъ старонушки, 
Отъ солдатовъ,отъ некрутиковъ, 
(Й.-Н.). 

51. Вмерла наша матусл, 
Осталася дытынка. 
Батько ожинывея, 
Узявъ вдову хорошу: 
Съ первою дитокъ мавъ, 
А съ другою разогнавъ: 
„Идитъ, диты, въ наймы: 
Ныма житья межъ намы*. 
Пишлы диты служиты,— 
По матушки тужиты. 
Ходить батько по двору, 
Повисивши голову: 
„Идитъ, диты, до дому!* 

— Живы, тату, якъ Богъ давъ! 

(К.). 

52. На базарѣ я гуляла 
И дорожку прометала; 
Я дорожку прометала; 
Пескомъ посыпала. 

Я песочкомъ посыпала, 
Сестру поджидала. 
Кончу я дорожку 



ОідШгесІ Ьу 



56. 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБ09РѢНІВ. 



И пойду къ сестридѣ; 
Я пойду къ сестрицѣ, 
Къ миленькой малюткѣ. 
Я нарву цвѣточковъ 
Сестру забавляти, 
Чтобъ не плакала сестршц 
Чтобъ была веоела. (Н. 



Г.). 



53. Баю, баюшки, баю, 
Дитятко мое! 

Что на зорькѣ, на зарѣ, 
О весенней о порѣ 
, Птички Божіи поютъ; 
Въ темномълѣсѣ гнѣздавьютъ. 
Соловейко, соловей, 
Ты гнѣзда себѣ не вей! 
Прилетай ты въ нашъ садокъ, 
Подъ высокій терем »къ, 
По кусточкамъ попорхать, 
Спѣлыхъ ягодъ поклевать, 
Солндемъ крылышки иогрѣть, 
Ванѣ пѣсенку пропѣть. 

Баю, баюшки, баю, 
Ванѣ пѣсенку пропѣть! (Н.Г.). 

54. Ой, Титъ— старый сыть! 
По Вкраини все ходывъ, 
Панивъляхнвъ все налывъ, 
Що добывъ, то й пропывъ, 
Идку жида наградывъ. 

А тамъ жинка молода 
Двухъ сыночкивъ родыла; 
А сыночки пидростали, 
Батьку по Сичи шукали, 
Та червонцы заробляли, 



Батьку грошей не давали: 
„Иды, тату, до дому, 
Пропье мате худобу 
И съ дяками, съ казаками 
И съ кичливыми ляхами!" 
А Титъ, старый хрычъ, 
На сынкпвъ такъ кричптъ: 
Нехай мате гуляе 
И худобу сбувае. 
А вы, хлопци» въ гайдуки! 
И ты, Петру сь, почивай 
Та скорише пидростай, 
Въ Запорожіе паняй: 
Будешь питы и гуляты 
И нехристивъ проучаты 



(С) 



55. Спи, усни, мое дитятко*), 
Пока-ль гроза пройдетъ, (2) 
Злая бѣда мннетъ. 
Твой батюшка— иоляночекъ 
Злымъ бусурманомъ нзрубленъ, 
По полю чистому раскиданъ: 
Злы татары ыабѣлсали, 
Терема и дома сожпгали, 
Хрнстіанскую кровь проливали, 
Стариковъ и дѣточекъ побивали, 
Молодыхъ въ полонъ забирали, 
Жиивоты про межъ собоюдѣлилп. 
Когда солнышко взойдетъ, — 
Твоя очередь настанетъ 
Злыхъ татаровъ погубдять. (С.) 

(Ср. Вареацовъ. Сборник* пѣсеиъ Са* 

марскаго крал. СПБ. 1862. стр. 8, 

№ 4) 



III. 

Дѣтскія пѣсни и приговорки. 

а) Пѣсни. 



Когда тѣшатъ ребенка, подбрасы- 
вая его вверхъ на рукахъ, „чуки- 
кая", приговаркваютъ: 

1. Чебачокъ съ кулачекъ — 
Солоненка рыбка, 

Ни хвостика, ни ребрышка, — 
Только одна спинка. 

2. Ой, чукъ, парубокъі 
И скокъ на дубокъ, 



Нарвавъ ягидокъ, 
Наманывъ соби дивокъ! 

3. Ой чукъ, чукъ, чукавочка! 
Яка мате, така дочка. 
Ходыла по садочку, 
Ирвала ягидочки 

И маныла парубочки. 

4. Ой чукъ, чукъ, чукъ, 
Наловывъ щукъ, 



*) Припѣвъ посіѣ 3-хъ стиховъ. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТВРІАЛЫ СОВРАННЫВ ВЪ КУНЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ, г. 57 



Та ловіізъ на торжокъ, 
Та продавъ за шажокъ. 
Медяника купывъ— 
Дитей поманывъ. (К.) 

5. Ой чуки-рычуки! 
На дуби лапти. 
Дидъ бабу полюбывъ, 
Шо въ чырвоній плахти. 
Плахта ряосньва, 

Баба старенька,— 
Цуръ ему,пекъ, 
Яка чыпурнѳнъка! 
А въ садочку кохалася, 
А въ ставочку купалася (П-я). 
А • 

Ой чукъ, чукъ! 
А на дуби лапти. 
Тымъ дидъ бабу любе, 
Шо въ червоніи плахти. 
Тымъ баба раденька, 
Шо плахта рябенька. 

6. Чуки, чуки... 
Коники въ житп,— 
Никому выгнаты, 
Якъ ны Микити. 
Чому ны вси?— 
Половили ихъ ВЪ вивси. 

7. Чуки, чуки, чуканики! 
Купывъ батько жупаники, 
И купывъ, и надивъ. 

И Ваню поглядивъ. 

8. Ой чукъ, чуканивки! 
Ишли дивки зъ Макарпвки, 
А собаки зъ Макнвокъ 
С— къ, п— дь на дивокъ: 

9. Водятъ слегка пальцемъ по 
обнаженной ручкѣ дитяти взадъ и 
вперсдъ до локтсваго изгиба, припѣва я: 

Мышка, мышка, 

Теретышка. 

Теретынь, теретынь— 

Да упавъ черезъ тынъ. 
При послѣднихъ словахъ быстро за- 
совываютъ палецъ подъ рукавчикъ 
рубашечки до плеча. 

10. Няня, держа обнаженную ручку 
ребенка вверхъ ладонью, водить по 



•) Тпрусь, квшОу не рушъ! 
Я аа цѳД кусовъ 



ней слегка пальцемъ и ири этомъ 
поетъ: 

«Мыпіа, мыша, де була? а 
— Въ Бога, въ Бога. (У пана). 

(К.) 

„Шо робыла?" —Сукно ткала. 
„Шо заткала"?— Кусокъ сала 
Де положила?"— На мыснычку. 
„ Куды впало?"— Въпомыйнычку*). 

Мышка бигла та вхватыла, 

Своимъ диткамъ роздилыла. 

Вотъ и бабка йдёть, 

И сучку выдёть 

За потылычку 

На могылѳчку. 

Вотъ тоби, бабка, 

Съ пердемъ юшка, 

Солона галушка, 

Кобась! кобасьі кобась! (П-я.) 
Съ послѣдннмя словами няня слегка 
бьетъ пальцемъ по ручкѣ ребенка. 
(Ср. ЧублвЫй, Т. IV, стр. 32 Л 64). 

11. Взявъ ребенка за ручки, ти- 
хонько хлопаютъ ими въ ладоши и 
припѣваютъ: 

Ой ладочки, ладоіко!.. 

А гдѣ были?— Въ бабочки. 

А что ѣлн?— Кашку. 

А что пили?— Бражку. 

Кашку поѣли, 

Бражку попили. 

Шугу, шугу!.. Полетѣли, 

На головку сѣли. 
При словахъ: шугу, шугу... ма- 
гаутъ ручками ребенка и затѣмъ при 
послѣднихъ — прикладываютъ ему 
ручки на головку. (К.) 
А. 

Ладушки, ладусн! 
А де бѵлы?— У бабуси. 
А шо иилы? — Кашку. 
А шо пылы?— Бражку. 
Каша масленька, 
Бражка пьяненька, 
Бабуся старенька. 
Гай! гай! . . полытилы, 
На головку силы. (П — я.) 
(Ср. Чубмнскій,Т. IV, стр. 32, Ж 52). 

12. Возьмугь ручку дитяти, по- 
плюютъ на ладонь и, тыкая пальчи- 



Поколоіу носокъ. 
Сл. Нижняя- Дуванжа). 



ОідШгесІ Ьу 



58 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



комъ другой его ручки въ слюну, 
приговариваютъ: 

Сорока, ворона 

На припсчку сидила, 

Диткаиъ кашку варыла. 
Затѣмъ, перебирая Нальчика ре- 
бенка, начиная съ мезинца, пригн- 
баютъ ихъ къ ладони и говорятъ: 

И цюму дамъ, н дгому дамъ, 

И цюму дамъ, и цюму дамъ, 
А дойдя до большаго говорятъ: 

А цюму ны дамъ: 

Во це быцманъ, 

Дровъ ны рубавъ, 

Въ пичи ны топывъ, 

Воды ны носывъ, 

Дижи ны мисывъ, 

Каши ны варывъ, 

Дитокъ ны кормывъ. 
При этомъ ручки ребенка поднн- 
маютъ вверхъ, на головку и конча- 
ютъ: 

Гай! гай!., полытилы въ гай, 
На бабьшу хату силы: 
Молочко пыты, 
Кашку йнсты (П-я и К.) 
(Ср. Чубискій,Т. IV, стр. 83 М 55). 

13. Сорока, ворона 

На припичку сыдила, 
Диткамъ кашку варыла; 
Та зъ припичка впала, 
Побигла до пана: 
„Ой ты, пане губатый, 
Нозычъ грошей, щербатый! 
А я симъ киль заплачу 
И венгерки попляшу 44 . (К.) 

14. Пригнувъ средніе пальцы къ ла- 
дони и вытяиувъ впередъ рожками 
указательный и мезпнецъ, няня на- 
правляетъ ихъ то противъ шейки, 
то противъ животика дитяти, пуга- 
етъ и іцекочетъ его, говоря: 

Кузю, кузю, богатая, 
На молочко бэгатая! 

16. Тѣша ребенка, кладутъ его спин- 
кою къ себѣ на ноги и, гладя ру- 
ками вдоль животика и груди, при- 
говариваютъ: 

Ототушки-тутушки ! . . 

На котыка потягушка, 

А на (имя) ростушкн. 

Ой, тошки, тошки! 

Шобъ пидросли трошки. 



16. Нянька, взявъ ножку ребенка, 
стучить пальцемъ въ подошовку, 
приговаривал: 

Куй, куй, ковалекъ! 
Нидкуи чобитокъ. 
Подай мини молотокъ; 
Ны подасышъ молотка, 
Ны пидкую чобитка; 
А якъ подасы молотокъ, 
Такъ пидкую чобитокъ. (11-я). 

17. Носадивъ ребенка къ себѣ на 
колѣни, няня начинаетъ покачивать 
руками головку его, отъ руки къ 
рукѣ, приговаривая: 

Печу, печу хлибчикъ... 

Бильшему — бильшенькій, 

Меншему— меншенькій. 

Шусть тпко въ пичъ! 
Говоря эти послѣднія слова, беретъ 
и быстро кладетъ ребенка на спинку, 
а ирибавивъ: „Тягну папку зъ пе- 
чи", слегка тянетъ его къ себѣ за 
ножки. 

(Ср. Чубннскій,Т. 17, стр. 34.16 56). 

18. Взявши ребенка за ушки, няня 
слегка іюворачиваетъ вправо и влѣво 
головку его, а при послѣднихъ сло- 
ва хъ тяиетъ за ушки вверхъ. 

1. .,3айчику, зайчику, 
Де ты бувавъ? 

— У млыни, у млынп. 
„Що ты выдавъ? 44 

— 5. Куль муки, куль муки. 

„Чомъ ты не вкравъ"? 

— Тамъ булы старчики, 
Перебили пальчики,— 
Насилу втикъ 

10. Черезъ бабинъ тикъ. 

И тикъ полупавъ, 

И бабу злякавъ; 

А баба за мною, 

Та ще съ кочергою, 
15. А я на колоду, 

Тай упавъ у воду. 

Буль, булъ, буль! (К.) 
А. 

10. Черезъ конопельки. 

Конопельки трищать, 

Горобчики пыщать. 
13. Скау, скау, скау! (К.) 
Б. 

— З.У лиси, у лиси. 

„Шо ты выдавъ? 44 

— О.Симъ михпвъ орнхивъ. 

„Чомъ_ты ны^вкравъ?** 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТВРІАЛЫ СОБРАННЫ В ВЪ КУПЯВСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 59 



— Тамъ сидилы кравчики, 
Золотые пальчики — 
Лѳдви я втикъ 
10. Чырызъ попивъ тикъ — 
Пальчики поішкъ. 
Пивъ! ішвъ! пивъ! (Н-я.) 
(Ср. Чубмаскій, Т. ІУ, стр. 84, № 67). 

Ребенокъ дѣлаѳтъ попытки при- 
подняться, стать на ножки. Мать, 
или бабка, берѳтъ ножъ и поставивъ 
дитя на ножки „перерѣзываетъ ему 
путо", то-ѳсть проводить у него 
между ножками ножемъ по воздуху, 
сзади нанередъ, и говорить: „ ну, те- 
перь ходы: путо розризано"! 

Водя ребенка по лавочкѣ, приго- 
вариваютъ: 

19. Дыбки, дыбки!.. 

Ходить котыкъ по лавочкѣ, 
Водить кошку за лапочки. 
Дыбь, дыбь, дыбь... 

20. Поставивъ себѣ на ноги дитя и 
держа за ручки, няня качаѳтъ его 
на ногахъ и поетъ: 



іихавъ пиггь чырызъ мистъ, 
Загрузла кобыла по самый 
хвистъ. 
Тыги— тыги... Ныма дуги. 
„А де дуга?"— У лиси. 
„А де хомутъ?"— У стриси. 
Заввыпгки — вышки! 
Вставай, панъ, сь колыски! 
При послѣднихъ словахъ няня бы- 
стро поднимаетъ ребенка себѣ на 
колѣни и оканчиваете свою пѣсенку 
словомъ: „гопъ"! 

Посадивъ дитя кь себѣ на плечи, 
скачутъ съ ігамъ по хатѣ и кричать: 
по горшки!' по горшки!.. Присут- 
ствующее подбѣгаютъ, слегка бьютъ 
дитя по спинкѣ и въ свою очередь 
кричать: щербатый горщокъ! съ дыр- 
кой!.. Дитя смѣѳтся: радо, что служить 
предметомъ общаго вниманія. 

Вообще же, пѣстуя, тѣша и за- 
бавляя дѣтѳй, приплясываютъ и по- 
ютъ пѣсенки изъ числа плясовыхъ и 
шуточныхъ. Таковы: 

21. Очѳретъ, осока — 
Чорни брови въ козака. 
Маттсенька родыла, 
Шооь дивчина любыла. 

22. Очеретъ, осока 



Низко стелется. 
Козакъ дивку не любо— 
Дивка сердится. 
„Коли я тебе не люблю, 
Скарай мене Боже. 
Буду тебе цилуваты, 
Поки сонъ сможѳ". 

23. Черѳвикъ, чѳревикь, 
Та на боци дирка. 
Тыжъ мене не пизнавъ, 
Шо я твоя дивка. 

24. Охъ, дидочку, 
Хлиборибочку, 
Поцилуй же мене 
И въ боридочку! 
Нацилувався, 
Тай намилувався, 
Якъ у садку соловейко 
Тай нащебитався. 

25. Ходывъ дидъ по грибы, 
Баба по опеньки; 
Дидъ свои погубывъ,— 
Бабины циленьки. 
„В&ры, бабо, юшку, 
Спасы твою душку... 
Я свои погубывъ, 

А твои циленьки". 

26. Тринки, тринки... 
Три нолтинки. 

Шогомъ-вагомъ четвертакъ, 
Пюхалъ дѣдушка табакъ, 
Не дошелъ.до границы, 
Пропилъ шапку й рукавицы. 

(Н.-Н.) 

А. 

Сахарь-махарь четвертакъ. 
Нюхай, дѣдушка, табакъ! 
Ахъ ты, дѣдушка Тарасъ, 
" Не заѣхалъ ты до насъ! 
Твоя дочечка у насъ! 
Она лаптики плѳтѳтъ, 
У кошолочку кладетъ. 
Кошолочка высока, 
Задавила гусака. 
Гусакъ пищитъ, 
Сто рублей тащить. 

27. А чу я, а чу я... 
Горохъ молочу я 
На чужомъ точку, 
На прилипочку. 
Покатилося зерно 
Подъ Иваново село, 



ОідШгесІ Ьу 



Соо^іе 



60 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРЬНІН. 



А Ивану весело. 
Зелѳныя окна, 
Краен ыя кроква... 
Л собака на цѣпу урывается, 
А Иванъ на печи умы ается, 
У заслянку выдывляѳтся, 
И маелннкомъ примазуется, 
II щепкою расчесуется. 
(Ср. ІЛеЗнѵ Бѣі. и. иѣсня, стр. 25, 

& 50). 

28. Наймхалы козаки, 
Широкія бороды, 
Высокія шляпки, 
Сидять на лошадки, 
Требують горилки 
Четыри бутылки, 
Заставляють жида танщюваты... 
Якъ ударють гопакы, 
Восунки, борунчики... 
Поскакали задкомъ пѳредкомъ 
На буярынъ дворы 
Буярыны пшпуть, 

На дивчатокъ дышуть, 

А собачки на брюшку... 

Видьмидь на ципи урывается, 

Дидъ на печи убувается, 

А кошечка на норози умывается. 

(Н.-Е.) 

29. I. Траг-та-та, тра-та-таі 

2. Сила, баба на кота, 

3. Пойихала до попа, 

4. А поповы дочки 

5. Шыють чобиточки, 

6. Повисыли на килочки, 

7. Саны пишлы у таночки. 

(Н.-Е.) 
4. Трагта-та, тра-та-та! 
б. Пойихала до попа. 

6. Прійихала до попа, 

7. До поповой дочки 

8. Шиты чобиточки. 

9. Тра-та-та, тра-та-та! 
10. Шиты чобиточки. 

А поповы дочки: 
Одна боса, друга коса, 
Третя безъ сорочки. 
Тра-тагта, • тра-та-та! 
Третя безъ сорочки. 
Ту прндпла, нарядила, 
Ту на улицу пустила, 
А ту й зампжъ отдала. (К.) 

30. Кукурику рабабанъ! 

Сила баба на барана, 
Пойихала передъ пава: 
Стой, пане, ие бпжиі 
Скажу тобн рымызы: 



Твои сыны порослы 
II на Динъ пишлы, 
Цеберъ меду кунылы, 
Батька за чубъ водылы: 
Сиды, тату, дома, 
Точи веретена, 
А мы будѳмъ прясты, 
Въ коробочку класты. 
Сёму-тому нытка, 
А барыни свитка, 
Тому-сёму шкуратокъ, 
А барыни чобитокъ. 
(Хуторъ Мміема, Песчамскоі в.). 
А. 

Сила баба на барана, 
Пойихала противъ пала: 
Стій, пане, не бижн! 
Скажу тоби рымызы: 
Въ мене сыны порослы, 
Пишлы, меду принеслы, 
За чубъ батька водылы: 
„Иды, тату, до дому,— 
Нропье мате худобу. 
ІІзъ полами нзъ дьяками, 
Съ хорошими козаками < \(Н.-Н.) 
Б. 

Шось у лиси гука: 

Семенъ батька шука: 

„Иды, тато, до дому,— 

Нропье мате худобу, 

II соху, и борону, 

И кобылу ворону, 

II качалку, рубель, 

И повисмо конопель. 

Изъ тымъ козакомъ, 

Шо шабелька при боку, 

Иовеігь кисетъ табаку. (Н.-Н. 

31. Спдай, тату, на лопату, 

А я сяду на коня, 

Та пойидемъ до бырезы, 

Та купымо барана... 

А въ барана крути рогы, 

А въ дивчины чорни бровы, 

Тутъ же и въ меня. (Н.-Е.) 

32. Разъ, два, три, четыри... 

Ходить свини по орини, 
А за ними старый дидъ,— 
Уже ему сорокъ лить. 

33. Разъ, два, три, четыри... 

А сороки на кватыри 
Чай пыотъ, чашки бьютъ, 
За нихъ денежки даютъ. 
А вовкъ на копыцы 
Плыте соби рукавици; 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТВРІЛДЫ СОВРАННЫЕ ВЪ КѴПЯВСКОМЪ У Г ХАРЬКОВ. Г. 61 



А вовчыця бьшг бго 
Шыѳ соби чѳпчыкъ; 
А дыркачъ — потыкачъ 
Побить доганяты... 
„Сюды, люды, туды, ЛЮДЫ, 
Бижить вовка быты!" 

34. Разъ, два, три, четыри... 
Якъ были ны на кватыри, 
Чай пили, чашки били, 
Много денежки платили. 
Остается пятачокъ — 
Купивъ Вани сертучокъ; 
Остаются деньги— 
Купивъ Кати серги. 

36. Разъ, два, три, четыре, пять... 
Выпіелъ зайчикъ погулять 
Вдругъ охотникъ подбѣгаетъ, 
Прямо зайчика стрѣляетъ: 
Пифъ! пафъі ой, ой, ой! 
Пропадаѳтъ зайчикъ мой. 

36. Сидитъ, батько, дома, 

Стружить веретена! 
А я буду прясты, 
Въ коробочку класты 
А сорока оснуе, 
А ворона вытчѳ, — 
Вотъ тоби, хозяюшка, 
Рубашечка швыдчѳ! 
А. 

Ты знавъ на що брань— 
Я не вмію жаты: 
Напны мини холодочекъ,— 
Я буду лѳжаты. 
А въ тимъ холодочку] 
Наіфяду сорочку. 
А сороки оснують, 
А вороны вытчуть, 
А билыи лебеди 
Та побилять на води, 
А сири утки 
Покачають въ трубки, 
А мѳлкія пташки 
Пошыють рубашки. 
(Ср. Чубмскій, Т. IV, стр. 80, № 46). 

37. А въ нашого батька 

Козынова шапка, 
Семьсоть овѳчокъ 
Ще й кинь ступачокъ, 
Собачка рябенька 
На Дону брехала. 
Якъ пипювъ я до Гапки, 
А въ Гапки смалевани лапки; 
Якъ пишовъ я до Насти, 



А въ Насти вареники въ масли; 
А я сивъ — пикрипивь, 
Вареникивъ не схотивъ. 
Цыги, цыги, скрыбочка! 
Лытыть баба съ припечка, 
А я іи за вушѳчка — 
Куды лытышь, старушечка? 

(К.) 

38. Шутыця-пошутыця моя, . 

Ны ходы на вулыци сама,— 
Теперь ны.такія времена: 
Курыця поросятко прывыла, 
Поросятко яѳчко знысло, 
А безрукій яечко вкравъ, 
Голопузому за пазуху поклавъ, 
А слипый та прыгляжувався, 
А глухый та прислухувався, 
А нимый калавуръ закричавъ, 
А бизногій у погонь погнавъ, 
Шолудивого за патлы нопавъ. 

39. Учинывъ воробей соби пыва, 

Наробывъ воробей соби дыва; 
Созвавъ воробей всихъ пта- 

шокъ-чубрашокъ: 
И кулика и чайку, 
А совы не звавъ — сама 

прышла, 

Сама прышла, въ хату вшила. 
Сила сова въ кинець стола. 
Сидитъ Орелъ Назаровичъ, 
Нугачъ Аврамовичъ, 
Сидитъ Галя Васильевна, 
Ворона Максимовна 
И Сорока Свиридовна, 
А оычъ сидитъ на норози, 
Всимъ гостямъ на сторожи. 
Якъ сивъ воробей на припичку, 
Якъ заграѳ у скрыбочку, 
А журавличѳкъ завивъ танци, 
Тай наступывъ сови на пальци. 
А совушка разгнивалась, 
Тай до дому повіялась. 
Прышла сова не клыкана, 
Пишла сова осмыкана. 
(Ср. Безсоноігь Дѣтскія пѣснн, стр. 101, 
Я 88). 

40. Ой вы, гусы-лыбыди, 

•А хто старшый на води? 
Гусы-буяры, лѳбеди-дворяны. 
Стала гускаиіопадья, 
А гракъ-капитанъ, 
А сорока цыганка, 
А галка-панянка, — 
Сина накосылы, 
Стоги помыталы; 
Пишлы сову свататы— 



ОідШгесІ Ьу 



62 



этнографической овозрѣнтк. 



Стажа сова плакаты: 
„Мене батько одѣлявъ — 
Соломяни воды давъ, 
ІІидъ приішчкомъ годувавъ, 
Съ помыйлыци напувавъ. 
А я въ пичи топьиа, 
Соломянн волы спалыла. 
Будуть мини на знаки 
Чоловячи кулаки: 
Кулаками по бокахъ, 
Долонями по щекахъ". (П-я). 

41. Какъ у нашего сосѣда 

Да веселая бесѣда— 
Тили да тили (послѣ каждаго 
2-стишія), — 
Да веселая бесѣда — 
Безъ соли, безъ хлѣба: 
Кабана-хрюча женили, 
Свинью замужъ выдавали, (2) 
Да музыки нанимали: 
Утки на дудки грали, 
Гуси на гусли бренчали, 
Куры-дуры припѣвали, 
По крапивѣ походили, (2) 
Себѣ ноги пожалили. 
А индыки шалдььбалды, 
Сюды-туды, навыбалды. 
й (Н.-Е.) 

42. И учора въ кумы, 

И сегодня въ кумы, 
А у мены кума 
Въ гостяхъ ны була. 
Якъ найму я стрильця, 
Тай встрѣлю горобця; 
Тай съ того горобця 
Трои саливъ насолю, 
Ли зъ его потрошокъ 
Тай складу у мишокъ, 
Тай понысу потрошокъ 
На базарь же на торжокъ; 
Та продамъ я рыло, 
Та куплю барыло; 
Та продамъ я грудья, 
Та куплю я блюдья;. 
Та продамъ я нижычки, 
Та куплю я пляшычки; 
Та продамъ я кшпычки, 
Та куплю я чарочки. 
Та тоди-жъ я куму 
Тай у гости позову. 
Иосадю я куму 
За двѣнадцать столовъ, 
За двѣнадцать блюдовъ. 
Тоди-жъ я куми 
Поставлю печеного горобця: 
„Ой йижъ-жы, кума, 



„Ны засаливайся, 

„И пидъ столь ны мытай, 

„И въ рукавъ ны ховай, 

„И до дому ны носы, 

„И дитокъ ны кормы!" (ГЬя) 

43. Два пивиыка, два пивныка 

Орохъ молотылы; 

Дви курочки, дви курочки 

До мліша носылы; 

Коза мыла, коза мыла, 

Коза подсыпала, 

А маненькѳ козынятко 

У дудочку грало; 

А вовчокъ зъ кулачокъ 

Зъ лиса выглядае: 

Якъ ухвате козынятко 

Та дали тякае. 

А крюкъ за дрюкъ, 

Нишовъ догапяты, 

А сорока крывонога 

Иишла розганяты. 

44. Мыша кнышъ проточила, 

Муха борщъ пролила, 

Пивинь коня задавывъ— 

Ничимъ йнхать до мльша. 

А бабины конопли 

На ішчи поприлы, 

А дидовы постолы 

На леду згорилы. 

Ходе дидъ по току, 

Баба по вгороду; 

Носе дидъ кочергу, 

Баба сковороду. 

А дидъ бабу товче, товче, 

Шо ны скоро млынци пыче. 

Цыть, диду, ны бисысь! 

Якъ налечу — найисысь. 

45. Якъ вздумала одивонька, 

Якъ на свити житы, 

Тай наняла медвѣдика 

За плугомъ ходыты, 

А вовчика сиренького 

Волы поганяты, 

А зайчикагстыпанчика 

Передни водыты, 

А лысычку-курпосочку 

Обидать носыты. 

Оре, оре медвѣдычокъ— - 

На шляхъ поглядае: 

Чужи жинки обидъ нысуть, 

Моей не мае.... 

Якъ росердывся медвѣдычокъ, 

Нлужокъ поломавъ, 

А вовчичокъ сиресенькій 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТВРІАЛЫ СОВРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 63 



Волы розигнавъ, 
А зайчикъ-стыпанчикъ 
Спасти роскыдавъ, 
А лысычка-курпосычка 
Горшки тай побыла. 
Пншлы воны до вдовушки 
Тай за заплатою: 
Медвѣдыку тулокъ меду, 
А вовчику сиренькому 
Крутого барана, 
А зайчику-стынанчику 
Гнилого качана, 
А лысыци-курпосотци 
Жарене куря. 
(Ср. Голоіац&ій. Нар. пѣснн Гадіцкойн 
Угорской Руся, ч. II. стр 509, № 6). 

46. Якъ захоти л а бабусенька забо- 

гатиты, 
Иидсыпала курипочку, шобъ 

вывела диты . 
Якъ вывела курипочка цилый 
табунъ— трое, 
Якъ погнала бабусенька кури- 
почку пасты, 
Сама сила пидъ кустыкомъ 

кудѳлыцю прясты. 
Чорна хмарка наступав, до- 

щикъ накрапав, 
Бабусенька курипьятокъ у за- 
нилъ хватае: 
Сюды, туды пошатнулась— 

двое задавыла. 
Якъ прыгнала бабусенька ку- 
рипку до дому, 
Сама сила на порози куделыцю 
прясты. 

Ходе, ходе курииочка похати 
тай шепче: 
Доды, ходы, курипонька, по 
хати й тыхо. 
„Якъ прійидѳ дидъ изъ ноля, 
будѳ баби лыхо". 
Якъ прійихавъ дидъ изъ поля: 
„Шо це, шо дѳ, бабусенька, 

курипьятъ ны чуты? 
Ой якъ ухвате старый дидъ 

изъ воза притыку, 
Побывъ баби, понивычивъ го- 
ловоньку й ныку. 
Шобъ тобн, старый диду, бо- 
рода облизла, 
Якъ ты бабу понивычивъ, шо 
на пичь ны злизла. 
А. 

Якъ погнала курочокъ 
Бабусенька пасты, 



Сама сила пидъ тынокъ 
Кудѳличку прясты. 
Ось шульпйка де взялась, 
Ухватыла цинку; 
Баба съ крикомъ поднялась, — 
Заплуталась въ нитку. 
Ой шумитъ, шумитъ садокъ, 
. Ставъ дощъ накрапаты, 
Бижитъ баба циплятокъ 
У хату сганяты. 
Ищѳ въ хату не загнала, 
А вже двое затоптала, 
А назадъ якъ обириулась, 
Такъ на трете спотыкнулась. 

(Н -Е.) 

(Ср. Чубинскій, Т. У, стр. 1189, * 88). 

47. Сила баба на барана, 
ПоЙихала по горамъ; 
Зустрилыся гости, 
Понятный кости: 
„Дѳ ты, бабушка, була?" 

— А я коней стерегла. 
„Дежъ тіи кони?" 

— Мыкола узявъ . 
„Дѳжъ той Мыкола?" 

— Въ клитку иишовъ. 
„Дежъ тая клитка?" 

— Вода пидняла. 
„Дежъ тая вода?" 

— Быки выпыли. 
„Дежъ тіи быки?" 

— За гору пншлы 
„Дежъ тіи горы?" 

— Жуки выточили. 
„Дежъ тіц жуки?" 

— Гуси- поклювали. 
„Дежъ тіи гуси?" 

— Въ очѳретъ пишлы. 
„Дежъ той очѳрѳтъ?" 

— Дивки поломали. 
„Дежъ тіи дивки?" 

— Замижъ пишлы. 
„Дежъ той замижъ?" 

— Вьшеръ, а гробы погнылы. 
Одна осталася дивка— нимка, 
Якъ ударила въ доску, 

Тай поплыла въ Москву, 
Купыла коровку: 
Коровка зъ ложку, 
А молочка зъ чашку... 
И ный-попывай, 
Но чашычкамъ розлывай. 

(Н.-Е.) 

(Ср. безсоиовъ. Дѣтскіл ігѣсні, стр. 
136, №100). 



ОідШгесІ Ьу 



Соо 



64 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



(Ср. Аѳавасьѳвъ. Народная русски 
сказки, кн. III. стр. 544—545, с). 

48. Спыкла баба кнышъ, 
Вырвала мьгаіъ. 
„Гдѣ та мышь?" 

— Побитла въ камышъ . 
„Гдѣ той камышъ?" 

— Вода залила. 
„Гдѣ та вода?" 

— Быки попили. 
„Гдѣ тѣ быки?" 

— Довбни побили. 

„ГКѢ Тѣ ДОВбНИ?" 

— Черви поточили. 
„Гдѣ тѣ черви?" 

— Кѵры поклевали. 
„Гдѣ тѣ куры?,, 

— Совы позадрали. 
„Гдѣ тѣ совы?" 

— На море повходили. 
„Гдѣ то море?" 

— Цапками заросло. 
» „Гдѣ тѣ цапки?" 

— Дѣвки порвали. 
^Гдѣ тѣ дѣвки?" 

— Замужъ повыходили. (Н.— Н.) 
(Ср. Шѳйнг. Вѣлорусскія н. нѣсия, 

стр. 27, № 65). 

б) Приговорки. 

Нѣкоторыя изъ дѣтскихъ приогов- 
рокъ носятъ на сѳбѣ слѣды древнихъ 
молнтвѳнныхъ воззваній или же за- 
клятій. Напримѣръ, при прибдиженіи 
дождевой тучи и при паденіи нер- 
выхъ капель дождя, дѣти, вертясь 
кругомъ или подпрыгивая на одномъ 
мѣстѣ, быотъ въ ладоши и приго- 
вариваютъ: 

1. Лый. лый, дощыку! 

Зварю тобиборщыку 

Въ зеленому (полывяномъ) 

горщыку. 

Лый, лый, дощыку! 
Цыбромъ, видромъ, дійныцею 
Надь всякою напшыцѳю! 

2. Иды, иды, дощику! 

Сварю тоби борщыку. 
Тоби, каша, а мини борщъ — 
На велыкыи допгь. 



допгь. 
дощыку, приступы! 



Дощыку, , . . л 
Я пойду на страсты: 



3. Богу молиться, 
Христу поклониться. 
А я въ Бога •) сирота— 
Отворяйте ворота 
Ключикомъ, замочкомъ, 
Золотымъ платочкомъ. 

2. Та на наши капусты, 

3. А я ігаду пидъ кусты 
Богу молиться и т. д. 

4. Дощыку, дощыку, перестань! 
Я пойду на Іордань 
Богу молиться, 
Христу поклониться. 
А я въ Бога •) сирота, 
Запирайте ворота 
Ключикомъ, замочкомъ, 
Золотымъ платочкомъ. 

Богъ слезовою водою умы- 
вается, 

Золотымъ платочкомъ ути- 
рается. 

Б. При видѣ летящихъ журавлей 
говорить: 

Журавель, журавель! 
Колесомъ, колѳсомъ! 
Завяжемъ тоби очи 
Краснымъ поясомъ, поясомъ. 
Журавель, журавель! 
Кругомъ дороги!... 
Якъ не скажешь: помогайби,— 
Звяжемъ тоби ноги. 

6. Жуоавлики-журавли, 

«Закрутылысь на рыли. 
Ваша мать пидъ лисомъ 
Привязана краснымъ поясомъ. 
Путь вамъ, дорожка! 
Вы летитъ видъ насъ, 
Та не забувайтѳ насъ! 
Мы васъ будемъ дожидаты, 
Въ выконычко выглядаты: 
Не барытыся вы жъ тамъ, 
А мерщій летитъ вы къ намъ. 

7. Гуси, гуси! 

Нате вамъ на гниздо, — 
Нодохнитъ на Риздво! 
Говорить при видѣ летящихъ ди- 
кихъ гусей, причемъ подбрасываютъ 
вверхъ солому, которую потомъ сс- 
бираютъ и подкладываю-п» подъ ой- 



*) Может* быть, вбога (=убога)?Ред. 



Оідііігесі Ьу 



Соо^іе 



МАТЕРІАЛЫ СОБРАННЫЙ ВЪ КУПЯИСКОМЪ У. ХАРЬКОВ, г. 65 



днщнхъ наяйцахъ домашнихъ гусѳй, 
иди хранить ее до посадки ихъ на 
яйца. 

8. Пугая и отгоняя отъ цындятъ 
коршуна, дѣти кричать: 

Гай, гай! на чужій край, 
Тамъ по четверо хватай, 
А у мѳнѳ не займайі 

9. При видѣ парящаго надъ ни- 
вою кобчика, высматривающаго въ 
хлѣбахъ или въ травѣ оебѣ добычу, 
іфиговариваютъ: 

Кобчику, кобчику! 
Выплети миіш рукавички, 
А я тоби— батижокъ. 

10. При видѣ индѣйскаго нѣтуха, 
распускаюіцаго хвость колесомъ, дѣ- 
ти начинаютъ дразнить его:' 

Индыкъ— юыкъ, 
Спусты кишку 
На покрышку! 

11. Мурашка, мурашка, 

Садовая кашка, 

Дай мини кваску, 

А я тоби— медку. 
Говорить, вдвигая послюненный 
прутикъ между бѣтаюіцихъ по раз- 
рытой сверху кучѣ муравьевъ. 

12. Пчелы гудутъ— въ ноле идутъ; 



Оь поля идутъ— мѳдокъ несутъ. 
Говорить, подходя къ ульямъ на 
пасѣкѣ. 

13. Поймавъ сѣвшаго на руку жуч- 
ка — сонычка (соссіпеііа 7 рипсіаіа) 
и оставляя его сидѣть свободно на 
рукѣ, спѣшатъ обойти кругомъ хаты 
прежде, чѣмъ онъ слетитъ съ руки, 
ири этомъ говорить: 

Сонычко, ■ сонычко! 
Отсунь выконычко, 
Подывись на сонычко! 
Оббижимъ кругомъ хаты: 
Будымъ на сонычки гуляты. 

14. Если во время купанья въ рѣкѣ 
вода попадетъ въ упга, то, нрило- 
живъ къ ушамъ руки и покачивая 
голову со стороны на сторону, дѣти 
приговариваютъ: 

Коту, коту! 
Вылій воду на колоду: 
Чи на гримъ, чи на дощъ, 
Чи на молнію. 

15. Заслышавъ крикъ лягушекъ, 
дѣти пѳрѳдразниваютъ: 

Ква, ква, лягушечка! 
Ква, ква, пампушечка! 
Ква, ква, страбушѳчка! 
Ква, ква, мягкинька, 
Хороша кума! 
— И ты такова! 



IV. 

Прикладки къ ииенаиъ, дразнилки и клички. 

Съ пробужденіемъ въ ребенкѣ сознанія, съ сервымъ ле- 
петомъ ребенка начинается и воспитаніе соціальныхъ чувствъ 
его. Одновременно со словами: мама, папа, баба, учатъ его 
произносить слова: цаца, кака, дура, и прилагать эги по- 
слѣднія, какъ онредѣленія, къ первымъ: мама — цаца, папа— 
вака, или наоборотъ, а равно и сопровождать слова свои 
дѣйствіями, выражающими любовь, презрѣніе, злобу и т. п. 
(поцѣлуй, плюнь, ударь). Въ такомъ направленіи идетъ и 
дальнѣйшее воспитаніе ребенка, какъ члена семейства и об- 
щества. Къ сожалѣнію, матеріальныя нужды крестьянской 
семьи нерѣдко заставляюсь ребенка уже съ первыхъ дней 
сознательной жизни его смотрѣть на другихъ дѣтей не какъ 

»ТНОГТА#МЧГОКОН ОВОВРѢПЯ. XXXII. 5 



ОідШгесІ Ьу 



«6 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОѲРѢНІВ. 



ва своихъ друзей, а какъ на своихъ соперниковъ, если не 
враговъ, которыхъ нужно такъ или иначе отстранить, побѣ- 
дить, чтобы не остаться обойденнымъ, обдѣленнымъ. Вотъ 
тутъ-то, при недостаткѣ необходимыхъ для борьбы физичѳ- 
скихъ силъ, обращаются къ силѣ насмѣшки, ііредставляютъ 
въ увеличенному каррикатурномъ видѣ Физическіе, умствен- 
ные, нравственные недостатки соперника. Благо языкъ со- 
ставляѳтъ въ этомъ отношеніи неистощимый арсеналъ, еще 
со временъ первобытной культуры снабженный богатымъ за- 
пасомъ нужнаго оружія. Вотъ въ ѳтой-то глубокой, доисто- 
рической старинѣ, когда всякая драка начиналась перебран- 
кою и оканчивалась глумленіемъ надъ побѣжденнымъ, и ко 
ренится начало дразяиловъ, ѳтихъ первичныхъ Формъ борьбы, 
оружіемъ которой служить слово тяжелой, грубой брани-ли, 
легкой, острой насмѣшки ли, злобной ироніи, язвительнаго 
сарказма или ѣдкой сатиры. Соперникъ или врагъ долженъ 
быть поруганъ, осмѣянъ, обезславленъ, уничтожеяъ*, а какъ 
соперникомъ иожетъ быть каждый другой человѣкъ, то и 
слѣдуетъ имѣть въ запасѣ противъ каждаго соотвѣтствую- 
щее оружіе. Владѣть подобнымъ оружіемъ и учатся дѣти отъ 
своихъ болѣе взрослыхъ товарищей. Что запасъ этого рода 
оружія и теперь довольно великъ, видно изъ нижеслѣ- 
дующаго. 



1) Мужскіл имена: 



Андріанъ. 



Шѳйка-копѣйка, 
Алтынъ голова, 
По три денежки нога. 




Адріянъ-кудіянъ. 



Александр*. 



Сашка-барашка, 
Съ горы котывся, 



Албха-куры полоха. 



Навозомъ вдавывея. 



Сашкаг— голова якъ пляшка. 



(Ар.) 



Алёшка-куры колошка. 

(Срв. Прокопій). 



Сашка-букашка, 
Покотывъ булку 
Та убывъ курку. 



Курка не дыше,— 
Сашка колыше. (Кругл.) 



Андрей. 



АядрШ, не рабіШ 
Будь добрій! 



АлежсѣЪ. 



Алексѣй, не бей гусей! 

Алёша-хвоша, 
Помазавъ колеса. 



1. Андрій-задрій, 

2. Найився (г)орошку. 

3. Задравъ ножку, 

4. Д— сь на дорожку. (К.) 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЕ ВЪ 



4. С— сь на дорожку, 

5. Сивъ тай йисть потрошку. 

№-) 

Андрей-воробей, 
Не клюй конопель. 
Конопли трещать, 
Воробьи пищать. (И-ъ) 

Антоній. 

Антонъ-пѣга, 
Швидко (гвга. 

Антонъ-лепнтонъ , 
Побывъ бабу хомутомъ. 

Антунъ-клыпотунъ, 
Хватай сирка за ковтунъ! 

Антонъ козу веде: 
Бисова коза не йде; 
Винъ іи вижками, 
Вона его нижками. 

1. Антоне, Антоне, 

2. Гляды, сучка втоне! 

3. Тяни іи за вушка: 

4. Будѳ завтра юшка. (Ііп.) 

2. Собака втоне. # 

3. Тягны за вушка: 

4. Буде добра юшка. (Кругл.) 

Антошка-гола ножка. 

Антошка посмотривъ въ 

окошко, 

Увидавъ кошку: 
Кошка била, 
Трошки не зъйила. 

А въ Антошкы 

Спина зъ дошкы. (ГЬя.) 

Антошка, Антошка — 
Не допечена картошка! 

1. Антонъ, Антонъ, 

2. Не тужи о томъ! (Н-ъ.) 

3. Подавай фаетопъ! (Н.-Г.) 

Антинъ, Антинъ, 
Забигай видтиль! 
Та кличь сирка, 
Та вбьемъ вовка. (П-я.) 



КУТГЯВСКОѴЬ У. ХАРЬКОВ, г. 67 



Аухипъ. 

Архипело-закапѳло! 

Афанасій. 

Ахваиасъ-ІІанасъ, 
Свиней пасъ: 
На гору дрався, 
Мукою в— ся. (ІІп). 

Иапасъ, Папасъ, 
Не замарай насъ! 

Афонька-кафонька, 

Собача монька; 
Собаки бѣжали, 
Афоньку лизали. 

Финько, Фанько, 

Курячій дядько! (Кб.) 

Борись. 

Борись, за хлнбь берись! 

Борись ходывъ ла киргизъ, 
Собака коня обгрызъ, — 
Осталыся копыты 
Для бильшои клопоты. 

(Кругл.) 

Василій. 

Васыль пычерычкы косывъ 
Та въ борщъ приносывъ. 
Его мате Культа 
Пычерычкы варыла; 
А сыстра Приська 
Печѳрычкы триська. 

Васыль-ковбаса, 
Недопечена душа. 

Васыль навозъ мисывъ: 
Пидъ хатою-лопатою, 
Нидъ синцами-колинцами, 
Пидъ вербою-головою 
Объ землю грюкъ! 

Васька-ковбаська, 
Объ тынъ бьѳтця, 
Молокомъ льетця. 

Вася-кобася, 

Жирно мясо; (Пп.) 

Кишки волокутся, 

Собаки дерутся. (Н-ъ.) 

Владиміръ. 

Володькагколодка. 

5* 



Оідііігесі Ьу 



68 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ 0Б08Р4НІВ. 



Ладько-кладько. 



(П-л.) 



Власій. 

Власъ, ходы до насъ! 

(Н.-Н.) 

Власъ сшши пасъ: 

Нема ны сала, ни вовбасъ. 

(Кругл.) 

Іаеріилг. 

Гаврилъ— раскосъ, 

Два яичка снесъ. (П-ъ.) 

Гаврыло — свинячѳ рыло, 
Бить чѳрѳзъ гору, 
Розбывъ соби голову. 

Гавоыло— барыло, 

Наоый мини видра, 

Твоя мате-видьма. (11п.) 

Гаврыло— сорокове барыло. 

(Кб.) 

Гаврюшка-кубушка. 

Георгій. 

Егоръ, Егоръ, 
Выйди на бугоръ! 

Егоръ, Егоръ, 
Сзади бугоръ. 

А въ Ягора 

Спина гола. (Ар.) 

Герасимъ. 

Гарасымъ, Гарасымъ, 
По кобыли голосывъ: 
Его кобыла здохла, 
А ему нога всохла. 

Гарасымъ, Гарасымъ, 

Йижѳчку нрокусывъ 
ввесь сыръ розносывъ. 

(Ар.) 

Гарасимъ— оъ сынъ, 
Продавъ жинку за копійку, 
А Явдошку за картошку, 
А Лукырьку за сокирку, 
А Горпынку за торбьшку, 
А Наталку за качалку. 

(Срв. Максимг) (Н.-Н.) 

Гордій. 

Гордій— п-дій, 



Житна галушка, 

Пшыкъ! (Пл.) 

Грихорій. 

Эзыцыкъ-буцыкъ, 
аньскій пуцыкъ. 

Грыдыкъ-пуцыкъ, 
Коваливъ цуцыкъ. 

Грыцыня-буцыня, 
ІГаньке цуцыня (шиня). 

Ээыця-пупа, 
а капусти сидила 
Всихъ жабъ пойила. (Ар.) 

Гриша-шиша, 
Сидитъ не пиша, 
На музыку граетъ 
Та всѣхъ забавляѳтъ. 

?ришка, Гришка, 
кралъ топоришко, 
ГІобѣгъ на ярышко; 
Нобѣгъ къ брату, 
Укралъ хату; (П-ъ.) 
По>бѣгъ къ отцу, 
Укралъ овцу. 

• — 
Грыцько— хромъ, 
Убьетъ тебя громъ. (И-ъ.) 

(Срв. Николай). 

Даѳидъ. 

Давидъ, Давидъ, 

Собакъ давывъ. (Пп.) 

А въ Давыда 

Мала гныда. (П-я.) 

Доліамг. 

Демъянъ-бурьянъ , 
Покотывся въ яръ; 
Тамъ шкуру деруть, 
Ему мясо дають. (Пп.) 

Демьянъ, Демьянъ, 
Не ходы въ бурьянъ, 
Не лови курочокъ, 
Не ходы до дивочокъ. 

(Н.-Н.) 

Дмитріѵ. 

Мытрб— цыганскѳ шатро. 



Оідііігесі Ьу 



Соо^іе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЙ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 69 



Дгонисгй. 

У Дыныса тыля лисе, 
ііидъ хатою на килку высе. 
(Срі. Ашфіл) (Кругл.) 

Евграфъ. 

Яврахъ-гаврахъ. (П-я.) 
Еедокимъ. 

Евдокымъ сивъ пидъ тмнъ. 
Евмеиій. 

Евмешка-довбешка. (П-я.) 
Еёфимій. 

Юхинъ-юшка, 

Ничена галушка. (Н.-Н.) 

Юхьшъ-трюхымъ, 
Ковбаскы начинявъ, 
Додому прыбижавъ— 
Ковбаскы не видавъ. (Кругл.) 

Омылъянъ, Омшьянъ, 
Повни штаны навалявъ; 
Гарбузомъ закусывъ, 
Та ще билъше натрусывъ. 

(Пп.) 



Омелысс-ковелько. 
Омелько-бусурменко. 



(П-ъ.) 



Омеля за троихг умсля. 

(Н.-Н.) 
А въ нашого Омелька 
Маненыеа (не велика) симейка: 
Тидысо вннъ та вона, 
Та Ярема, та Ѳома, 
Та Авдрусь, та Иетрусь, 
Та дви пары Марусь, 
Та дви дивкн горбатыхъ 

(кудлатыхъ), 
Та два парубки жонатыхъ. 

(П-я.) 

А въ нашого Омелька 
Симейка маленька: 
Симъ пишло, симъ пойяхало, 
Симъ дома зосталось. 



Захарій 



чини. 

Захарка-шкуратокъ, 
Панскій у тебя ротокъ. (П-ъ.) 

Захаръ по бору ходилъ, 
Захаръ ежака ловвлъ. 



Игматій. 

Игнатъ— не свой брать: 
Повне гумно ягнятъ. (Пп.) 

Игнашка, Игнатъ, 
Подавывъ ягнятъ. 

Игнатъ невиноватъ, 
А виновата хата, 
Шо впустыла Игната. 

Игнатъ, ход!імъ собакъ драть! 

Мини мясо, тоби кожа. 

Я мяса наварю— 

Тебе на кормлю, 

А ты кожу продасы— 

Мини деньги отдасы. (Кругл.) 

Илья. 

Илья-поламавъ гилья. 

Илья-пророкъ 
Наловилъ сорокъ, 
Наклалъ въ кучку, 
Убялъ сучку. 

Илья-Илюха 

Попавъ свиню за вуха: 

Волочивъ, волочивъ 

Та впьлть въ грязь умочивъ. 

(Н.-Н.) 

Илюхо-свнняче ухо. 

Шюшка-лягуппса. 
Илюха^гребуха, 
Зъйивъ корову и быка, 
Семьсотъ поросятъ, 
Одни ножки висятъ; 
Сорокъ кадушекъ 
Зеленыхъ лягушекъ,— 
Щей Шіі найнвел... 
Бодай ты розеивел! 

Исидоръ. 

Сыдоръ-выдоръ, трибуха, 
Зъйивъ кобылу и быка, 
Семьсотъ поросятъ, 
Девяносто лошатъ, 
Коробочку маку, 
Скажену собаку, — 
Ще не найився... 
Щобъ ты розеився! 

Іажо€%. 

Яшка— вь роти пляшка. (П-я.) 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



70 .ч .« отадгРАФич8ОДіо».овоарѣнід 



Солдатъ Яшка, 
Въ кузни пляшка. 

Якушагчакуша. (П-ъ.) 
Іоаинъ. 

1. Иванъ-болванъ (бурванъ) 

2. Кочырежкы кувавъ, 

3. Чертямъ (жидамъ) про- 

дававъ; 

4. Черти (жиды) не купыли, 

5. Ивана облупыли 

4. Чорты ны кулылы,— 

6. Ивана ухопылы. (П-ъ.) 

4. Черти не беруть— 

б. Ивана деруть. (Ар.) 

3. Пидъ мистъ пускавъ. 

(П-я.) 

2. На напусти спдивъ, 
8. У си черви, пойивъ 
(Уснхъ жабъ пойивъ). 

Иванюха-требуха, 
Зъййвъ корову и быка, 
Симсотъ норосятт», 

Йевяносто гусятъ 
четыре пташечки, 
И горщсчокъ кашечки, 
И дижку борщу— 
И ище листы хочу, 
Та ще й не найлвся, 
Бодай ты розсивсяі (Кругл.) 

Іосифъ. 

Йосыпе, Йосыпеі 

Шось у хати йе, сопё. (Пп.) 

Йосыпъ-татарузъ, 
ІІродавъ батька за гарбузъ, 
Матырь за нагайку, 
Купывъ балабайку.* (Ар.) 

Йосьтець-горобець, 
Скочивъ на драбынку, 
Бросывъ горошинку. (Кругл.) 

Калиникъ. 

Каленыкъ-вареныкъ. 

Карм. 

Карпо-Карпычъ, ѵ 
Перебрать кырвычъ 



Карпусь-дидусь, 
Варенычкы кусь! (Кругл.) 

Кщткъ. 

Кирикъ — киричбкъ, 
Повннъ ротъ палычбкъ. 

Кирилл* . 

Кырыло-свыняче (собаче) рыло. 

Кпрнло-запачкане рыло. 

(Н.-Г.) 

Кирило забывъ батька въ ба- 
рыло. (Кругл.) 

Кйидратъ. 

Кондрап»— мой братъ, 
Ношелъ собакъ драть, 
Да забылъ ножа взять. (Пп.) 

Кондратъ, пойдемъ собакъ 

драть! 

Мини— шкуру, тоби— мясо. 

. (Н.-Н.) 

Козьма. 

Ку з ьма-розмазня . 

Кузьмаюстолопъ, 
Осиновый лобъ. 

Кузька— собача гузька, 
По тыну скаче, 
Но-собачи плаче. 

Кузя, Кузя-голопузя, 

По двору ходя, 

Чертей водя. (П-ъ.) 

Кузя, воша въпузи. (Н.-Н). 
Константин* . 

Костлнъ-деревьянъ 
Черезъ гору свннн гнавъ. 

(Пп.) 

Лаврентій. 

Лаврушка-индюшка. (П-ъ.) 

Леонтій. 

Леонтій-Лбвка, 

Дурацька головка. (П-я.) 

Лука. 

Лука зъйнвъ вовкіц 
Корову и быка. (Пп.) 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСВОМЪ У«. ХАРЬКОВ. Г. 71 



Лукашка-Лука, 

Грычана мука. (П-я.) 

Макарій. 

Пншовъ Макаръ 
Та тамъ и пропавъ. 

Макаръ тебе насивъ (пріша- 
докъ). (ІІп.) 

Макаръ-душа, 

Изъйивъ лоша, 

Ще лоша Макарове 

На що зъйивъ?— Ударыдо. 

Макарка, на го лови ворона 
карка. (Н.-Н.) 

Маиеимъ. 

Макс и мъ — с-ъ сынъ, 
Иродавъ жинку за копійку, 
А дытыну за терныну, 
А самъ иншовъ за куртыну. 

(Кругл.) 

Максымъ-Гарасьшъ, 

По кобыл и голосывъ, — 

А кобыла здохла, 

Ему рука всохла. (Пп). 

Максымъ печерыци косывъ. 

(Ар.) 

Мартинъ. 

Розбывъ Мартынъ 

Голову объ тынъ. (Ар.) 

Побывъ Мартынъ 
Горшки объ тынъ. 

* Мартынъ, Мартынъ, 
Ударывся объ тынъ. 
Хватай, Мартыне, 
Мате щѳ ■ подкыне. (Н.-Ц.) 

Матвей. 

Засмійся, Матвійку, 
Дань тоби кошйку. 

Миронъ. 

Міфошка-Миронъ, 
Повна с— ка воронь. 

Миронъ, Миронъ, 

Лови воронь! (П-я.) 



Михаил*. 

Мыша, дрыша, шылыстунъ. 

(Пп.) 

Мышка — собача кышка. 

Мышка-кубьппка, 
Коло уха шышка. 

Мышка-мышонокъ, 

Кривой поросенокъ, 

Съ горы котывея. 

Г— мъ подавывея. (Кругл.) 

Мог сей. 

У Мосея мать зас — я. 

Мося-кося. (П^ь.) 
Назарій. 

А нашъ Назарь 
Повивъ козу на базарь. 

Пазарька, Назарь, 
Нишовъ на базарь, 
Купывъ порося, 
Боно вырвалося. (Пп.) 

Наумъ. 

Наумъ — Наумёць, 

Повна пазуха яёць. (Пп.) 

У Наума богата дума. 

Наумъ-простота: 

Съ чужого воза смыче, 

А въ свій тыче. (Кругл.) 

Несторъ. 

А въ нашого Йыстирка 

Дитсй щистирка: 

Ты та я, та насъ два, 

Та мы съ тобой, 

Та ще ти чотыри, 

ПІо отамъ горохъ модотыли, 

Та ти пьять, 

Шо въ соломи сплять, 

То оце й вен, 

Та ще дванадцать въ вігвси. 

(П-я). 

Нестёръ г— но стеръ. (П-ъ.) 
Никита. 

Мыкыто, чи ты то? 

А въ Мыкыты сира свита, *- 



ОідШгесІ Ьу 



72 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ 0Б03РѢНІЕ. 



Пидъ впконцемъ согнувся, 
Чи не выйде Маруся. 

Микнта-волокита, 
Съ горкл котывся, 
Галушкой подавывся. 

М пкита-волокита, 

Ходе-волочптця, 

Робыты не хочитця. (Н.-Н.) 

Ннкита-буркита, 
Зъйивъ копу жита, 
Та ще не найився. 
Бодай ты вдавывся! 

Ныкыта-Мыкыта, 
Зъйивъ копу жыта, 
На гору дрався,— 
Мукою в— ся, 
Съ горы котывся, 
Галушкой вдавывся. І(Пп.) 

Мыкыта-волокыта, 
На-опашку свыта. (П-я.) 

Никитка— пузата кобылка. 
Никифоръ. 

Никпфоръ-тхоръ. 
Николай. 

Николай, собакъ лай! 

Ннкола-дрыгола, 
Ногами дрыгавъ, 
іМатиръ лопавъ; 
Мате плаче, 
Никола окаче. 

Мыколай— хромъ, 
Убьетъ тебя громъ. 

Мыкола-храмылака, 
Загрызетъ тебя собака. (П^ь.) 

Мыкола-пкона, 

Бурлацькій богъ. (П-я), 

Никои*. 

Никошка, посмотри въ окошко, 
Побѣжала кошка. 

Павелъ. 

Павло загнавъ сирка въ кубло. 

(П-я.) 



Павло-хамло, 

Иоросятъ навело. (Н.-Г.) 

Павлу шка-П авло, 
Загнавъ батька въ хамло, 
А матиръ въ бочку, 
Самъ сивъ на кплочку. (Ип. ) 

Павлушка- полушка. (П-ъ.) 

Иавлюкъ излизъ на дрюкъ, 
Дрюкъ уломывсь, — 
Иавлюкъ убывсь. (Кругл.) 

Пантелеймонъ. 

Нанько, Пенычъ, Пантюшка, 
Стара индюшка. іПн) 

Пантюхо-собаче ухо. (ІІ-ъ.) 
Пахомій. 

Пархомъ (*) сивъ на коныка 
верхомъ. 

Иетрг. 

1. Петро-репетро (реметро), 

2. Нолывяне г— но, 

3. На пичи загрузло; 

4. Стала мате вытягаты 

6. Коромисломъ потягаты. 
*6. Запрягалы кабанця— 

7. Не вытяглы до конця. 

5. Качалкою потягаты; 

6. На лопату сажала— 

7. Та зъ хаты выряжала. 

_ (Кругл.) 

4. Спмъ бабъ тягло 
б. Та не вытягло: 

6. Запрягли кабанця 

7. Тай вытягли до конця. 

Петька-лепѳтька. 
Платон*. 

Платошка-картошка. 

Прокопін. 

Прокошка собакъ колошка. 

(П-я.) 

Прокошка зъйивъ кошку. 

(Пл.) 



(*) Не Парѳень лв? Ред. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЙ ВЪ КУПЯНСВОМЪ У. ХАРЬКОВ, г. 73 



Романъ. 

Романъ, заховай свій гаманъ* 

А ппвчи ирпбпжалы 

Въ его гаманъ отнималы. 

(Кругл.) 

Ромаяюха-трѳбуха, 
Зъйпвъ корову и быка, . 
Семьсотъ порослтъ, 
Девяносто гусятъ, 
Щей кобылу к лоша, 
И паршиво порося. (Кругл.) 
(Срв. Илья, Исиоорг). 

Савва. 

Бевъ, бевъ, бевъ! 
Савка вмеръ: 

Пипъ прыйпхавъ ховаты,— 
Савка пойихавъ ораты. (Пп.) 

Савка-булавка, 
Черезъ тынъ гавка; 
Тынъ похылывся— ■ 
Савка убывся. 

Савка по-собачій гавка. 
Серхѣй. 

Серёга, сядь быля порога! 

Сырёга зъйивъ вола сырого. 

(Йп.) 

Сергѣй-качька, 
Поимавъ рачъка, 
Нокотывъ булку, 
Та вбывъ курку, 
Волочывъ, волочывъ 
Тай въ борщъ умочывъ. 

(Кругл.) 

Сильеестръ. 

Силъвѳстръ — симъ вестръ. 

(П-я.) 

Симеон*. 

Семенъ-боба, Семенъ-боба, 
Вылѣзло кошпнм нзъ лоба. 

Семене, Семене, 
Прыйды до менѳ! 
Дамъ тобіі коко,— 
Вылнзѳ око (Пп.) 
Дамъ тобіі двое,— 
Вылизуть обое. (Кругл.) 

Семка-парасемка, 
Съѣлъ поросенка, 



Трохи погодя— 

Съѣлъ медвѣдя. (П-ъ.) 

Семка, Семка, 
Съѣлъ поросенка, 
Семнадцать гусятъ, 
Только ножки висятъ. 

Спиридонъ. 

Свырыдона нема дома: 
Пойихавъ въ лнсъ по дрова,— 
Сами диты дома. (Кругл.) 

Степан ъ. 

Степанъ сороку щипалъ, 
Сорока пищптъ— 
Винъ дали тащить. 

Стёпка-залёпка, 
Залёпавъ сорочку, 
Повисивъ на килочку; 
Пришла маты, 
Стала пытаты. 

Терентій. 

Терешку, замаравъ мережку. 

(Н.-Н.) 

Засмійсь, Терешку, 
Дамъ денежку. 

Тимоѳей. 

Тимоха куры полоха. 

Тимоха-самотоха, 

Накапусти ендивъ, 

Уси червы пойивъ; 

Червей не найнвея 

Та тамъ и розенвея. (Пп.) 

Тимошка-бал абошка, 

Балабоша голова, 

Кошеча нога. (Н.-Н.) 

Тихонъ. 

Тпхонъ съ того свѣта спиханъ. 

(П-.ъ) 

Тихонъ-Тишка, 
Передрана кишка. 

Трофимъ. 

Трофимъ-куличокъ, 
Повна торба яичокъ. 

(Н.-Н.) 



ОідШгесІ Ьу 



74 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОІРѢВІК. 



Трохьшъ-кацяхымъ. 

Трошка-кошка. 
Филипп*. 



(Пп.) 



Пылыпъ до стины (лавки) 

прылыпъ 

Харитонъ. 

Харытонъ, Харытонъ, 
Убывъ бабу (жинку) хомутомъ, 
Солонкою прытрусывъ, 
Шобъ комарыкъ (ныхто) ны 
вкусывъ. (Ар.) 

Харитонъ набравъ веретёнъ, 
Ионисъ на базарь, — 
Никому не показавъ. 

(Кругл.) 

Ѳеодоръ. 

Федиръ-медиръ, кукуруэъ, 
Продавъ батька за гарбузъ, 
А матпръ за нагайку, — 
Купывъ балабайку; 
Балабайка граетъ, 
А мате скакаетъ. 

Ѳедька-рѣдька, ромовокъ, 
Продавъ батька за возокъ, 
А матиръ за дыню,— 
Купывъ гооподыню. 



Агафія. 



Гапка— собача лапка, 
На тынъ скаче, 
Молока плаче. 
А грпхъ! Середа! 
— Обрыта борода. 



Свиты, Гагасо! 
Богъ давъ телятко. 
— Дывысь, Дѳнысе, 
Чы воно не лысе? 



(Ар.) 



Гапка— собача лапка, 

Сучку убила, 

Молока надопла, 

Дѣтей накормила. (И-ъ.) 



Ѳедька-рѣдька, 
Побывъ мухи 
На пампухи. 

Ѳедиръ-пендиръ, 
Наварывъ юшки 
Безъ петрушки, 
Сивъс— ты, 

По-въ пяты. (Пп). 
Ѳедя-редя, 

Съѣлъ мсдвѣдя. (Н.-Г.) 

Ѳедя-редя, 

На курочкѣѣдя, 

Хвостомъ погоняя. (ІІ-ъ.) 

Йила баба рѣдьку, 
Та вы— ла Федьку. 

Ѳеоктистъ. 

Ѳытысъ на верби повысъ. 

(11-я.) 

Ѳока. 

Хвоіса. зъйивъ вовкй, 
А перегодя— видьмедя, 
А на закуску 
За— ну гуску. 

Ѳома. 

Хома та Брома 

Булы рнднп братья: 

Крема задывывся, 

А Хома удавывся. (Пп.) 



Я) Женскім имена. 



Гашка-пляшка, 
Покотыла пляшку,— 
Нляшка розбылась, 
А Гашка убылась. (Кругл.) 

Ахрипина. 

Горпына-торбына, 
Найнлася лободы, 
Нодрочилась до воды. (Нп). 

Горпына-крывоспына, 
Горбыка полюбыла, 
А Горбыкъ-крывобякъ 
Горпыну заволикъ. (Кругл). 

Акилина. 

Акулина-высокЬ, 
Продавала гусака; 
Гусакъ пищитъ, 
А вона тащить. , 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕР! АЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ «УНЯИСЖОШЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 75 



Ой ты, Кулл-Куляша! 

Нечи калачи на горячій печи. 
А козакъ іюкравъ, 
Чѳрезъ тынъ утикавъ— 
Каптанъ порвавъ. 
Сила Куля на барана— 
Съ жалобою до пана. 
Нашъ панъ у шірыі.. 
Сучка рябѳнъка, 
Свыня молод енька. 
Сій, Куля, на сыта, 
Сій, переворочай 
Та вныпъ учпняй. 

Якнлина-цпбулина. (Н.-Н). 
Александра. 

Сашка— голова якъ пдлшка. 
(Срв. Александр*). (Ар.) 

Анаетасія. 

Настя-пастя, 
Внвци пасла, 

Назбнрала горщокъ масла. 

(ІІп.) 

Настя-кобыляче щастя. 

(Н.-Г.) 

Настя-косая, 
У рюмочку н— ла; 
ІІзъ рюмочки льется,- 



Галя милостива, 
Чимъ ты брови намастила? 
— Малярикивъ нанимала, 
Чорни брови малювала,— 
Малювала кукурвасомъ, 
Шобъ любили хлопци разомъ*). 

Анюта въ дугу согнута. 

Анюта зъ г— на звернута. 

(Ар.) 

Анюта ватой надута, 
Гвоздемъ прибита, 
Шобъ не оула сердита. 
(Срв. ниже Жидг). (Н.-Г). 

Анютка— дурная,якъ малютка. 

(Н.-Н.) 

Варвара. 

^Варвара штаны порвала 

Варька-кубарька, 
Сила на бочку, 
Во— ла сорочку; 
Якъ стало свнтаты, 
Стала мате праты. 

Дарья. 

Одарка Тнмкшу 
Не давала кулишу; 
Одарка и Тимпшъ 
Подралися за хулишь. 

Дашка— коза, деревяшка, 
Злизла на бочку, 
Порвала сорочку. (Н.-Н. ) 

Домна. 

Домаха-костомаха. 
Евдокія. 

Явдока-солохя, (картоха), 
На пичи здохла, 
Пидъ ирыпичкомъ ожыла, 
Семоро поросятъ пршыла. 
(Кошынятъ навыла). 

Донька ряба, 
Йоѣхала по дрова, 
Зацѣпилась за пенекъ, 
Голосила весь денекъ, (П-ъ) 

Явдошка переиалась якъ 
— • дошка. (Кругл.) 

*) С|р«. вѣіві>аѣ я Збнрвыку*Н.В. Лісенка: „Ой Ганзю міиостыва*, и пр. Ред. 



Косая сміется. 
Настя-застя. 



(П-ъ.) 



Нацл-паця, 
Кислый борщъ. 

Анисья. 

Оныся, поныже нагныся! 
—Помалу, батюшко, садыся: 
У мене на спынп чырякъ. 

(Кругл.) 

-Анна. 

Ганна-панна, кучерява, 
Пидъ решетомъ ночувала*). 

Ганна-панна, 
Злизла вза бочку, 
У— ла сорочку. 
„Дай, мамо, сорочкуі" 
—А ту де дилаѴ 
Сама зъйила. (Пп.) 



ОідШгесІ Ьу 



Соо< 



76 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



Еефимгя. 

Хима, Хкма-Химуза, 
Наварыла гарбуза, 
Сама йисть, сама пье, 
А мини ны дае. (П-я.) 

Хыма-бздыма. (Ар.) 

Танцюрыста Хымка 
Выйшла за Юхымка; 
А Юхымко плаче: 
Чобитъ Хымцп ны настачѳ. 

(П-я.) 

Евфросинъя. 

Апрося-Прося. (П-ъ.) 

Приська г— но трпска. (Ар.) 
Екатерина. 

1. Катырына-батырына, 

2. Борщучсащи наварыла, 

3. Блинивъ напекла. 

4. Сама утекла. 

3. Выйшла и стоить: 

4. Обидаты йдять. 

5. А мы не йдемо— 

6. Приказу ждемо. (Кругл.) 

Катеринагкотенокъ, 
Жирный поросенокь, 
Съ горки катился, 
Саломъ подавился. 

Катерына-бычкы, 
Ой стій, постривай — 
Куплю чѳревычкыі •) (Ар.) 

Елена. 

Албна-смалёна. (П^ь.) 

Олена-цыбуля (голова, жаба) 
зелена. 

Ирина. 

Орына-собача шкурына. (Пп.) 

Орышка-кишка, безъ кишокъ: 
Оставсь самый кендюшокъ. 

(Кругл.) 



*) Срв. общего йѣстиую пѣсенжу: 

Онапасъ бадло (волі) иасъ, 
Павасыха— бычкы; 



Орішпса перервана кишка. 

Орька-куряча головка. 

(Н.-Н.) 

Орыньзя-брыньзя. (П-я.) 

Іуліанія. 

Уляна по ярмарку гуляла, 
Повынъ чооитъ наваляла. 

(Ар.) 

Ульяна съ солдатами гуляла. 

(Н.-Н.) 

Уляшка-голяшка. 

Ксенія. 

Оксяна-вивсяна. , 

Любовь. 

Любка— сивая голубка. 

Любка-губка, 

Три дни не курыла: 

Хату завалыла. (Пп.) 

Марина. 

арына пычырыцн варыла, 
пии маты Приська 
Пычырыци триска. (П-я.) 

Марія. 

Марья-замарья, 
Пойихала за ярокъ, 
Вы— ла огирокъ 
И зъйпла сама. (Пп.) 

Маша-каша. 

Манька-ханька. 

Манька-ковбанька, 

Куряча головка, 

Не боится вовка. (П-я.) 

М анька-ковбанъка, 
Злизла на бочку, 
Закаляла сорочку. (Кругл.) 



Почеаай, невтиіай, 
Куплю черючкы. 

(Волен, губ.) Ред. 



ОідШгесІ Ьу 



МАТВРІАЛЫ СОВРАВВЫВ ВЪ КУПЯНСНОМЪ У. ХАРЬКОВ, г. 77 



Марфа. 

Марфычъ укравъ бычъ. 

Марфычъ-бычъ, 

По кобыли ГОЛОСЫЧЪ. (Пи.) 

Наталья. 

Наталка-качалка, 
Ни толста, ни тонка, 
А все пырижки кача. 

(Кругл.) 

Олыа. 

Олд-коля. (П-ъ) 

Параскева. 

Параска— въ чнеи ервона 

запаска 

Щѳй добра ласка. 

Параска по щокамъ ляска: 
И зампжъ отдають, 
И скрыню бьфуть. (Кругл.) 
Параня-тараня. (Пъ.) 

Пелагія. 

Палажка-сал ажка . 
Софія. 

Соня-хроня. 
Стеиаѵида. 

Стыхваныдагвовчко гныда. 
Татьяна. 

Тытянагсмытана; 



Кошечка бѣжала, 
Смытану слизала. 

Титяно, Титяну! 
Пила зъ кушина сметану; 
Въ кугапнъ голову стромляла— 
Гораздъ сметаны недостала. 

Тытяна-шкуратяна, матузяна. 

Февронія. 

Хивря задавила шівня, — 
Волочила, волочила 
Тай въ борщъ умочнла. 

Хивря заризала пивня, 
За другымъ гонылась— 
Черезъ пень убылась. 

(Кругл.) 

Хаврошка-кошка. 

Харитина. 

Харытына— вовча дытына. 

(Пп.) 

Харитила-кривонога, 
Царица космонога. (П-ъ.) 

Христина. 

Хршзтя— л овна с— ка листя. 

(Пп). 

Ѳекла. 

Вѳкла-свекла. (Пп). 



3) Физичеекія качества и недостатки. 
Безбородый. Бабка. 

Беззубый» Щербатый орѣхъ. Беззубый грекъ. Беззуба баба. 
Безносый. Крапата свыня. Гугнява шавка. 
Болтун*. Нырысыика, дрыдзыха. 

Высокік (стройный). Аршинъ проглотывъ. Чугуевска верста. Дылда. Басуе, 

якъ чортъ его тасуе: 
Горбатый. Горбуля, корчака, сучекъ, сутула. Горбата печь. Горбата сула. 
Горбата баба. 

Горбатый капросъ ' Горбуль— горбатый, 

Ходить босъ. На хлибъ богатый. 

Губътый. Губаіа кулина. 

Губошлѳаъ, губы розвисывъ, 
Натынъ повисывъ. 
Дрочуш. Драчка, задырака, кишка, одирвиголова, пробышака. 
Косоглазый. Косой заяцъ нанѳсъ яецъ, 
Вывелъ дѣтей — косыхъ чертей. А я проса ны куоывъ — 
Коса, ны ходы простоволоса, Простоволосу отлупывъ 

А продай мини проса. 



ОідШгесІ Ьу 



Соо 



78 ѳтяографичеоков' овоэрвнів. 



косолапый, Кльшюногый, клышевый, клышмай, 

КришонтМ. Гачжедя, розколодя, дыбулѳвъ. Косолаиый мѳдвѣдь. ІІарова 
машина. 

Куды ны йде-хиляется, 
За тынъ цнпляется. 
Криво*. Одноглазый слипко. Слииый одудъ, кобилъ, ракъ. Слипа курица. 
Кривой ллдыкъ: 

На одынъ глазъ скалытъ, 
А ивъ другого гній валытъ. (ІІп). 
Кривобокіч. Кривобока— с— ка глыбока (Пи). 
Криворотый. Криворотый Мартыігь. — 

Головою объ тынъ. (Пи). 
Кучерявый. Кучерява вивця. 
Лышй. Лыса коваленька. Голомоза башка. 



За что тебя высѣкли? 

— Сами яшніі высивки, 

Отъ Харькова до Лоиень, до Лопень 

Маршируѳ третій день, третій день 

До зятя свого, до любезного. 



Якій ты паршивый, 
Стриженый, нлѣшивый! 
Цо городу шлявся 
Весь промотався. 
Дѣдушка лысииькій 
Ііродавъ муку й высивки. 
ЛѣнивыЪ. Вайло, валысо, валюка, нолежака. 
Малый ростомъ. Столѣтній бубырь. 

Неряха. Нечепуруха, потороча помыяка, постега, нырубпылына, нымый- 
рука, задрипанка. Чучело Горохове. Оиудало на бакшу. Зачустрина 
хивря. 

Нечоса. Космата чустря. Патласта видьма. Патлатый, кудлатый барбосъ. 
Волохатый шгаень. Нутря лохмата. Лахматый жидъ Патлатый цыганъ 
Орофѳ на копыця. Стогомъ голова. 
Носатый. Носатый журавель, курлукѣ, шпакъ. Довгоноса цапля. Г— ноклювъ. 
Цапля носата, 
Иихто тебе не свата. 
Остри&сенный Стрыжышй, кошыный, Спыче маты калачъ: 

На дорози брошыный, 



А я йшовъ та найшовъ, 
Та вы— ся та й пишовъ. 

Стрыга-мокотыга, 
Горохъ молотыла, 
По печи качалась, 
По боки замаралась. 

Стрыга - мокотя, 
Убрався нехотя; 
Цоко, цоко коло лавы, 
Нацокавъ повни холявы. 

1. Стрыга -мокотыри, 

2. Горохъ молотыла, 

3. Собаки дражныла; 

4. Собаки за лытку, 

5. А стрыга въ калытку. 

4. Насыпала въ ложку 

5. Та жменьку горошку: 

6. Собаки за ложку. 

7. Вона на дорожку, 
Плакса. Мочыііа кыслыця. 

Цыть—нѳ плачь! 



Медомъ помаже, 
Тоби покаже, 
А сама зъйисть. 
Рыжіъ. Жовтогорячій, вильховый, 
фонарь. 

Рыжый красного снросывъ: 
1 Іымъ ты голову красывъ? 
—Я не краской, не замазкой, 
Вурлковымъ квасомъ 
Та собачьимъ мясомъ. 



(Пп). Рыжый красного спросывъ: 

Чымъ ты бороду красывъ? 
—Я на солнышкѣ лежалъ, 
Кверху бороду держал ъ. 

Рыжый командиръ 
Красну шапочку надивъ; 
Красна шапочка дерется, 
Рыжый командиръ сміется. 
Слѣѣой. Слиподня, Слииый оводъ, 
чмель. Слипа сова. Слипый 
кверху голову дере: на солн- 
це дивится 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



МАТЕРІАЛЫ СОВРАННЫЙ ВЪ КУЛ ЯБОКОИЪ . У. ХАРЬКОВ. Г. 70 



Слюнявый. Слюнявый бѣжитъ на 

ДВОрИ, 

А ротъ держнтъ на раствори. 

Слюнявый слины подбираетъ, 
А дуракъ наигрываете. 

Сонлив**. Дрима, чухно. 

Сопли*ый. Ііарубкы! 

Бислтъ зъ носа робакы. 



Эй ты, эемлякъ, 

Пидлыжы робекъі 
Хвастунг. ІБылыхвистъ, дрышлель. 
Хромой. Гандылавка. Хромой скан- 

дшь. Абы на пичь! Абы на пичь! 

Крыва шканда, не дратуй со- 

бакъ! Собаки гарчатъ, костыли 

брящать. 



4) Сословія, национальность занятія и т. под. 



Баримъ (на**). Баринъ— голый. 
Чего?— Лакей новый. 

Паны?! На двохъ одни штаны. 

Паны, на подолахъ галуны. 
Барыня (паия) Спутана коза. 

А ты, паня, ны паныся. 
Та въ оглобли становыся! 
Бондарь. Бондарь- бударь. 

Бондарю благодарю, 
А бондарьци — 
Завтра вранци. 

Бондарь робе, набывае. 
А бнзъ хлиба пропадав. 
Верь. Во\уь, воръі 
Де твій дворъ? 

— Пидъ г— мъ. 
Чымъ накрытый? 

— Лонухомъ. 
Иихалы татары, 
Г— но ростопталк. 

Боръ-воришка, 
Бидный плутишка: 
Краде, краде, зачинае, 
Самъ съ голоду пропадав. 
Краде, краде да бере. 
Самъ сорочку отдав. 
Жидъ Жидъ— свинячѳ ухо. 
Жидъ. пархатый, 
До коляки припятый, 
Гвоздиками прибитый, 
Шобъ не бувъ сердитый. 

Я— жидочвкъ смирный, 
Ни худый, ни жирный, 
А моя душа, 
Якъ червонецъ хороша! 



Х|кмед*ііим^.Крольи(ыкъ-выддріцыкъ! 

Почыны соби горщыкъ! 
Кононрадъ. Злодій— «оноводъ, 

Выды коный до воротъ. 

Ты будышъ красты, 

А я буду насты. 
Куэнецъ, Коваль—- свиней ковалъ! 

Коваль куе, куѳ, 

Поп— дуе. 

Ковалиха на мпху. 
За— ся со смиху. 

Коваль куе брычку, 
Заглядаѳ въ ничку: 
Чы е борщъ, чы е каша, 
Чы е въ борщи кусокъ мяса. 

Кузнецъ стукъ, грякъ,— 
Дай, бабо, пятакъ! 

Кузнецъ— молодецъ: 

Не умѣетъ лить свинецъ. 

Купецъ. Купіш— съ заду пупци. 

Лакей. Костогрызъ, лизоблюда, пан- 
скій подлизунъ; хребъ. 

Лакей, подай свѣчу! 

Я на дворъ хочу. (Кругл). 

Валетка-валетъ, 
Тебѣ сто лѣтъ. 
Малярь. Мазунъ-повазунъ. 

Маляра — мастера: 

Одинъ сидіітъ, другій растера. 
Мастер*. Мастерьі голою спиною 

ѳжакивъ быты. 
Мелъникъ. Мелю, мелю, засыпаю, 

И въ мѣшочекъ набиваю, 

На стороны иоглядаю. 
Москаль. Москаль-бочка, 

Поймавъ рачка, 

Положьшъ на столи— 



ОідШгесІ Ьу 



Соо 



80 



ѲТНО ГРАФИЧЕСКОЙ ОВ08РѢВ1Я. 



Дывытѳся. москали! 
Ракъ заворушывся. 
Москаль изказывся. 

Москаль навозъ плыскавъ, 
Та соби въ ротъ таскавъ. 
2 .Не выплыскавъ 
3. Та й вытрискавъ. (Пп). 
Московка. 1. Московка ряба, 

2. Иойихала по дрова:. 

3. И крнчить, и руба, 

4. И сокыра тупа. 

3. Зацѣпилася за пеиь,— 
4 Простояла цѣлый день. 

Мужикъ. Мужыкъ— наклавъ'.наязыкъ. 

Нищій. Голодрабець, шарлота. Злы- 
дарныкы, боса команда. 

Въ хати хлиба ны куска— 
Въ балабайку запуска. 

Кравъ, кравъ, въ ручку, 
Въ панову дучку. 
Хто дасть, той князь; 
Хто не дасть, той грязь. 
Ласіпуа?*.Пастухъ- безъ хлиба стухъ. 
Волоки волочатся: 
Работать не хочется. 

Дастухъ— череда, 
Сида въ тебе борода! 

Пастухъ пасе, 

Скотына рыве; 

Тылята бижать— 

Пора додому гнать. (Кругл). 

Пастухъ— чѳредныкъ, 
Ростоптавъ черевыкъ. 

Наплювавъ чередныкъ 
Новинъ черевыкъ: 

Овчарь— надъ овцами гарчавъ. 

Пастушки— хлистушки ! 

Плотник* Шотникъ -стукаты охот- 

ныкъ. 

Хоть внчого не зробывъ, 
А дѳнжонокъ заробывъ. 
Пономарь. Поламарь— евичкіі пола- 

мавъ, 

Чужимъ дитямъ ігодававъ, 
Свои диты плачутъ, 
По тынахъ скачутъ. 



Портной. Кравець крое, 
Навозъ рое. 

Кравець! повиа спина овець! 

Тряпушныкъ, лоскутныкъ. 

Портной шыѳ та поре, 
Та ныткамъ горе. 

Мастеръ портной 

На чужой покрой, 

А на свой хоть плюнь тай свисни. 

Портной?! не умѣетъ показать 

покрой. 
Пряха. Пряха нряде, 

Де хорошій— иде, 

А де поганый, 

Туды й не погляне. (Кругл). 
Пьяница. Заиіяка, ярыжныкъ. 

1. Пьяныця— буяныця, 

2. Пидъ тыномъ валяѳтця. 

2. Собакъ дратуе— 

3. Пидъ тыномъ ночуе. 

Пьяница подъ тыномъ валяется, 
За копѣйку тянется. 

Пьяница, дурачокъ, 
Не ходи въ кабачокъ! 
Тамъ кошки дерутся,— 
Тебѣ лапки подаются. 
Пьяница, какъ упьется, 
Съ ними подерется. 

Пьяница по дорогѣ шляется, 
Додому не забивается. (Кругл). 
Работник* . Въ понедѣльникъ я— без- 
дѣльникъ; 

А во вторникъ я— подворникъ; 
А въ сероду-рачки; 
А въ четвергъ — навкулачки; 
А въ пятницу — за мятницу; 
А въ субботу — на работу; 
А въ воскресенье— на веселье. 

Въ понидилокъ оравъ, 
Въ вивторокъ плугъ поломавъ; 
Въ середу воливъ погубывъ; 
Въ четвергъ шукавъ; 
Въ пятницу наишовъ, 
Въ субботу додому пишовъ. 
Работнит. Въ понидилокъ я роды- 

лась; 



ОідШгесІ Ьу 



Соо^іе 



МАТВРІАЛЫ СОБРАННЫЕ ВЪ КУПЯНСКОМЪ У. ХАРЬКОВ. Г. 81 



А въ вивторокъ л крестилась; 
А въ середу похрыстыны булы; 
А въ четвергъ— злывкн; 
А въ пятницу не прядуть; 
А въ субботу помыи, та помажъ, 
Та й спаты ллжъ, 
Авъ воскресенье— души спасенье 
Сапояеникг. Сапожныкъ— безбож- 

ныкъ, 

Шые за гроши, 
А самъ ходе босый. 

Швецъ— копьиецъ, 
Набравъ ппдошовъ 
Та за батькомъ лишовъ. 

Шые, шые, пошывае, 

Якъ изъ воску выплывав. (Пи). 

Сапожннкъ— удалецъ, 
Хорошій молодсцъ, 
Не умѣетъ засукать дратвы ко- 
нсцъ. 

Сл»лл4г(нищіп).Слипець,даймлине]іь! 

—Не бачу, батеньку. 

Дай два!— Не бачу, батеньку. 

Дай три!— Въ торбу при! 
Солдатъ. Крысобоень, сирка, крупа. 

Солдатъ Яшка, 
Голова якъ пляшка. 

Солдатъ брывый, 
Хвостъ подбрывый; 
На макушки 
Три лягушки. 
Столяр*. Сосногрызъ, 
Стружкы грызъ, 

Столяръ стол яру е, 
Батька загачуе (Пп). 

Столяръ — малярь, 

На драномъ мосту стоялъ; 

Мостъ провалился, 

Столяръ удавился. 
Ткачъ. Пишли ткачи по деркачи, 

Зострила ихъ Настя: 

Не идитъ, ткачи, по дѳркачи — 

Не буде вамъ счастя. 
Ткачиха. Ткачиха ткала: 

Въ ротъ клочкпвъ напхала 

(Кругл). 



ЭТНОГГАФНЧЖСЖОК ОВОІРѢВТХ. XXXII. 



Трубочистъ. Трубы чистѳ, 
А себе до вику не очисте. 

Хахолъ. Хахолъ-вахолъ, 

Шймавъ москаля за выхоръ. 

1. Хахолъ — мазныця, 

2. Давай дразниться. 

2. Никому не годится. 

Хахолъ наклавъ соби на вых орі . 

У хахла-махла широкіѳ чоботы. 

Хохлнкн, хохлики, 
Поднебесные орлики, 
Вы насъ понте и кормите. 
— А вже-жъ такъ! 
Хозяин*. Хозяинъ — не богатый: 
Е у его скотъ рогатый, 
А въ кошари козы, вивци, 
А въ кармани шей червннцн. 

(Кругл). 

Хлѣборобъ. Осипни богачи, 

А весшши лекачи. 
Цнганъ. Били арапы. 

Цыганъ-море, накады! 

Цыганъ-море, 
Кошеня хворе, 
Бублнкомъ хвостикъ. 

Цыганъ-вцвыганъ,конячій батько . 

Цыганъ-быханъ, 
Продавъ душу за лягушу. 

Цыганъ, цыганъ, не басуй! 
Йили хлопци ковбасу; 
Хлопци свинячу, 
А цыганъ собачу. 

Шкевѳрде, батьку, 
Проминяй сиру на билу! 
Мннявся доминявся, 
Шо выминявъ шило на мыло. 

Цыганъ— цыганчукъ, 

Продавъ батька за кганчукъ, 
А матиръ за швайку, 
Та выминявъ нагайку. 

Цыганъ коный поцвыгавъ. 

П. Ивановъ. 



ОідШгесІ Ьу 



ОЧЕРКИ семейственна™ обычнаго права крестьянъ 

МИНСКОЙ ГУБ. 



Предлагаемые очерки основываются на матерьядѣ троя- 
каго рода: главнымъ источникомъ служатъ рѣшенія волост- 
ныхъ судовъ, заиисанныя авторомъ въ Рѣчицкомъ, Бобруй- 
скомъ и Пинскомъ уѣздахъ 1 ), затѣмъ личныя наблюденія и, 
наконецъ, отвѣтъ нѣсколькихъ лицъ изъ Минскаго, Ново- 
грудскаго и Мозырскаго уѣздовъ, постоянныхъ обывателей 
бѣлорусскихъ селъ, обязательно сообщившихъ свои наблю- 
денія на предложенные имъ авторомъ вопросы. Тогда какъ 
въ личныхъ наблюдешяхъ и сообщеніяхъ всегда можно пред- 
полагать извѣстную долю субъективнаго отношенія къ пред- 
мету, рѣшеяіе волостныхъ судовъ, какъ актъ, можетъ слу- 
жить наиболѣе объективнымъ источникомъ для изученія 
правовой стороны народной жизни. 

Поэтому, едва- ли справедливо то скептическое отношеніе 
къ выводамъ, основаннымъ на этомъ матерьялѣ, которое не- 
рѣдко проявляется въ нашей юридической литературѣ и под- 
держивается даже такими первостепенными юристами, какъ 
покойный Оршанскій а ) и М. М. Ковалевскій которые ссыла- 
ются на произволъ „пьянаго" писаря. Съ такимъ взглядомъ 
на рѣшенія волостныхъ судовъ, какъ на источникъ обычнаго 



і) Во время своихъ поіздовъ я сдѣлалъ выписи рѣшеній волостныхъ судовъ 
Телеханской вол. Пявсв. у., Горбацевичской вол. Бобруйсжаго у. я Дериовичской 
вол. Рѣчицхаго у. (въ количествѣ болѣе 270 сверхъ этого я занимался 

обзоромъ волостннхъ рѣшеній других ъ волостей — Доброславской, Погостъ-Заго- 
родской Пинскаго у м Игумеисхаго у., Городоісжой Бобр, у я нік. др. 

*) Оршанскій, Нар. судъ я нар. право, 890. 

з) См его статью, вь №иѵе11е Неѵие Ывіоі^ие Ли сігоіі еіс, 1890, май — 
іюнь: „Еіікіев зиг 1е (ігоіі соіііішііег гиззе", введеніе . 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ семейственна™ права крестьян*. МИНСКОЙ ГУБ. 83 

права, трудно согласиться, по крайней мѣрѣ въ сФерѣ на- 
шихъ набдюденій. 

Прежде всего въ рѣшеніяхъ волостныхъ судовъ мы бу- 
демъ наблюдать одно и то же отношеніе ихъ въ однородны хъ 
случаяхъ, и въ различныхъ мѣстностяхъ, и въ различное 
время, что указываетъ на то, что то или другое рѣшеніѳ 
есть актъ обычнаго права, а не измышленія писаря. Съ 
другой стороны, принимая во вниманіе историческія данный, 
мы можемъ убѣдиться, что современный нормы обычнаго 
права бѣлоруссовъ соотвѣтствуютъ тѣмъ даннымъ, которым 
ми можемъ извлечь ияъ историческихъ источнивовъ, по край* 
ней мѣрѣ за триста лѣтъ до нашего времени '). Мало того, 
въ нашихъ рѣшеніяхъ мы не разъ встрѣчаемъ указаніе на 
то, что то или другое дѣло рѣшено по „мѣстному обычаю 
А въ одномъ дѣлѣ мы даже встрѣчаемъ любопытную борьбу 
мѣстнаго обычая съ властью Присутствія по крестьанскимъ 
дѣламъ: оно четыре раза кассировало рѣшеніе и всякій разъ 
волостной судъ, опираясь на „мѣстный обычай", постановлялъ 
прежнее рѣшеніѳ. 

Правда, въ области уголовныхъ рѣшеній можно встрѣтить, 
особенно за послѣднія 3 — 5 лѣтъ, болѣе частые случаи спра- 
вокъ съ Уложеніемъ о наказаніяхъ. Это вполнѣ понятно: 
основы обычно-правовыхъ воззрѣній такъ или иначе под- 
рываются, усложненіе жизни усложняетъ разнообразіе про 
ступковъ, для сужденія о которыхъ еще не создался обычай, 
а между тѣмъ стройность и опредѣленность нашего уложенія 
о наказаніяхъ подкупаетъ судей. Но въ сферу семейной жизни, 
домашняго очага, еще не проникъ писанный законъ; традн- 
ціи семьи чрезвычайно дороги для крестьянина, наше же 
законодательство мало примѣнимо въ этомъ отношеніи къ 
крестьянскому быту, и здѣсь волостному судьѣ, болѣе чѣмъ 
гдѣ бы то ни было, приходится пользоваться завѣтами от- 
цовъ и мирить ихъ, прилаживать къ новымъ жизненнымъ 
требованіямъ, отстаивая всякую мелочь народной традидіи. 

Все это позволяетъ намъ видѣть въ рѣшеніяхъ волостного 



*) См. интересную статью проф. Віадвмірскаго-Буданова въ „Чтенілхъ" 

Пстор. Общ. Літоп. Нестора, Кіевъ, т. Ш. 




84 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



суда ѳаибодѣе достовѣрный источникъ народно - обычнаго 
права. 

Положивъ, такимъ образомъ, въ основу настоящей статьи 
рѣшевія волостныхъ судовъ, иы однако приводимъ, по воз- 
можности, и то, что намъ извѣстно изъ личвыхъ ваблюдеиій 
или разспросовъ. 

Что касается способа пользованія всѣми этими источни- 
ками, то была принята во мниманіе возможность различи ыхъ 
уклоненій въ СФерѣ обычнаго права въ зависимости отъ 
мѣстныхъ условій. Чтобы не принимать частностей за общее 
правило, я отмѣчаю въ скобкахъ уѣздъ или волость, гдѣ за- 
мѣчается такое увлоненіе. Въ особенности я старательно вы- 
дѣлялъ всѣ обычно-правсвыя особенности крестьянъ Пин- 
скаго у м — хотя ихъ оказалось весьма не много,— такъ какъ 
населеніе его не однородно съ населеніемъ другихъ уѣздовъ. 

Въ заключеніе ѳтихъ предварительныхъ замѣчаній, я не 
могу не замѣтить, что предложенный очеркъ далеко не исчер- 
пываете всего содержанія собраннаго мною матерьяла, пред- 
ставляя лишь враткій обзоръ его, лишь главнѣйшіе Факты и 
выводы, пополненіе которыхъ было-бы крайне желательно. 



Теперь перейдемъ къ предмету статьи. Прежде всего раз- 
смотримъ вопросъ о томъ, какую Форму семьи мы должны 
признать преобладающею у бѣлоруссовъ разсматриваемой 
мѣстности. Терминологія для опредѣленія родовъ семьи, какъ 
извѣстно, далеко не установлена. Существующая опредѣле- 
нія большой, малой семьи, простой и сложной семейной общины *) 
иногда употребляются не въ одномъ и томъ-же смыслѣ. А 
потому слѣдуетъ замѣтить, что мы будемъ, слѣдуя болѣе 
обычной терминологіи, называть' малой семьей такую, кото- 
рая состоитъ изъ родителей и неженатыхъ дѣтей, большой 
семьей -такую, въ которой живутъ родители съ женатыми и 
замужними дѣтьми, и наконецъ семейной общиной такую 



і) Ср. Пахманъ, Обычное право, т. II, стр. 187. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМВЙСТВВННАГО ПРАВА КРВСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 85 



Форму семьи, когда жив уть нераздѣльно братья или дяди съ 
племянниками, сдольники м пр. 

Итакъ, какую Форму семьи изъ трехъ названныхъ можно 
признать здѣсь господствующею? На ѳтотъ вооросъ нельзя 
отвѣтить абсолютно. Дѣло въ томъ, что раздѣлы дѣлаютъ 
свое дѣло, они проникаютъ не только въ семейную общину 
и разлагаютъ ее, но все чаще и чаще замѣчаются даже вы- 
дѣлы женатыхъ сыновей отъ отца. Поэтому здѣсь и отвѣтъ 
можетъ быть данъ только приблизительный. Я думаю, что 
едвали будетъ ошибочнымъ признать преобладающею Формою 
семьи въ Минской губ. — семью большую. Выдѣлъ сыновей 
при жизни отца, кавъ увидимъ, все еще считается явленіемъ 
необычнымъ, обусловливаемый^ спеціальнымъ положеніемъ 
той или другой семьи, а также не привнаваемымъ за общее 
правило. 

Стремленіе къ раздѣламъ при жизви родителей замѣчается 
лишь оазисами въ различныхъ мѣстностяхъ: въ однихъ ихъ 
совсѣмъ не знаютъ, въ другихъ, наоборотъ, именно эта по- 
слѣдняя Форма прививается все больше и больше, съ каж- 
дымъ годомъ число такихъ семей увеличивается, и уже обра- 
зуются правовыя нормы, опредѣляющія порядовъ раздѣла. 
Такъ, напр., въ Дерновичской волости (юго-восточный уголь 
Рѣчицкаго у.) выдѣлъ сыновей при жизни отца почти 
неизвѣстень. Если онъ и бываетъ, то далеко не полный: 
отецъ строить сыновьямъ у себя на дворѣ отдѣльныя хаты, 
въ воторыхъ помѣщается каждая новая семья, но земля, 
скоть, орудія — все находится въ общемъ владѣніи, ѣдятъ 
вмѣстѣ, вмѣстѣ и работаюгь. Каждая семья имѣетъ лишь 
въ отдѣльномъ владѣніи платье и другія мелкія вещи, деньги 
лично ею заработанный и пр., т. е. соблюдается тотъ же 
порядокъ, какъ и въ семьѣ, живущей въ одной избѣ. Обо- 
стренныхъ отношеній между отцомъ и сыновьями, подѣла 
землею и скотомъ почти не встрѣчается. Ни одного дѣла 
мѣстнаго суда (съ 60 годовъ до нашего времени) нѣтъ такого, 
гдѣ бы сынъ жаловался на отца или наоборотъ. 

То же слѣдуетъ сказать и относительно многихъ другихъ 
мѣстностей Рѣчицкаго, Мозырскаго, Минскаго и Новогруд- 
скаго уѣздовъ, гдѣ мнѣ приходилось бывать лично, или от- 
куда у меня имѣются свѣдѣнія. 



ОідШгесІ Ьу 



86 ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРФШЕ. 



Но весьма оригинальное яыеніе мы замѣчаемъ въ Пин» 
скомъ уѣздѣ. Глухое Полѣсье, болотистость этой мѣстнооти, 
сравнительно первобытный строй всего міровоззрѣнія пин- 
чука— сохранили много архаичныхъ особенностей быта, во 
многихъ отношеніяхъ. Но не смотря на это эдѣсь именно 
разложеніе большой семьи и семейной общины идетъ наибо- 
лѣе быстрыми шагами. Раздѣлы здѣсь охватываютъ весь 
уѣздъ повально и именно въ самые послѣдніе годы. Еще 
поволѣніе средня го возраста не знало ихъ, смотритъ съ 
ужасомъ на то, что дѣлаютъ молодые, но покоряется необ- 
ходимости. Нормы раздѣловъ не установились: дѣла воло- 
стныхъ правленій переполнены жалобами родителей и дѣтей 
другъ на друга, указывающими на самыя ожесточенный от» 
ношенія тѣхъ и другихъ. Но еше болѣе замѣчательио то, 
что именно здѣсь-же мы находимъ найболѣе типическіе ос- 
татки не только большой семьи въ строгомъ смыслѣ, но и 
семейной общины. Впослѣдствіи мы увидииъ, что вкономи- 
ческія причины заставляютъ здѣсь быстро разлагаться боль- 
шія семьи и общины. Но гдѣ тяжесть экономическаго быта не 
довела семью до разложен ія, тамъ въ томъ жеПинсвомъ уѣздѣ 
мы встрѣчаемъ самые строгіе и чистые типы ея. Здѣсь мнѣ 
нерѣдко приходилось встрѣчать семейныя общины въ 15 — 25 
человѣнъ, между тѣмъ вакъ въ другихъ уѣздахъ такія об- 
щины уже большая рѣдкостг». Я имѣю лишь вратвія указа- 
нія на существовашія въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ Мин- 
скаго у. общины въ 25 — 30 человѣкъ и даже до 50, въ Во- 
бруйскомъ у. встрѣчались семьи въ 17 челов. Такимъ обрат 
зомъ очевидно, что тогда какъ въ бѣлорусскихъ уѣздахъ 
Минской губ. семейная община представляетъ собою отжи- 
вающій тиегь и нормальнымъ типомъ семейной организаціи 
мы должны признать большую семью, въ свою очередь стре- 
мящуюся перейти въ малую, — въ Пинскомъ у. мы, по в и ди- 
кому, присутствуемъ при иепосредственномъ переходѣ се- 
мейной общины въ малую семью. При втомъ типъ большой 
семьи остается здѣсь, конечно, не безъизвѣстнымъ, но онъ 
не успѣлъ еще укорениться, проникнуть во все населеніе, 
какъ вдругъ новый порядовъ вещей, новыя отношенія сразу 
вызываютъ въ еще болѣе проетой Формѣ семьи, — именно къ 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙ СТВЕВНАГО ПРАВА КРЕОТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 87 

малой. Въ виду все болѣе усиливающихся раздѣловъ, въ нѣ- 
которыхъ мѣетностяхъ даже признается болѣе удобвымъ 
раздѣлъ при жизни отца, чтобы предупредить раздоры послѣ 
смерти главы семьи. Такой порндокъ вырабатывается, напр., 
въ Горбадевичской и Городокской вол. Бобр. у. 

Таково общее впечатлѣвіе, которое выносить наблюдатель. 

Но чтобы дать читателю болѣе осязательное представле- 
ние о составѣ семейной общины, мы^приведемъ нѣсколько ука- 
заній изъ имѣющихся у насъ рѣшеній волостныхъ [судовъ 
о ляцахъ, который входятъ въ составу общины. Такая 
справка дастъ возможность ясно представить, взаимное отно- 
шение членовъ, хотя, спѣшимъ замѣтить, она не можешь 
дать выводовъ о количественномъ отношеніи общины къ 
семьѣ, какъ бы послѣднее ни было желательнымъ. Кромѣ 
того, тутъ же мы увидимъ и степень жизненности этого 
института въ средѣ крестьянъ: чѣмъ болѣе далекое род- 
ство отдѣляетъ сожительствующихъ членовъ, тѣмъ большую 
силу, кажется намь, долженъ имѣть самъ института 

Чаще всего мы встрѣчаемъ, что живутъ вмѣст* родные 
семейные братья. Такихъ общинъ повсемѣстно мнѣ прихо- 
дилось встрѣчать очень много, и онѣ представляютъ обыч- 
ный и дростѣйшій видъ семейной общину. Иногда такая 
семья держится до самой смерти братьевъ, или до смерти 
одного изъ нихъ и расстраивается уже двоюродными брать- 
ями, хотя не рѣдво можно видѣть, что цосѣдѣвшіе братья 
расходятся на отдѣдьныя хозяйства, чаще всего вслѣдств^е 
иесогласій среди младшихъ членовъ. Затѣмъ встрѣчаемъ 
укааанія на сожительство дядей съ племянникомъ: изъ одного 
рѣшенія видно, что двое дядей жили съ племянцикомъ, об- 
щина разложилась, при чемъ племяввикъ остался жить съ 
однимъ изъ дядей: сожительство такое иногда бываегь на- 
столько продолжительно, что племянникъ отдѣляетса съ взро- 
слыми уже сыновьями (Рѣч. и Бобр, уѣзды). Ыо эта об- 
щина, основанная на чисто родстаевныхъ и при томъ близ 
кихъ отношеніяхъ, представляетъ явленіе довольно понятное, 
какъ слабые пережитки родовой общины. 

Для насъ особенный интересъ имѣютъ случаи сложенія 
искусственной общины, или по крайней мѣрѣ такой, въ 



ОідШгесІ Ьу 



88 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



которой члены не связаны близнимъ родствомъ, а для совмѣ- 
стнаго сожительства должны были сойтись на извѣстныхъ 
условіяхъ. 

Я приведу нѣскольво примѣровъ изъ рѣшеній волоствыхъ 
судовъ. Такъ, односельцы Антонъ и Корней Борисевичи въ 
с. Озаричахъ Пинскаго у. (изъ другого дѣла видно, что 
они не считаюгь себя родственниками даже) согласились жить 
вмѣстѣ, при чемъ Корней принялъ на свое хозяйство Ан- 
тона. Послѣдній „прожилъ семь лѣть, привелъ его (Корнеево) 
хозяйство въ хорошее состояніе, трудился какъ сауъ, такъ 
равно и жена его и выкупилъ участокъ земли его, Корнея, 
который былъ въ арендѣ у еврея за тридцать рублей а . Корней 
выгоняетъ изъ дому Антона, а потому послѣдній требуетъ 
за трудъ его 100 р. Корней признаетъ трудъ Антона и удо- 
влетворилъ искъ послѣдняго. Антонъ считался въсемьѣ Кор- 
нея— семья ниномъ — обычный терминъ для подобнаго рода 
принятыхъ въ домъ; семьяниномъ называютъ иногда и да ль- 
ни хъ родственниковъ, также сожительствующихъ вмѣстѣ. 

Въ Вобруйскомъ у. принятые въ семью въ качествѣ 
семьянина носятъ названіе сдольниковъ, и эта Форма се- 
мейной общины является здѣсь довольно распространенной, 
не смотря на одновременно усиливающееся разложеніе боль- 
шой семьи. И здѣсь сдольничество вызывается чисто эконо- 
мическими причинами: вдова остается съ малолѣтними дѣтьми, 
не можетъ сама управлять хозяйствомъ и принимаетъ въ 
себѣ сдольника* захудавшій по тѣмъ или другимъ причинамъ 
домохозяинъ точно также подыскиваетъ себѣ сдольнива съ 
здоровыми руками, а иногда и съ хозяйственнымъ инвевта- 
ремъ. Для большей прочности договора, обѣ стороны очень 
часто заключаюсь Формальный договоръ въ волостномъ пра- 
вленіи. Въ договорѣ точно опредѣляется, въ кавихъ отноше- 
ніяхъ стоять обѣ стороны, кто изъ нихъ будетъ завѣдывать 
хозяйствомъ, наконецъ самую существенную часть договора 
составляетъ условіе о землѣ *). 



і) Прюедеиъ для ирнмѣра два условіл сдольнжка съ хозлиномъ: „1876 года 
февраля 19 дня, мы, крестьяне дер. Дѣдко, вдова Парасковія Росликъ и Ивакъ 
Трухавъ заключив условіе въ слідующемъ: 1. Я, Парасковія Росликъ, будучи 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧВРКИ СКМЕЙСТВВВНАІЧ) ПРАВА КРКСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 8Ѳ 



Сдольника иди семьянина иародъ никоимъ образомъ не 
смѣшиваетъ съ оріемышемъ. Пріеиышъ это тотъ, кто при- 
нять въ дѣтствѣ за сына мѣсто, за сына, или за дочь. 
Мнѣ не разъ приходилось наблюдать, что крестьяне дѣлаютъ 
различіе даже между пріемышемъ въ собственномъ смыслѣ 
(за сына), отъ пріемыша, который, выросши, становится 
въ семьѣ уже въ качествѣ сдольнива. Хозяинъ не будетъ 
называть такого пріемыша сыномъ, а пріемышъ хозяина— 
отцомъ. Въ Бобр. у. съ десяти лЬтъ йодный пріемышъ счи- 
тается въ семьѣ сдольниномъ. 

Сдольникъ, являясь въ принимающую его семью, часто 
вносить съ собою и свою долю имущества, въ видѣ инвен- 
таря, надичныхъ денегъ или даже земли. Такъ, въ одномъ 

въ немолодомъ вѣкѣ н оставшись вдовою съ малолѣтвимъ сыномъ Петромъ, не 
въ силахъ сала удержать оставшагося послѣ мужа моею хозяйства и обрабаты- 
вать землю и уплачивать за оную платежи, за лучше признала для поддержанія 
себя и хозяйства принять въ домъ свой Ивана Трухана, который облзанъ упра- 
влять всѣмъ хозлйствомъ, смотріть 8а онымъ какг за своимъ собственным*, меня 
уважать какъ старшую, а иалолѣтнлго сына моего до достижения совершенныхъ 
лѣтъ воспитывать, какъ свое собственное дитя; за что по смерти моей Иванъ 
Труханъ вступить вь права наслѣдства наравнѣ съ сыномъ моимъ Петромъ, 
т. е. половину всего движимаго имущества и половинную часть земли; на случаи 
же Иванъ Труханъ долго не захотеть находиться у меня и не будетъ смотрѣть 
за хозлйствомъ, то я удерживать нрава иміть не буду, но тогда въ половинѣ 
хозяйства н земли Иванъ Труханъ права нміть не будетъ, а вогда проживетъ 
со мною до совершевнолѣтія сына моего Петра, тогда будетъ имѣть право къ 
половинной части. Ни я, ни сынъ мой прекословить въ отдачѣ части не будемъ, 
причемъ вмѣняю въ обязанность Ивану и то, что уплата денегъ за разныя казен- 
ная повинности лежать должны на обязанности его, Ивана, а зарабатывать 
деньги на зги надобности обязаны выѣстѣ съ сыномъ Петромъ.— 2. Я, Иванъ 
Труханъ, на все предложенное 1 пуиктомъ вдовою Парасковіею Рослнкъ согла- 
сенъ и облзанъ исполнить въ точности. Подписи" (Горбац. вод., книга сдѣлокъ 
1876 г., ст. 2). 

„1874 года алрѣля 29 дня мы, ннжеподпнсавшіеся крест, дер Богушовки, 
Иванъ Корбутъ и Константинъ Тарасовича, заключили уеловіе въ слѣдую- 
шеиъ: Л, Иванъ Корбутъ, будучи бездітннмъ ж не въ состояиіи выплачивать 
ва отведенный мвѣ участо&ъ земли подъ № 13 н обрабатывать оный, усту- 
паю крестьянину одной со ыною деревни Константину Тарасовичу, н считал 
занимаемой нмъ на моемъ учясткі усадебной земли,— воловину всей пахотной, * 
сінокосной и нодъ яѣсомъ въ волнчестві 9 десяти нъ. Постройка, произведен- 
ная Тарасе внчемъ, должна оставаться за ннмъ н не тронутой съ эаннмаемаго ею 
теперь мѣста, при чѳмъ ставлю въ угловіе, что плату за половину участка дол* 




90 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



случаѣ едольнивъ внесъ „40 руб., сало, муку и разную хо- 
зяйственную рухлядь". (Бобр.) Въ другомъ случаѣ споръ / 
шелъ за засѣянное рожью такого сдольника ноле (Пин.); 
одинъ семьянивъ въ ДерновичскоЙ вол. виесъ 3*/ 9 осшшы 
ржи, 1 осмину овса, 10 гарыцевъ ячменя, 1 оси. ярицы, 
10 гарицевъ картофеля и т. д. Одиимъ словомъ, сдольнивъ, 
кроиѣ своего труда, вносить еще и капиталъ. 

Положеніе, которое завимаетъ сеиьянинъ въ сеиьѣ, зави- 
ситъ отъ тѣхъ условій, при которыхъ онъ нринятъ. Если 
принимающій его самъ заправляетъ хозяйствомъ, то сдоль- 
нивъ является младшимъ, подчиненнымъ членомъ въ семьѣ. 
Одно, напр., рѣшеніе суда такъ опредѣляетъ положеніе та* 
кого сдольника: онъ принять въ семью „какъ родственник^, 
„съ тѣмъ, что онъ обязанъ работать въ его, Якима, хозяй- 
ствѣ, кавъ на своемъ собственному нести должное повино- 
вение и находиться съ Якимомъ до конца жизни* (Бобр. у.). 
Но если въ семьѣ нѣтъ хозяина, или хозяинъ умираетъ, 
оставивъ младшихъ членовъ семьи, то и сдольникъ стано- 
вится во главѣ хозяйства, и его прерогативы по отношенію 
къ остальнымъ члевамъ ничѣмъ не отличаются отъ власти 
и зваченія главы семьи, хозяина. Такъ, напр., мужъ и жена 
Наумчики и сынъ ихъ Ковалько (пасынокъ Наумчива) жало- 
вались суду на притѣсненія со стороны семьянина- главаря 
и просили раздѣла. Судъ не только не удовлетворилъ ихъ 
просьбы, потому что не соглашался главарь семьи, но даже 



жеиъ вносить Тарасевичъ; кромѣ того оиъ доіженъ отбивать всѣ общественны! 
и натураіьныя повинности за поіный участокъ, т. е. кавъ за свою, тажъ н аа 
мою воловину надѣла ж уплачивать за йена мірсвой сборъ. За полъ-участка же, 
который я оставляю за собой, я долженъ выкупной вватежъ вносить самъ, а 
также казенвыя подати лежать на мнѣ. Обязательства, налагаемый мною на 
Тарасевнча, обязательны для него до смерти моей и жена моей или же до пере- 
уступки мною законно оставленваго себі полъ-участка земли другому лицу, въ 
такомъ случаѣ Тарасевичъ всѣ причитающіеся платежи и повинности долженъ 
нести аа ноль-участка. — Л, Константннь Тарасевичъ, принимаю въ свое вѣчиое 
и потомства моего нользованіе переуступлевный мні Ивавомъ Корбутомъ полъ- 
участка зенли, всѣ вымеооложеннне на меня обязательства долженъ исполнять. 
Условіе же, заключенное между нами на счетъ участка земли въ 1867 г. апрѣля 
2 дня, настоящимъ условіемъ уничтожается и терпеть силу. Подписи". (Тажъ же, 
ив. 1874 г., ст. 2). 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННА ГО ПРАВА БРЕСТЬЯВЪ МИНСКОЙ ГУБ. 91 

накаяалъ Христину Наумчнвову, которая была признана 
причиной ссоры въ семьѣ (Дерн. в.). Въ одномъ судебномъ 
рѣшеніи мы .даже встрѣчаемъ своего рода наставление суда, 
что разъ семьянинъ „какъ старшій управляешь хозяйствомъ 
по смерти отца" (т. е. бывшаго хозяина), то ему должны 
остальные члены семьи повиноваться „какъ старшему". 

Цѣдь, которая соединяешь эти искусственныя семейныя 
общины,— это общій трудъ: одинъ иаъ участниковъ имѣеть 
землю, но почему либо неуспѣшно ее обрабатываешь, за не- 
имѣніемъ-ли скота, іюсѣвовъ и т. ц. Входящій въ соглаше- 
ніе приносить не только свой трудъ, который рнъ полагаешь 
на обработку земли, но также и кое-какое имущество, и за 
то получаешь, конечно, право на имущество, пріобрѣтаемое 
съ момента договора общими трудами. Поэтому имуществен* 
ныя отношенія играютъ огромную роль въ такой семьѣ. 
Не только движимое имущество становится общимъ достоя- 
ніемъ, но и земля. Сровъ договора, подразумѣваемый, или 
же прямо выраженный въ условіи,— смерть одного изъ кон- 
трагентов^ Если этотъ срокъ выполненъ, то сдольникъ или 
его наслѣдники пріобрѣтаютъ такія же права на землю, какъ 
и члены семьи— родственники. 

Права сдодьника на землю въ народномъ представленіи 
имѣютъ большое значеніе, и волостной судъ, хотя иногда 
стороны и не были связаны «ормальнымъ условіемъ, хотя 
такая передача надѣльной земли и не находить себѣ одобре- 
нія въ средѣ членовъ крестьянскихъ присутствій, тѣмъ не 
менѣе прилагаешь всѣ усилія для подтвержденія правъ сдоль- 
ника, выдѣляя ему части земли наравнѣ съ прямыми на- 
слѣдниками Если наслѣдниковъ нѣтъ, то земля вся должна 

1) Пряводямъ одно иэъ тажяхъ рішеній ^Горбац. жол.): „Крест, дер. Сычжожа 
Оснпъ Рудажъ жаловался на односельца своего Антона Рудажа, который жахва- 
тнлъ противозаконно въ ежою иольву джі трети жзъ участжа земли, который 
иолучжлъ въ надѣлъ яри дѣйствіяхъ Люстраціонной жоымисіи его нынѣ покой- 
ный отецъ Корнѣй, а ему оставилъ въ нользованіе іншк одну третью часть. 
Такъ жажъ Антовъ Рудажъ бнлъ только сдольнижомъ его отца, то оиъ, считал 
себя прямы нъ наслѣднниомъ на оставшуюся послѣ смерти отца землю, просить 
судъ предоставить ему ьраво]пользоватьсл еще одною третьего частію, т. е. двумя 
третями земли.— Спрошенный Аитонъ Рудажъ пожазалъ, что онъ не желаетъ 
дать Осипу земли для пользожанія потому, что у него большая семья и жромѣ, 



ОідШгесІ Ьу 



92 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІВ. 



перейти къ сдольнику. Иногда подобный едѣлви разстраива- 
ются до срока; въ такоиъ случаѣ удовлетвореніе обѣихъ 
сторонъ судомъ зависите отъ условій договора и оть при- 
чинъ, почему семья разстроилась. Такъ, какъ видно изъ 
одного рѣшенія, дядя принялъ племянника „въ помощь къ 
себѣ" (значить, въ качествѣ с дольник а), но послѣдній ушелъ, 
причем ь все таки получилъ отъ дяди шесть десятинъ земли. 
Въ другомъ случаѣ было заключено условіе, срокъ котораго 
истекалъ со смертью принимавшаго; земля должна была пе- 
рейти въ личное владѣніе сдольника, но стороны, вслѣдствіе 
ссоры, разошлись, и сдольникъ получилъ обратно только 
внесенныя имъ деньги. Иногда, впрочемъ, сдольникъ, разъ 
условіе нарушено при такихъ обстоятельствахъ, что раздѣлъ 
земли невозможенъ, требуетъ отъ принявшаго его хозяина 
плату за проработанное время,— и судъ въ такихъ случаяхъ 
никогда не отказываетъ. 

Въ этомъ отношеніи, очевидно, принимается въ разечетъ 
трудъ, положенный семьяниномъ на обработку земли,— прин- 
ципу котораго держатся бѣлоруссы и въ другихъ случаяхъ, 
какъ ниже увидимъ. 

Всякая семья или семейная община, естественная или 
искусственная, имѣетъ своего представителя. Онъ не носить 
опредѣленнаго названія, какъ большакъ въ великорусской, 
или домачинъ въ сербской общинѣ; названіе, которымъ опре- 
дѣляютъ такого представителя семьи,— это хозяинъ, бацьва 
для сыновей, дзядзька для живущихъ въ семьѣ младшихъ 



что землею онъ пользуется уже довольно долгое время.— Справка: но ревиз- 
ской скаакѣ по дер. Снчковѣ нодъ >6 2 имѣетсл слѣдукщая запись: Корней 
Лковлевъ Рудакъ — умеръ; его сыновья: 1. Иванъ — умерь, 2. Оснпъ 12 лѣтъ. — 
. Антонъ Петровъ 27 л , его сыновья: 1. Иванъ 2 л., н 2. Внкторъ 1 года. — 
По выкупному акту по дер. Сычкова иодъ № 1 ва нмя Кярила Яковлева Рудака 
записанъ участокъ земли въ 22, 16 десят.— Антонъ Рудакъ добавил *, что этою 
землею онъ пользуется уже 17 лѣтъ,— Волост. судъ, но выслушанія сторонъ 
н наведенной справкѣ изъ ревизскихъ скавокъ и внѵупныхъ документовъ, руков. 
107 ст. О Полож. предлагал* дѣло кончить мнромъ; но за непослѣдовавіемъ тако- 
ваго, раврѣшая настоящее дѣло, судъ нашелъ, что Осяпъ Рудакъ до настоящаго 
времени не простиралъ претеязін къ Антону Рудаку за землю и что Антонъ 
Рудакъ по его ноказанію пользуется этой землею уже около 17 лѣтъ, а потому 
судъ рѣшилъ: въ жалобѣ Осипу Рудаку отказать. Подписи судей". 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННАГО ДРАВА КРВОТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУВ. 93 

родственниковъ и пріѳмвыхъ членовъ. Значевіе такого хо- 
зяина опредѣляетея прежде всего тѣмь, что онъ завѣдуетъ 
всѣми мужскими въ домѣ работами. Отъ него зависать, 
какъ распредѣлить работу, кому какое вазвачить дѣло, что 
именно дѣдать въ тотъ или другой день и т. д. Распредѣ- 
леніе работь дѣлается съ вечера, за ужиномъ. Старшіе въ 
семьѣ, взрослые сыновья, братья или семьянины въобщинѣ, 
принимаютъ участіе въ домашнихъ совѣтахъ по поводу ра- 
боть, но только въ болѣе важныхъ случи яхъ. Передъ нача- 
лось запашки, жатвы, сѣнокоса, передъ продажею хлѣба, 
покупкой скота, постройками и т. п., хотя домашніе и об- 
иѣниваются мыслями не разъ и уже успѣютъ согласиться 
даже на этотъ счетъ, но все так и хозяину надлежать офи* 
ціально начать объ ѳтомъ рѣчь 8а ужиномъ, если за дѣло 
предстоитъ приняться въ слѣдующій же день, или въ воскре- 
сенье за обѣдомъ. Передъ жатвой, сѣнокосомъ и пр. хозяивъ 
еще разъ отправляется осмотрѣть поле, лугъ, приносить съ 
собою нѣсколько колосьевъ, травы; передъ закупкою чего 
нибудь, или передъ продажею онъ еще разъ справляется, 
хотя бы раньше и то и другое и третье ему было извѣстно, — 
и тогда уже начинаетъ рѣчь, сообщивши результаты пред 
варите л ьныхъ развѣдовъ. Отвѣчаютъ прежде всего старшіе 
члены семьи, наконецъ высказываетъ ,свое мвѣніе хозяйка, 
а хозяинъ дѣлаетъ уже распоряженіе; распредѣдваіе обыч- 
ныхъ работъ на сдѣдующій день дѣлается безъ совѣта, са- 
мимъ хозяиномъ. Но никакой работы не могутъ предпринять 
даже старшіе члены семьи безъ порученія хозяина. Если 
кто либо изъ семьи находить нужнымъ то или другое сдѣдать, 
считаетъ, что уже пора начать ту или другую работу, то 
онъ только сообщаетъ объ этомъ хозяину, предлагаетъ ему 
сдѣлать соотвѣтствующее распоряженіе. Хозяивъ почти 
всегда бываетъ и казначеемъ семьищ у него хранятся общія 
деньги, онъ получаетъ выручки отъ продажи, производить 
и платежи и т. п. Впрочемъ, иногда этимъ завѣдуетъ хо- 
зяйка. Наконецъ, ему-же принадлежать ваблюденіе за пове- 
деніемъ молодыхъ членовъ семьи; онъ слѣдитъ за дочерьми, 
своими и своихъ сообщинниковъ, слѣдитъ за ихъ нравствен- 
ностью, за поведеніемъ парней, заставдяетъ лѣнивыхъ ра- 



ОідШгесІ Ьу 



94 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ ОВОЗРѢВІЕ. 



ботать, наказываете провинившихся; отпускаеть на вара* 
ботвд свободныхъ отъ общихъ работъ, отдаетъ] внайиы 
младшихъ членовъ, если это оказывается нужнымь и т. п. 
Одинъ изъ моихъ корреспондентовъ сообщаетъ, что онъ въ 
Пинскомъ и Мозырскомъ уѣздахъ встрѣчалъ семьи въ 40 
щтъ, а въ др. уѣздахъ душъ но 25, и вездѣ въ такихъ 
семья хъ, „воля отца, матери или старшаго днди, вообще, 
самаго старшаго въ семействѣ члена, священна для всего 
семейства; безъ его воли ничто важное не бываетъ въ се- 
мействѣ, при спорахъ члены прибѣгаютъ къ его посред- 
ству". 

Хозяинъ окруженъ знаками уваженія и почета. Онъ са- 
дится за столомъ на снмомъ почетномъ мѣстѣ— „на куту а — въ 
углу подъ образами, такъ что сидѣть на кутѣ— синонимъ 
хозяина дома; прочіе члены по старшинству, рядомъ съ нимъ, 
женщины на противоположной сторовѣ стола; хозяйка всегда 
съ краю. Онъ представитель и хранитель домашвяго благо- 
честія; онъ творить общую молитву передъ пищей и начи- 
наетъ самъ ѣсть, а за нимъ остальные члены по старшин- 
ству. Онъ же наблюдаетъ за соблюденіемъ праздниковъ и 
всѣхъ необходимыхъ обрядовъ; среди послѣдвихъ особенно 
важная роль хозяина тамъ, гдѣ выражается почитаніе душъ 
умершихъ предковъ; онъ во время т дзядоу" (поминальная 
вечера) послѣ молитвы призываетъ души умершихъ „дзядоу, 
бабокъ" „на вечеру", отливаетъ имъ часть пищи на столь, 
ставить ее за окно на ночь и пр. Подобные же обряды 
совершаются имъ ипослѣ смерти кого-нибудь изъ членовъ 
семьи '). 

Несомнѣнно, что въ этихъ чертахъ бѣлорусскаго хозяина 
легко узнать великорусскаго большака, сербскаго домачи- 
на, вообще на немъ лежать черты древняго домовладыви. 
Однако власть хозяина въ семьѣ не бываетъ деспоти- 
ческой, потому что всякая несправедливость съ его сто- 
роны, всякое угнетеніе кого либо изъ членовъ, неумѣлое 
распоряженіе имуществомъ, неопытность его въ работахъ, 



і) Ср. Довнаръ-Запоіьскій, замѣткя по бѣлорусской эінографіп, Живая 
Старина. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СВМЕЙСТВЕНЛАГО ПРАВА ВРВСТЬЯНЪ МИНСКОЙ РУБ. 95 

лѣнь, пьянство и т. п. неминуемо ведутъ за собою общій 
протеста членовъ, который кончается раздѣломъ или, въ 
рѣдкихъ случаяхъ, тѣмъ, что дѣла въ свои руки бѳретъ ста- 
рѣйшій изъ членовъ, напр. второй брать или-же старшій 
сынъ ори отцѣ. Хозяиаъ можетъ и долженъ дѣлать лишь то, 
что требуется общимъ интересомъ семьи, и только въ ѳтомъ 
отношенін и съ этою цѣлыо остальные члены ему повину- 
ются. Хозяинъ въ то же время долженъ быть умѣлымъ и 
хорошимъ работнивомъ, чтобы имѣть право наставлять и 
понуждать друтихъ. При носьбѣ, напр., хозяинъ всегда ста* 
новится первымъ, съ правой стороны отъ него остальные: отъ 
скорости работы перваго косаря зависитъ работа осталь- 
ныхъ, такъ какъ эти равняются съ первымъ и т. п. Хозяинъ 
является представителемъ и пріобрѣтателемъ общаго сѳмей- 
наго имущества, но онъ не можетъ имъ распоряжаться во 
вредъ семьи. 

Для подтвержден ін сказаннаго о власти главы семьи — 
независимо отъ его родственныхъ отношеній,— мы приведемъ 
характерную выдержку изъ одного судебнаго рѣшенія. Но 
поводу жалобъ младшихъ членовъ семьи на главаря - сдодь • 
никѳ, „судъ постановилъ: такъ какъ въ хозяйственномъ быту 
необходимо, чтобы одинъ изъ членовъ семейства быль гла- 
вою и наблюдалъ за хозяйстяеннымъ порядкомъ, а прочіе 
члены должны подчиняться его власти и исполнять безпре- 
вословно всѣ его законный распоряженія, безъ чего не мо- 
жетъ быть должнаго порядка въ хозяйствѣ, а потому Осипу 
(жаловавшемуся на главаря), какъ много младшему противъ 
Антона, внушить повиновеніе къ Антону, какъ старшему 
члену и извѣстяому своимъ хорошимъ поведеніемъ; а за 
ругательство наказать Осипа 10 ударами розогъ; а Антона 
жену, какъ дозволявшую присваивать себѣ болѣе власти, 
чѣмъ указываетъ законный порядокъ, посадить на одни сутки 
въ карцеръ; Антона же за данное послабленіе своей женѣ 
оштрафовать въ 75 коп. въ мірскую сумму а (Бобр.). Такоиъ 
сложный приговоръ суда. И эта мотивировка не случайна — 
она только подробнѣе другихъ. Въ нашихъ рѣшеніяхъ мы 
можемъ указать цѣлый рядъ аналогичныхъ поученій и ело- 
весныхъ и тѣлесныхъ строптивымъ младшимъ членамъ семьи. 



ОідШгесІ Ьу 



96 ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



Судъ обязываетъ иладшаго брата „во всемъ повиноваться и 
слушатьсв старшаго брата", слушаться отца, отаршаго род- 
ственника и пр. — повторяется въ очень многихъ рѣше- 
ніяхъ. 

Въ отношеніи имущества отецъ или вообще главарь не 
можетъ распоряжаться землею произвольно, не можетъ ни 
продать ее, ни передать. (Дерн, в.), и даже если онъ про* 
дастъ при малолѣтствѣ дѣтей, то судъ признаетъ такую 
продажу недѣйствительной и возвращаетъ землю законному 
наслѣднику (Пин. и Рѣч.). Впрочемъ, за дурное поведеніе 
сына, сопротивленіе отцовской власти, родители могутъ ли- 
шить его по крайней мѣрѣ части всего имущества, передавъ 
остальное чужому лицу,— такіе случаи намъ извѣстны изъ 
рѣшеній нѣкоторыхъ судовъ-, хотя бывали ли случаи полнаго 
лишенія наслѣдственнаго имущества, неизвѣстно. Юридиче- 
ское значеніе отца прекращается надъ сыновьями съ мо- 
мента раздѣла его съ ними: если онъ продолжаетъ зани- 
маться хозяйствомъ, то оставляетъ себѣ равную часть съ 
сыновьями. По одному дѣлу сынъ жаловался на своего брата 
и отца: при раздѣлѣ отецъ не далъ ему равной части гумна 
и хлѣба и препятствовалъ ему вдадѣть третьей частью сѣ- 
новоса. Судъ удовлетворить просьбу сына, признавъ права 
сына на Ѵ 3 всего имущества (Пин.); то-же подтверждается и 
другими случаями. Разъ отецъ раздѣлилъ сыновей при своей 
еще жизни, то для него остается лишь сфера нравственнаго 
вліянія. Онъ можетъ, поселившись при одномъ изъ сыновей, 
помогать ему въ работѣ, совѣтани и пр. 

Разумѣется, если семья не распалась со смертью отца, 
то она продолжаетъ существовать въ видѣ общины. Хозяи- 
номъ въ такомъ случаѣ становится кто - либо изъ стар- 
шихъ членовъ— брать умершаго, старшій сынъ, семьянинъ 
или прим&къ, если нѣть братьевъ или взрослыхъ сыновей 
покойнаго. Въ болѣе рѣдкихъ случаяхъ распорядительницей 
хозяйства дѣлается мать семейства, жена умершаго; вто 
не считается правиломъ и болѣе или менѣе высокое по- 
ложеніе хозяйки по смерти мужа зависитъ отъ ея личиыхъ 
вачествъ. Въ такомъ случаѣ старшій изъ мужскихъ членовъ 
все-таки распоряжается мужскою работою, но общія деньги, 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕН В АГО ПРАВА КРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 97 

и общій ходъ дѣлъ переходить въ руки хозяйки. Сдучаевъ 
избранія главаря мнѣ не приходилось встрѣчать, и его, ка- 
жется, не бываетъ. Дѣдо, повидимому, устраивается само 
собой, а не устроится— слѣдуетъ раздѣлъ. Такъ. напр., въ 
рѣшеніяхъ судовъ встрѣчаемъ указашя, что старшимъ въ 
семьѣ былъ примакъ, пдемянникъ умершаго сдольника и пр. 
Во всякомъ случаѣ, вновь признанный хозяинъ, хотя и не 
отецъ всей семьѣ, пользуется всѣми правами хозяина, и 
власть и значеніе его тѣмъ больше, чѣмъ въ болѣе близкомъ 
родственномъ отношеніи онъ находится ко всей семьѣ, 
напр., если онъ старшій изъ братьевъ. Вліяніе такихъ 
представителей семьи, какъ отчимъ, примакъ, семьянинъ, 
всецѣло зиждется на ихъ умѣніи управлять. Во всякомъ 
случаѣ, народный обычай признаетъ за такимъ хозяиномъ 
полный права; судъ наказываетъ пасынка за непочтеніе къ 
отчиму, не разрѣшаетъ раздѣла, требуемаго младшими чле- 
нами, при нежеланіи дяди-главаря (напр. Пин.) или старшаго 
брата и т. п. 

Въ семьѣ поддерживается самое строгое распредѣлевіе 
труда на мужскія и женскія работы. Мужскими работами 
считаются: запашка, посѣвъ, бороненіе, косьба, возка сѣна 
и сноповъ съ луга и поля, молотьба, досмотръ скота зимою, 
возка и рубка дровъ, наконецъ изъ приготовленія одежды — 
заготовленіе лаптей. Женщины обязаны приготовлять пищу 
для всей семьи, носить воду, засѣвать огородъ, дѣлать на немъ 
гряды, полоть его, полоть ленъ, картофель, копать картофель, 
и выдергивать ленъ на полѣ, убирать коноплю, жать хлѣбъ*, 
ткать сукно и полотно, и шить бѣлье всей семьѣ, смотрѣть за 
молочными продуктами. Въ завѣдываніи женщинъ находится 
носильное бѣлье и вообще платье. Бромѣ того въ большихъ 
же семья хъ существуетъ еще болѣе мелкое распредѣленіе 
труда, сообразно возрасту и умѣнію членовъ. И это раздѣ- 
леніе наблюдается точно, особенно въ большихъ семьяхъ 
и общинахъ. Но въ малыхъ семьяхъ работы мужа, жены 
и дочерей часто перепутываются, и не рѣдко встрѣтить 
дѣвушку, которая прекрасно косить, молотить, пашеіъ и 
т. п. Во всякомъ случаѣ это вызывается лишь настоя- 
тельною потребностью и безъ нужды никто не вмѣшается 

7 



ОідШгесІ Ьу 



98 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



въ работу другого. Дѣлать для мужчины женскую работу 
считается даже „зазорнымъ". Мужчина самъ ни за что не 
станетъ доставать изъ печки пищи: для этого должна 
придти хозяйка или нсвѣства, которой поручено приготовленіе 
пищи (это занятіе принадлежитъ старшей женщинѣ въ бемьѣ и 
только вслѣдствіе старости самой хозяйки передается стар- 
шей невѣсткѣ или братовой). Мужчина не можетъ достать 
изъ сундука бѣлья, хлѣба или сала предъ отправленіемъ въ 
дорогу — все это дѣло хозяйки *). 

Какъ хозяинъ является главны мъ распорядителемъ муж- 
скихъ работъ, такъ хозяйка, мать для родныхъ дѣтей, „цётка" 
для старшихъ членовъ общины, и „баба", „хаджйка" для 
равныхъ, — является распорядительницею всей женской поло- 
вины общины. Она обыкновенно бываетъ самая старшая 
въ домѣ женщина, чаще всего жена хозяина. Она, какъ уже 
было сказано, иногда является представительницей общины. 
Народный судъ въ такихъ случаяхъ поддерживаетъ ее. Такъ, 
однажды мать заявила суду, что старшій сынъ ея и его жена 
желаютъ раздѣла, а она и младшій сынъ и его жена неже- 
лаютъ; старшій сынъ съ женою служить причиною ссоръ въ 
семьѣ. Тогда судъ не только приказалъ имъ жить нераздѣльно, 
но опредѣлилъ старшаго сына наказать 16 ударами розогь, 
а его жену четы рехдневнымъ арестомъ. 

Положеніе женщины въ бѣлорусской семьѣ далеко не 
можетъ быть названо угнетенным!». Она является полвой 
хозяйкой въ своей СФерѣ, помощницей и совѣтницей мужа. 



і) Чтобы представить себѣ эту строгость въ распрѳдѣленін занятій, л при- 
веду одинъ еду чай. Случилось мнѣ быть въ гостлхъ у одного старика, старшины 
волости. Отъ него мы вмѣстѣ возвратились въ волостное правленіе и на слідую- 
щій день условились проѣхать вдвоеиъ въ сосѣднее село. Вдругъ старикъ заяв- 
ляете, что ему еще нужно „сбѣгать" домой (верстъ ва 10). „Зачѣмъ?*— „Аякже, 
объяснилъ онъ, — заутра нядзѣлл, а я поіду па сваей воласци у гразнай сарочцѣ 
и штанлхъ?* „Якежъ я начальство буду", - добавилъ онъ смѣлсь.— „Такъ отчего- 
же вы не вадѣля дома: вѣдь мы только что были у васъ?. — „Э, да ил було ха- 
джайки (старшей невісткн). Яна мне н шіе, лна дае, а я хпба што знаю?*— 
объяснялъ онъ. Я воспользовался случаемъ поразспроенть его, почему суще- 
ствуетъ то или другое распредѣлеяіе обязанностей въ семьѣ. Сущность его 
объясненій сводится на то, что „што хто зрабиу ля хозяйства, на хай той и 
вндае уснмъ". 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ семейственна™ права крестъянъ минской губ. 99 

По отношенію къ дѣтямъ народный взглядъ требуетъ также 
полнаго почтенія со стороны поелѣднихъ къ матери. Дѣти 
вообще находятся на ея попеченіи; только парни, дѣтъ съ 14, 
когда они уже подростаютъ на столько, что годятся для бо- 
лѣе легкихъ работъ при обработкѣ земли, напр. боронятъ, 
возятъ снопы, сѣно и пр. переходятъ въ непосредственное 
распоряженіе домохозяина. До этого же времени они, а 
дѣвушки до самаго выхода замужъ, находятся исключительно 
въ вѣдѣніи матери; въ то-же отношеніе становятся и не- 
вѣстки, хотя положеніе послѣднихъ нѣсколько тяжелѣе. Мать 
также обязана приготовить для дочери приданое. Юриди- 
ческое положеніе женщины сводится къ тому, что она мо- 
жетъ, при неимѣніи прямыхъ наслѣдниковъ, наслѣдовать от- 
цовское имущество и землю, если останется на родитель- 
скомъ хозяйствѣ, о чемъ мы будемъ говорить подробнѣе 
ниже. Она же признается опекуншей своихъ |дѣтей до ихъ 
совершевнолѣтія, считается въ это время полной хозяйкой 
въ распоряженіи землей и др. имуществомъ. Распоряженія, 
сдѣланныя матерью во время малолѣтства дѣтей, иризнаются 
законными и не подлежать отмѣнѣ. Такъ, по одному дѣлу 
вдова вошла въ соглашеніе съ деверями относительно раз- 
дѣла земли; черезъ пять лѣтъ сыновья заявили недовольство 
раздѣломъ, но судъ въ ихъ искѣ отказалъ (Нин.). 

Какъ *участникъ въ общемъ трудѣ, женщина получаетъ 
права на имущество, пріобрѣтенное общими ея съ мужем ь 
трудами. Но она лично не имѣетъ никакого права на иму- 
щество, которое взято мужемъ изъ его семьи, составляло его 
семейную собственность. Такъ, одно рѣшеніе волостного суда 
дало такой результатъ: Оеменъ Мяликъ жаловался на вто- 
рого мужа своей братовой, жены умершаго его брата Ан- 
тона, въ томъ, что та завладѣла строеніями, столярными 
инструментами, коровою и пр. имуществомъ его покойнаго 
брата. На судѣ обвиненіе подтвердилось, но выяснилось и 
то, что имущество пріобрѣтено мужемъ и женою вмѣстѣ, 
кромѣ коровы и столярныхъ инструментовъ. И судъ предо- 
ставилъ вдовѣ, хотя у нея и не было дѣтей, владѣть благо- 
пріобрѣтеннымъ имуществомъ, а корову и инструменты, „какъ 
взятые покойвымъ нынѣ Ангономъ Мяликомъ отъ своихъ 



ОідШгесІ Ьу 



100 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНГВ. 



родителей, за неоставлевіемъ послѣ себя дѣтей покойнымъ, 
возвратить въ домъ родителей покойнаго* (Пин.). 

Другое дѣло указываешь, что жена по мужу наслѣдуетъ 
часть имущества, пріобрѣтеннаго совмѣстно на землѣ т. е. 
хлѣба и пр. (іЪ.). 

Впослѣдствіи еще разъ мы коснемся правъ наслѣдованія 
женщины; но для настоящей нашей цѣли приведенвыхъ 
примѣровъ достаточно, чтобы видѣть равноправное поло- 
женіе мужа и жены въ имущественномъ отношеніи, рав- 
нымъ образомъ и сравнительно высокое ея нравственное по- 
лижете относительно дѣтей и мужа. 

Чтобы покончить съ характеристикою положенія стар- 
шихь членовъ семьи., здѣсь умѣстно будетъ сказать нѣсколько 
словъ о престарѣлыхъ и вдовыхъ ея членахъ. Разъ семья не 
раздѣлилась, то престарѣлые члены ея живутъ, разумѣется, 
въ ней. Если отецъ дѣлаетси старъ, завѣдывать хозяйствомъ 
не хочетъ, онъ передаетъ его старшему сыну. Съ этого момента 
отецъ не вдастенъ распоряжаться имуществомъ и землею. Все 
его значеніе въ домѣ сводится на то нравственное вліяніе, ко- 
торое онъ можетъ оказать. Если сыновья затѣваютъ раз- 
дѣлъ, то онъ не можетъ воспрепятствовать ему, разъ всѣ 
согласны; онъ вправѣ требовать себѣ лишь извѣстную 
часть имущества на прокормленіе. Родители обыкновенно 
напередъ, передавая хозяйство сыну, выговариваютъ себѣ 
извѣстную часть имущества, которую они передадутъ тому 
изъ сыновей, у котораго будутъ жить. Если же этого они не 
сдѣлаютъ почему либо, то судъ самъ, въ случаѣ споровъ, 
дѣлаетъ такой выдѣлъ. Такъ, по одному дѣлу, судъ удер- 
жалъ изъ общаго имущества въ пользу старика отца ам- 
баръ, который старикъ долженъ былъ отдать своей замуж- 
ней дочери съ тѣмъ, чтобы она его до смерти одѣвала, а 
невѣстка (сынъ умеръ) получила шубу съ тѣмъ, что она 
должна кормить старика (Пин.). Но эта семья была беззе- 
мельная. Въ другихъ случаяхъ отцу выдѣляется еще уча- 
стокъ земли. Такъ, по одному рѣшенію изъ Рѣчицкаго у., 
видимъ, что отецъ, состарѣвшись, оставилъ себѣ участокъ 
земли и поселился у младшаго сына. По смерти отца судъ 
присудилъ младшему сыну */з отцовскаго участка, а V* стар- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННАГО ПРАВА КРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 101 

шему; мотивъ тотъ, что отецъ былъ болѣзненный (зна- 
чить, не могъ помогать въ работѣ), и содержалъ его млад- 
шій сынъ безъ помощи старшаго. 

Тотъ же принципъ приводится и въ другихъ рѣшеніяхъ. 
Такъ, по одному рѣшенію изъ Пинскаго у. отцу была ос- 
тавлена на прокормленіе % часть земли, которая и доста- 
лась кормившему его сыну (Пин.). За старухою— матерью 
въ этомъ случаѣ, кажется, не признается права остав- 
лять за собой часть земли (если произошелъ раздѣлъ, хотя 
бы по распоряженію ея покойнаго мужа), но за то судъ 
обязываетъ сыновей кормить и одѣвать ее до смерти. Имѣю- 
щееся у насъ по этому поводу рѣшеніе говоритъ, впрочемъ, 
глухо: оно не разрѣшило сыновьямъ раздѣ литься вообще, 
но обязало содержать мать при себѣ (Пин.). Матери чаще 
всего выдѣляется часть изъ строеній, Скота и хлѣба, пере- 
даваемыхъ ею тому сыну, у котораго она поселяется. Сынъ, 
у котораго селятся старики, всегда бываетъ младшій, ему 
же достается отцовская селитьба. Разсчетъ, заставляющій 
придерживаться крестьянъ этого обычая, заключается въ 
томъ, что младшій сынъ всегда моложе, семья у него меньше, 
и какъ бы ни стары были родители, все-таки ихъ трудъ мо- 
жетъ пригодиться въ малой семьѣ. 

Что касается вдовыхъ членовъ семьи, то вопросъ о вдовцѣ 
не имѣетъ особеннаго интереса. Если вдовецъ имѣетъ мало- 
лѣтвихъ дѣтей, онъ, независимо отъ своего возраста, женится 
нѣсколько мѣсяцевъ спустя посдѣ смерти своей жены. Прав- 
да, вдовецъ очень рѣдко женится на дѣвушкѣ; развѣ очень 
бѣдной, опороченной или съ какимъ вибудь Физическимъ 
ведостаткомъ. Вдовецъ и вдова — обычная пара. Если же 
вдовецъ имѣетъ взрослыхъ дѣтей, то его юридическое положеніе 
въ семьѣ не измѣняется со смертью жены. 

Положеніе вдовы— совсѣмъ другое. Въ немъ надо раз- 
личать нѣсколько сторонъ: надо различать положеніе старой 
женщины, остающейся вдовой послѣ раздѣла дѣтей, или 
когда раздѣлъ произойдешь уже при ней, и положен іе вдовы, 
остающейся главою семьи, до ея раздѣла, или опекуншей 
при подростающихъ дѣтяхъ. Объ обоихъ случаяхъ мы уже 



ОідШгесІ Ьу 



102 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



говорили, а объ опекѣ рѣчь будетъ впереди. Если же 
женщина остается вдовою при малолѣтнихъ дѣтяхъ послѣ 
раздѣла семьи ея мужа, то она вступаетъ въ управленіе 
хознйствомъ и можетъ принять къ себѣ въ домъ примака 
или сдольника. Она является хозяйкою въ домѣ, распоря- 
жается семейнымъ имуществомъ, и даже отецъ покойнаго 
мужа не можетъ отнять этого имущества ! ). 

Иное дѣло, если вдова выходить замужъ на другой на- 
дѣлъ; въ такомъ случаѣ земля остается за наслѣдниками, а 
права вдовы на распоряженія семейнымъ имуществомъ пре- 
кращаются. 

Во всѣхъ этихъ случаяхъ вдова бываетъ хозяйкой въ 
домѣ мужа. Но если женщина остается вдовою до раздѣла, 
положеніе ея совсѣмъ иное. Связь, скрѣплявшая се съ семьею 
мужа, порвалась. Ей предетоитъ дилемма: или оставаться 
въ семьѣ мужа въ качествѣ работницы, или же удалиться въ 



і) Сошлемся на слѣд. иримѣръ изъ рѣшеній Телеханской вол. Пин. у.: 
Борись Курятникъ жаловался словесно волостному суту на жену сына своего, 
нынѣ умершаго Купріана, Людмилу о неотдачѣ ему, Борису, амбара и одрины 
и избы, которня строенія вмъ были построены при жизни сына. — Вслѣдствіе жа- 
лобы Бориса Курятника была спрошена крестьянка Людмила Ятковска, кото- 
рал показала: Что она не въ состоянии дать ему требуемаго строепія, такъ-какъ 
нмѣетъ четверыкъ дѣтей, безъ земли, а содержать его при себѣ она не отказы- 
вается. По выслушаніи жалобы Бориса Курятника, и показанія Іюдмилы Ят- 
ковской, волостной судъ, состояний изъ трехъ судей, предложялъ обѣимъ сторо- 
намъ примириться, во обѣ стороны не примирились. Рѣшилъ: Людмила Ятковска 
обязана отдать Борису Курятнику амбаръ съ тѣмъ, чтобы онъ, Курятникъ, та- 
ковой лередалъ дочери своей Евдокш, которая облвана будетъ одѣвать его до 
смерти; жить же Курятникъ долженъ у Людмилы Ятковской, которая облзана его 
кормить и уплачивать всѣ повинности за него до смерти и послѣ оной, если бу- 
детъ требоваться". 

Въ данномъ случаѣ діло усложняется попечевіемъ о престарѣломъ отцѣ. 
Дѣло обстояло такъ: отецъ выдѣлилъ сына и дочь, слѣдовательно, распоряжаться 
имуществомъ уже не можетъ. По смерти сына, онъ хочетъ отнять имущество 
отъ семьи покойнаго, чему судъ вослреилтствовалъ однако. По отношенію къ 
нрестарѣлому отцу на вдовѣ его сына лежатъ обязанности поддерживать 
старика, которыя судъ въ данномъ случаѣ раздѣлилъ между невѣсткою и до- 
черью, оставивъ однако основную долю имущества въ семьѣ покойнаго сына, 
равно какъ и главнѣйшія обязанности по отношенію къ отцу. Однимъ словомъ, 
судъ смотритъ на вдову точно также, какъ смотрнтъ на отиошеиія сына— хо- 
зяина къ отцу. 




ОЧЕРКИ СБМВЙСТВВеНАГО ОРАВА врестьянъ минской губ. 103 



родную семью. Наблюденія надъ практикою народной жизни 
показываютъ, что послѣдній исходъ является наиболѣе 
обычнммъ. Въ имуществен номъ отношеніи, вдова не имѣетъ 
правъ на общинное имущество ея мужа; но свое приданое 
и все, что было пріобрѣтено ею лично въ семьѣ мужа, вдова 
получаетъ обратно* точно также она имѣетъ право на 
движимое имущество, пріобрѣтенное ею совмѣстнымъ съ му- 
жемъ трудомъ, о чевгь мы уже говорили; наконецъ, иногда 
вдовѣ предоставляется право требовать отъ семьи покойнаго 
мужа плату за проработанное время. 

Но нѣтъ никакихъ данныхъ на то, чтобъ вдова, удаляю- 
щаяся взъ семьи мужа, могла рассчитывать на полученіе 
части изъ семейнаго имущества, въ видѣ временнаго 
или постояннаго пособія, на прокормленіі* себя лично. Весь 
вопросъ въ дѣтяхъ: вдова можетъ ихъ взять съ собою, мо- 
жетъ и оставить въ семьѣ мужа Семья покойнаго обязана 
дать на прокормленіе дѣтей, „на воспитаніе а , какъ выра- 
жаются судебныя рѣшенія. ІІособіе это бываетъ единовре- 
менное или, рѣже впрочемъ, постоявное. Такъ, изъ одного 
рѣшенія видно, что вдовѣ на „воспитавіе й ребенка судъ при- 
судилъ корову, цѣною въ 5 р., и полъ-копны рживъ2'/, р.; 
въ другомъ— по осминѣ овса и гречихи, по чашкѣ ржи, яч- 
меня, пшеницы, двѣ бочки картофеля и телушку. 

Перейдемъ къ положенію дѣтей въ семьѣ. 

Дѣти съ раннихъ лѣтъ исполняютъ тѣ или другія хозяй- 
ственный обязанности, и чѣмъ семья меньше, тѣмъ раньше 
крестьянскій подростокъ знакомится съ суровымъ трудомъ. 
Съ пяти лѣтъ ребенокъ няньчитъ своихъ крохотныхъ брать- 
евъ и сестеръ, съ 7— 8— онъ уже пастухъ, идетъ за во- 
зомъ и пр.; съ 12 лѣтъ для мальчика начинаются первым 
упражненія въ земледѣліи: онъ стребаетъ сѣно, боронить, съ 
пятнадцати лѣтъ берется за цѣпъ, косу, а еще года черезъ 
два и за соху, такъ что къ 20 годамъ онъ уже хлѣборобъ, 
прошедшій всѣ академическіе курсы крсстьянскаго хозяй- 
ства. Дѣвушка къ 16 — 17 гг. знаетъ женскія работы. Разу- 
мѣется, интенсивность труда подростковъ всецѣло зави- 
ситъ отъ состава и ѳкономическаго благосостоянія семьи. 

Юридическія права дѣти получаютъ, по народному взгляду, 
только съ момента вступленія въ бракъ. До этого времени они 



ОідШгесІ Ьу 



104 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНШ. 



не вмѣшиваются въ общую семейпую жизнь, съ нихъ меньше 
и требуется *). Но тѣмъ не менѣе за ними признается право 
частной собственности, если они успѣютъ ее пріобрѣсть от- 
дѣльною работою- особенно много удобствъ для тавихъ пріобрѣ- 
теній предоставляется дѣвушкѣ: она должна копить приданое; 
почти всегда въ этомъ ей помогаетъ сама мать. Такими 
источниками служатъ издѣлія женскаго труда. Женщины об- 
ращаютъ въ свою исключительную пользу излишекъ отъ 
продажи произведеній, который ими обрабатываются. Онѣ 
обрабатываюсь и продаютъ леяъ, коноплю, выдѣлываютъ 
изъ нихъ полотно и нитки, отдѣляя лишь въ пользу семьи 
столько, сколько нужно для одежды, а изъ конопли— столько, 
сколько мужчинамъ нужно на веревки, шнурки. Особенно 
распространено воздѣлываніе конопли. Имъ же идетъ часть 
огородныхъ овощей, который онѣ продаютъ, а также мо- 
лочные продукты и шерсть, получаемые со скота, который 
привела мать въ приданое отъ своихъ родителей. Наконецъ, 
собяраніе грибовъ, ягодъ и орѣховъ доставляетъ также жен- 
ской половинѣ не малый доходъ. Всѣми этими путями на- 
копляется имущество, находящееся въ исключительном!, вла- 
дѣніи женщинъ семьи, изъ котораго выдѣляется дочсрямъ 
приданое. Въ подгородныхъ селахъ малоземельные родители 
отдаютъ своихъ сыновей и дочерей въ наемъ, при чемъ, 
смотря по обстоятельствамъ, деньги то поступаютъ въ об- 
щую казну, то составляютъ частную собственность дѣтей, 
то, наконецъ, семья только беретъ часть изъ нихъ. Это за- 
виситъ отъ того, съ какою цѣлью хозяинъ отпускаетъ члена 
семьи на заработки, на какихъ условіяхъ. Тѣмъ не менѣе 
дѣти, до вступленія въ бракъ, Фактически не владѣютъ сво- 
ими пріобрѣтеніями; они сдаютъ ихъ матери и получаютъ 
только при женитьбѣ; деньги, нужныя на уврашенія, выдаетъ 
мать. Такъ какъ за дѣтьми не признается юридическихъ 
правъ, то они не могутъ лично вступать въ какія-бы то ни 
было обязательства. Сынъ, дочь отдаются въ наемъ отцомъ 
или матерью, и за исправное отбываніе ими службы отвѣ- 
чаетъ отецъ, и онъ же получаетъ слѣдуемыя за наем7> деньги, 

і) Они „отгуливаюць свае", какъ говордтъ бѣіоруссы. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМВЙСТВВННАГО ПРАВА КРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 105 



независимо отъ того, въ чью пользу онѣ пойдутъ. Такъ, 
крестьянинъ Телеханской волости с. Богдановки жаловался 
волостному суду на другого крестьянина, „который отдалъ 
сына своего Даніила въ работники ему, Богдановичу, съ ус- 
ловіемъ въ годъ жалованья 11 р. и шанокъ картофеля". Но 
сынъ черезъ три недѣли ушелъ со службы, а отецъ отдалъ 
его друюму хозяину. Отецъ и сынъ оправдывались тѣмъ, 
что сынъ ушелъ „по своей охотѣ". Но судъ, „за дозволеніе 
сыну самовольно оставлять службу", взыскалъ съ отца 
убытковъ въ пользу истца 3 р., и штраФъ въ пользу во- 
лости въ 1 р. По другому рѣшевію видно, что отецъ от 
даль въ наемъ сына за 24 р. въ годъ и взялъ впередъ плату 
хлѣбомъ и скотомъ; сынъ ушелъ со службы, и судъ приго- 
ворилъ взыскать деньги съ отца. Равными правами повсе- 
мѣстно пользуются и въ равныхъ условіяхъ считается по 
отношенію къ дѣтямъ и мать, отъ которой также зависитъ 
отдача въ наемъ дѣтей'). Точно также отецъ или мать отдаютъ 
дѣтей въ обученіе ') ремесленнику. 

і) Для ириміра приводам* образец* такого условія изъ Горбацев. воя. Бобр. у. 

1877 года Января 18 дяя. Мы, нижеподпнсавшіесл, съ одной стороны 
Иванъ Вериго н помѣщанъ Доиеникъ Вирнша заключив условіевъ сяѣдующемъ: 1,Я, 
Иванъ Вервго, имѣя сыва по имена Антона, отдалъ въ услуженіе помѣщику 
Виришѣ на два года, срокъ службы дояжеиъ считаться съ 1 Апрѣлл 1877 г., 
при чемъ ставяю въ обязанность моему сыну Антону, что онъ доіжеиъ повино- 
ваться во всемъ Вириші и его женѣ; въ случай неиовнновенія я принимаю обя- 
занность на себя, кавъ отецъ, заставить сына своего быть віжлнвнмъ человѣкомъ, 
по службі исвоянять все, что будутъ отъ него они требовать гг. Вириши; во время 
службы сына черезъ два года бѣіье, кавъ то: рубахи и подштанники обязуюсь 
давать самъ, а верхнюю одежду — свиту, кожухъ и штаны должны быть помѣ- 
щика, харчъ для сына должны быть поміщнка, хорош аго качества. За службу 
сына Вириша долженъ инѣ ежегодно унлатить по тридцать рублей и деньги всѣ 
сиолна за два года долженъ уплатить впередъ. Прогульныхъ дней быть не дол- 
жно, въ случаѣ таковые по какимъ либо причинамъ окажутся, то сынъ мой тѣ 
дни долженъ отслужить лослі окончанія срока службы. — На случай если мой 
сынъ сдѣлаетъ какое либо преступаете или воровство, то я, какъ отецъ, отвѣт- 
ственность принимаю на себя, а если сынъ бросить службу у помѣщнва Вириши, 
въ такомъ случаі я подвергаю себя штрафу 25 рублей.— 2, Я, Вириша, прини- 
маю къ себѣ въ услуженіе сына Ивана Вернго, Антона, и на все сказанное въ 1 
пуивтѣ условія согласенѵ— Подписи. 

*) Цриведемъ для прииѣра одно изъ такихъ условій изъ той же волости 
(сділка 1876 г.): Мы, нижеиодписавшіесл крест, дер. Богушовкн Федора Пере- 



ОідШгесІ Ьу 



106 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРЪНШ. 



Заканчивая характеристику положеиія кровныхъ членовъ 
семьи, намъ сѣдовадо бы коснуться взаимныхъ личеыхъ от- 
ношений мужа къ женѣ и родителей къ дѣтямъ. Но эта сто- 
рона семейныхъ отношеній конечно слабо Формулирована въ 
обычномъ правѣ. Это такая среда народныхъ обычаевъ, о 
которой въ настоящее время можно сказать весьма мало точ- 
наго. Оемейныя чувства вообще мало считаются съ зако- 
номъ, тѣмъ бодѣе въ настоящее время, когда крестьянская 
семья реорганизуется, когда вѣковой обычай все бодѣе и 
болѣе уступаетъ новымъ вѣяніямъ, въ которыхъ личвыя от- 
ношенія играютъ большую роль. Мы можемъ лишь подѣлиться 
своими личными впечатлѣніями. О- 

Въ бѣлорусской семьѣ жестокое обращение мужа съ же- 
ной — явленіе очень рѣдкое, даже болѣе того — исключитель- 
ное. Только пьянство мужа нарушаетъ мирный ходъ семей- 



гудова н житель дер. Богушовкн еврей Верка Іоселевъ заключили условіе въ 
слѣдующемъ: 1, Я, Перегудова, будучи вдовою н имѣя дѣтей, конхъ съ трудомъ 
могу пропитать и не им+я маіѣйшаго хозяйства и собственной земли, за лучшее 
обдумалась: Старшего сына отдать въ обученіе какого нибудь ремесла, а какъ 
въ дер. Богушовкѣ постоянно проживаетъ кузиецъ Еселевъ, то ддд обученія куз- 
нечнаго мастерства старшаго сына моего Гаврівла отдаю въ термияадію на 
5 лѣтъ, т. ѳ. но 15 іюля 1881 года, сказав ному Еселеву съ обягательствомъ за 
науку сейчасъ уплатить ему 20 р. и кромѣ сего 6 мѣсяцевъ своего сына кор- 
мить и одинъ годъ одѣвать, а посл+дніе 4 года Еселевъ обязаяъ его принять 
на свой столъ и давать верхнюю одежду н обувь, сподвюю же одежду я обязуюсь 
черезъ всі пять лѣтъ давать своему сыну свою; на случай же придется вы- 
ѣхать кузнецу инъ дер. Богушовкн прежде оковчавіл с] ока терминаціи моему 
сыну, то срывать его не въ правѣ, и овг облэанъ тамъ быть, гдѣ в его хозяинъ, 
съ тѣиъ только, что тогда Еселевъ облзаиъ его одѣвать какъ верхнею, такъ 
нснодвею одеждою. Когда мой сывъ будетъ до исполнен™ срока внесеиъ въ ре- 
визскіл сказки, то всѣ повинности подушные и мірскіе сборы уплачиваетъ куя- 
нецъ; неходатайств о ваніе билета, если случится, на отлучку лежитъ на обязан- 
ности Еселева; при чемъ вмѣнлется въ обязанность моему сыну Гавріилу хозя- 
ина своего слушать и ему повиноваться до окончавіл 5 л ѣ тая го срока — 2, Л, 
Еселевъ, принимаю къ себѣ сына вдовы Перегудовой, Гавріила, обязуюсь его 
смотрѣть и учить кузнечной работѣ, на сколько самъ понимаю, обходиться съ 
нимъ обязуюсь честно и благопристойно, на предложенный иунктъ 1 условіл во 
всемъ согласенъ. — Подписи. 

і) Въ статьяхъ ноихъ, ломѣщепннхъ въ „Вил. Вѣств." за 1890 — 1 гг. 
(№6 202—262; 9—28), не вншѳдшихъ, къ сожалѣнію, отдѣлыіой книгой, мнѣ 
пришлось подробніе изложить наблюденія иадъ личными отношеиідми въ семьѣ. 



» 




ОЧЕРКИ СЕМКЙСТВЕННАГО ПРАВА КРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 107 



ной жизни, но въ такой семьѣ жизнь вообще бываетъ не- 
нормальной. Впрочемъ, обычай предоставляетъ право женѣ 
уйти отъ мужа (что равносильно разводу), если мужъ же- 
стоко обращается съ ней. Но если жена уходить безъ при- 
чины, и дѣло доходитъ до волостного суда, послѣдній— на 
сторовѣ мужа. Такъ, въ одномъ случаѣ мужъ жаловался на 
тещу и брата своей жены, что вслѣдствіе ихъ наговоровъ 
жена покинула его. Въ свое оправданіе жена приводила то, 
что мужъ ея — человѣкъ болѣзненный, а семья мужа ее недо- 
любливаетъ. Интересенъ приговоръ суда: жена за оставле- 
ніе мужа и неуваженіе къ нему была приговорена кь обще- 
ственнымъ работамъ на недѣлю; брата жены наказали пят- 
надцатью ударами, тещу— штраоомъ въ одинъ рубль, брата 
истца „за неведеніе хорошаго порядка въ домѣ и — оштрафо- 
вали въ одинъ рубль; всѣмъ вмѣстѣ судъ вмѣнилъ въ обя- 
занность „жить въ домѣ хорошо и чтобы споровъ не было". 

Обычай вмѣняетъ женѣ повиноваться мужу, но это пови- 
новевіе не*слѣпое, это повиновеніе младшаго члена семьи 
къ старшимъ. Отдѣльность личнаго имущества, раздѣленіе 
труда, узаконенное обычаемъ участіе въ общихъ дѣлахъ, — 
все это придаетъ женщинѣ извѣстную самостоятельность и 
устраняете частые поводы къ семейнымъраздорамъ. Вообще, 
хорошее отношеніе мужа къ женѣ — явленіе вполнѣ обычное 1 ). 

Столь же мягко отношеніе бѣлорусса къ своимъ дѣтямъ. 
Отецъ и мать любятъ своихъ дѣтей, и въ большой семьѣ 
работа дѣтей по возможности облегчается. Если вы спросите 

1) Тамъ, гдѣ лвчныл впечатлѣнія ве подтверждаются объективна ни данными, 
весьма важно наблюденіе многихъ лнцъ, съ развнхъ сторонъ соприкасающихся 
съ народною жизнью. В отъ что говорить объ отношеніяхъ мужа еъ женѣ нар. 
уч. П. П. Демндовнчъ, отвѣчая мні на соотвѣтст венный запросъ: „Мужъ считается 
главою семьи, а жена должна находиться въ нолномъ его подчиненіи. Но подчи- 
неніе жены мужу не во всякой сеиьѣ одинаково. Хотя въ рѣдкихъ случаяхъ, 
но бываетъ, что это подчвненіе смѣнлется совершенно обратннмъ явленіемъ, а 
именно подчиневіемъ мужа женѣ, а еще чаще равенствомъ мужа и жены. Какъ 
бы то ни было, жена всегда считаѳтъ себя вправѣ заявить свой протестъ, если 
ея мужъ сдѣлаетъ что-нибудь но хозяйству не по ел нраву ".— Относительно дракъ 
онь говорить, что онѣ бнваютъ очень рѣдко и вообще можно сказать, что драки 
между крестьянами-супругами не составляют!, обыкновенная лвленія. 

Крестьлнивъ Лрмаковичъ ыамъ писа.іъ по этому поводу: „у иасъ мужъ съ же- 
ною жівутъ мирно; бнваютъ ссоры только тогда, когда мужъ пьяница" и т. д. 



ОідШгесІ Ьу 



108 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



крестьянина, какъ дѣти должны относиться къ родителямъ 
и къ старшимъ вообще, онъ вамъ объяснить, что дѣти дол- 
жны повиноваться родителямъ, дѣтей не должно „распускать" 
и пр., но всѣ эти правила обиходной морали не проявля- 
ются по отношенію къ дѣтямъ въ суровой Формѣ. Споры 
родителей съ малолѣтними дѣтьми не доходятъ до суда. Другое 
дѣло споры взрослыхъ сыновей, отделившихся отъ отца, или 
желающихъ отдѣлиться.Такія дѣлавъ нѣвоторыхъ мѣстностяхъ 
(напримѣръ въ Пинскомъ у., въ подгородныхъ волостяхъ 
Бобр, у.) очень и очень нерѣдки; въ судебныхъ рѣшеніяхъ 
по этому поводу и сказывается народный взглядъ на отно- 
шенія родителей и дѣтей. Отчасти мы уже съ этимъ взгля- 
домъ знакомы, потому что намъ приходилось говорить объ 
отношеніи младшпхъ членовъ семьи къ хозяину. Отецъ, по 
отношенію къ взрослымъ дѣтямъ, занимаетъ положеніе хо- 
зяина. 

Взглядъ суда на отношенія взрослыхъ дѣте# къ роди- 
телямъ весьма интересенъ. Судъ смотритъ такъ, что дѣти 
должны повиноваться родителямъ, но если они не повинуются, 
то родители сами виноваты въ этомъ. Въ одномъ случаѣ, 
напр., мать жаловалась суду на своихъ двухъ сыновей за 
непослушаніе. Свидѣтели показали что братья живуть „не 
спокойно между собою", а мать „даетъ имъ сама потачку". 
Судъ помирилъ тяжущихся такъ: старшего присудили къ 15 
ударамъ, младшаго къ 10, причемъ старшему вмѣнено въ 
обязанность повиноваться матери, младшему — повиноваться 
матери и старшему брату; самое мать судъ приговорилъ от- 
править на богомолье въ приходскую церковь на покаяніе 
за то, что она неумѣетъ мирить дѣтей. Вообще, судъ очень 
строго преслѣдуетъ неповиновеніе дѣтей къ родителямъ, се- 
мейныя ссоры и пр., когда они ведутъ къ требованію дѣтьми 
раздѣла, вообще къ разрушенію семьи. Въ случаяхъ рѣзкаго 
непочтенія дѣтей къ родителямъ или младшихъ къ старшимъ, 
судъ присуждаетъ виновныхъ мужчинъ къ тѣлесному наказа- 
нію,а женщинъ къ штраФамъ, общественнымъ работамъ, къ 
заключенію при арестантской волостного правленія; въ дру- 
гихъ случаяхъ судъ лишь вмѣняетъ въ обязанность „млад- 
шимъ цовиноваться старшимъ". Но судъ не щадить и роди- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



очерки семейственна™ права крестьянъ минской гув. 109 



телей и старшихъ, если они сами служатъ причиною раздо- 
ровъ. Мы не знаемъ Фактовъ, когда бы судъ наказывалъ такъ 
или иначе огца или вообще хозяина, но среди рѣшеній суда 
есть случаи, наказанія работою матери за ссоры въ семьѣ 
(Бобр, у.) 

Судъ неоднократно говоритъ, что дѣти, вообще младшіе 
члены семьи, должны исполнять „завоннныя въ хозяйствен- 
нномъ быту распоряженія" домохозяина, слѣдовательно неза- 
конное, т. е. неоснованное на обычномъ правѣ отношеніе роди- 
телей къ дѣтямъ, судъ неодобряетъ и самъ присуждаете раз- 
дѣлъ въ такой семьѣ. Въ одномъ, напр., случаѣ отецъ .не- 
справедливо относился къ сыну и не желалъ въ то же время 
выдѣлить ему часть имущества. Судъ заставилъ отца выдѣ- 
лить часть имущества сыну съ слѣд. мотивировкой: „хотя распо- 
ряженіе дѣтьми по праву и првнадлежитъ родителямъ, но 
опросомъ свидѣтелей доказано жестокое обращеніе Авраама 
Ф. съ своимъ старшимъ сыномъ и его семействомъ" (Бобр. у.). 

Такимъ образомъ, судъ не поощряетъ непочтительнаго от- 
ношенія дѣтей къ отцу, ссоръвъсемьѣ и пр., но въто-же время 
и ненормальное отношеніе отца въ дѣтямъ порицается обще- 
ственны мъ мнѣніемъ. И это послѣднее обстоятельство еще 
разъ указываете на то, что по народнымъ понятіямъ обоюд- 
ный отношенія родителей и дѣтей не должны отличаться рѣз- 
костью, грубостью. 

Мы разсмотрѣли п о ложеніе представителей семьи, хозяина и 
хозяйки, и родителей къ дѣтямъ. Теперь намъ нужно перейти къ 
разсмотрѣніюположеніятакихъ членовъ, которые принимают- 
ся въ семью и не связавы, до вступленія въ нее, вровнымъ 
родствомъ, именно положенія невѣстки въ домѣ свекра, при- 
мака въ домѣ тестя и аріемныхъ сыновей и семьяниновъ. 
Тогда вакъ положеніе невѣстки опредѣляется значеніемъ въ 
народномъ міровоззрѣніи брачной сдѣлки, положеніе примака, 
пріемыша и семьянина опредѣляется тѣмъ, въ какое отно- 
шеніе они поставлены къ землѣ тестя, или пріемваго отца. 
А потому мы перейдемъ къ разсмотрѣнію ѳтихъ сторонъ 
обычнаго права. 



ОідШгесІ Ьу 



110 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ 



II. 

Какъ и вездѣ въ Россіи, бѣлорусская молодежь обоего 
пола имѣетъ немало случаевъ, чтобы познакомиться и сой- 
тись задолго до того времени, когда наступить время всту- 
плепія въ бракъ. Средствами такого общенія служатъ собра- 
нія молодежи, которыя бываютъ въ разное время года и по 
разнымъ случаямъ. Это — „кирмнши" (ярмарки), „хвесты" 
(храмовые праздники), спрощи» — мѣста въ честь какого ни- 
будь святого или праздника, подъ покровительствомъ кото- 
раго считается священный колодезь, источнику крестъ, ча- 
совня, обыкновенно стоящіе гдѣ нибудь въ уединеніи — въ 
лѣсу, бол<*тѣ;туда и собираются въ извѣетные дни года жи- 
тели окрестных ь деревень. На эги собранія стекается все 
окрестное крестьянство-, старики, — чтобы повидаться съ род- 
ственниками изъ сосѣднихъ деревень, купить что-нибудь 
у пріѣзжихъ продавцовъ, помолиться, а молодежь охотно соби- 
рается, чтобъ пѣть, танцоватц переборчивый парень, — чтобъ 
высмотрѣть себѣ невѣсту покрасивѣе и побогаче, а дѣвушка, 
особенно дочь богатыхъ родителей, чтобы показать себя 
„богатырнмъ" (богачамъ) сосѣдней деревни (для бѣдныхъ, 
говорить бѣлоруссы, и въ своем ь „кутку а хватить мужей). 
Все это собирается въ разноцвѣтныхъ пестрыхъ костюмахъ. 
На дѣвушкахъ ярко горятъ красные „андараки~, волосы ихъ 
украшены яркими „китайками*, посеребреныя, а не то мьд- 
ныя кольца и серьги, бусы, яркіе платки, сверху накинутая 
бѣлая свитка— весь праздничный нарядъ бѣлорусскогі краса- 
вицы. Парни не отстаютъ отъ дѣвушекъ, въ длинныхъ «чабо- 
цнхъ>, въ камзолѣ чернаго или снняго цвЬта съ яркими 
стеклянными или металлическими пуговицами, въ понсахъ, 
охватывающихъ шесть — семь разъ станъ, въ свиткахъ и высо- 
кихъ бѣлыхъ валенныхъ шапкахъ, теперь обычно замѣняю- 
щихся Фуражками съ козыркомъ, — присутствуютъ тутъ-же. 

Въ своей деревнѣ парни и дѣвушки имѣютъ также не 
мало случаевъ къ сближенію. Лѣтомъ они собираются по 
праздникамъ для игръ* устранваютъ такь называемыя «игри- 
ща* — нѣчто вродѣ деревенскихъ балов ь и пр. Но болѣе 
интимнымъ характеромъ отличаются малолюдный зимнія со- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СВМЕЙСТВЕННАГО ПРАВА КРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ 111 



бранія молодежи — „вечорки а , посидѣдки. Дѣву шки извѣстнаго 
„кутка 41 деревни собираются по вечерамъ у кого нибудь изъ 
сосѣдей, прядутъ и поютъ пѣсни, старуха разсказываегг> имъ 
сказки. Сюда же собираются и парни 

Извѣстно этнологическое значеніе этихъ посидѣлокъ *). На 
сколько вліяетъ сближевіе молодыхъ людей обоего пола на 
заключеніе между ними браковъ,— въ этомъ случаѣ взгляды 
стараго и молодого поволѣнія совершенно противоположны. 
Тогда какъ молодое поколѣніе стремится добиться все боль- 
шей и большей свободы выбора себѣ пары, старое и среднее 
даже поволѣяіе этого совершенно не знало 3 ). И теперь еще 
старое поколѣніе оказываетъ сильное сопротивленіе абсолют- 
ной свободѣ выбора. Особенно это относится къ большимъ 
семьямъ и въ общииамъ. Ни время отдачи замужъ или же- 
нитьбы, ни личныя симпатіи здѣсь не могутъ имѣть зваченія, 
разъ семьей предлагаемая связь признается неподходящей 
вполнѣ, или несвоевременной. Уступка, которая дѣлается 
семьей, состоитъ въ томъ, что она стремится согласить свои 
интересы съ интересами молодежи. Родители разузнаютъ, съ 
кѣмъ <любнтса> ихъ сынъ или дочь, и, если это ве идетъ 
совершенно въ разрѣзъ съ интересами семьи, стараются избѣ- 
жать споровъ и раздора и сдѣлать по желанію парня или 
дѣвушки. Разумѣется, въ малыхъ семьяхъ дѣтямъ предоста- 
вляется больше свободы выбора: личяыя чувства родителей, 
вліяніе, которое имѣютъ сынъ или дочь, какъ единственные 
работники, большая очевидность пользы, приносимой ими въ 
хозяйствѣ, — все это скорѣе склоняетъ родителей къ уступ- 
камъ личнымъ симпатіямъ дѣтей. 

Во веявомъ случаѣ, соображенія экономичесваго харак- 
тера играютъ очень видную роль при заключеніи брака, а 



*) Подробности о собранілхъ бѣдоруссхой молодежи см. въ вашей статьі, 
„Живая Старина", 1893. II. 

*) Ср. напр., Ковадевскій, Первобытное право, в. II, б- -6. 

з) „Явъ мы были маладые, — можно слышать нерѣдко раасказъ,— дыкъ ия було 
таго, кабъ ясьци 8а того хлопца, въ кнмъ на влчоркахъ любилась; але такъ, якъ 
саажуць бацьса въ маткой всьцн за наго, за таго й идуць. Паилачамъ трохи, а 
иотымі усѣ тые мададощи и вабудутца" . 



ОідШгесІ Ьу 



112 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНТЕ. 



родители стремятся поставить ихъ на первомъ планѣ. Съ 
свадьбой старшаго сына всегда спѣшатъ, такъ вакъ семья 
нуждается въ работницѣ. Напротивъ, старшую дочь стара- 
ются попридержать годъ— другой лишній въ домѣ, чтобы 
воспользоваться ея работой. Кромѣ того, и въ томъ и дру- 
гоиъ случаЬ нужны расходы, которые иногда тяжело ложатся 
на бюджетъ семьи, а дочери при томъ нужно скопить еще 
<выправу>, т. -е. приданое изъ одежды, бѣлья и пр. 

И вти соображенія настолько важны, что часто на два-три 
и больше года оттяги ваютъ свадьбу бѣдныхъ. Въодномъ актѣ 
мы имѣемъ соображеніе и другого еще характера, при чемъ 
мы встрѣчаемъ и увазаніе на существованіе обычая уславли- 
ваться о женитьбѣ дѣтей до ихъ совершеннолѣтія. Одинъ 
крестьянинъ, напр., передалъ другому свой полунадѣлъ земли 
по письменному договору съ тѣмъ, однако, устнымъ усло- 
віемъ, чтобы аолучающій надѣлъ женилъ своего сына 
на его дочери. Когда черезъ одиннадцать лѣтъ взявшій на- 
дѣлъ не исполнилъ условія о женитьбѣ сына, то отецъ 
дочери отнялъ надѣлъ, и судъ оставилъ землю за нимъ (Рѣч. у.). 
Такимъ образомъ, судъ не призналъ незаконность такого 
договора, а счелъ его разстроившимся потому, что не было 
соблюдено и другое условіе. Очевидно, отецъ дочери, не имѣя 
возможности обработывать самъ землю и платить за нее по- 
дати, не желалъ передать ее въ чужія руки или въ руки об- 
щества, но передавалъ въ пользованіе и для обогащенія 
семьи своего будущего зятя. Это же дѣло еще разъ подтвер- 
ждаем сказанное нами о значеніи родителей въ женитьбѣ 
своихъ дѣтей вообще. 

Институтъ приданаго въ видѣ денегь мало извѣстенъ бѣ- 
лоруссамъ. Я имѣю свѣдѣнія о томъ, что оно начинаетъ 
распространяться въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ Минскаго у. 
и доходитъ иногда до 100 и больше рублей, но все же счи- 
тается явленіемъ новымъ, которое практикуется лишь у бога- 
тыхъ К|.,естьянъ; иногда такимъ образомъ успѣваютъ выда- 
вать состоятельные родители свою дочь, завѣдомо опорочен- 
ную, за бѣднаго парня. Такимъ образомъ, оно не можетъ 
играть существенной роли въ крестьянскомъ быту. Но съ 
другой стороны и ^выправа", ^пасагъ а , которая дается не- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ семейственна™ права ерестьянъ минской губ. 113 

вѣстѣ, хотя затрудняютъ семью, выдающую дочь, но не мо- 
гу тъ имѣть большого значенія для той семьи, въ которую 
вносится, во первыхъ потому, что она принадлежите не ей, 
а невѣсткѣ, а вовторыхъ потому, что она состоитъ изъ такихъ 
вещей, которыя въ хозяйствѣ не имѣютъ значенія. Поэтому, 
все значеніе вновь вступающаго члена въ семью сводится 
исключительно на цѣнность его, какъ рабочей силы, и выборъ 
невѣсты съ этой стороны очень строгъ. Красота, часто даже 
богатство, не имѣютъ значенія въ глазахъ бѣлорусса; ему 
прежде всего нужна хорошая работница, и только эти каче- 
ства высоко стоять въ глазахъ хозяина. Бдинственное усло- 
віе, которое требуется отъ невѣсты, это ея непорочность; 
она имѣетъ еще и теперь повсеместно весьма важное зна- 
ченіе. Опороченная дѣвушка съ трудомъ находить себѣ 
жениха, чаще всего вдовца или бѣднаго сироту. Дѣвушка, 
рѣшившаяся выйти замужъ и обманувшая семью и мужа 
на счетъ своей нравственности, не только сама и вся 
ея семья, родственники и сваты подвергаются поруга- 
нно, но часто такая свадьба совсѣмъ разстраивается, или же 
молодые расходятся и не живутъ по нѣскольку лѣть, пока 
какъ нибудъ обѣ стороны не помирятся. Непорочность часто 
узнается до церковнаго вѣнчанія. Одна часть свадебнаго 
ритуала— посада, когда невѣсту садятъ на почетномъ мѣстѣ, 
совершается во миогихъ мѣстахъ не послѣ вѣнчанія, а на- 
канунѣ. Рѣдкая дѣвушка рѣшится сѣсть на посадъ, поте- 
рявши цѣломудріе, а если она не сядетъ, то это служить ея 
сознаніемъ. Тогда весь свадебный поѣздъ жениха, послѣ 
доброй перебранки, часто драки, упрековъ, требованій на- 
задъ расходовъ, удаляется обратно, и свадьба разстраивает- 
ся. Только заступничество жениха, принимающего грѣхъ на 
себя, можетъ спасти дѣвушку, но и тогда она не избѣгнетъ 
укоровъ своей и жениховой родни. Замѣчательно, что во мно- 
гихъ мѣстахъ гдѣ сохранились болѣе древвія черты свадебнаго 
ритуала, непорочность требуется и отъ жениха, и отказъ 
его сѣсть на посадъ влечетъ за собою точно такія-же по- 
слѣдствія 

і) Довваръ-Запольсьій, Бѣіор. свадьба въ культ. — редьгіозн. пережитка», 
«Эти. Обозр»., кн. XIX, стр. 26 и сіѣд. 

8 



ОідШгесІ Ьу 



114 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢШЕ. 



Но при этомъ нравственною обязанностью считается для 
парня, опорочившего дѣвушку, на ней жениться. На этомъ 
настаиваетъ не только вся семья дѣвушки, новея ея родня, 
также и родственники жениха, такъ что парень рѣдко мо- 
жетъ уклониться отъ женитьбы. Сожительство безъ церков- 
наго вѣнчанія ^на сумленье" (на совѣсть), хотя и встрѣчается, 
но рѣдко, обыкновенно, среди дальнихъ родственнике въ, кото- 
рые однако по церковнымъ правиламъ не могутъ вѣнчаться. 

Выше было упомянуто о свадебныхъ расходахъ и о вы- 
правѣ невѣсты 

Не безъинтересно разсмотрѣть ѳтотъ вопросъ подробнѣе, 
такъ какъ онъ играетъ важную роль въ крестьянскомъ быту. 
По одному моему источнику свадебные расходы исчисляются 
тіпішаш рублей въ 30 со стороны жениха и рублей въ 20—25 
со стороны невѣсты, а наибольшіе доходятъ у жениха до 
75 р. и у невѣсты до 50 р. Главную роль въ расходахъ иг- 
раетъ съ той и другой стороны водка, которая у жениха 
занимаетъ половину расходовъ, у невѣсты третью часть *). 



!) Свадебиаго обряда я не привожу здісь, хотя онъ * касается нѣкоторнмн 
свои!! сторонами обычнаго права. Свадебный обрядъ описанг и разсмотрѣнъ 
■ною въ сдѣд. работахъ: „Білорусскал свадьба и свадебный пѣснн," Кіевъ 
1888 г.; „Бѣлорусская свадьба въ культ, реднгіозныхъ пережлткахъ", Этногр. 
Обозр., кн. XVI, XVII, XIX; „Мотивы свад. иѣсенъ Пинчуковъ", Гродно 1893 г. 

*) Привожу орннірную смѣту свадебныхъ расходовъ средней семьи (Минск, у). 
Расходы у „молодого". 

8 — б р. иа водку во время заноннъ (3—5 гарнцевъ). 

1 р. музыканту во время свадьбы. 

5—10 р. водка на свадьбі. 

3—10 р. священнику. 
Мелкіе расходы: 

Дружхамъ за внкупъ невѣстн 5—10 коп. 

Брату невісты „ „ 5-15 кои. 

За выкуяъ сундука (куфаръ) — брату 5—30 коп. 

За проводы сундука мувыканту 3—5 кон. 

Непредвидѣннне расходы 50 к.— 1 р. и бодѣе. 

По нріему родителей 3 — 4 р. 

Расходы у невістн меньше: 

На заноинахъ отъ 80 кои. до 1 р. 20 к. 

Водка иа свадьбѣ — 3 — 8 р. 

Боровай 1—2 р. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ семейственна™ права крестьянъ минской губ. 115 

Выправа или посагъ, который обязательно должна внести 
невѣста, какъ бы она ни была бѣдна, — вто одежда на годъ, 
а по прежнииъ порядкамъ непремѣнно на 7 лѣтъ, постель 
(подушки, пуховикъ, „пярина* и „ковдра^ — одѣяло изъ до- 
машней шерсти) и что нибудь изъ скота — овцу, свинью, ко- 
рову. Но о приданомъ болѣе состоятельной невѣсты мы мо- 
жемъ судить по нЬкоторымъ рѣшеніямъ волостныхъ судовъ. 
Одно рѣшеніе исчисляетъ такъ приданое: бочка въ 3 р., 2 
кубла (кадки для склада бѣлья, одежды) — 4 р., веревка— 1 р. 
50 к., 2 топора на 2 р. 50 к., свитка — 2 р., сани— 1р., бочка 
картофеля — 3 р., 2 тюфяка — 2 р. , бычокъ — 3 р., 47 возовъ завозу 
9 р. 40 к, амбаръ— 10 р., всего на 41 р. 40 к. (По другому 
акту невѣста имѣла корову, двое телятъ, овцу, свинью, 
и др. (Пин). 

Что касается юридическаго значенія брачной сдѣлки, то 
прежде всего отмѣтимъ, что нарушена она можетъ быть 
послѣ сватовства и послѣ сговора, т. наз. вторыхъ и треть- 
ихъ „запоинъ". Какъ для жениха, такъ и для невѣсты счи- 
тается безславіемъ отвазъ противной стороны, но послѣ 
сватовства онъ бываетъ чаще и считается болѣе возможными», 
чѣмъ послѣ запоинъ. Нужны слипгкомъ серьезный причины, 
чтобы какая нибудь сторона отказалась послѣ сговора, и 
важнѣйшею, едва-ли не единственною признается нецѣломуд- 
ріе невѣсты, если она сама признается въ этомъ, или досто- 
вѣрно узнается стороною. Во всякомъ случаѣ потерпѣвшая 
сторона требуетъ удовлетворенія и возвращенія понесенныхъ 
ею расходовъ. Такъ, напр., по одному рѣшенію такіе рас- 
ходы исчислены въ 10 р. (Рѣч). Другое дѣло высчитываешь 



Меікіе расходы: цвѣты, пояса н пр.— 1 — 3 р. 

Хотя смѣта наша составлена на основанін фактическихъ данныхъ, но вто 
свадьба небогатая, и потону всѣ расходн увеличиваются въ богатыхъ сеньлхъ. 
Сами же статьи расхода вездѣ остаются неизмѣнными. 

Къ свадебнымъ расходамъ отчасти относится и свадебная одежда невѣсты н 
„куфаръ" (сундукъ ддя приданаго): подвѣнечішй ситцевый уборъ — окодо 1 р. 50 к., 
куфаръ— 2— 3 р., свитки— 7— 10 р. 

8* 



ОідШгесІ Ьу 



116 ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



расходы въ той же суммѣ во передаете при этомъ рядъ дю- 
бопытнѣйшихъ продробностей і). 

Свадьба, т. е. вся процедура ритуала, имѣетъ въ гдазахъ 
крестьянъ значеніе акта, скрѣпдяющаго брачную связь. Цер- 
ковное вѣнчаніе не играетъ существенной роли, и его испол- 
няют только потому, что оно требуется священникомъ. 
Вѣнчаніе является лишь одной изъ частей ритуала, непо- 
средственно послѣ или передъ которой, смотря по мѣстности, 
совершается важнѣйшая часть его — сажаніе молодыхъ на по- 
садъ. Гдѣ она совершается передъ вѣнчаніемъ, тамъ въ ука- 
занныхъ нами случаяхъ, возможенъ разрывъ, но женихъ уже 



і) Крест, дер. Осова Афанасій Щерба зал вид ъ волостному суду о том*, что 
въ маѣ мѣсяцѣ прошлаго года пришелъ еъ нему сватать его дочь Анну крест, 
дер. Барановы ч и Григорій Сулімъ аа сына своего Андреи, на что онъ былъ со- 
гласенъ, а какъ происходило наканунѣ Петрова Поста, и Григорій Сулнмъ хотѣлъ 
совершить и вѣнецъ до поста чрезъ два дня иослѣ сговора, но онъ Афанасій, какъ 
не нмѣлъ еще ничего въ готовности, то оредложжлъ отложить вѣнецъ послѣ Петрова 
поста, чѣмъ Григорій Сулнмъ остался недоволенъ, а жена его пришла къ нему, 
Афаоасію въ домъ и стала грубо высказывать, что она совсѣмъ не хотѣда брать 
за- сына его дочь Анну, но уже мужъ сдѣлалъ запойны, то такъ и быть; и аатѣмъ 
стала стучать по столу кулакомъ и высказывать разный угрозы, что увидала его 
дочь Анна, испугалась и приняла во вниманіе, что если мать жениха, еще не 
взявши ее, уже угрожаетъ, то что же будетъ, когда она поступить въ ихъ домъ? 
Тогда иавірное ей не будетъ хорошаго житья/ а потому совсвмъ откавалась идти 
заиужъ 8а Андрея. Не желая силою неволить дочь свою Анну пойти замужъ 
помимо ея согласія, я объявилъ объ этомъ м Григорію Сулиму. Но тотъ сталъ 
упорствовать и требовалъ возврата его убытковъ, какъ бы ватрачеиныхъ имъ 
при запоинахъ, 40 руб. А какъ ему хорошо извѣстно, что со стороны Грнгорія бо- 
лѣе не вышло расходовъ, какъ на 10 рублей, каковые деньги онъ ему воавра- 
щаетъ, и дочь его носила къ нему два раза, но Григорій не соглашается взять 
денегъ и вмѣстѣ съ тѣмъ предупредилъ приходе ваго священника, чтобы онъ 
если найдется его дочери Аннѣ другой женихъ, то не вѣнчать ее какъ давшую 
обѣщаніе его сыну Андрею, что свлщенникъ принллъ къ свѣдѣнію и объявилъ 
его дочери Аннѣ, что пока она не удовлетворить Григорія Сулима, онъ не дастъ 
.ей вѣнда. А какъ она вопервыхъ и не въ состояніи уплатить Григорію Сулиму 
40 руб., а вовторнхъ и вполні знаетъ, что некуда было ему израсходовать та- 
кую сумму денегъ на запойны; на 40 руб. можно отгулять и всю свадьбу, а на 
залоявы вышло съ его стороны водки не болѣе какъ ыа 5 руб., а закуска вся 
была его, какъ это было у него въ домі, и онъ ему предлагаетъ 10 руб., но тотъ 
не беретъ . Такъ какъ его дочери находится другой женихъ и онъ готовь бы вы- 
дать дочь, но какъ Григорій Сулимъ ему препятствуетъ въ этомъ, то онъ про- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННА ГО ПРАВА КРВСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 117 

съ этого момента считается „чвловѣкомъ а ,— опредѣленіе, да- 
ваемое только женатымъ мужчинамъ, а невѣста, „жонкой", — 
женщиной. Следовательно, народъ смотритъ на разошедшихся, 
какъ на разведенвыхъ. 

Вступающая въ семью или въ семейную общину женщина 
пользуется всѣмъ иеобходимымъ для своего прокормленія, а 
также и одеждою по истеченіи года со времени свадьбы, изъ 
того, что добывается общимъ съ нею трудомъ сеиьи. Но она 
неиріобрѣтаетъ правъ на общее семейное имущество, получая 
лишь часть изъ имущества, пріобрѣтеннаго ею совмѣстно съ 
мужемъ. Все же, что пріобрѣтется общиною сообща, принадле- 
жите не ей, а общинѣ, членами которой считаются и ея дѣти. 
Объ этомъ была уже рѣчь. Но за то она безконтрольно рас- 
поряжается своимъ лнчнымъ имуществомъ, внесеннымъ ею въ 
яидѣ приданаго. Она владѣетъ не только втимъ имуществомъ, 
но также и всею тою прибылью, которая съ него получается. 
Если она имѣетъ возможность заработать что либо на сто- 
ронѣ, то это также составляете ел личную собственность. 
Она можетъ ею распоряжаться по своему усмотрѣнію и, въ 
случаѣ смерти мужа, все ея имущество вмѣстѣ съ прибылью, 



ситъ дѣло это разобрать по совѣсти, какъ удовлетворить Грнгорід Судима и дать 
его дочери свободу вндти замужъ поелжеданію. — На предюженіѳ Грвгорію Су- 
дану, не согласенъ ли онъ примириться съ Афанасіемъ Щербою, имѣя въ виду, 
что силою заставить дочь Афанасія Айну выдти за его сына Андрея замужъ во- 
первыхъ нѣть возможности, а во-вторыхъ и нельзя изъ этого брака ожидать хо- 
рошев жвзян, и что Григоріб Сулимъ показалъ, что онъ согласенъ разойтись съ 
Афанасіемъ Щербою, тогда только, когда тотъ вернетъ ему убытки 40 р., каковые 
онъ нзрасходовалъ на заиоины и на вынутіе невістиноб метрики о ел рождевіи 
изъ Голывской церкви и на перенесете таковой въ Горбацевнчсвую, гдѣ тоже 
уплатить и на заповѣди. Судъ разобравъ сію жалобу пришелъ къ тому ваклю- 
нію, что такъ какъ суду хорошо взвѣстно, какіе именно бнваютъ расходы при 
заноннахъ, а равно нзвѣство и сколько бываетъ расходовъ при внвутіи метрики и 
на заповѣди, и вризналъ, что Грнгорій Сулимъ болѣе не израсходовал какъ Юр., 
во не желаетъ таковнхъ принять отъ Афанасія Щербы, будучи затронутъ за само- 
любіе отказомъ невѣсты, а потому дабы одержать верхъ надъ .Щербою и его 
дочерью Анною, онъ требуетъ отъ нихъ возврата небывалыхъ расходовъ на 
40 р., а потому Судъ по своему уб'.*жденію и по совѣсти постановилъ: чтобы Афа 
яасій Щерба уплатилъ Грнгорію Сулиму 12 руб.; оно будетъ безобидно какъ 
для одного, такъ и для другаго, и они болѣе одвнъ къ другому не должны рас- 
пространять никакой претензін. — Подпись судей. 




118 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ ОВОЗРѢНІК. 



если таковая получилась, безпрекословно ей выдается семьею 
покойнаго. Если супруги расходятся, то приданое возвра- 
щается шенѣ 9* 

Взглядъ на невѣстку прежде всего какъ на работницу 
отражается и на томъ, что если она почему либо не рабо- 
таете для семьи мужа, то послѣдняя отказывается кормить 
ее. Новыя условія крестьянской жизни служатъ иногда при- 
чиной продолжит ел ьнаго отсутствія мужа, напр. въ военной 
службѣ и. т. п. Часто невѣстка не уживается съ семьей и 
уходить въ домъ родителей до возвращенія мужа. Тогда 
семья послѣдняго отказывается выдавать ей на содержаніе, 



Приводит одно такое дѣіо (Теіе ханской вол)., не пшенное любопытвыхъ 

подробностей: 

Крестьянка Вульковскаго сельскаго общества деревни Бульки Аксенія Ива- 
нова Мяіивова оросить о винсканіи съ ел мужа Марка Станиславова Мялнка 
слѣдующаго имущества ев, а именно: бочки стоющей 3 рубля, двухъ кубловъ 
4 руб., веревки (ужище)— 1 рубль 50 копѣекъ, двухъ топоровъ — 2 руб. 50 и м 
свитки 2 рубля, саней— 1 рубль/ кортофеля оіну бочку — 3 рубля, дв)хъ холсто- 
выхъ тюфяковъ — 2 рубля, аа проданнаго бычка 3 рубля и аа 47 воаовъ навоза 
ва вывезенвые на его ноле 9 рублей 40 копеекъ, а всего на сумму 81 руб. 40 
копеекъ, и кромѣ сего ороснтъ нредоставить ей право взять свой амбар ъ, пере* 
несенный мужемъ на свой плацъ, стоющій 10 рублей сереб., а всего на сумму 
41 рубль 40 копеекъ серебро мъ. Отвітчикъ Марко Станиславовъ Мяликъ противъ 
иска жены своей Аксеніи Ивановой Мяликовой пояснил*, что онъ лрописаннаго 
имущества возвратить жені не желаетъ, потому что она его оставила. Имущество 
прописанное она действительно внесла къ вену. Навоза же 47 возовъ не взято 
а только 4 воза. Свидітель Ѳеодоръ Осиповъ Мяликъ воказалъ, что дѣйствительво 
сказанное имущество внесла Аксенія хъ мужу своему Марку при внходѣ въ за- 
мужество, навоза же было не болѣе 12 вововъ. Волостной Судъ по соображенію 
обстоятельствъ сего дѣла, нашелъ искъ Аксеніи Ивановой Мяликовой съ мужа 
ея Марка Станнславова Мялика доказанпымъ только въсуммѣ 34 рублей 40 коп., 
такъ какъ изъ показанія свидітеля выяснилось, что навоза внвеаено всего 12 
■озовъ, а не 47 вововъ, какъ истица заявила. Стороны примириться не поже- 
лали, а потому постановил ъ: на основавін 107 ст. общ. волож. обязать 
Марка Станнславова Мяликова выдать задержанное имущество и амбаръ жевѣ 
своей Аксенін Ивановой Мяликовой и уплатить за нроданиаго бычка 3 рубля 
и за 12 вововъ навоза 2 рубля 40 коп., въ случаѣ же не окажется нрописаинаго 
имущества, взыскать съ Марка Мялнка въ пользу Аксенін Мяликовой по стои- 
мости онаго 29 руб., а всего 34 рублей 40 копеекъ; въ нскѣ же еще 7 рублей 
за навозъ Аксеніи Мяликовой отказать, какъ недоказанномъ . Настоящее рѣшеніе 
недовольной сторонѣ предоставляется право обжаловать въ Пинское Уѣздное по 
крестьянскнмъ дѣламъ Прнсутствіе въ тридцатидневный срокъ. 




ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННАЯ) ПРАВА ВРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ, 119 



а судъ не обязываете ее къ атому (Пин). По одному рѣше- 
нію видно, что сынъ, ухода на службу, сдѣлалъ распоряже- 
ніе, чтобы его женѣ данъ былъ изъ обшаго имущества скотъ 
и хлѣбъ для пропитанія дѣтей, но не для нея самой (Пин). 

Указанный взглядъ достаточно рельефно обрисовывается 
еще въ томъ, что иногда вдова или ея родители требуютъ 
платы за проработанное ею время въ семьѣ мужа. Это бы- 
ваетъ особенно тогда, когда мужъ умеръ молодымъ. Такъ, 
напр., въ одномъ случаѣ отецъ вдовы потребовать съ семьи 
мужа плату за проработанное ею время въ видѣ 12 п. ржи, 
по 2 п. гречихи, овса, ячменя, проса и яровой пшеницы и 
1 воза сѣна; на судѣ помирились: брать покой наго при- 
зналъ искъ и согласился выдать половину требу емаго (Рѣч.). 
По другому рѣшенію, хотя судъ и отказалъ выдать требуе- 
мое вознагражденіѳ, но только потому, что отецъ покойнаго 
предложилъ невѣсткѣ поселиться у него и на судѣ было до- 
казано, что и раньше они жили мирно и со стороны семьи 
не было повода къ ея уходу ')• 



1 ) Приведет для првиѣра слѣд. рішевіе вол. суда Телеханской вод.: Кре- 
стьянинъ Свлтовольской волости деревни Колонсва Ннкоіай Осивовъ Илья укъ жа- 
луется на жрестълнвна села Озаричъ Семена Ѳеодорова Борисе внча, что дочь его 
била въ замужествѣ за сыиоиъ его, и вогда ея мужъ умеръ, то они выправили ее 
бевъ времени, со сиотомъ, который бнлъ данъ ей въ приданное, не давъ ни хліба 
ни сіна, отъ свиньи забрали иорослтъ каковые цінитъ 6 руб.; просить прису- 
дить для дочери, какъ работавшей въ ихъ хозвйстві 3 года, дать хлѣба, ша- 
вокъ ржи, сала 10 фуитовъ, съна для скота 40 пудовъ и 6 руб., за поро- 
сята. Семенъ Борисевичъ нротнву жалобы бывшаго своего свата, поясни лъ, 
что невіствионъ не ирогонялъ, могла она жить у в ихъ идя до весны вмѣстѣ со 
скотомъ свонмъ, а она бѳзъ причины съ ихъ стороны, забравъ свой скотъ, овцу 
и свинью, уѣхала, то оиъ не считал обязанностью давать ей ни хгвба, ни сѣна 
ни сала, поросятъ же оиъ дѣйствнтельно побил ъ всѣхъ изъ сожалѣнія, что когда 
они забрали свинью и поросятъ сосуновъ отъ 4 дней оставили, одного поросенка — 
жаренаго— предъявили на судѣ; невістка же, какъ они жили хорошо, можетъ 
возвратиться къ ннмъ н жить сколько пожелаетъ, хоть до выхода заиужъ, да 
при томъ невѣстка привела съ собою корову и двое телитъ, а забрала три штуки 
скота н теленка. На основанін 107 ст. полож. вр. волостной судъ свловялъ 
стороны къ нримнренію, чего иепослѣдовало,а посему постановил*: вавъ со стороны 
Семена Борисовича не было дано никакого повода въ оставленію нхъ невѣствой, 
какъ оиъ и иыні залвилъ, что ома можетъ и теперь возвратиться въ нему со 
скотомъ свонмъ и жить у него, сколько пожелаетъ, въ домогательстві Ниводая Иль- 



ОідШгесІ Ьу 



120 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



Къ вопросу о бракѣ примыкаетъ и вопросъ о разводѣ. 
О Формальномъ разводѣ среди крестьянъ мало кто знаетъ. 
Но практикуется разводъ безъ посредства церкви: непола- 
дившіе супруги просто расходятся. Изъ имѣющихся у насъ 
рѣшеній видно, что если разводъ бываетъ добровольный съ 
обѣихъ сторонъ, то жена получаетъ внесенное ею имуще- 
ство. Если же одна изъ сторонъ оставляешь другую, то по- 
слѣдняя считаетъ себя въ правѣ удержать имущество пер- 
вой. Обѣ стороны въ спорахъ настаиваютъ на томъ, кто 
кого „прогналъ" (Пин. и Боб.) 1 ). 

Другое лицо, которое посредствомъ брака является въ 
чужую семью, — ѳто примакъ, т. е. зять, перешедшій жить въ 
семью жены. Причины, по которымъ семья дѣвушки ищетъ 
примака, обыкновенно состоятъ въ томъ, что въ семьѣ 
нѣтъ или не хватаетъ работника. Бели крестьянинъ имѣетъ 
только дочерей, или если вдова остается на хозяйствѣ съ 
малолѣтними дѣтьми,*ваконецъ дѣвушки сироты, остающаяся 
на отцовской землѣ, — во всѣхъ такихъ случаяхъ ищутъ 
примака. Но въ примаки идутъ далеко неохотно и только по 
нуждѣ, когда семья отца многочисленна и малоземельна, или 
совсѣмъ безземельна,— вдовцы, сироты, отставные солдаты. 
Относительно положенія примака въ домѣ тестя или жены 
бѣлорусская пословица энергично выражается — „примачій 
хлѣбъ— собачій и , свидѣтельствуя тѣмъ о зависимомъ и тя- 
желомъ положеніи примака. 

Съ юридической стороны примакъ, по народнымъ воззрѣ- 
ніямъ, становится въ тѣ же условія къ семьѣ тестя или къ 
женѣ, которая его приняла, какъ и невѣстка къ семьѣ мужа. 
Въ Бобру йскомъ у. о примакѣ говорить „вышедъ за жену", 
его имущество называютъ „приданымъ". 

ІІримакъ также вносить свое имущество. Размѣры его 
бываютъ различны и зависятъ отъ условій и состоятель- 
ности обѣихъ сторонъ. Такъ, какъ укязываетъ одно дѣло, 



чука о выдачѣ ему для дочери, хіѣба, сѣва, а также о ванскавіі 6 руб. за поро- 
ситъ отказать, тѣмъ болѣе, что Иіьчукъ, забрав* ввннью, доіжеиъ бьиъ брать 
вмѣсті и поросятъ, а когда не давай, то доіженъ заявить старость, и до рѣшеиід 
дѣла оставить свинью. О чеиъ объявить сторонаиъ. 
1) Ср. прниѣч. на стр. 118. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВВННАГО ОРАВА КРЕСТЬЯНЪ МИВСКОЙ ГУБ. 121 

оримакъ внесъ 2 лошадей, 6 штукъ скота, двухъ телокъ, свинью, 
двухъ овецъ, кубелъ съ одеждою, чашу льняного сѣмени и пр.— 
всего на 142 р. (Пин.). Въ другомъ случаѣ примакъ внесъ 
8 штукъ скота и 2 лошадей, или же вносить постройки и 
скотъ и пр. 

Внесенное при мак омъ имущество, приданое, принадл ежить 
лично ему, хотя онъ и обяванъ употреблять его для хозяй» 
ственныхъ потребностей семьи (лошадей напр.). Въ случаѣ 
выдѣла, развода и т. п. онъ получаетъ все свое обратно. 

Но примакъ рѣдко вступаетъ въ семью жены безъ усло- 
вій, полагаясь только „на сумленне", развѣ ужъ очень бѣд- 
ный. Обыкновенно-же примакъ или его родители очень точно 
обозначаютъ съ родителями невѣсты условія, на которыхъ 
онъ вступаетъ въ семью. 

Условія эти главнымъ образомъ касаются земли. Они бы- 
ваютъ устныя и письменный *). Обѣ стороны обязаны соблюдать 
условіе. Если послѣднее нарушено тестемъ, г то судъ выдѣляетъ 
изъ имущества и земли то, что слѣдовало бы получить при* 
маку, какъ наслѣднику; если же условіе нарушено прима- 



*) Ср. „Этнограф. Обоэрѣніе", 1891 г., № 1, стр. 111. 9 0 семейныхъ дѣ- 
дежахъ бѣдоруссовъ". Н. БТеслѳнко. 

Приведет» нижесдѣд. условіе (Горбац. вол.): Л, нижеподписавшейся 
крест, дер. Ново-Старцовъ, даю настоящее обязательство крест. Ѳедору Ан- 
дрееву Тнмко въ томъ, что, женивъ его на своей дочери Анастасіи и принимая 
въ'свою семью, я долженъ считать его, какъ родного сына, и сообразно этому 
обходиться съ нимъ, т. е. у насъ должно быть все общее, какъ въ хозлйствѣ, 
такъ и имуществѣ. Но имѣя также родныхъ сыновей, хотя еще и малолѣт- 
нихъ, желая обезпечить Федора Тнмко на случай моей смерти, симъ обязуюсь и 
дѣтей моихъ (обязую) жить постоянно въ одной семьѣ. Въ случаѣ же если мои дѣти, 
достигнувъ возраста, почему либо неполадлтъ съ Федоромъ, то онъ иа случай 
раядѣла нмѣетъ право ваять себѣ третью часть моей земли и третью часть дви- 
жимаго имущества въ настоящемъ его составѣ. Если же Федоръ, еще при жизни 
моей, не имія отъ меня ни въ чемъ обиды, или же по моей смерти при мало- 
лѣтствѣ моихъ дітей по какому либо капризу захочетъ бросить мое семейство, 
то онъ теряетъ право на прописанное выше мое обязательство, исключая обы- 
кновенная приданаго, которое л долженъ дать 8а моею дочерью Анастасіею. 
Настоящее обязательство должно храниться или на рукахъ у самого Федора 
Тимко или же у лица, которому онъ довѣряетъ. Крест. Ннкифоръ Гаврильчинъ, 
а за него неграмотнаго росписался Яковъ Тимушевъ. 




122 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНПБ. 



номъ, то судъ иди заставляете его пить вмѣстѣ въ семьѣ 
тестя, иди дишаетъ его прнвъ на имущество 1 ). 

Отношенія примака къ землѣ и имуществу семьи бѣло* 
руссы часто опредѣдяютъ выраженіемъ, что такой-то при- 
шедъ въ пріймы „за хозяина", „за сына"; послѣднее опре* 
дѣденіе дается и пріемнымъ сыновьямъ. Этими выраженіями 
указывается на то, что примакъ явидся въ семью жены, 
выговоривъ себѣ извѣстную сумму правъ на имущество и 
земдю. Если примакъ этого не сдѣдадъ, то онъ и не можетъ 
требовать ни того, ни другого. Такъ, въ одномъ сдучаѣ 
шедъ споръ о томъ, самъ ли прибыдъ примакъ иди же его 
взяла" жена. Примакъ доказывать послѣднее, но брать 
жены его доказывадъ, что онъ „самъ прибыдъ и быдъ у его 
сестры въ родѣ работника". На втомъ основаніи судъ от- 
каэалъ въ выдѣдѣ земли примаку. Въ другомъ случаѣ при- 
чина отказа въ выдѣдѣ земли та же: отвѣгчикъ утверждалъ, 
что примакъ жидъ въ семьѣ его отца только ^временно* 
(14 дѣтъ), хотя судъ и мотивировалъ свой отказъ тѣмъ, что 
по списвамъ земля не числится за примакомъ (Пин.). Но та- 
кая мотивировка не имѣетъ основа нія въ обычномъ правѣ, 
кавъ сейчасъ увидимъ. Однимъ изъ доказательствъ на судѣ 
правъ примака на землю сдужитъ также и то, что тесть 
принимаетъ его „вакъ неимѣющій сыновей на полное хо- 
зяйство" (Пин.), или, какъ говорить одно рѣшеніе, „быль 
принять за семьянина, а не за работника" (Бобр.). Если при- 
макъ не сдѣлаетъ соотвѣтственнаго условія устно или пись- 



і) Привѳдемъ по этому поводу одно въ высшей стеиени любопытное рѣшевіе 
Горбапевичевсваго вод. суда (за 1895 г.): Крест, села Дѣд но Никифоръ Треуховъ 
эанесъ жадобу волостному суду, что родной сынъ его Иваыъ, будучи отдаю въ 
примы къ крестьянину тогоже села Ивану Росянку, не хочетъ жить у него, 
Никифора, безъ жены, жены же Иванъ Росдикъ не отпускаетъ на томъ осно- 
ваніи, что дочь его вышла замужъ за Ивана потону, что онъ взять имъ въ примы, 
для того собственно, чтобы вмѣть въ домѣ работника. — Возражѳнія отвѣтчика 
не записано .—Свидетелей выставляемо не было. — Волостной Судъ, выеду шавъ жа- 
лобу и показаніе отвѣтчижа рѣшилъ: оставить Ивана примакомъ въ домѣ Ивана 
Рослика, вмістѣ съ его женою Настей на томъ основаніи, что по мѣстнымъ 
обычаямъ примакъ считается неотъемлемым* членомг семейства, которое его 
приняло.— Слідуютъ подписи судей. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННАЯ) ПРАВА КРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 123 

менно передо вступленіемъ въ чужую семью, или же если по- 
слѣдняа упорноотхазываетсяпризиатьзанимъ какое либо право 
на имущество и доказать своего права примакъ не можетъ, то 
онъ оказывается въ положеніи простого работника и какъ та- 
ковой имѣетъ право на вознагражденіе отъ семьи за прорабо- 
танное время. Д народное мнѣніе во всявомъ случаѣ признаетъ 
за нимъ это право, хотя судъ часто отказываетъ по непод- 
судности, такъ - какъ цѣна иска превышаешь его компетен 
цію. Такъ, въ одномъ случаѣ примакъ требовалъ отъ своей 
жены и падчерицы, принявшихъ его, за 16 дѣтній трудъ по 
20 р. годовой платы и вознагражденіе за растраченное его 
имущество. Вопросъ о землѣ не былъ поднять, потому что 
онъ не былъ обусловленъ при заключеніи брака, но отвѣт- 
чицы не отрицали иска по существу, и жена предлагаешь 
ему возвратиться въ домъ. Судъ отвазалъ по неподсудности 
(Пин.). Въ другомъ сдучаѣ общественное мнѣніе высказа- 
лось по этому вопросу болѣе опредѣленно. Примакъ 12 лѣтъ 
проработалъ на хозяйствѣ жены. Брать жены, подросши, 
начать прогонять примака. Тогда по жалобѣ его „крестьяне 
всей деревни признали, чтобы Артемъ Левошукъ (шуринъ 
примака) даль ему половину хлѣба и сѣна урожая сего года 
и на будущее время пользоваться третьею частью". Это было 
дано ему обществомъ за его трудъ. Примакъ пр осиль во- 
лостной судъ или утвердить рѣшеніе общества или прису- 
дить ему за 12 лѣтъ по 50 р. въ годъ. Судъ отказалъ по 
неподсудности (Пин.), но принципъ обычнаго права ясенъ: 
примакъ, хотя и не обусловилъ при своемъ вступленіи въ 
хозяйство жены своихъ правь на имущество, но крестьян- 
ское общество считаетъ его вправѣ требовать вознагражденія 
за рабочій трудъ и выдѣляетъ ему часть имущества. Въ 
другихъ случаяхъ, если примакъ не связываетъ вопроса о 
вознагражденіи себя съ вопросомъ о цѣнѣ иска, требуя 
лишь части земли и имущества, то и судъ не отказываетъ 
ему въ его требованіяхъ. Такъ, по одному рѣшевію судъ 
предоставилъ примаку половину всего имущества, наслѣд- 
ницей котораго была его падчерица (Пин.). 

Во всякомъ случаѣ всегда примакъ напираетъ единственно 
на то, что онъ трудился, „трудился самъ на всемъ хозяй- 



ОідШгесІ Ьу 



124 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢВІВ. 



ствѣ а (болѣе трудная работа), и „работалъ сколько могъ а 
и т. п., н судъ также старается при помощи свидѣтелей кон- 
статировать этотъ фяктъ 1 ). Но нигдѣ мы не встрѣчаемъ даже 
намека на какое нибудь право на имущество по родству; 
очевидно, принципъ труда имѣетъ исключительное значеніе 
въ глазахъ крестьянъ. 

Если примакъ успѣлъ оговорить свой будущій трудъ въ 
чужой семьѣ и можетъ сослаться на судѣ ни существованіе 
договора его съ женою или тестемъ, то право его при- 
знается безспорнымъ. Часто примаки, для большей безспор- 
ности своихъ правъ обусловливаюсь еще и такъ, чтобы 
тесть умирая „отказалъ% т. е. завѣщалъ ему ту часть, ко- 
торую отдалъ при жизни. Въ одномъ рѣшеніи по этому по- 
воду былъ установленъ Фактъ завѣщанія тестя въ пользу 
примака, хотя жена послѣдняго умерла на 7 лѣтъ раньше 
отца, примакъ женился на другой и продолжалъ жить вмѣ- 



і) Приведет такой пріиіръ: 1881 года февраля, 25 дня. Мы крестьяне 
Киселевичскаго сельскаго общества сего числа ва селъскомъ сходѣ вприсутствіи 
сельскаго староста, слушали жалобу крестьянина дер. Киселевичъ Ивана Рослика 
о томъ, что онъ былъ принять въ примы Григоріеиъ Гаврильчикомъ къ дочери его 
Агафіни что тесть его ГригоріЙ, будучи уже въ пожнлыхъ лѣтахъ, остался вдовымъ 
въ 1866 г. и у него остался тогда еще малолѣтній еынъ Миханлъ, то оиъ съ 
своею женою, а его дочерью, приняли хозяйство на себя, обрабатывали землю, 
уплачивали за оную всѣ денежный повинности и отбывали натуральный, а также 
одѣвали и содержали на своемъ изждввевіи какъ отца такъ и сына его Михаила. 
Отецъ ихъ Григорій большею частью ходилъ по службамъ н болѣе или менѣе 
иногда помогалъ намъ въ хозяйственном ъ отношен іи, а сынь его какъ бывшін 
въ народвомъ училищ*, такъ и вншедши изъ онаго, требовалъ ва иимъ ухода. 
Теперь же какъ уже поднялся на ноги, также не хочетъ заниматься ремесломъ, 
а ходить по заработкамъ, но считая себя наслѣдникомъ послѣ отца, предлагаетъ 
ему выбраться изъ дому и съ эемли и не довволлетъ ему даже поставить себѣ на- 
усадебной землѣ жилую хату, наговариваетъ отца, чтобы совсѣнъ ихъ выдалить, 
ниѣя въ виду арендовать землю. А какъ оиъ прожилъ болѣе 18 лвтъ въ отцов- 
скомъ домѣ, и былъ принять за семьянина, а не за работника я никогда не 
ожидалъ, чтобы могъ быть удаленъ, старался удержать землю, обрабатывать та- 
ковую и отбывать всѣ какъ денежвня, такъ и натуральный повинности, а потому 
всѣ средства затрачивалъ, также гдѣ и пріобрѣталъ, и въ настоящее время если 
будетъ выдаленъ съ земли, то долженъ остаться внщимъ, а иотому просить об- 
щество обсудить его семейное положеніе и дать ему возможность къ существо- 
ванію. — Обсуднвь сію жалобу Ивана Росянка, мы призвали справедливою, и какъ 
намъ яволиѣ иввѣстно, что хотя по именноиу синеву и записана земля на Грн- 




ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННАГО ПРАВА КРЕСТЪЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 125 

стѣ, и по сиерти тестя судъ признал» его права (Пин.). Разъ 
тесть совершилъ передачу примаку, „принялъ его въ домъ и пе- 
редадъ кавъ зятю все хозяйство", какъ выражается одно 
рѣшевіе, то онъ уже не вправѣ отказать ему въ имуществѣ. 
Въ одномъ случаѣ судъ самъ лыдѣлилъ третью часть иму- 
щества (Рѣч). Иногда примаки спѣшатъ укрѣпить за собою 
выговоренное имущество и требуютъ выдѣла при жизни 
тестя или тещи, не расчитывая на прочность своихъ правъ 
въ случаѣ ихъ смерти (Рѣч.). Это обстоятельство тогда ого- 
варивается передъ бракомъ: долженъ ли примакъ жить до 
смерти хозяина или хозяйки опредѣленное время, или же 
можетъ уйти во всякое время. Иногда съ этимъ соединяется 
и большая или меньшая сумма правъ на имущество. Но судъ 
поддерживаетъ права примака. Въ одномъ случаѣ примакъ 
и его жена жаловались на брата жены, что послѣдній го- 
нить ихъ изъ дому. Судъ однако признать надѣлъ общею 
собственностью и приказалъ имъ пользоваться совмѣстно. 
(Пин.). 

Права примака признаются и въ случаѣ смерти его жены, 
связывавшей его съ своею семьею. Такъ въ одномъ случаѣ 
примакъ получилъ часть земли, хотя жена и умерла (Нин.). 
Изъ другого рѣшенія видно, что примакъ, по смерти своей 
жены, женился на другой и продолжалъ жить въ семьѣ пер- 
вой жены, а при раздѣлѣ онъ получаетъ часть имущества, 

горія, но онъ ею совершенно маю за нем алел, а сынъ его Мнхаилъ я совсѣмъ 
не занимался, а управляете какъ землею такъ я хозлйствомъ уже болѣе 15 лѣтъ 
зять егоИванъ Росликъ,— а йотом у індаленіе его съ земли (судъ) ітрнзналъ яепра- 4 
внльинмъ, и допустить это находитъ невозможнымъ потому, что самъ Григорій 
уже въ преклонвыхъ дѣтахъ, землею заниматься не можетъ; а сынъ его нмѣя 
20 лѣтъ отъ роду, будучи раабаловавъ, то такъ же какъ землею не занимался и 
заниматься не будете, а только иміетъ въ виду то, что если онъ будете арен- 
довать землю и сѣнокосъ, то будете на орогулъ имѣть деньга, а если же зай- 
дете недоимка за землю, то уплата таковнхъ, конечно, падете на общество,— 
а потому единогласно приговорили; чтобы Иванъ Росликъ какъ жилъ досихъ 
иоръ, такъ долженъ жить и впѳредъ и какъ занимался вемлею, такъ и долженъ 
заниматься, а если сынъ Грнгорія Мнхаилъ захочетъ ожениться и заняться хо- 
зяйств ом ъ и землею, то долженъ жить вмѣстѣ и обрабатывать землю вмістѣ, а 
если не захочетъ жить въ одной хатѣ, то пусть Иванъ поставите себѣ хату 
другую, а ему уступитъ хату отцовскую. — Поднисм. 



ОідШгесІ Ьу 



126 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРЬНІЕ. 



въ томъ числѣ и 3 надѣла (Рѣч.). Въ другоігь дѣлѣ при* 
макъ тоже по смерти жены своей женился на другой и при 
раздѣлѣ получилъ половину земли; онъ пришелъ въ пріймы 
до надѣленія крестьянъ землей и надѣлъ записанъ быль на 
его имя, хотя у него и былъ пасывокъ, сынъ владѣльца 
земли. Надѣлъ перешелъ къ его второй женѣ, принявшей въ 
свою очередь примака. Судъ призналъ завѣщаніе примака, 
передававшее свою часть земли роднымъ сыновьямъ, и от- 
вазалъ въ искѣ пасынку, подтвердивъ лишь его право на 
половину надѣла. (Пин.) х ). Такимъ образомъ, при макъ, явив* 
шійся въ семью жены въ вачествѣ семьянина, получаетъ 
права на землю въ той или другой мѣрѣ. Менѣе опредѣлен- 
нымъ вопросъ представляется тогда, когда примакъ не заклю- 
чи лъ предварительная условія: въ послѣднемъ случаѣ на- 
родный обычай сталкивается съ писаннымъ закономъ, кото- 
рымъ иногда не прочь воспользоваться противная сторона. 
Но и сельское общество и волостной судъ стоять на сторонѣ 
примака. Колебанія можно встрѣтить лишь въ тѣхъ слу чаяхъ, 
когда, при отсутствіи письменныхъ условій, примакъ тре- 
бу етъ землю лично для себя, а не для семьи. Судъ иногда 
колеблется и отказываетъ *), но рѣдкіе случаи отказа не мо- 
гутъ поколебать общаго принципа: примакъ, заключая уело- 



і)3аиѣтвмъ, что сен»» ва внхупвой актъ, по которому земля числилась ва 
отчимомъ, на что и опнраіась вдова его, не могла имѣті» рѣшающаго значенія. 
Въ вародвоиъ правѣ первенствующее вначеніе нмѣетъ батьжовщнна н оно, на 
сколько возможно, всегда отстаивает* ее, не смотря ва внкупине актн; прнтомъ, 
если бн врнмакъ счвталъ землю своею въ салу внжувмого акта, онъ не выдѣ- 
шъ бн своему оаснвву иолов вин вадіма, нмѣя самъ двоихъ енвовей. Очевидно, 
онъ браіъ лишь то, что внгеворнлъ во уеловію ва свой трудъ, отальвое, вакъ 
батьковщвву, отдавалъ заковвоиу ев владѣльму. 

а ) Намъ взвѣстевъ одвнъ тавоі случай отказа нзъ Бобр, у.: примакъ тре- 
буетъ иоловинн земли у енна своего покойваго тестя. Но жена првмака умерла 
уже 16 лѣтъ вавадъ, енновья отъ общаго нхъ брака ве живутъ ври отцѣ, на- 
конецъ, врнмакъ жевать на другой. Судъ откавалъ въ искѣ врвиака, п. ч. 
овъ бнлъ принять „на имущество женн н что вослѣ ея смерти нмѣі тъ право 
вростврать вретеызію ва имущество лишь оставвпясв послѣ вея дѣтн". Какъ ни 
категорично это утверждение, во ово противорѣчитъ цѣлому ряду фактовь, утвер- 
ждяющихъ какъ разъ вротвввое; мн ве зваемъ, каковы бнлв уеловія примака съ 
тестемъ, иаковецъ, если примакъ плохой работнивъ и ховяинъ (его роднне сн- 
вовья увив ва работы), то снмватш гуда будутъ ве ваего сторовѣ. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕНВЛГО ПРАВА КР ЕСТЬ ЯНЬ МИНСКОЙ ГУ В. 127 



віе съ тестемъ, получаетъ права на землю лично, неза- 
висимо отъ будущего потомства; то же подтверждаюгь и при- 
говоры суда. 

Въ дѣлахъ, касающихся примака, весьма любопытно от- 
иѣтить еще слѣд. обстоятельство: примакъ, заключивъ устное 
условіе, а иногда даже и имѣя письменное, обращается за 
утвержденіемъ своихъ правъ не прямо въ волостной судъ, но къ 
сельскому сходу; противники его начинаютъ дѣло въ судѣ, 
иногда даже въ мировомъ судѣ, или обращются въ крестьян- 
ское присутствіе. Нѣтъ случая, чтобы сельскій сходъ отка* 
залъ примаку, при чемъ ориговоръ общества всегда настаи- 
ваете на двухъ вещахъ — иа томъ, что примакъ былъ при- 
нять въ семью въ вачествѣ семьянина, и на томъ, что при- 
макъ „трудился на землѣ а , „ плати лъ подати" и пр. Весьма 
понятно, почему примаки обращаются къ сельскому обще* 
ству: послѣднее гораздо ковсервативнѣе волостного суда, на 
который производить извѣстное воздѣйствіе хассація его рѣ- 
шеній начальствомъ и пр. '). 

Необходимо также оговорить и то обстоятельство, что 
въ втихъ случаяхъ ни въ одномъ дѣлѣ при спорахъ нѣтъ 
и помину о какихъ бы то ни было правахъ примака на иму- 
щество черезъ жену его. О аослѣдней вовсе не упоминается, 
жива ли она или нѣтъ: примакъ самъ по себѣ требуетъ пра- 
восудія, и народный судъ удовлетворяетъ его лично, сооб- 
разно съ характеромъ выяснившагося на судѣ договора его 
съ тестемъ. Это вполнѣ понятно, потому что наслѣдованіе 



1) Првводнмъ, из* массы аналогических* прнміров*, одвиъ нриговоръ 
сельскаго общества Бобр . у.: 

Мм, крестьяне Побоковичскаго сельскаго общества сего числа на сельском* 
сходѣ слушан просьбу крестьянъ Сидора Булацжаго н его швагра Грпгоріл Во- 
тяка въ слѣдующем*: нослі смерти перваго проснтедя отца Григорія Бу- 
лацжаго крест. Григорій Бошяк* поступил* пріемяшемъ въ семью покойнаго 
Григоріл Буладкаго, жеянлся на дочери его Агафія м въ настоящее время про- 
живают* виістѣ съ Сидоромъ Булацвимъ; иросятъ оставшуюся нослѣ смерти 
Грнгорія Буладкаго вемлю въ количеств*- 17і/і десятинъ предоставить иоооламъ 
въ иользованіе Сидору Булацкоиу и Григорію Бошаку. По ввслушаяів чего, между 
собою едииотласио приговорили: оставшуюся послѣ смерти Григоріл Буладкаго 
17 1 /* дес. земли предоставить иъ ноль80ианіе пополам* Сидору Булацкому и Гри- 
горію Башаку. Додииси. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



128 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢШВ. 



женщины на землю признается только въ особыхъ случаяхъ. 

Что касается до отношенія сына, поступившего въ прай- 
мы, къ своей семьѣ, то и тутъ дѣло обставляется догово- 
ромъ его съ братьями или съ отцомъ. 

На этотъ'счетъ у насъ имѣется пѣсколько рѣшеній суда, 
и подразумѣваемость договора въ спорахъ примака съ на- 
слѣдниками* его отцовсваго надѣла не подлежитъ сомнѣнію. 

Такъ, по одному иэъ нихъ ушедшій въ пріймы просилъ 
судъ возстановить его права на владѣніе землею отца, въ 
размѣрѣ четвертой части, по числу братьевъ. Но послѣдніе 
ссылались на то. что брать ихъ ушелъ уже 22 года тому 
назадъ и имѣетъ въ семьѣ жены землю. Судъ призналъ 
справедливость ихъ доводовъ и, ссылаясь на семейный спи- 
сокъ, по которому примакъ числится не въ семьѣ своего от- 
ца, а въ семьѣ жены, отказалъ ему въ искѣ (Нин.). Въ дру- 
гомъ случаѣ сынъ, ушедшій въ пріймы, жаловался суду на 
своего отца и брата, что они, владѣя его участкомъ, не пла- 
тятъ за него повинностей. О землѣ онъ претензій не зая- 
влялъ. Судъобязалъ отца платить повинности за сына (Пин.). 
Во второмъ дѣлѣ судъ высказался неопредѣленно, но другіе 
Факты не оставляютъ сомнѣнія въ томъ, что отходящій 
членъ семьи лишается правъ на землю въ извѣстныхъ слу- 
чаяхъ. Въ одномъ случаѣ два брата ряздѣ лились. Черезъ 60 
лѣтъ сыновья ихъ заспорили: одинъ изъ нихъ, ушедшій съ 
матерью къ отчиму въ 54 г., женившійся ижившій все время 
тамъ, требовалъ отъ своего двоюроднаго брата, „хотя чет- 
вертую часть участка а . По семейному списку онъ быдъ 
записанъ въ семьѣ отчима. Опираясь на это, судъ отка- 
залъ ему, хотя эта ссылка лишь Формальная: истецъ, прося 
Ѵ 4 части вмѣсто половины, самъ признавалъ себя не вполнѣ 
правымъ (Пин.). Тоже находимъ и въ другихъ рѣшеніяхъ 
(Бобр.), и вездѣ проглядываетъ одинъ и хоть же принципъ. 
Семья рѣшается отпустить сына въ пріймы только въ рѣд- 
кихъ случаяхъ, собственно тогда, когда сынъ въ своей семьѣ, 
какъ работникъ, является излишнимъ, напр., по малоземель- 
ное™, большому числу братьевъ и пр.; ясно, что семья, от- 
казываясь отъ труда одного изъ своихъ членовъ, тѣмъ са- 
мымъ желаетъ ограничить его орава на поземельную соб* 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННАГО ПРАВА КРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУВ. 129 



ственность. Вотъ почему у бѣлоруссовъ практикуется дво- 
якаго рода уходъ въ пріймы, по отношенію къ семьѣ, изъ 
которой уходятъ. Уходящій въ пріймы или соЪершенно от- 
казывается отъ своихъ правъ на отцовскій надѣлъ и полу- 
чаетъ за это отъ своей семьи большую или меньшую часть 
двиясимаго имущества, смотря по ея средствамъ, или остав- 
ляетъ за собою часть правъ, т. е. по условію онъ полу- 
чаетъ сейчасъ-же или по смерти отца, или въ случаѣ несо- 
гласій его съ тестемъ, часть земли, по размѣрамъ меньшую, 
чѣмъ онъ могъ бы получить, оставаясь въ семьѣ отца. .Въ 
такомъ случаѣ онъ уже или ничего, или очень мало полу- 
чить изъ движимаго имущества. Меньше всего даютъ при- 
маку тогда, когда онъ хочетъ удержать часть надѣла тот- 
часъ же послѣ своего ухода, и больше всего, когда онъ вы- 
говариваетъ себѣ драЪо на землю въ случаѣ несогласій съ 
тестемъ. Въ послѣднемъ случаѣ семья идетъ на рискъ. 
Въ этихъ условіяхъ принимаютъ участіе и родители не- 
вѣсты, для которыхъ желательнѣе принять зятя съ зем- 
лею или съ большимъ имуществомъ. 

Такимъ образомъ, семья, изъ которой уходитъ чденъ въ 
пріймы, лишаясь его труда, старается тѣмъ самымъ огра- 
ничить его право на землю, надъ которой не перестаютъ 
трудиться остальные члены; но въ свою очередь, семья, поль- 
зующаяся трудомъ новаго своего члена, обязана вознагра- 
дить его трудъ; если онъ не поставилъ условіемъ, чтобы та- 
кое вознагражденіе состояло въ извѣстной суммѣ правъ его 
ва общее имущество новой его семьи, то послѣдняяво вся- 
комъ случаѣ обязана вознаградить его трудъ платою, какъ 
рабочему. 

Съ положеніемъ примака въ семьѣ наиболѣе сходно по- 
ложеніе пріемыша и семьянина вообще. 

Сущность положенія пріемыша, — все равно, принятаго въ 
семью взрослымъ, или же выросшаго въней,— и семьянина- 
сдольника, т. е. лица, принятаго для совмѣстнаго труда въ хо- 
зяйствѣ, въ ихъ отношеніяхъ къ семьѣ, среди которой они 
живутъ, одинаково, опредѣляется ихъ правомъ на землю. 
Бдва-ли извѣстны также способы законваго усыновленія. 

Предлагающій усыновить, принять къ себѣ въ домъ, ус- 

9 



ОідШгесІ 



ьуСоо^Іе 



130 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ ОВОЗРѢШВ. 



лавливается иди съ отцомъ своего будущего пріемнаго сына, 
или съ этимъ послѣднимъ, если онъ уже взрослый, или на- 
конецъ, что чаще всего бываетъ въ послѣднемъ случаѣ, и 
съ тѣиъ и другимъ вмѣстѣ; сущность договора состоитъ въ 
томъ, принимаетъ ли хозяинъ въ себѣ пріемыша „за сына", 
или просто беретъ безъ обязателъныхъ для себя условій. 
На послѣднемъ освованіи принимаются лишь круглыя си- 
роты и др. бездомные, сдаваясь на волю принимателя, такъ 
какъ въ другихъ случаяхъ и семья не отпускаетъ своего 
члена, т. е. не откажется огь его труда, да и онъ самъ не 
уйдетъ, не надѣясь окончательно утвердиться въ новой 
семьѣ. 

Выраженіе за сына имѣетъ въ глазахъ крестьянъ юриди- 
ческое значеніе. Пріемъ бываетъ обставленъ разными Фор- 
мальностями. Послѣ предварительных^ переговоровъ съ ро- 
дителями, опроса самого пріевшша и др., собираются при 
свидѣтеляхъ, родственникахъ, иногда зовутъ и старосту, и 
здѣсь еще разъліовторяютъ и точно разрабатываютъ усло- 
вія пріема. Хозяинъ ОФФиціально заявляете, что онъ беретъ 
такого-то „за сына% дастъ ему по смерти своей, или при 
раздѣлѣ съ собственными дѣтьми, если таковые есть, та- 
кую-то часть хозяйства, а принимаемый долженъ исполнять 
такія-то обязанности. Послѣднія состоять особенно въ по- 
чтеніи въ пріемному отцу, послушаніи, нелицемѣрной ра- 
бот*, и „кабъ очи закрыу, якъ помру я, або мая баба а 
(жена) и пр. 

Иногда пріемъ, особенно сиротц дѣлается передъ гро- 
мадой, или съ разрѣшенія ея, что однако не мѣшаетъ за- 
ключенію еще и письменнаго условія съ принимаемымъ *). 



і) Приводим* для иллюстрацін слѣд. прнмѣръ (Горбац. вол.): 1878 года 
мая 30 дня. Мы, крестьяне дер. Ворововичж Захарій Линсьевъ я дер. Пмсчахъ 
Тимофей Болбасъ заключим условіе въ слѣдующемъ: 1, Я, Захарій Авмсьѳгь, 
будучи въ преклонннкъ лѣтахъ м не имѣя сыновей, а имѣю надѣльную землю 
при дер. Вороновичахъ въ воличествѣ 16 десят., самъ таковую обрабатывать 
ие могу ж даже для себя и жены не въ сыахъ заработать куска хлѣба ѵ за луч- 
шее обдумал* свою землю отдать въ вѣчиое владѣиіе Тимофею Волбасу, на что 
общество изъявило согл&сіѳ, съ тѣмъ, что Болбасъ обязанъ меня и жену мою 
взять въ себѣ и продержать до смерти, уважать васъ обоихъ какъ свою ро- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



очерки семейственна™ права крестьянъ минской губ. 131 



Принимаюсь бѣлоруссы ііріемышей очень охотно, осо- 
бенно подростковъ, даже многосемейные. Съ одной стороны 
надѣются на его рабочій трудъ, съ другой — пріемъ сиротъ 
составляетъ нравственную обязанность зажпточнаго крестья- 
нина, особенно родственника сироты. Принудить взять мо- 
жетъ даже общество или родственники. 

Предпочитаютъ принимать родственников!», особенно тѣ, 
которые разсчитываютъ передать пріемышу землю/ хозяй- 
ство. Вѣлоруссъ стремится къ тому, чтобы „ очи закрыу* 
человѣкъ изъ своего рода, (т. е. семьи: родъ понимаютъ въ 
ѳтихъ случаяхъ въ тѣсномъ смыслѣ), именно тотъ, который 
посдѣ него будетъ жить въ его же хатѣ, пахать ту же землю, 



жителей, уплачивать 8а меня всѣ новннностн, а также ■ ва вѳмію, так* чтобы 
ко мнѣ никто не имѣлъ претеи<ий; про чем* возлагаю обязанность яа Боібаса 
таковую: такъ какъ у меня нынѣ есть малолѣтняя дочь, которая дойдетъ до со- 
вершенннхъ лѣтъ и придется ей вндтн въ замужество,— -обязавъ оиъ сдѣлать 
свою капиталом* свадьбу я дать приданое по обнчаю крестьянскому, а 
впредь до выхода ея въ замужество должна находиться при Болбасу, н онъ ее не 
должен* обижать, а уважать как* свою родную; послѣ смерти нашей никто не 
внракѣ отъ Болбаса отнять землю. 2, Я, Болбасъ, на преддоженіѳ мнѣ Анисье- 
ввлъ согласеяъ, обяэуюсь какъ самъ такъ и семейство мое уважать Эахаріа и 
жену его, какъ свонхъ родныхъ. Подписи. 

Бъ дапномъ случаѣ пріемыш* принять вслідствіе отсутствія въ семьѣ сыно- 
вей, обязанность которых* онъ долженъ исполнять. 

Особеннымъ интересом* отличается еще слід. дѣло по принятію пріемнша. 
Сельское Осовсвое общество (Бобр, у.) въ 1876 г. составило приговор* по по- 
воду просьба односельчанина своего Ерм. Вухарчнка; послѣдній просилъ обще- 
ство „въ томъ, что он*, будучи въ преклонпмхъ лѣтахъ, не имѣетъ дѣтей и род- 
ства, а имѣетъ хорошее хозяйство н земельный надѣлъ 10 у 2 десят., желает* 
какъ движимое, такъ недвижимое свое хозяйство отдать въ вѣчное владѣніе 
крест, дер. Осова Дорофею Щербѣ, котораго онъ, Кухарчикъ, принял* къ себѣ 
какъ родного сына. Приговорили: принявъ въ уваженіе просьба Ермолая Ку- 
харчжка, привнаемъ, что дѣйствительно онъ есть въ преклонных* лѣтахъ, самъ 
управлять хозяйствомъ не можетъ, дѣтей и родныхъ не нмѣетъ, то на освованіи 
Полож. о внкупѣ ст. 164 изълвляетъ согласіе на передачу Дорофею Щербѣиа- 
ділениаго земельнаго наділа с* тѣмъ, что Дорофей, вступивши въ права хо- 
зяина, обязан* уплачивать какъ выкупной ялатежъ, такъ равно и другіл повин- 
ности полностію". 

Вслѣдствіе этого приговора Кухарчикомъ н Щербою тогда же было заклю- 
чено условіе, ио которому первый передал* Щербѣ надѣльную и купленную 
землю, „яа вѣчное владѣніе сказанному пріемышу съ тѣм* } что он* обязан* меня 
н жену мою Феклу уважать, какъ собственных* свонхъ родителей, повиноваться 



9* 




132 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІК. 



что и онъ пахалъ (закрыть глаза мертвому, особенно хо- 
зяину непремѣнно долженъ старшій изъ мущинъ, остаю- 
щихся въ домѣ); а умереть, не оставивъ лица, которое обя- 
зано было бы „похаваць, очи закрыць," (т. е. безъ преемника) 
бѣлоруссъ считаетъ величайшимъ несчастьемъ 

По отношенію къ пріемышу, усыновитель заступаетъ 
мѣсто отца. Пріемышъ зоветъ его отцомъ, даже и тогда, 
когда послѣдвій ему приходится дядей. Для равны хъ себѣ 
въ семьѣ пріемышъ— семьянинъ, для младшихъ, при личныхь 
обращеніяхъ,— дядька, въ другихъ случаяхъ — тоже семьянинъ. 

Вступивъ въ домъ, пріемышъ пользуется всѣми обуслов- 
ленными имъ или его родственниками правами. Самъ усы- 
новитель не можетъ измѣнить договора, если нѣтъ причинъ 
со стороны усыновленная. Судъ строго поддерживаетъ права 
послѣдаихъ. 

Такъ, въ одномъ дѣлѣ мы находимъ любопытный данныя 
по этому вопросу. Дядя прогналъ отъ себя пріемыша, — пле- 
мянника-, во дядя доказывалъ, что племянникъ самъ ушелъ 
къ своему отцу, притомъ племянникъ имѣетъ свою землю 
изъ трехъ десятинъ личнаго надѣла, которымъ пользуется 
его отецъ, отставной солдатъ. Племянникъ доказывать, что 
дядя самъ его прогналъ, а „права свои на движимое и не- 



во всенъ, за хозяйство мъ смотрѣть, какъ за своинъ собственными Повинности 
какъ за землю, такъ и другіе платежи обязанъ уплачивать аккуратно; при чемъ 
предоставляю полное право Дорофею, — какъ я хорошо знаю, что у него есть 
родная мать и живетъ особо, но въ бідности, когда иожелаѳтъ отъ сива вспо- 
моществованіе,— давать ей, ему прекословить и упрекать не долженъ, Послѣ на- 
шей смерти Дорофей имѣетъ полное право съ дозлйствомъ нашвмъ н землею 
поступать по его собственному усмотрѣнію; на случай Дорофей умретъ прежде, 
чѣмъ я и жена мол,— если Дорофей женится ж у него будутъ діти, то мы обяаавн 
ихъ смотрѣть какъ свонхъ собственныхъ и хозяйство съ землею остается въ ноль* 
зованіе дѣтей Дорофея,— Если Дорофей будетъ неуважителенъ и нелепо іннтъ 
всего предложеннаго въ точности, въ такомъ случаѣ я и жена моя имѣемъ право 
устранить отъ всего и претензій Дорофей имѣть не должевъ* 

Видимо, оба контрагента не безъ основаніл старались обставить сдѣлкуцѣ- 
лымъ рядомъ условій. Въ 1892 г. семейство Кухарчика, тогда уже покойнаго, 
предъявляете яскъ къ Щербѣ на землю брата, утверждая, что послѣдній по- 
ступилъ къ ел брату „на службу" и завладѣлъ послѣ смерти землей. Судъ отка- 
залъ нстнцѣ, удостовѣрившнсь въ лравахъ отвітчжка. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННА ГО ПРАВДА КРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 133 

движимое имущество дяди онъ простиралъ на томъ основаніи, 
что какъ до освобожденія крестьянъ изъ крѣпостной зави- 
симости, такъ и посдѣ освобожденія онъ оюилъ съ дядею 
вмѣстѣ до сего года (1887) и пользовался всѣми правами 
еемьянина и на этомъ основаніи домогается отъ дяди третьей 
части всего имущества 41 . На судѣ выяснилось изъ показа- 
ній свидѣтелей „что П. Домась (пріемышъ) равноправный 
въ владѣніи имуществомъ, состоявшимъ до весны сего года 
въ ихъ общемъ пользованіи" (Пив.). Племянникъ могъ бы 
сослаться просто на то, что онъ быль принятъ за сына, 
какъ это мы видимъ въ другихъ случаяхъ. Но здѣсь онъ 
ссылается на свой трудъ съ дѣтства и на свои права семья- 
нина. Въ томъ же духѣ и показанія свидѣтелей. Поэтому 
можно думать, что подтвержденіе правъ племянника на иму- 
щество усыновившаго его дяди было двойное; племянникъ 
быль сначала въ дѣтствѣ принятъ за сына, или просто взять 
безъ условій, какъ сынъ ушедшаго въ солдаты и безземель- 
наго (отецъ пользовался землею сына, значить, какъ сол- 
датъ, взятый до освобожденія, надѣла не получилъ). Уже 
позже, когда пріемышъ возмужалъ, права его были под- 
тверждены тѣмъ, что онъ быль объявленъ дядею семьяни- 
ноиъ на равныхъ правахъ. На это послѣднее онъ особенно 
и напираегь. 

Такіе договоры съ выросшимъ уже пріемышемъ извѣстны 
и въ другихъ случаяхъ. Одно дѣло, напр , разсказываетъ, 
что племянникъ съ колыбели жилъ съ матерью при дядѣ (по 
матери). Но по смерти первой жены дяди, вторая жена про- 
гнала пріемыша (значить онъ, какъ сирота, быль принятъ 
безъ условій въ домъ дяди, „на сумленье* 4 , какъ говорить 
бѣлоруссы). Но по смерти второй жены дядя снова пригла- 
сить его жить у себя и засватадъ за него невѣсту, роди- 
тели которой рѣшились выдать свою дочь съ тѣмъ услові- 
емъ, что дядя подтвердить права племянника на половину 
надѣла. Дядя подтвердилъ при свидѣтеляхъ. Но когда третья 
жена снова выгнала племянника, то на судѣ дядя заявилъ, 
что онъ самь отходить отъ племянника (т. е. самъ нару- 
шаетъ условіе съ нимъ), даетъ ему сейчасъ */з земли, а по 
смерти половину. Судъ подтвердилъ условіе (Рѣч.). И въ 



ОідШгесІ Ьу 



134 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРЬНШ. 



ѳтомъ случаѣ очевидно желаніе пріемыша удвоить свои права 
правомъ семьянина. 

До сихъ поръ мы говорили о пріемышахъ муж. пода. 
Рѣже, но бѣлоруссы принимаютъ „на правахъ дочери* и лицъ 
женскаго пола, причемъ онѣ пользуются всѣми правами и 
положевіяии дочерей въ семьѣ 

Такимъ образомъ положеніе пріемыша сливается съ по- 
ложеніемъ семьянпна-сдольника и примака и взаимно допол- 
няются одно другимъ, и это наблюдается не только въ пра- 
вовомъ отношеніи, но и въ личныхъ отношеніяхъ членовъ, 
всіупившихъ между собою въ соглашеніѳ, какъ это было 
уже отмѣчено. Въ самомъ дѣлѣ, вь положеніи семьянина мы 
наблюдаемъ совершенно аналогичный черты. Разница со- 
стоять въ томъ, что пріемышъ не привносить своего иму- 
щества, а семьянинъ и примакъ часто являются въ чужую 
семью съ своимъ имуществомъ, скотомъ, орудіями и пр. 
Послѣдніе также переходятъ въ принимающую его семью на ос- 
нован! и договора, существенной стороной котораго является, 
разумѣется, земля. Првведемъ еще одно любопытное указаніе 
натакоеусловіе.Такъ, однакрестьянка,покойныймужъкоторой 
принялъ къ себѣ семьянина, поспоривши съ послѣднимъ, хо- 
тѣла продать движимое имущество и требовала пожизнен наго 
пропитанія отъ него. Семьянинъ заявилъ, что „отецъ (его) не 
соглашался (на переходъ въ семью покойнаго), пока онъ не пе- 
редалъ ему письменно всего имущества". Судъ оставилъ за 



і) Првведемъ слѣд. ориміръ (Бобр, у.): 

Крестьянка дер. Старивокъ дівнца Дарья Евсейчвкъ жаловалась ва кресты» 
нвва дер. Бобръ Романа Курвльчнка въ слѣдующемъ: Роыаяъ взллъ ее жъ себѣ 
на правахъ дочери, когда ей было 7 л. Съ того времена она вробыла у него 
до 20 і., т. е. до весны сего года, но когда ее стали притѣснять, ова была 
принуждена уйтн отъ Курильщика, взявъ съ собою только нѣсколько штухъ по- 
лотна. Такъ какъ за все время прѳбываніа у Курильщика она ничего не полу- 
чила, проситъ судъ присудить съ Романа въ ея пользу, считая ва каждый годъ 
по 6 руб., ей 13 лѣтъ 78 рублей. Курилчьикъ покааалъ: что взялъ ее въ себѣ на 
правахъ дочери, когда ей было всего 7 лѣть и, конечно, обязался в воспитать и 
выдать замужъ съ врвличнымъ приданымъ, но ова ушла къ брату..., что онъ не 
согласенъ ей уплатить деньгами, такъ какъ на то не было уговору. — Судъ рѣ- 
шилъ: взыскать съ Романа Курвльчика въ пользу Дарьи Евсейчивъ деньгами 
гь руб., оставивъ въ ея же пользу забранную ею одежду. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ семейственна™ права крвстьянъ минской губ. 135 

семьяниномъ надѣлъ, всѣ постройки и часть скота, а жалоб- 
щицѣпре достав и лъ другую часть скота, пользованіе старой 
избой, Ѵі посѣва ржи за ѳтотъ годъ и на будущее время 
по 3 пуда ежегодно (Рѣч.), т. е. тоже самое, что предоста- 
вляетъ матери— вдовѣ при ея несогласіяхъ съ сыновьями. 

Подтвержденіе той же обязанности правъ принимаемыхъ 
членовъ семьи мы находимъ и въ другихъ случаяхъ: и сдоль- 
никъ, и примакъ и пріемыпгь дѣлаются хозяевами въ семьѣ, 
по смерти привявгааго ихъ, заботятся о нрестарѣлыхъ чле- 
нахъ, являются опекунами малолѣтнихъ членовъ семьи, ихъ 
принявшей, и пр. Однимъ словомъ, они дѣлаются полноправ- 
ными членами семьи. Дѣйствіе договора съ примакомъ, пріемы- 
шемъ и сдолъникомъ предполагается пожизненнымъ, т. е. до 
смерти одной изъ сторонъ, рѣдко ограничиваются какимъ-либо 
срокомъ. Поэтому, если расходятся раньше, то работавшій на 
хозяйствѣ другого требуетъ по крайней мѣрѣ вознагражденія 
за свой трудъ, какъ работника, и возврата внесеннаго имъ 
имущества. 



Мы разсмотрѣли право лицъ, входящим» въ составъ семьи 
и дѣлающихся ея членами— примака, пріемыша и семья- 
нива. Мы не могли не замѣтить изъ многихъ приведенныхъ 
примѣровъ, что всѣ интересы, какъ цѣлой семейной группы, 
такъ и отдѣльнаго ея члена, всѣ стороны крестьянской жизни 
сосредоточиваются надвухъглавныхъ Факторахъ ея— на отно- 
шеніяхъ къ землѣ и на трудѣ, который къ ней прилагается. 
Только съ цѣяью устроить себя болѣе или менѣе сносно по отно- 
шенію къ землѣ соединяются въ одну семейную общину двѣ 
семьи, изъ которыхъ у одной есть свободная рабочая сила, а 
у другой земля, къ которой можно приложить ее*, только ради 
земли примакъ уходить изъ родительской семьи въ домъ тестя, 
чтобы, перенеся нѣсколько лѣтъ тяжелаго труда работника, 
сдѣлаться потоиъ самостоятельнымъ хозяиномъ-собственни- 
комъ клочка земли; съ тою же цѣлью поступаетъ пріемышъ 
въ семью усыновителя. Семья и примака и пріемыша 
лишается труда одного изъ своихъ работниковъ, надѣясь 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



136 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІБ. 



заполучить его землю и так иль образомъ вознаградить 
себя за трудъ ушедшаго, который бы былъ обращенъ на 
пріобрѣтеніе семейнаго имущества. Родители подыскиваютъ 
въ невѣсткѣ хорошую рабочую, чтобы воспользоваться ея тру- 
домъ. Всѣ сдѣлки относятся къ землѣ; ссоры и раздоры, заста- 
вляющее нарушать ихъ, разлагающіе большую семью и об- 
щину, происходить отъ неумѣнья раздѣлить трудъ, прила- 
гаемый къ землѣ, отъ того, что одинъ работаетъ больше, 
другой меньше, отъ того, что одинъ укоряетъ другого въ 
плохомъ приложеніи своего труда. Примѣры подобнаго рода 
мы еще увидимъ, когда будемъ говорить о раздѣлахъ. Но и 
изъ этого уже видно, что земля и трудъ составляютъ сущ- 
ность народныхъ интересовъ, а потому обратимся къ бли- 
жайшему изученію привципіальныхъ взглядовъ народа въ 
отношеніяхъ къ тому и другому. 

Земля самый дорогой предметъ для бѣлорусса. Во всѣхъ 
его многочисленныхъ обрядахъ, пѣсняхъ, сказкахъ, отли- 
чающихся древностью воззрѣвій, проглядываетъ глубокое 
чувство почтенія къ землѣ. Это вполнѣ понятно, потому 
что земля много вѣковъ питала его и питаетъ теперь. Съ 
представленіемъ о землѣ тѣсно связывается представленіе 
о родѣ, въ смыслѣ прямого продолженія потомства. Мы ви- 
дѣли, какъ дорожитъ бѣлоруссъ тѣмъ, чтобы имѣть наслѣд- 
ника, который-бы сѣлъ на его мѣсто, обработывалъ-бы 
и почиталъ ту самую землю, на которой проливали потъ 
его дѣды: если онъ не имѣетъ сына, онъ старается заранѣе 
принять пріемыша, зятя, примака, чтобы этотъ продолжилъ 
его родъ. Правда, отношенід къ землѣ начинаютъ колебаться 
въ молодомъ поколѣніи: незначительность, дробность на- 
дѣла, скудость почвы, сознаніе, что его родъ, потомство, 
должно будетъ разбрестись, потому что внукамъ ѣсть бу- 
детъ нечего, — все это сильно колеблетъ отношенія крестья- 
нина къ землѣ, заставляетъ его обращать больше вниманія 
на посторонніе заработки, отправлять лишнія рабочія руки 
искать счастья въ, городахъ и пр. 

Но все таки старыя основы народнаго міровоззрѣнія еще 
крѣпки. Вслѣдствіе указаннаго отношенія къ землѣ, мы за- 
мѣчаемъ прежде всего постоянное стремленіе къ тому, чтобы 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВБННАГО ПРАВА КРЕОТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 137 



она не выходила изъ рода пошшаемаго то въ болѣе узкомь, 
то въ болѣе обширность смыслѣ, въ вначеніи всей родни 
вообще. Такъ, мы встрѣчаемоя сътакимъ, напр., рѣшѳніемъ: 
одннъ крестьянинъ, бездѣтный, передалъ другому свой на- 
дѣлъ;но по смерти послѣдняго жена его передала надѣлъ во вре- 
менное владѣніе другому. Тогда вдова перваго потребовала 
землю обратно; судъ возвратилъ ей землю на томъ осно- 
ваніи, что мужъ ея былъ родственникъ покойнаго владѣдьда 
земли (Рѣч.). Это стремленіѳ удержать надѣлъ среди род- 
ственниковъ указываешь на то, что сама земля въ воззрѣ- 
ніяхъ бѣлорусс^ принадлежать не лично ея вдадѣльцу, а 
ему лишь по стольку, по скольку онъ представитель 
прежде всего рода, и хозяинъ- главарь, является лишь ея 
распорядителемъ. Всякая сдѣлка послѣдняго на землю, при 
законныхъ наслѣдникахъ, поэтому, считается не действи- 
тельной. Мы имѣемъ многочисленный подтвержденія сказан- 
наго. Въ одномъ случаѣ крестьянинъ передалъ свой надѣлъ 
другому при свидѣтеляхъ, „на вѣчныя времена 14 . Но через ь 
десять лѣтъ, когда подросли его наслѣдники, они рѣшили 
отнять зрмлю. Несмотря на показанія свидѣтелей о томъ, 
что сдѣлва была совершена на вѣчныя времена, судъ, на- 
ходя, что „такъ какъ у Мацака (зак. владѣлецъ земли) есть 
законные насдѣдники, то онъ не имѣлъ права продавать свой 
надѣлъ на вѣчныя времена",— и возвратилъ ему землю (Рѣч.). 

. Тоже мы встрѣчаемъ и въ другихь рѣшеніяхъ, причемъ 
даже письменныя обязательства не имѣютъ въ глазахъ суда 
значенія (Рѣч , Пин., Бобр, и др. уу.). Вездѣ проводится одинъ и 
тотъ же поинципъ: земля не должна выходить изъ круга род- 
ственниковъ, если вѣтъ прямыхъ наслѣдниковъ, или если эти 
постороннія лица заранѣе не были сдѣланы членами семьи 
владѣльца, сдольникамп. Не письменный актъ имѣегь значе- 
ніе въ глазахъ суда, а родство, ирава сдольника, трудив- 
шегося рядомъ съ владѣльцемъ на землѣ. Трудъ, положенный 
на обработку земли, крестьянинъ цѣвитъ высоко. 

Въ саномъ дѣлѣ, мы находпмъ многочисленный подтвер- 
жденія того, что права на земзю освящаются и поддержива- 
ются трудомъ на ней. Не достаточно имѣть ирава на землю 
по рожденію, — необходимо, чтобы это право поддерживалось 



ОідШгесІ Ьу 



138 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢВІВ. 



трудомъ. Мы видимъ, что и примакъ и пріемышъ, ушедшіс 
изъ своей семьи, лишаются въ ней правь на свою долю, но 
зато они пріобрѣтаютъ права въ своей новой сеньѣ и эти 
нрава опять таки обусловлены извѣстнымъ количествомъ труда . 

Въ важдомъ рѣшеніи по ѳтимъ вопросамъ, мы видимъ 
упорное стремленіе выяснить, дѣйствитель но ли примакъ или 
семьянинъ трудился въ новой семьѣ. Если онъ не трудился 
до смерти хозяина (а это обычный обусловливаемый имъ 
подразумѣваемый срокъ), то судъ лишь признаетъ его права 
на вознагражденіе. Этимъ принципіальнымъ взглядомъ на от- 
ношенія труда къ землѣ объясняется и то, что членъ семьи, 
почему-либо вообще долго не жившій въ семьѣ, или совсѣмъ 
не жившій въ ней, несмотря на свои права порожденію, 
лишается всѣхъ, или части своихъ иравъ на землю. Это 
особенно относится къ взгляду врестьянъ на права оістав- 
ныхъ солдатъ на общій надѣлъ. 

Въ литературѣ часто раздаются голоса, что замѣчаемое 
среди врестьянъ желаніе устранить солдатъ отъ пользованія 
землей происходить не изъ совсѣмъ хорошихъ побужденій 
ихъ отцовъ и братьевъ. Но такіе нападки на крестьянъ не 
совсѣмъ вѣрны. Указанный отношенія врестьянъ къ солда- 
тамъ объясняются ихъ основнымъ взглядомъ на трудъ. Вт> 
послѣднее время солдаты, уходящіе лишь на 3—5 лѣтъ изъ 
семьи и потомъ въ нее возвращающіеси, не теряютъ своихъ 
правь на надѣлъ, такъ какъ время ихъ отлучки незначи- 
тельно; имъ не даютъ только того движимаго имущества, 
которое пріобрѣтено было въ ихъ отсутствіе. Но когда сол- 
даты служили по 15 — 20 лѣтъ и возвращались въ семью уже 
отвыкшими и мало способными къ сельскимъ работамъ, то 
обычное право отказывало имъ въ ихъ правахъ на землю. 
Въ нашихъ источникахъ мы находимъ этотъ взглядъ вездѣ 
строго проведеннымъ и вездѣ указывается на то, что солдатъ 
не жилъ вмѣстѢ, не работалъ вмѣстѣ. 

Но если солдатъ возвращался домой и успѣвалъ снова 
начать трудиться сообща, то права его на землю остаются, 
по крайней мѣрѣ на меньшій, чѣмъ бы слѣдовало надѣлъ. 

Въ этомъ отношеніи мы имѣемъ любопытный документу 
Солдатъ былъ призванъ въ 55 г. и уволенъ въ 57 г., потомъ 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМВЙСТВЕВНАГО ПРАВА КРВСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 139 

снова прнзванъ въ 63 г. и уволенъ въ 65 г. Онъ успѣлъ 
прожить въ семьѣ брата послѣ этого 6 лѣтъ, но быль устра- 
ненъ послѣднимъ и жилъ ва сторонѣ. Въ 1860 г. онъ на- 
чалъ тяжбу съ братомъ о землѣ, которая продолжалась до 
1889 г. Судъ присудилъ ему пользоваться третьей частью 
земли, во крестьянское присутствіе четыре раза отмѣвяло 
рѣшеніе суда, разъяснивъ, что солдатамъ, отданнымъ до 
10 ревизіи, земли не полагается. Судъ, еще разъ раз- 
смотрѣвъ дѣло, нашедъ, что солдатъ до поступленія на 
службу, въ промежуткахъ между нею и послѣ вея 6 лѣтъ 
сряду работалъ въ семьѣ и ушелъ недобровольно, и снова 
арисудилъ ему */з надѣла, „на основавіимѣстныхъ обычаевъ, 
принятыхъ въ крестьянскомь быту* (Пин.). Совершенно ана- 
логичны и другія рѣшенія. Тотъ же принципъ проводится, 
напр. въ слѣд. дѣлѣ, хотя рѣчь идетъ уже не о солдатѣ: 
одинъ брать ушелъ отъ другого вслѣдствіе притѣсненій со 
стороны посдѣдняго, но такъ какъ они работали вмѣстѣ до 
1863 г., то судъ призналъ ихъ равноправными владѣльцами. 

Такимъ обрааомъ, членъ семьи, по своей винѣ прервавшій 
семейную трудовую традицію по отношенію къ землѣ, ли- 
шается ея. Но съ другой стороны трудъ освящаетъ, въ поняті- 
яхъ обычнаго права, правб на землю. Недостаточно быть 
Формально принятымъ въ семью— нужно еще на нее потру- 
диться. Обычное право относится съ гдубокимъ уваженіемъ 
къ долголѣтнему труду, полагаемому на нее: признаетъ часто 
нрава на владѣвіе землею и постороннихъ лицъ, долго тру- 
дившихся на ней и пріобрѣвшихъ такимъ образомъ право на 
самое землю. Такъ, въ одномъ случаѣ вдова передала безъ 
всякнхъ Формальностей вадѣлъ ея мужа. ЧерезъІЭ лѣтъ сынъ 
вдовы выросъ и отнялъ землю у временнаго владѣльца. Но 
судъ, принимая во ввиманіе трудъ этого послѣдняго и то, 
что онъ все время платилъ подати, позволидъ ему совмѣстно 
съ законнымъ наслѣдвикомъ пользоваться землей, въ поло* 
винномъ размѣрѣ (Рѣч.). Но другой примѣръ въ томъ же 
духѣ еще болѣе интересенъ: судъ рѣшидъ, что такъ какъ 
временный владѣлецъ (завладѣлъ землею самъ, такъ какъ 
хозяинъ ея не обрабатывала) владѣлъ надѣдомъ со дня пере- 
хода крестьянина навывупъ и такъ какъ онъ, „будучи много- 



ОідШгесІ Ьу 



140 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЁ. 



семейнымъ и слѣпымъ иритомъ, аккуратно выплачивалъ всѣ 
платежи" (т.-е. былъ хорошимъ хозяиномъ),— то ему и отдана 
была половина земли (іЬ). 

Ссылки на давность владѣнія въ обоихъ случаяхъ под- 
разу мѣвать нельзя, такъ какъ понятіе 6 давности по отно- 
шенію къ землѣ, при существованіи законнаго наслѣдника, 
да еще прямого, не имѣетъ ориложенія въ народномъ правѣ. 
Здѣсь принципъ одинъ — принципъ труда. 

Указывая на значеніе труда въ организаціи бѣлоруссвой 
семьи, нельзя не сдѣлать нѣкоторой оговорки въ виду силь- 
ныхъ возраженій, выставленныхъ противъ такого пониманія 
народной жизни. Принципъ трудового начала быль удачно 
подмѣченъ г-жей Ефименко и разработанъ ею въ рядѣ та- 
лантливо и съ большимъ чувствомъ написанныхъ статей 

Ея статьи нашли въ свое время сильное сочуистіе и 
въ журналистикѣ *) и въ наукѣ: теорію эту поддерживалъ 
Оршанскій а ), и въ практическомъ примѣненіи къ изслѣдо- 
ванію народной жизни прилагалъ и г. Матвѣевъ 4 ) и др. 
Но теорія эта нашла не менѣе сильныхъ противниковъ, въ 
лицѣ профессора Пахмана 8 ), профессора М. Ковал евскаго 
гг. Кулишера 7 ), Мухина 8 ) и мн. другихъ. 

Теорія г-жи Ефименко не была проведена въ одномъ цѣль- 
номъ изслѣдованіи, и въ ней найдено далеко немало недо- 
статковъ. ПроФ. Пахманъ очень убѣдительно доказывалъ, 
что семья— не артель (начемъ, впрочемъ, сама г-жа Ефименко 
не вастаиваетъ; выраженія въ этой крайней Формѣ можно 
найти у Оршанскаго), причемъ онъ несомнѣнно цмѣлъ въ 



1) Статьи ел собраны въ „Изслѣдованихъ народной жизни" , М. 1884 г. 

2 ) См. напр. ст. вь „Русскомъ Богатствѣ", 1884 г., т. III, стр. 260—72. 

3 ) Нар. судъ и нар. право, стр. 380, 381 и др. 

*) Напр. его „Оч. юриднч. бита Самар. губ*. ж 3ап.* Геогр. Общ. по 
отд. Эти., т. VIII, стр. 22. Ср. Иванюкова „Общинное земіевіад." стр. 5. 
(отт. нзъ в Р. Мнем*). 

5 ) Обычное право, т. II, стр. 8 я сіѣд,, ср. стр. 26 и сдѣд. 

*) Первобытное право, вып. 1, стр, 32 н сіѣд. 

7 ) Очерки сравнительной этнографіи и культуры, СПБ. 1887 г., стр. 13 
сіѣд. 

8) Насаѣдованіе крестъанъ по обычному праву. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ОЧЕРКИ СЕМВЙСТВВИНАГО ПРАВА КРЕСТЪЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ. 141 

виду основной типъ римской семьи і). Проф. Ковадевскій и 
г. Кулиш еръ расматривали ту-же теорію съ этнологической 
точки зрѣнія, хотя непонятно, почему ѳта послѣдняя точка 
зрѣнія не можетъ мириться съ современнымъ строемъ кре- 
стьянской семьи, и почему наша семья должна оставаться 
окаменѣлымъ остатвомъ древняго родового устройства *), 
или почему понятіе о трудѣ въ современной органиэаціи 
семьи должно поддерживаться суевЪрнымъ представленіемъ 
первобытнаго человека о борьбѣ съ природой, какъ ѳтого 
хочетъ г. Кулшцеръ. Въ народной жизни, правѣ, обрядахъ 
и повѣрьяхъ, мы, правда, встрѣчаемъ самыя разнообразный 
переживанія первобытнаго общественнаго строя, но эти пере- 
житки являются безсознательными остатками первобытныхъ 
Формъ, символомъ нѣкогда имѣвшимъ жизненное значеніе, но 
послѣдующее теченіе народной жизни выдвигаетъ новые 
принципы, регулируюшіе народную жизнь въ данное время. 

Здѣсь не мѣсто, разумѣется, вдаваться ни въ разборъ 
самой теоріи, ни возра^евій, выставленныхъ противъ нея. 
Обращая еще разъ вниманіе на приведенные Факты, мы ду- 
маемъ, что они говорятъ сами за себя, по крайней мѣрѣ въ 
СФерѣ нашихъ источниковъ, подкрѣпляемыхъ лишь личнымъ 
убѣжденіемъ, которое выноситъ непосредственный наблюда- 
тель. Конечно, трудъ, какъ регуляторъ, имѣетъ наибольшее 
приложеніе въ семейной общинЬ, въ большой семьѣ, но онъ 
менѣе дѣйствителенъ въ семьѣ малой, строй которой пере- 
ходить на личныя отношенія, привязанности, чувства роди- 
телей къ дѣтямъ. Особенно искусственно сложившаяся семей- 
ная община держится только общностью цѣлей труда ея 
членовъ, и, въ случаѣ неумѣнья приложить ѳтотъ трудъ къ 
общей выгодѣ, такая община немину емо распадается. Вслѣд- 
ствіе тѣхъ же причинъ распадается не только община, но 
и большая семья и даже малая: сынъ думаетъ, что отецъ 



і) Что вѣрио подмѣчено г-жею Ефименко, см. ея предисловіе въ указ. 
собр. ея статей. 

*) Какою хочетъ представить великорусскую семью проф. Коиаіевскій въ 
паев. ст. въ „I*. Кеѵие півіогічиѳ да агоіі*: „Еіийев виг 1е а>оіІ соиішпіег 
главе". 



ОідШгесІ Ьу 



142 



этнографической обозрѣнів. 



плохой работникъ, что онъ не умѣетъ хорошо распорядиться, 
а самъ не властенъ дѣлать, а между тѣмъ ему и его семьѣ 
приходится терпѣть недостатки, — и сынъ решается требовать 
раздѣла. Поговорите вы хорошенько съ крестьянином!», и вы 
убѣдитесь, что ѳти побужденія вызываютъ три четверти раз- 
дѣловъ. Основная причина раздѣловъ лежитъ, разумѣется, 
глубже, въ упадкѣ общаго ѳкономическаго строя, въ мало- 
земельности и пр., но крестьянинъ нападаетъ на то, что къ 
нему поближе, что ему виднѣе, 

М. Довнаръ-Залольскій. 

( Оконнаніе слѣдуепіъ). 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



СМѢСЬ. 



Къ вопросу о борьбѣ Московская Правительства съ народ- 
ными языческими обрядами и суевѣріями въ половинѣ ХѴІГв. 

При просмотрѣ столбцовъ Новгородскаго Стола Разряда 
въ Московскомъ Архивѣ Министерства Юстиціи д встрѣтилъ 
нѣсколько документовъ, касающихся правительственныхъ 
мѣръ, цривятыхъ въ началѣ царствованія Алексѣя Михаи- 
ловича и направленныхъ къ искорененію народны хъ суевѣрій 
и празднествъ *). Эти документы принадлежать къ числу до- 
вольно многочисленной серіи аиалогичныхъ свидѣтельствъ о 
мѣрахъ борьбы свѣтской и духовной власти съ остатками 
язычества въ Россіи, равно и съ празднествами, сопрово- 
ждавшимися буйнымъ весельемъ, при участіи скомороховъ, 
медвѣжатниковъ и пр. 

Извѣстно, что свѣтское и духовное правительство съ дав- 
няго времени смотрѣло на народныя празднества, какъ на 
дѣло грѣховное, богопротивное и старалось путемъ увѣще- 
вавій или принудительныхъ мѣръ искоренить ихъ *). Извѣстио 
также, что эти мѣропріятія не увѣнчивались желаннымъ усоѣ- 
хомъ, что и дало возможность сохраниться народнымъ празд- 
нества мъ до новѣйшаго времени. Любопытнымъ воспомина- 
віемъ о правительственной борьбѣ съ народными суевѣріями 
служатъ между прочпмъинѣкоторыя статьи, вошедшія въСводъ 
Законовъ. Въ Уставѣ о преду прежденіи и пресѣченіи престу п- 
леній •) сохранились напр. двѣ статьи, повторяющія мѣро- 
пріятія правительства отдаленнаго времени: изъ указа 1684 г. 



1) Стоіб. .Новгородскаго Стола Разряда, № 96, (лл. 1—15, 251—254). 
Часть этихъ документов^ (лл. 1—15) была раньше просмотрѣна ■ списана 
А. Н. Зерцаловымъ, но до настоящаго времени не опубликована. Въ виду эюго 
я обратился къ А. Н. Зерцалову съ вопросомъ, не нмѣетъ ли онъ чего-либо 
оротивъ иользованія и печатаніл мною этихъ документовъ и получилъ отъ него 
полное раарвшѳніе. 

*) Ср. напр. Правила митр. Кирилла (XIII в.), Посланіе игумена Панфила 
въ Псковъ 1505 г., Постановлен^ Стоглава и пр.; ср. Н. С. Тихонравовъ: 
Слова и воученія, въ Лѣт. Русск. Литер, и Древности, 1862, ІУ. 

=) Св. аак. т. XIV, над. 1890 г. ст. 28 и 29. 



ОідШгесІ Ьу 



144 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІВ. 



заимствуется постановленіе, согласно которому „запрещается 
въ навечеріи Рождества Христова и въ продолженіе святокъ 
заводить, по нѣкоторымъ стариннымъ идолопоклонническимъ 
преданіямъ, игрища, и, наряжаясь въ кумирскія одѣянія, про- 
изводить по улицамъ пляски и пѣть соблазнительный пѣсни" 
(ст. 28), а на основаніи Синод скаго Указа 1721 г. т запре- 
щается въ теченіе пасхальной недѣли, по старинному суе- 
вѣрному и вредному обычаю, купать или обливать водою 
небывающихъ у заутрени" (ст. 29) 1 ). 

Что касается найденныхъ мною документовъ, то они 
представляютъ частью результатъ общихъ церковныхъ мѣро- 
пріятій, принятыхъ при патріархѣ іосифѢ для устроительства 
церкви и поддержанія православія, частью они являются 
мѣстными распоряженіями, естественно вытекающими изъ 
общихъ постановленій, и могутъ быть, такимъ образомъ, раз- 
дѣлены на двѣ группы. Къ первой относится нижепомѣщае- 
мая царская грамота Дмитровскому воёводѣ и отписки воеводъ 
объ исполненіи указа въ город ахъ Дмитровѣ, Вѣжецкомъ 
Верхѣ и Костромѣ. Эта группа докумонтовъ касается спе- 
ціально уничтоженія суевѣрій, народаыхъ празднествъ и т. п. 
Вторая группа касается принятія мѣръ къ уничтожевію въ 
г. Кашинѣ народнаго празднества, имѣвшаго мѣсто въ поне- 
дѣльпикъ 1-й недѣли великаго поста. 

Не смотря на то, что сила вліянія патріаршеЙ власти 
при патр. ІоасаФѣ и іосифѢ значительно пала сравнительно 
со временемъ патріаршества Филарета, — количество мѣръ, 
предпринятыхъ для устроенія церковнаго благочинія и 
укрѣпленія православія, было весьма значительно*). Для того, 
чтобы уяснить значеніе излагаемыхъ ниже документовъ, ихъ 
слѣдуетъ разематривать именно въ связи съ общимъ движеніемъ 
законодательства за періодъ патріаршества ІосиФа, ко вре- 
мени котораго ови относятся. Мы напомнимъ въ общихъ 
чертахъ о нѣкоторыхъ изъ этихъ постановленій, стоящихъ 
въ наибольшей связи ст> нашими документами. Такъ въ 
окружномъ патріаршемъ наказѣ отъ 16-го Февраля 164В г. 
патріархомъ дается рядъ мѣръ, касающихся церковнаго 
благочинія: чтобы въ церкпахъ люди стояли „со страхомъ и 
трепетомъ и съ любовію, въ молчаніи, безъ всякихъ шеп- 
товъ и ничто-жъ земнаго не помышляя"} запрещается далѣе 



О См. Пол. собр. аак. т. ІГ, № 1101: Патріаршіі указъ, объявлен. Стрелец- 
кому приказу 24-го декабря 1<>84 г., іЬій. т. VI, № 3771; Сииодскій указъ 
17 аирѣла 1721 г. 

*) Состолвіе церкви въ указанный періодъ см. у ореосв. Макарія: Исторія 
русской церкви, т. XI. 




О БОРЬВѢ ПРАВИТЕЛЬСТВА СЪ НАРОДИ. ОБРЯДАМИ И СУЕВѢР. 145 

пропускать нищихъ внутрь церквей во время церковной 
службы съ цѣлью собирать милостыню „понеже отъ ихъ 
крику и писку православнымъ христіанамъ божественнаго 
пѣнія и чтенія не слышать", далѣе запрещается духовенству 
предаваться пьянству и пр. *). Въ царской грамотѣ 1647 г. 
въ Соловецкій монастырь запрещается старцамъ держать по 
кельямъ хмѣльноь питье и дается приказаніе „у пріѣзжихъ 
богомольцевъ вино печатать " и пр. Аналогичный грамоты съ 
запрещеніемъ пьянства въ монастыряхъ и съ наказами о на- 
блюденіи за церковнымъ благочиніемъ посылаются въ 1649 г. 
вологодскому архіепископу Маркеллу и въ 1652 г. въ Кирилло- 
Бѣлозерскій монастырь. Наконецъ, въ Февралѣ 1651 г. издается 
извѣстный указъ объ единогласномъ пѣніи и чтеніи при от- 
правлены церковной службы ѵ ). 

На 1647 г. падаетъ кромѣ того извѣстное распоряженіе 
о соблюденіи праздничныхъ дней: въ опубликованной по этому 
вопросу грамотѣ митрополита Ростовскаго и Ярославскаго 
игумену Кирилло - Бѣлозерскаго монастыря говорится: „въ 
нынѣшнемъ въ 155 г., марта въ 17 день Г1647 г.) указалъ 
В. Г. Ц. и В. К. Алексѣй Михаиловичъ в. г. и В. Господинъ 
отецъ нашъ святѣйшій іосифъ П. М. и в. Р. съ митрополиты 
и съ архіепископы и съ игумены и съ протопопы и со всѣмъ 
освященнымъ соборомъ уложили а : въ воскресные дни не ра- 
ботать „господину и госаожѣ, ни рабомъ ни свободнымъ. но 
упражнятися и приходить къ церквѣ Божіи на молитву^, а 
въ субботу приказывается прекращать работу „какъ начнутъ 
благовѣстить въ соборной церквѣ къ вечерни за три часа до 
ночи и торговати покинуть, и ряды затворити и торговый 
бани, и въ домахъ то тоже время отставить и всякаго чину 
людемъ въ бани не ходити а ; затѣмъ слѣдуютъ постановленія 
о торговлѣ по воскресеньямъ и пр. •). 

Въ 1648 г. издаются постановленія о прекращеніи народ- 
ныхъ празднествъ и искорененіи суевѣрій.Толчкомъ, послужив- 
шимъ къ появленію этихъ запрещеній,повидимому,были сохра- 
нившіеся и практиковавшіеся въ Москвѣ обычаи, имѣвшіе от- 
печатокъ язычества и сопровождавшіеся разгуломъ; противъ 
нихъ вооружался, какъ извѣстно, еще патріархъ Филареть О. 
Изданная Сахаровымъ грамота шуйскому воеводѣ (1648 г.), 
содержащая въ себѣ память въ Галицкую четь дьяку Сем. 
Сафонову изъ Стрѣлецкаго приказа, подтверждаете это пред- 
положеніе. Въ ней указывается, что „вѣдомо... учинилось и 



1) Акты археогр. эксп. VI, № 321. 

2) ІЪМ. 321, 322, 325, 328, 327. 

3) іЪій. IV, № 19, ср. ІЬШ. № 324. 
*) См. А. Я. т. Ш. Л 92. 



10 




О БОРЬБѢ ПРАВИТЕЛЬСТВА СЪ НАРОДН. ОБРЯДАМИ И СУЕВѢР. 147 

с Отъ царя и великаго князя Алексѣя Михайловича всея Русіи въ 
Дмдтровъ воеводѣ нашему Ивану Окинфеевичу Шишкову. Бѣдомо 
намъ учинилось, что въ Дмитровѣ и въ иныхъ городѣхъ и въ уѣз- 
дехъ нирскіе всякихъ чиновъ люди и жены ихъ и дѣти въ воскрес- 
ные л Господьскіе дни и великихъ Святыхъ во время святого пѣнія 
къ церквамъ Божимъ не ходить, и умножилось въ людехъ во вся- 
кихъ пьянство и всякое метежное бесовское дѣйство, глумленіе и 
скоморошество, со всякими бесовскими играми, и отъ тѣхъ сотониныхъ 
учениковъ въ православныхъ врестьянехъ учинилось многое неистов- 
ство; и многіе люди, забывъ Бога и православную христіанскую вѣру, 
тѣмъ прелестникомъ скоморохомъ послѣдствуютъ: на безчинное ихъ 
прелщеніе сходятца по вечеромъ и во всеношныхъ позорищахъ на 
улицахъ и на поляхъ, и богомерскихъ ихъ и скверныхъ пѣсней и 
всякихъ бесовскихъ игръ слушаютъ мужесково и женсково полу и 
до сущихъ младенцовъ; и на кулашныхъ бояхъ межъ собою драку 
дѣлаютъ, и на качеляхъ колышутца вкругъ, и на веревкахъ, а иные 
прелестники мужесково и женсково полу въ городѣхъ и въ уѣздехъ 
бываютъ со миогимъ чародѣйствомъ и волхвованіемъ и многихъ людей 
тЬмъ своимъ чародѣйствомъ прелыцаюгц а иные люди тѣхъ чаро- 
дѣевъ и волхвовъ и богомерскихъ бабъ въ домъ себѣ призываютъ и 
къ малымъ дѣтямъ, и тѣ волхвы надъ больными и надъ младенцы 
чинить всякое бесовское волхвованіе и отъ правовѣрія православ- 
ныхъ крестьянъ отлучаютъ. 

Да въ городѣхъ и въ уѣздехъ отъ прелестниковъ и отъ мало- 
умныхъ людей дѣлаетца бесовское сонмище: сходятца многіе люди 
мужсково и женсково полу по зорямъ и въ ночи, чародѣйствуюгь съ 
солнечного всхода и первого дни луны смотрятъ (и грома слушаютъ 
и въ гЬ поры) и на рекахъ и въ озерахъ куплютца — чаять себѣ 
оттого здравія, и съ серебра умываютца, и медвѣди водятъ и съ 
собачками пляшутъ, зернью и карты и шахматы и лодыгами играютъ, 
и безчинное скаканіе и йлесканіе, и поютъ бесовскія пѣсни; и на 
Святой недѣли жонки и дѣвки на доскахъ скачутъ; а о Рождествѣ 
Христовѣ и до Богоявленьева дни сходятца мужсково и женсково 
полу многіе люди въ бесовское сонмище по дьявольское прелести 
многое бесовское дѣйство, играютъ во всякія бесовскія игры, а въ 
навечери Рождества Христова и Васильева дни и Богоявленія Господня 
клички бесовскш кличутъ: кол еду и таусенъ и плугу, и многіе чело- 
вецы неразуміемъ вѣруютъ въ сонъ и встрѣчу и въ полазь и въ 
птичей грай, и загадки загадываютъ, и сказки сказываютъ не быль- 
ные, и празнословіе смѣхотвореиіемъ и кощунаніемъ, и души свои 
губятъ такими помраченными и беззаконными дѣлами; и накладываютъ 
на себя личины и платье скоморожское, и межъ себя, нарядя, бе- 
совскую кобылку водятъ; и въ такихъ въ позорищахъ своихъ многіе 
люди въ блудъ впадаютъ и незапною смертью умираютъ, и въ той 
прелести христіане погибаютъ и съ качелей многіе убиваютца до 

ю* 



ОідШгесІ Ьу 



148 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



смерти. Да въ городцкихъ же и въ уѣздныхъ людехъ у многихъ бы- 
ваюгь на свадбахъ всякіе безчинники и сквернословцы и скоморохи 
со всякими бесовскими игры, и уклоняютца православные христіане 
къ бесовскимъ прелестемъ и ко пьянству, а отцовъ духовныхъ и по 
приходомъ поповъ и учительныхъ людей наказанья не слушаютъ, и 
за казаніе отцомъ своимъ духовнымъ и приходнымъ пономъ и учитель - 
нымъ людемъ наруганіе и укоризны и безчестія и налоги дѣлаюгь. 

И мы, великій Государь, жалѣя о православныхъ хрестьянехъ, велѣли 
о техъ богомерскихъ дѣлехъ заказъ учинить, чтобъ православные 
хрестьяне отъ такова отъ бесовскаго дѣйства отстали; и какъ къ 
тебѣ ся наша грамота придетъ и ты бъ въ воскресной не въ одинъ 
день велѣлъ быть въ соборной церкви игуменомъ и чернымъ и мир- 
скимъ попомъ и головамъ стрелецкимъ и сотникомъ и детемъ бояр- 
скимъ и ихъ приказнымъ всякимъ служилымъ и жилецкимъ и уѣзд- 
нымъ людемъ и которые съѣдутца къ торговому промыслу для своихъ 
дѣлъ, и сю нашу грамоту велѣлъ имъпрочитати не одиножды, всѣмъ 
вслухъ, ж приказалъ имъ, чтобъ въ городѣ и въ слободахъ и въ уѣздѣ 
мирскіе всякихъ чиновъ люр и жены ихъ и дѣти въ воскресные и 
въ Господьскіе дни и великихъ Святыхъ къ церквамъ Божимъ къ 
пѣнію прихорли, и у церкви Божіи стояли смирно, межъ себя въ 
церкви Божіи въ пѣніе никакихъ рѣчей не говорили, и слушали бъ 
церковного пѣнія со страхомъ и со всякимъ благочиніемъ внима- 
тельно, и отцовъ своихъ духовныхъ и учительныхъ людей наказанія 
и ученія (слушали), и отъ безмѣрного пьяного питія уклонидися, и 
были въ томъ посту; и скомороховъ съ домрами и съ гусльми и 
съ волынками и со всякими играми и ворожей мужиковъ и бабъ къ 
больнымъ и ко младенцамъ въ домъ къ себѣ не призывали (и по 
зорямъ солнычного входу смотря не вѣровали) и въ первой день 
луны и въ громъ на водѣ (по рекамъ) не купалися, и съ серебра 
по домамъ не умывалися, и олова и воску не лили, и зернью и 
карты и шахматы и лодыгами не играли, и мередей не водили, и 
съ сучками не плясали, и никакихъ бесовскихъ дивъ не творили, и 
на бракахъ пѣсней бесовскихъ не пѣли, и никакихъ срамныхъ словъ 
не говорили, и по ночамъ на улицахъ и на поляхъ богомерскихъ и 
скверныхъ пѣсней не пѣли, и сами не плясали, и въ ладони не били, 
и всякихъ бесовскихъ игръ не слушали, и кулачныхъ боевъ межъ 
себя не дѣлали, и на кочеляхъ ни на какихъ не качались, и на 
доскахъ мужескаго и жепскаго полу не скакали, и личинъ на себя 
не накладывали, и кобылокъ бесовскихъ, и на свадьбахъ безчинства 
и сквернословія не дѣлали. А гдѣ объявятца домры и сурны и гури 
и гусли и хари и всякіе гудебные бесовскіе сосуды, и ты бъ тѣ бъ 
велѣлъ вынимать и, изломавъ, тѣ бесовскіе игры велѣлъ жечь. 

А которые люди оттого ото всего богомерскаго дѣла не отстанутъ 
и учнутъ впредь такова богомерскаго дѣла держатца, и по нашему указу 
темъ людемъ велѣно дѣлати наказанья, гдѣ такое безчиніе объявитца 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



О БОРЬБѢ ПРАВИТЕЛЬСТВА СЪ НАРОДИ . ОБРЯДАМИ И СУВВѢР. 149 

или кто на кого такое безчиніе скахуть: и тѣхъ велѣтъ бить батоги; 
а которые люди отъ такова безчинія и не отстанутъ, а вынуть 
такія богомерскія игры вдругіе, и ты бъ тѣхъ ослушниковъ велѣлъ 
бить батоги; а которые люди оттого не отстану тъ а объявятца въ 
таконъ дѣлѣ въ праздничные дни и тѣхъ по нашену указу велѣлъ 
ссылать... въ украйные городы за опалу, однолично-бъ еси ту сю 
нашу грамоту всякихъ чиновъ людямъ велѣть прочесть по нногіе дни, 
чтобъ о боголяхъ (?) и чародѣйскихъ играхъ всѣхъ чиновъ людемъ град- 
скимъ и въ уѣздѣ было вѣдоно; и съ сее нашие грамоты списки слово 
въ слово розослалъ въ станы и въ волости и велѣлъ тѣ списки по 
торжкомъ прочитать многижды, чтобъ сей нашъ крепкой заказъ вѣ- 
домъ былъ всемъ людемъ; а какъ въ Днитровѣ по сену нашену 
указу всякихъ чиновъ люденъ въ богонерскихъ делехъ заказъ учи- 
нишь, и что тебѣ противъ того духовнаго чину мирскіе люди ска- 
жуть, и ты бъ о тонъ къ нанъ отписалъ; а только ты по сену на- 
шену указу дѣла не учинишь, и тебѣ быть отъ насъ въ великой 
опалѣ. Писанъ на Москвѣ лѣта 7157-го декабря въ 20 день». 

Подобныя грамоты были очевидно разосланы по всѣмъ 
городамъ. Кромѣ уже извѣстныхъ грамотъ въ Шую, Бѣлго- 
родъ, Тобольскъ и Дмитровъ въ нашихъ документахъ сохра- 
нилось нѣсколько отписокъ воеводъ, въ томъ числѣ и Дмитров- 
скаго, о полученіи ими этихъ грамотъ и объ исполненіи цар- 
сваго указа. 

Дмитровскій воевода въ отписвѣ, полученной въ Москвѣ 
20-го Февраля 1649 г., сообщаетъ, что онъ посылалъ раз- 
сылыциковъ со списками съ грамоты въ „ставы и волости> 
и что духовенство „игумены и попы и всякихъ чиновъ люди 
твой Г — въ указъ выслушавъ, мнѣ холопу твоему сказали, 
впредь де такихъ богомерзкихъ и чародѣйныхъ игръ чинить 
не велѣли и впредь о такихъ богомерзкихъ и о чародѣйныхъ 
играхъ укажемъ накрѣпко". 

О полученіи и объ оповѣщеніи жителей Бѣжецкаго Верха 
о томъ же сообщаетъ воевода въ отпискѣ, полученной 12-го 
Февраля того же года. Онъ пишетъ, что согласно царской 
грамотѣ, онъ велѣлъ прочитать послѣднюю въ соборной 
церкви, послалъ по торжкамъ въ уѣздъ, велѣлъ ее прочитать 
„многижды", „а которые люди, заключаетъ воевода, въ го- 
родѣ и на посадѣ и въ уѣздѣ держали бѣсовскихъ игръ, и 
у тѣхъ людей игры, домбры, и гудки, и волынки, и сурны 
и всякіе гудебные сосуды взяты и, изломавъ, сожжены". 

20-го апрѣля приходить въ Москву отписка Коетромскаго 
воеводы, въ которой повторяется содержаніе царской грамоты, 
причемъ воевода, въ виду приказанія увѣдомить, что скажутъ, 
по выслушанш грамоты, разныхъ чиновъ люди, сообщаетъ, 
что „игумены и попы черные и мирскіе всякихъ чиновъ люди 1 ' 



ОідШгесІ Ьу 



150 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢВІВ. 



сказали, „что Г — рь они по правилу святыхъ отецъ и твоему 
Г— ву указу творить, и какъ въ... указѣ написано учнутъ, и 
эа такими богомерзкими дьявольскими всякими дѣйствы хо- 
дить не учнутъ, а учнутъ творить противъ правила святыхъ 
отецъ и твоего Г— ва указу*. 

Въ связи съ указанными постановленіями стоить и дѣло 
по челобитной Варлаама, архимандрита Дмитріевскаго мона- 
стыря въ Кашинѣ. Въ челобитной, полученной въ Москвѣ 
18 января 1649 г., архимандритъ „извѣщаетъ", что „въ бого- 
соасаемомъ градѣ Кашинѣ въ понедѣльникъ первые недѣли 
великаго поста чинится великое безчиніе и беззаконіе: изъ 
уѣзду пріѣждяютъ крестьяне съ женами и съ дѣтьми на тотъ 
великій день, пьютъ, бражничаютъ и безчинствуютъ: кривъ 
и вопь и бой межъ собою до кровопролитія во весг» день и до 
полнощи на вторникъ, а на то великое безчиніе и пьянство 
многихъ всявихъ чиновъ людей того-жъ города Кашина при- 
ходягь посадскіе и слободскіе люди. А которые, г— -рь, люди, 
продолжаетъ архимандритъ, Бога боятся и видячи такое ве- 
ликое безчиніе и беззаковіе и пьянство— и отъ нихъ плачъ и 
рыданіе веліе. А отъ того безчинія и пьянства и бою отстать 
безчинникомъ имъ не умѣть безъ твоего г — ва указу и безъ 
наказанія, потому что торговымъ людемъ — торгъ, а безчин- 
никомъ и беззаконникомъ -пьянство и бой и бѣсовская игра. 
Веселые съ медвѣди и съ бубны и съ сурнами и со всякими 
бѣсовскими играми съ иныхъ городовъ торговые люди и ве- 
селые пріѣждяютъ на тотъ великій день, а отъ безчивія ве- 
ликаго и пьянства мвогія врестьянскія души отъ пьянства и 
отъ убойства умираютъ. А то безчиніе и пьянство и съѣздъ 
чинится за многая лѣта*. Архимандритъ просить прислать 
указъ о запрещеніи пріѣзжать въ указанный день уѣзднымъ 
людямъ: „Милосердый г— рь, ц — рь и В. К. Алексѣй Михайло- 
вичу завлючаетъ архимандритъ свою челобитную, помилуй 
свою царскую вотчину Кашинъ-городъ, сиротъ своихъ и 
уѣздныхъ людей всявихъ 8 . 

Въ приведенной челобитной рѣчь очевидно идетъ не объ 
уничтоженіи языческаго обряда, а о пренращеніи торга въ 
Кашинѣ, сопровождавшагося буйвымъ весельемъ и возму- 
щавшаго христіанское чувство архимандрита, такъ какъ 
торгъ совпадалъ съ первымъ днемъ великаго поста. 

Результатомъ челобитной была грамота въ Кашинъ отъ 
30-го января того же года, запрещающая устраивать съѣздъ 
въ означенный день. Главнымъ мотивомъ запрещенія является 
въ грамотѣ охрана общественнаго благочинія и благоустрой- 
ства: пріѣзжающіе, говорится въ грамотѣ, „дѣлаютъ безчин- 
ство, пьютъ и, напився, безчинные слова межъ себя гово- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



О БОРЬВѢ ПРАВИТЕЛЬСТВА СЪ НАРОДИ. ОБРЯДАМИ И СУЕВѢР. 



151 



рятъ, и зернью играютъ, и въ ихъ пьянствѣ убойство 
живетъ большое, и веселые ходить съ медвѣди и съ плясовы 
собачки". Администраціи города вмѣняется въ обязанность 
смотрѣть за тѣмъ, чтобы съ перваго понедѣльника великаго 
поста люди постились по правиламъ святыхъ апостоловъ и 
отцевъ. 

Въ настоящее время почти не представляется возможности 
судить, какое дѣйствіе имѣли подобный правительственные 
распорлженія и какъ относилось къ нимъ населеніе. За пе- 
ріодомь энергичнаго воздѣйствія власти, приведеніемъ въ 
исполненіе угроз ь, указовъ, согласно которымъ сжигаіись 
«бѣсовскія игры* и пр., слѣдовалъ періодъ болѣе спокойный, 
когда снова населеніе возвращалось къ языческимъ празд- 
нествамъ, пріуроченнымь къ христіанскому календарю. Если 
по полученіи запретительныхъ указовъ населеніе и спѣшило 
обѣщать жить по правиламъ церкви, то это намѣреніе пре- 
кращалось немедленно по минованіи опасности быть под- 
вергнуты мъ тяжелому взысканію за нарушеніе поставовленій. 
Вслѣдствіе этого даже въ самой Москвѣ пережитки бы вшихъ 
нѣкогда языческихъ празднествъ сохранялись до # послѣдняго 
времени, а обильный свѣдѣнія о народныхъ суевѣріяхъ и пр., 
получавшіяся и получаемыя до настоящаго времени собирате- 
лями изъ разныхъ мѣстъ Россіи, сл ужать лучшимъ доказа- 
тельствомъ устойчивости народной традиціи, въ особенности 
яъ области вѣрованій, которыя могутъ быть видоизмѣнѳны 
только путемъ общаго просвѣщенія. 

Н. Харузинъ. 



ОідШгесІ Ьу 



Этнографическія коллекціи на Всероссийской Выставкѣ 1896 г. 
въ Нижнѳмъ-Новгородѣ. 



На выставвѣ, носящей названіе художественно-промыш- 
ленной, нельзя ждать, чтобы предметы, представляющіе ;спе- 
ціальный интересъ для этнографа, быливыдѣлены въ особый 
отдѣлъ или даже получили бы строго-систематическое (съ 
этнографической точки зрѣнія) расположеніе. Но самый Фактъ 
существованія на Нижегородской Выставкѣ отдѣловъ Сред- 
ней Азіи, ррайняго Сѣвера, Сибири, на ряду съ такими от- 
елами, какъ мануфактурный, сельско-хозяйственный, горно- 
заводскій и т. п., т. е. это нарушеніе принципа дѣленія худо- 
жественно-промышленной выставки на отдѣлы,— указываете, 
что произведенія промышленности изъ названныхъ выше 
частей Россіи разнятся отъ аналоги чныхъ произведеній 
остальныхъ мѣстностей въ силу своеобразныхъ мѣстныхъ 
бытовыхъ условій, представляемыхъ именно этими окраинами 
нашего отечества, и въ зависимости отъ характера ихъ на- 
селенія. Поэтому въ этихъ то отдѣлахъ художественно-про- 
мышленной выставки и потребовалась возможно - полная 
иллюстрація быта мѣстнаго населенія, тѣмъ болѣе, что и 
племенной составъ этого населенія могь быть не вполнѣ 
знакомь большой публикѣ. Это обстоятельство дало доступъ 
на художественно - промышленную выставку и спеціально- 
этнографическимъ коллекціямъ. Отсюда понятно, что на 
Нижегородской Выставкѣ Фигурировала этнограФІя преиму- 
щественно инородческаго населенія Сибири, Средней Азіи и 
Крайняго Сѣвера (отдѣлы ХШ, XIV, XX). Вслѣдствіе того, 
что ѳтнографическіе предметы экспонировались преимуще- 
ственно для иллюстраціи производительныхъ силъ края, на- 
селеннаго между прочимъ тѣми или другими инородцами, 
вслѣдствіе этого, быль представленъ быть только нѣкоторыхъ 
народностей, не съ одинаковой полнотою. 

Въ настоящей замѣткѣ я укажу, какія народности и чѣмъ 
были представлены на Выставвѣ 1896 г. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ѲТНОГР. КОЛЛВКЦШ НА ВЫСТАВКА ВЪ НИЖН.-НОВГОР. 153 

Начнемъ съ Восточной Сибири. Прежде, чѣмъ перейти кгь 
коллекціямъ собственно этнограФИческимъ, замѣчу, что до- 
историческую жизнь аборигеиовъ страны должна была рисо- 
вать коллекція древностей Минусинскаго музея, находив- 
шаяся въ Восточно-Сибирскомъ подотдѣлѣ. Въ томъ же под- 
отдѣлѣ (ХТТІ-го отдѣла) имѣлись предметы быта между про- 
чимъ чукчей, ламутовъ, якутбвъ, тунгусовъ; это — по большей 
части — принадлежности костюма назван ныхъ инородцевъ 
и охотничье оружіе. Изъ другихъ предметовъ отмѣчу 
„хамысъ а — якутсвій и тунгусскій музыкальный инстру- 
мента, рѣзную изъ мамонтовой кости группу чувотскихъ 
боговъ — покровителей оленьихъ стадъ; якутскіе недѣльные и 
годовые календари (дни обозначаются ежедневнымъ пере- 
ставленіемъ колышковъ въ соотвѣтственныя отверстія). Надо 
замѣтить, что, чѣмъ дальше на востокъ, тѣмъ предметы со- 
бирались и доставлялись на выставку туже; изъ назван- 
ныхъ же выше народностей полнѣе представленъ бытъ яку- 
товъ. Тутъ мы видимъ модели ихъ жилищъ, воллекціи пред- 
метовъ, иллюстрирующихъ средства передвиженія явутовъ 
(ѣзда на оленяхъ, собакахъ, лошадяхъ, волахъ), домашнюю 
обстановку и утварь, затѣмъ орудія охоты, рыболовства, 
дздѣлія якутскихъ кузнецовъ, являющихся также и ювели- 
рами (особенно распространены украшенія изъ серебра), 
якутскія игрушки и игры. Предметы собраны Явутскймъ 
мѣстнымъ вспомогательнымъ по участію Якутской области 
въ Выставкѣ номитетомъ, за исключеніемъ манекеновъ, какъ 
относящихся въ этимъ народностямъ, такъ и другихъ, до- 
ставленныхъ изъ Московскаго Румянцовскаго Музея. 

Изъ другихъ народностей Восточной Сибири на выставкѣ 
посчастливилось бурятамъ. По относящимся сюда вкспонатамъ 
можно было представить себѣ довольно наглядно картину 
быта бурятъ, и эта картина могла бы быть еще болѣе за- 
конченной, еслибъ предметы эти были болѣе систематично 
сгруппированы, еслибъ посѣтителю не приходилось въ раз- 
ныхъ мѣстахъ наталкиваться на предметы, относящіеся къ 
одной и той же народности, и по частямъ составлять себѣ 
картину ея быта. Такое расположеніе коллекцій (не только 
бурятскихъ, но и другихъ) нельзя, конечно, ставить въ вину 
устроителямъ Сибирскаго отдѣла, такъ какъ при ихъ распо- 
ложена преслѣдовалась цѣль не этнографическая. 

Образцы продуктовъ и модели орудій, собранные съ до- 
статочной полнотой, могли дать понятіе о положеніи земле- 
дѣлія, огородничества, скотоводства, охоты, нерполовства и 
различныхъ промысловъ у бурятъ. По отдѣльнымъ частямъ 
одежды, выставленнымъ въ качествѣ образцовъ бурятскихъ 



ОідШгесІ Ьу 



154 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



издѣлій, можно было познакомиться съ костюмами бурятъ, 
а съ ихъ жилищами— по ФОтограФическимъ снимкамъ и модели 
усадьбы, рѣзной работы бурята-кустаря. Типы бурятъ пред- 
ставлены были двумя бюстами, вырѣзанными изъ дерева тьмъ 
же кустаремъ — бурятомъ *), и двумя манекенами Румянцов- 
скаго Музея. Интереснѣе другихъ были коллекціи, иллюстри- 
рующія религіозныя вѣрованія бурятъ. Изъ принадлежностей 
культа бурятъ-шаманистовъ назову: костишь шамана, при- 
надлежности свлщеннодѣйствія,затѣмъ ихъбурханы и онгоиы. 
Съ религіознымъ культомъ бурятъ-ламаитовъ знакомили со- 
бранія предметовъ буддійскаго ( ламаитскяго) культа, собран- 
ныхъ у забайкальекихъ бурятъ В.-Сибирскимъ Отдѣломъ И. 1\ 
РеограФическаго О-ва, и такая же коллекція, собранная проф. 
ІІозднѣевымъ во время путегпествія въ Монголію въ 1892 г. 
Эти коллекціи помѣщались въ особой палаткѣ, устроенной 
въ стилѣ буддійскихъ дацановъ. Наибольшій интересъ пред- 
ставляли статуэтки божествъ изъ коллекціи проф. Иозднѣева. 
Сюда нходятъ ламаитскія изображенія Сакьямуни первона- 
чальнаго типа (будда— нищій съ чашкой въ рукѣ, на цвѣткѣ 
лотуса, будда въ моментъ смерти, символическія его изобра- 
женія); позднѣйшія изображенія другихъ буддъ и ламаитекихъ 
божествъ, появляошіяся съ распространеніемъ буддизма. 
Здвсь отмѣчу одинъ кумиръ покровительницы буддизма бо- 
гини Цаганъ-дара, воплощеніями которой на востокѣ счита- 
ются „русскіе бѣлые цари а ; названный кумиръ, по преданію, 
сдѣлаиъ по повелѣнію богдыхана Цянъ-луна съ получеынаго 
имъ портрета императрицы Екатерины II; кумиръ отличается 
отъ другихъ того же типа отсутствіемъ нѣкоторыхъ чертъ, 
хараьтерныхъ для буддійской ѳтнографіи (лотусовъ и глазъ 
на лбу и рукахъ, напр.), и, пожалуй, сходствомъ нѣкоторыхъ 
чертъ императрицы. Кромѣ священвыхъ изображеній, нахо- 
дились здѣсь же и принадлежности ламаитскаго жертвопри- 
ношенія: сосудъ для освященной воды, лампады, раковина, 
въ которую трубятъ при жертвоприношеніи, кадильницы, 
кинжалъ, употреблявшійся для закланія жертвенныхъ живот - 
ныхъ, священный сосудъ изъ человѣческаго черепа (габала), 
колокольчики, мѣдные тазы и тарелки (каранга и цанъ) и 
другіе музыкальные инструменты, употребляемые при бого- 
служеніи. ФотограФІи храмовъ и различныхъ моментовъ бого- 
служенія, костюмы и маски ламъ, дополняли эти интересный 
коллекціи. 

Переходя далѣе къ болѣе аападнымъ инородцямъ, мы 



*) Теперь пожертвованными преде іавителсмъ В.-Сиб. отдвіа И. А. Моюдыхъ 
РумянцовсЕОму Музею. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ЭТНОГР. КОЛЛЕКЦІИ НА ВЫСТАВКѢ ВЪ НЕЖН. НОВГОР. 155 



встрѣтимъ предметы быта и издѣлія качинскихъ татаръ, 
остяковъ самоѣдовъ, сойотовъ. Остяки и самоѣды Фигури- 
ровали въ нѣсколькихъ мѣстахъ В.-Сибирскаго подотдѣла, 
въ Западно- Сибирскомъ подотдѣлѣ и, наконецъ, въ отдѣлѣ 
Крайняго Сѣвера. Сюда относятся коллевціи Боткина (остяки 
и самоѣды), Тобольскаго Музея, ДунинаГорковича (сургут- 
скіе и березовскіе остяки), Мотошина (обскіе остяки), Добро- 
вольскаго (остяки), заключающія по большей части костюмы 
и различный орудія. Отмѣчу идоловъ деревяннаго и су кон- 
наго (съ зашитымъ внутри камнемъ), Фотографіи, изобра- 
жающія священную лиственницу, идолы и могилы инород- 
цевъ, т. е. ящики съ трупами поверхъ земли съ лежащими 
около различными предметами домашняго обихода. Въ числѣ 
декоративныхъ картинъ, украшавшихъ стѣны З.-Сибирскаго 
отдѣла, находилось изображеніе капища самоѣдовъ, а въ па- 
вильонѣ Крайняго Сѣвера — картины-панно, изображавшія 
различные промыслы сѣвернаго населенія. Въ томъ же 
павильонѣ находились и живые представители сѣвернаго 
населенія: самоѣдъ и самоѣдка съ Новой Земли. 

Кромѣ предметовъ инородческаго быта, въ Запядно-Си- 
бирскомъ подотдѣлѣ находились также экспонаты, знако- 
мящіе съ переселенческимъ дѣломъ въ Тобольской губ. На 
выставленной картѣ обозначены водные и сухіе пути пере- 
движенія переселенцевъ до открытія движенія по западному 
участку Сибирской ж. д. Интересны модели переселенческихъ 
жилищъ. Здѣсь представлены различные типы кавъ времен- 
ныхъ, такъ и постоянныхъ жилищъ. Къ первому разряду 
относятся сѣнпой шалашъ для теплаго, и землянки съ кры- 
шей для холоднаго времени; ко второму — постройки изъ 
земли и глины л постройки деревянный; послѣднія преиму- 
щественно возводятся переселенцами изъ сѣверныхъ и сред- 
нихъ губерній, хотя бы деревянный избушки не представляли 
никакихъ преимуществъ ни по удобству, ни по цѣнѣ срав- 
нительно съ землебитными и глинобитными, съ которыми, 
напротивъ, легко мирятся малороссы. Главнѣйшіе типы по- 
строекъ въ переселенческихъ поселкахъ Тобольской губерніи, 
представленные моделями, слѣдующіе: изба - землянка со 
стѣнами изъ плетня, промазаннаго глиной; изба изъ дерно- 
выхъ пластовъ, наполовину врытая въ землю; такая же дер- 
новая, но выложенная поверхъ земли; плетневая изба, со стѣ- 
нами изъ двухъ плетней, заполненныхъ землей; изба изъ 
соломенныхъ жгутовъ съ глиной; изба изъ дровъ на глинѣ; 
глинобитная изба, строительная масса которой приготовляется 
изъ глины, деремѣшанной съ соломой или навозомъ; изба 
изъ сашаннаго кирпича и, наконецъ, обыкновенная дере- 
вянная изба. 



ОідШгесІ Ьу 



156 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



Покончивъ съ Восточной и Западной Сибирью, перейду 
къ народностямъ Степного края и Средней Азіи. Здѣсь наи- 
бодѣе полно представленъ быть кйргизовъ' Акмолинской, 
Семипалатинской, Семирѣченской и Тургайской областей. 
Въ отдѣлѣ археологіи и исторіи края помѣщены образцы 
старивнаго киргизскаго вооруженія; луки, колчаны, стрѣлы, 
фитильныя ружья, кольчуги, шлемы, различные роды сабель, 
ножи. Были выставлены также и старинные документы, 
напр. прошеніе калмыковъ 1757 г. о подданствѣ, извѣщеніе 
Михельеона о поимкѣ Пугачева, письма султана Кенисары 
и Кочеке. Между предметами древности, выставленными 
Семипалатинскимъ музеемъ, находились между прочимъ 
кресты съ несторіанскими надписями. Что касается предме- 
товъ быта, то среди экспонатовъ Тургайской области и 
Степного края видное мѣсто занимали образцы киргизской 
одежды, вышивокъ, головныхъ уборовъ, сѣделъ, предметы 
домашняго обихода, музыкальные инструменты (кобызь, 
домбра). Довольно полно представлено было киргизское ку- 
старное производство образцами ихъ издѣлій (кошмы, сукна, 
кожи, дерева). Въ отдѣлѣ было уставлено нѣсколько киргиз - 
скихъ кибитокъ и модель зимовки кйргизовъ. Фотографическіе 
снимки представляли различный сцены изъ жизни кйргизовъ 
и ихъ типы; знакомство съ послѣдними публика могла по- 
лучить также и по манекенамъ, доставленнымъ изъ москов- 
скихъ музеевъ. 

Изъ предметовъ, касаюпщхся другихъ народностей и 
мѣстностей Средней Азіи, отмѣчу обстановку свадебнаго по- 
ѣзда туркменской невѣсты и ея богатый костюмъ, модель 
жилища хивинсваго земледѣльца, бухарскую аптеку съ мѣст- 
ными лѣкарствами, сартскую комнату. Кромѣ экспонатовъ, 
въ павилъонѣ Средней Азіи находилось много и живыхъ 
представителей азіатскихъ народностей: киргизы, занимав- 
шіеся приготовленіемъ различныхъ чеканныхъ украшеній, а 
также время отъ времени исполнявшіе національные танцы 
подъ свою оригинальную музыку; сарты, туркмены, хладно- 
кровно 'занятые ткачествомъ на своихъ примитивны хъ стан- 
кахъ, или торгующіе различными предметами въ палаткахъ, 
устроенныхъ на террасѣ Азіатскаго павильона и представ- 
лявшихъ собою азіатскій базаръ. 

Оканчивая настоящую замѣтку, упомяну, что на вы- 
ставку были доставлены весьма интересный этнограФическія 
коллекціи: Хабаровскаго музея И. Р. Г. 0-ва ? заключающая 
одежду, утварь и идоловъ нижнеамурскихъ гиляковъ; Мои- 
ков скаго — предметы гольдовъ; П. П. Шимкевича, заключаю- 
щая одежду и предметы домашняго обихода и рыбныхъ про- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



этногр. коллвкцга на выставкѣ въ нижн.-новгор. 4 157 

мысловъ ороченъ, гиляковъ, якутовъ, тунгусовъ, корейцевъ, 
принадлежности шаманскаго идолослуженія, костюмы шама- 
новъ. ФОтограФІи типовъ названныхъ народностей. Иэъ этихъ 
коллекцій были помѣщены на выставкѣ лишь нѣкоторые пред- 
меты; такъ, напр., коллекція г. Шимкевича, пожертвованнная 
имъ Румянцовскому музею, почти всецѣло отсутствовала на 
выставкѣ. 

Въ завлюченіе долженъ сказать, что однѣ надписи, сдѣ- 
ланныя на экспонатахъ, не всегда могли удовлетворить любо- 
знательности посѣтителя, тѣмъ болѣе, что часто ѳти надписи 
обозначали тотъ или другой предметъ, какъ инородческій, 
безъ указавія, въ какой именно народности онъ относится; 
кромѣ того, отсутствіе каталоговъ и путеводителей въ однихъ 
отдѣлахъ или группахъ въ теченіе всего выставочнаго вре- 
мени, въ другихъ — въ теченіе болѣе, чѣмъ половины его, а 
также отсутствіе правильно организованныхъ объясненій 
выставленныхъ коллевцій (за исключеніемъ Приамурскаго 
подотдѣла въ Сибирскомъ отдѣлѣ, гдѣ ежедневно давались 
прекрасный объясневія агрономомъ Н. А. Крюкоі;ымъ) 
сильно затрудняло для публики ознакомленіе съ экспонатами 
интересовавшихъ насъ отдѣловъ. 

А- У. 



ОідШгесІ Ьу 



Сборникъ польскихъ пословицъ XVIII ст. 



Предлагаемый ниже 160 пословицъ извлечены изъ заиад- 
но-русскаго рукописнаго сборника прошлаго вѣка. 

Сборникъ былъ написанъ Петромъ* Чарнышемъ, что 
доказывается встрѣчающеюся въ нѣсколькихъ мѣстахъ, въ 
началѣ различныхъ отдѣловъ, подписью — Реіег Сяагпузя; въ 
одномъ мѣстѣ съ прибавкой: аиЪ геѵегеікіо Раіте Ріікіетеіся. 

Сборникъ воситъ характеръ записной учебной тетради. 
Въ началѣ идутъ оссираііопез еі ехегсШа ѵагіа, далѣе болѣе слож- 
ный упражненія въ реторикѣ, поэтикѣ, записи лекцій и пр. 
Характеръ упражненій и лекцій — чисто схоластическій, изъ 
чего можно заключить, что сборникъ относится къ началу 
XVIII в., такъ какъ въ сборникахъ середины и конца про- 
шлаго вѣка сказывалось уже вліяніе ложно-клвссицизма и зна- 
комство съ тогдашними представителями русской литературы. 

Съ внѣшней стороны сборникъ отличается довольно изящ- 
ными и разнообразными виньетками, наполовину написанъ 
красивымъ полууставомъ, который, какъ извѣстно, возродился 
въ половинѣ XVII в. 

О составитель сборника, Петрѣ Чарнышѣ, и объ отцѣ 
Пилькевичѣ,бывшемъ, быть можетъ, его наставникомъ, у насъ 
свѣдѣвій нѣтъ. Извѣстно только, что Чарныши принадлежали 
къ видной малорусской шляхетской Фамиліи и представи- 
тели этой семьи отличались образованностью и любовію къ ли- 
тературѣ. (Переписка Полетики въс Кіевской Стар.», за 1893 г.). 

Написанъ сборникъ, по всей вѣроятности, въ Кіевѣ. 
Составитель вращался въ польскомъ или полонизованномъ 
обществѣ, что доказывается общимъ направленіемъ сбор- 
ника. Этимъ объясняется и то, что въ его сборникъ попали 
польскія пословицы; только немногія изъ нихъ извѣстны 
малороссамъ и полякамъ (вродѣ: баба съ воза,— возу легче), 
остальныя— чисто иольскія. 

Статья съ пословицами не имѣетъ особаго заглавія. 
Расположены онѣ въ алфавитномъ порядкѣ, который мною и 
удержанъ. Каждая пословица снабжена латинскимъ перево- 
домъ или перифразомъ, иногда въ 2— 3 варьянта. Нѣкоторые 
изъ этихъ перифразъ я привожу, когда они способствуют-!» 
пониманію пословицы, теперь уже неупотребительной, или 
же интересны въ томъ отношеніи, что показываютъ, какъ 
понимались пословицы въ то время. 

М. Довнаръ-Запольсній. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



сборникъ полыж, посіовицъ ХѴПІ ст. 159 



1) А Ьіаіо— Ьіаіо; а сгагпо— сгагпо (Аіі диів — ар, педаі; диів — 

педо. Ѵеі: Отпіа отпіЬиз аппиН). 

2) АІЬо дау, аІЬо 6 ѵудгге (ОаЬіз соасіия, аропіе диод даге 

гесивав). 

3) АЬо вгасЬ, аЬо теі, Ѵеі: ЪиЬ вігаіа, ІиЬ гузк. 

4) АЬо сгуіі, аЬо (Іау роко) (Ѵеі адаа, ѵеі педеа. Ѵеі: Аиі 8Іа 

гесіи», аиі ветеі Гиде). 

5) АЪу одопек роіоіус Іізяка (аЬо ^іісгек) ргові (Зегрепв, иЬі 

сариі ітропіЦ ІоШз іпігаі). 

6) Апі гапіе Іат, апі тпіе зат (зіат). Ѵеі: Тат гіе, а іат 

іевясге догяу. (Киііат апіті тепЬет ЬаЬео. Ѵеі: Адиа 
тіЬі Ьаегеі). 

7) Аш гак апі дѵогак. Ѵеі: Лиі (1о гаду, апі до 2\ѵаду. 

8) А ргогоко\ѵі со? (Маіо шшііо таіа ргаетіа). 

9) Аріека «тоукотеі втіегд/і. Ѵеі: Кіеѵі со доЬгедо. 

10) А іоЬіе вкота (Іпгигарегів іпѵідіа). 

1 1) ВаЪа ъ ѵога, коіат Ігу. 

12) ВаЬу іо род «грііаіет аЬнІ/д,. 

13) Вас 8І§ ЪггеЪа ісзсіпіс, дду ѵіаіг теутеіпіе (Тариіапіе сапе 

регіітезсаі Іео). 

14) В$к 8І§ рггеЬуіе— па тисЬ§ теіпа (Ідпозсіі согѵив, ѵехаі 

сепзига соІитЪиа). 

15) В^кі 8ігге1а (Ѵоіаііііа регзеяиііиг). 

16) Вагапіе, піе т$6 \ѵоду! 

17) Вагяіеу іе ггес/у втакиі^, кібгусЬ гакагиі^. 

18) Ваггіеу Ьоіі од 8^е#о. 

19) В§дгіе82 тспеі ѵ заки. 

20) В^дгіе у ргяед павгеті тсгоіті кіедуй 8^ко. 

21) Вег ргасу піе Ъ§дгіе коіасге. 

22) Вег ргасу оп та ко?асге. 

23) Вісг г ріазки піе Ъ§дяіе. 

24) Вііу ріасге. 

25) Вода теуѵау, а г§кі рггукіадау. 

26) Води зі§ рггесшіс Ігидпо. 
27; Води піс піе ігидпо. 

28) Воіа^й Ьатиіе од гіедо. 

29) ВггисН ііизіу ІеЬ та ривіу. 

30) Висгпо, а ѵ рі§іу гітпо. 

31) СаРу Ьагап а ^іік ауі — гагет Ъуди піе тозье. 

32) СЬсезг тіес 8<Ридо зкагЬбѵ ѵіеіе, гоядау ті§дгу рггуіасіеіі. 

33) СЫора ѵ когси піе тіегсуе. 

34) СЬготу даііеу гаудгіе, 8ІаЬ»2у йиіые«о рггетоге. 

35) СЬѵаРа роЬидко(^) до доЪгедо. 



ОідШгесІ Ьу 



160 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢШЕ. 



36) СЬидоЬа споЬу піе ігасі. (Сипсіа Исе* регеап*, ргоЬііаз воіа 

і^ие таиеіо). 

37) СісЬа теойа Ьггеді <Ратіе. 

38) Споіа, рокога піета тіеувса и гітеога. 

39) Со 8іе рг§1ко \ѵ2іііесі, піе ЛІхщо щ ътесі. ((іиогі Гогіиііо 

оЬѵепіі, іпзіаЫІе еаі). 

40) Со тпіе'(І2І8, іоЬіе іиіго (СазіЬи» іпзиііав, диоз роіев ірие 

рай). 

41) Со 8І§ игоЛгі — итгяес тизі. 

42) Тг28сі*) §6гу, то8іу, сЪсіе82Іі тіес дгаЬіеі ргозіу. 

43) ВаІ сі В6<* (Іагу, гаяутеау тіагу. 

44) Бапгоапети копіотеі піе раігс*}, те 2§Ъу. 

4 5) Г)§Ъотеа теіс иеху гоЬіс (1)иго Йа^еііо тепз йосеіиг гесііиа). 

46) Ми#о 8І§ йоЬге ратіеіа, гіе 8І§ йіиіеу. 

47) Бо Вода, ргсіу Ігтео^а. 

48) Во сгази (ІгЬап**) позі. 

49) Бгтеа йо 1а8а теогус. 

50) Бгтгатее^о теоги піе пареіпізх. 

51) РаІ82 ргатейу піе ІиЫ. 

52) коти "рокагас. 

53) 6(1у копіа киЦ,, ваЪа по<$ віапотеі. 

54) Ойу ріезка Ъуі$, Іетеек 8І§ Ьоі. 

55) (тЙ2іе одоп Г2$<І2І. Іат <#о^а Ы^А/л. 

56) (іігіе ісЬ теіеііе гщі/л, Іат віе с2§8Іо гЫ^йгі. 

57) 0§Ь§ 8оЬіе рошалаі Ысіщ. 

58) ОІоіпу піе рггеЬіега. 

59) ОІиру гаф<Іге#о исгу. 

60) Спіете Ьег зііу піс піе тойе. 

61) впіете Досіа ог§-2а. 

62) Опіетеііѵе^о Ъатотеаб, піе роЬискаё іггеЬа. 

63) Неітапет теоуако аіоі. 

64) ІаЛІ Ьу коі гуЬу, аіе піе сЬсе одопа гатосгус. 

65) Іак па піетіескіт ка2апіи ЪуРо (ЪуІ?). 

66) Іак рібга ораіііо ГБісіо сШив). 

67) Іак те Ыоіо ггиси кові 

68) Іеіпе^о ріоіи кбі (Е)и8(1ет Гогіипае езі Ьото). 

69) ІеЛпа отеса рагагутеа тевгувШе зЫо гагагі. 



*) Вмісто: схсу— чтя, уважай. Ред. 
**) Пропущено: ѵо<і§. Ред. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



СВОРНИКЪ подьск. подсдовицъ XVIII ст. 



161 



70) Іез7сге 8І§ піе итчхШІо, а іиі рокг(г)сіРо. 

71) Іт йаіеу ѵ Іав, іут тгі§сеу ёге^г. 

72) Іт кои йаіеу діазгсгувг, Іут Ъаггіеу одоп тегпозі. 

73) I іа тат г§се. 

74) І.ука йггеб, кіесіу зів іщ. 

75) Ілѵа 2 рагигбѵ гпас. 

76) Ма, а піе гаіуе. 

77) Ма сЫеЬ годі (Ьихигіа отпіЪиз геЪив ріегинщие весишііз). 

78) Маіа ізкіегка ѵіеікіе роході тепіеса. 

79) Мат сіеЬіе * ваки. 

80) Мат ві§ іак дгосЪ рггу йгосігіе. 

81) Мі§йту діиреті т^ігу пауЬагаеу тіісгу. 

82) Мпіе оЪіесапо,а (ігидіети йапо. 

83) № сгуіт ^огки 8Іе<І2І82 Іедо... (неоконч). 

84) Каудогзге Ьоіу и агенса. 

85) ШІов ігийпо ойтіепіб (Сопвиейкіо акега паіига). 

86) Ка росЬуІе йггеѵо гайу когу вкасг^. 

87) Nа гіойгіеіи сгарка догу. 

88) Ка 2§Ьу тпіе тгузсу тагі§1і. 

89) №е йагто до Іак паггогапо. 

90) Кіейіте&і вгодо па даі^сй гука, дДу даР^Дй грайте-— тіісг- 

кіет итука (Рагѵі йоіогев тигтигапі;, тадпі аиіет вііепі). 

91) №е дгау тувгко г коШет. 

92) №е тбмг Ьир, ав рггезкосгувг. 

93) Ме рггеіе^кі (Кев поп сопіепйа. Кез тадпі тотепй). 

94) N16 ріасі Ъодаіу, аіе... (неоконч.) ^оп йіѵШз, зей йеЪііогіз 

зоіѵегѳ еві). 

95) Міе гагет Кгако^ гЪийотеапо. 

96) ЭДе іак згоді Іеч^ако до таіиіф. 

97) N16 игосігі воѵа вокоіа. 

98) Кіе тогувіке гогиту роіайі. 

99) №е тезгувіко гіоіо, со ві§ зтоесі. 

100) N1 расЬпіе, пі зтіегйгі. 

101) Ше гаЫ зі§ вгуйіо те теогге. 

102) ОЪайтеа ретепі: іейпу га озтпазсіе, йгиді га йѵайгіевсіе Ьег 

йтеисЬ. 

103) ОЬсі§іо ти зкггуйіа. 

104) Ой(йо?) Вода, дйу іп?ода. 

105) Ой віоте йо тіесготе. 

106) ОдІдДаузі^ па озіаіпе коіа. 

107) ОгаесЬ, овіоі, тіойгіап іейупут ргаѵѵет гущ: піс йоЪгедо піе 

сгупі^, кіейу до піе Ъущ. 

11 



ОідШгесІ Ьу 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



108) О тоіки васіка, а теіік 

109) Оуса йоЬге^о зуп йоЬгу. 

НО) Оусотсвка РадосІпобС вупа рзиіе. 

111) Рап, кібгу зі§ 8Іи<гі Ьоі, 2а піетѵоіпіка віоі, 

112) Райвка ргойЬа га гогкагапіе віоі. 

113) Раіггуё а піе гасіус. (вм. гайус, Ред.). 

114) Росісгав сіоѵсір \ѵуЬогпу ^ копсіе Іеіу. 

115) Рокога тоспіеувге^о рокопа. 

116) Ро оЪіегігіе Іугка. (въ подл. Іійка, Ред.). 

117) Роргаѵі! віе г ріеса па ІеЪ (Веіеггіога весиіив). 

118) Ро вгко<Ые роіак т$(ігу. 

119) Ргатесіа осгу коіе. 

120) Ргяееш \ѵо<іу ріуп^б ігийпо. 

121) Р6Ід§Ъкіет т6\ѵіс. 

122) Вагіа Ьу йивга йо гаіи, аіе §Г2есЬу піе ривгсгаи}. 

123) Какі ріесге. 

124) Кгетіевпіка піе ІггеЪа исгус. 

125) Ко<гі па тпіе \ѵісЬк}. 

126) Еув 2 герва піе Ь§(І2Іе. 

127) 8Іиѵко \ѵу1есі лѵгоЫет, а игосігііо ві§ \ѵоРет. 

128) Зтіегс піе Ьгакиіе. 

129) 8тіегс ровроіііа лѵвгувікіт. 

130) 8егса сЫаІ (Зіітиіит ігае (1е(Ш). 

131) 8\ѵіегЪі до ^тгЫеі іевсге. 

132) 8рі1к§ піетавг %ігіе Ікщі. 

133) 8(г)иіка па в(г)іик§. 

134) Так сі Лисікі Ролѵід,. 

135) ТгайРо ві§, іак віереу кигсе гіагпо гпаіевс. 

136) Тгай ві§ у паут^йггеувгети вро(1кш}с. 

1 37) ТгайРа коза па кашей. 

138) ТгайІ г (Іегсги росі гупе\ѵ. 

139) Ти вепк (Нос орив, Ігіс ІаЪог еві). 

140) Шндео, аіе сКапЛодо. 

141) Гсгус ві? 0(1 ко<гоко1\ѵіек ^госігі. 

142) ІТсІегг \ѵ 8І6І, 02\\ г з ві§ похусу. 

143) ІТзІа^ісгповс лѵіеіе пміе (6и№а саѵаі ІаріЛет). 

144) ѴУесІІЧі? *1а\ѵи іггоЫа (ркп. ^гоЫа ). (Ггисіив зитріиш вирегаге 
поп сІеЬеі). 

145) ЛѴіеІе о воЪіе гогитіе. 

146) \Ѵіе1е іо па сіеЬіе. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



СБОРНИКЪ польск. пословицъ XVIII ст. 163 



147) \Ѵіе1е 2Іе§о — сііѵа па іе(1пе#о. 

148) ТѴуЪіѵгагу ріакас піе дащ. 

149) ЛѴуйаІ ві§ па іаікі (ЬисііЬгіо Ьотіпит іетеге зе ехробиіі). 

150) ѴГуіеу 8§Ьу поз позі. 

151) 2аЪіе#ау сгаз гіети. 

152) йаЬіе^ ти осі 8ра8І (Ропіет іпіегттріі). 

153) 2а поз ко§о лѵсхЫс. 

154) Яеѵгѣщй 2Іе. 

155) Тлшщ ві§ па тідасіь 

156) 21е<го піе гизгау. 

157) 2паі$ <?о іак 2Іу ріепі^сіг (Сипсііз йаіиз ІШузаез). 

158) 2а\ѵіе8І поз. (ОетЬзіі аирегсіііа). 

159) йлѵібсіі Ьѵ піелѵіесігіес ко#о Іадоіпеті БІоѵгаті. 

160) 2уѵоі Ішізкі— Ьіед ки етіегсі. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА и БИБЛІОГРАФІЯ 



1. КНИГИ, УЧЕНЫЯ И СПРАВОЧНЫЙ ИЗДАНЫ. 

Е. Будде. — Къ исторіи великорусскихъ говоровъ. Опытъ исто- 
риков сравните льнаео изслѣдованія народного говора вь Касимовскомь 
уѣздгь, Рязанской губерніи. Казань 1896 г. 

Авторъ названнаго труда уже нѣсколько лѣтъ занимается изслѣ- 
дованіемъ говоровъ Рязанской губерніи. Въ своей книгѣ <Къ діалекто- 
логіи великорусскихъ нарѣчій», вышедшей въ 1892 г.,.онъ изслѣ- 
довалъ по преимуществу южную часть губерніи въ діалектологическомъ 
отношеніи, но матеріалы для характеристики говоровъ сѣверной ея 
части были настолько недостаточны, что авторъ въ 1894 году пред- 
принялъ съ цѣлью ихъ пополненія спеціальную поѣздку въ уѣзды 
Спасскій и Касимовскій, причемъ дѣлалъ лично записи въ 8 дерев - 
няхъ перваго и въ 70 деревняхъ второго уѣзда. 

Результатомъ поѣздки является обширное изслѣдованіе, основанное 
на внимательной обработкѣ весьма значите льнаго матеріала. Во с введе- 
ны» авторъ характеризуетъ современное состояние русской діалекто- 
логіи, указываетъ на мотивъ побудившій его предпринять изслѣдованіе 
сѣверно-рязанскихъ говоровъ и цѣлаетъ краткій обзоръ наиболѣе типич- 
ныхъ чертъ вокализма и консонантизма каспмовскихъ говоровъ. Далѣе 
въ 1-й части онъ даетъ въ 12 главахъ подробное описаніе изслѣдуе- 
мыхъ говоровъ (стр. 31—199). Во 2-й уясняетъ въ 7 главахъ отно- 
шеніе говоровъ Касимовскаго уѣзда къ другимъ древнимъ и совре- 
меннымъ русскимъ говорамъ по звукамъ (стр. 200—325). Третья 
часть резюмируетъ (на нѣсколькихъ страницахъ) главные выводы, къ 
которымъ пришелъ авторъ относительно звуковъ общерусскаго языка 
и фонетическихъ законовъ, обусловившихъ видоизмѣненіе этого языка 
въ обще-великорусскій и затѣмъ въ отдѣльные говоры (стр. 325 — 330). 
Въ приложеніи въ видѣ оправдательныхъ документовъ авторъ помѣ- 
стилъ образцы разговоровъ, пѣсенъ и причитаній, записанныхъ имъ 
въ разныхъ мѣстностяхъ изслѣдованнаго имъ района (стр. 333 — 370). 

Наибольшую цѣну, на нашъ взглядъ, представляетъ описательная 
(или 1-я) часть книги г. Будде. Авторъ производить впечатлѣніе опыт- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И Б И БЛІОГРАФІЯ 



наго и точнаго наблюдателя діалектическихъ особенностей. Обширный 
и хорошо записанный ииъ матеріалъ представляетъ цѣшшй ввладъ 
въ русскую діалевтологію и существенно восполняетъ одинъ изъ мно- 
гихъ пробѣловъ въ нашихъ свѣдѣніяхъ о южно-велнкорусскихъ гово- 
рахъ. Несомнѣнно и говоры Касимовскаго уѣвда внесутъ свою лепту 
въ историческую діалектологію русскаго языка, которая, по справед- 
ливому замѣчанію автора, — «наука будущаго: до сихъ поръ мы имѣемъ 
лишь матеріалы для построенія этой науки, но самыя отношенія гово- 
ровъ другъ къ другу, ихъ исторія и образованіе далеко еще не пред- 
ставляются ясными» (стр. 22). Однако, признавая «историческую 
діалектологію русскаго языка» наукой будущаго, авторъ дѣлаетъ уже 
во второй части посильную попытку это будущее сдѣлать настоящпмъ. 

Изученный имъ особенности Касимовскаго говора (проблематическая 
долгота гласныхъ, дифтонги, шепелеватые согласные средніе между 
с и ш, з и ж, ц и ч, дз и дж и др.) ведутъ его къ пересмотру 
самыхъ основныхъ вопросовъ исторіи русскаго языка, къ попыткѣ 
новой классификаціи говоровъ, къ уясненію звукового состава не 
только общевеликорусскаго, но даже общерусскаго и общеславянскаго 
праязыка и въ заключеніе къ построенію гипотезы о колонизаціонномъ 
движеніи древне-русскихъ племенъ. Просматривая эти тонкія сообра- 
женія о звуяахъ праязыковъ и о неизвѣстныхъ исторіи движеніяхъ 
плѳменъ, постоянно чувствуешь, какъ все это шатко и какъ мало еще 
сдѣлано въ области исторіи языка, если нѣсколько новыхъ данныхъ 
изъ говора нѣсколышхъ селъ одного уѣзда, данныхъ, сопоставленныхъ 
съ нѣсколькими сомнительными написаниями въ древне-русскихъ ру- 
кописяхъ и со скудными свѣдѣніями о говорахъ другдхъ губерній, 
могутъ открывать новыя перспективы въ прарусскій языкъ и его от- 
даленнѣйшее прошлое. 

Невольно является предположеніе: не преувеличилъ-ли авторъ зна- 
ченіе касимовскаго говора для исторіи русскаго языка и не придется-ли 
ему снова передѣлывать свои построенія, если онъ переѣдетъ за гра- 
ницу Касимовскаго уѣзда, напримѣръ, въ Меленковскій уѣздъ Влади- 
мирской губерніи? Вѣдь Россія не миніатюрная Швейцарія, въ кото- 
рой точно изучены и нанесены на діалектическую карту особенности 
говоровъ всѣхъ кантоновъ. О говорѣ многихъ нашихъ уѣздовъ, въ 
которыхъ умѣстилось бы несколько Швейцарій, мы ничего не знаемъ. 
Не преждевременно -ли по новоду изученія говора одного уѣзда пере- 
сматривать вновь основные вопросы исторіи языка? 

Отдавъ должную дань 1-й части т. е. тщательному описанію осо- 
бенностей касимовскаго говора, мы находимъ во 2-й части очень и 
очень много сомшітельнаго. Остановимся только на главномъ — на такъ 
наз. среднихь согласныхъ и цоканъѣ и чошнъѣ. Въ Касимовскомъ 
}ѣздѣ, какъ спорадически и въ другихъ уѣздахъ Россіи, наблюдается 
шепелеватое произношеніе— звуки средніе между С и Ш, 3 и Ж. Не 
приводя никакихъ доказательствъ, что такая шепелеватость не мо- 



ОідШгесІ Ьу 



166 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРЬНІЕ. 



жетъ появляться въ исторіи какого нибудь языка въ разные періоды, 
въ разныхъ частяхъ территоріи, населенной племенемъ говорящимъ 
на этомъ языкѣ, г. Будде придаетъ этиыъ шепелеватыиъ звукамъ 
особую архаичность и счнтаетъ пхъ перешедшими изъ общеславянскаго 
языка въ діалекты прарусскаго языка (стр. 264). Сопоставляя слав, 
десять съ литов. (іёгітііз, онъ рѣшительно заявляегь (на стр. 131), 
что признавать позднее явленіе въ произношеніи (касимов.) делить *) 
нѣтъ никакого основанія". Но есть ли какое либо основаніе уівер- 
ждать, что всѣ теперешніе шепелеватые (а ихъ встрѣчается не мало) 
представляютъ изъ себя потомковъ длиннаго ряда шепелеватыхъ пред- 
ковъ, пли что шепелеватая т, е. менѣе отчетливая артикуляція пред- 
шествовала болѣе отчетливой? Г. Будде, впрочемъ, даже указываете 
вѣроятную причину, почему средній между С и III звукъ, которому 
онъ приппсываетъ такую архаичность, уже началъ стираться въ Ка- 
симовскомъ произношешп: „вѣроятно потому, что вообще онъ до- 
вольно картавый, шепелявый и не особенно пріятенъ на слухъ" (стр. 
130). Но едва-лп кто нибудь изъ лингвистовъ признаетъ, чтоязыкъ 
руководится такими эстетическими соображеніями. 

Такое-же недоумѣніе является по поводу соображеній автора о 
цоканьѣ и чоканьѣ. Усматривая въ трудахъ по діалектологіи пробѣлъ 
въ томъ, что это явленіе (цоканье— чоканье) не доведено до пра- 
языка (стр. 262),авторъ восполняетъ этотъ пробѣлъ утвержденіемъ, 
что средніе эвуки (между Ц и Ч), встрѣчающіеся въ тѣхъ говорахъ, 
которые пмѣютъ мягкое Ц и чоканье, суть самые архаическіе и 
восходять къ діалектамъ русскаго праязыка. Здѣсь опять возникаетъ 
вопросъ, почему шепелявое произношеніе архаичнѣе нешепеляваго. 
Находя спорадическіе случаи колебаиія между Ц и Ч почти во всѣхъ 
говорахъ, авторъ утверждаетъ, что „это обстоятельство говорить 
несомнѣнно въ пользу того, что ввуки средніе (между Ц и Ч) при- 
надлежали громадному большинству говоровъ прарусскаго языка, если 
не всему ему и (стр. 270). Но несомнѣнно лишь то, что и въ очень 
отдаленное время, какъ и теперь, существовали люди съ шепелева- 
тыиъ произношеніемъ и что согласные Ц и Ч (какъ и другіе) въ ис- 
торіи языка способны былп къ разнымъ ступенямъ палятализаціп. 
Вмѣсто археолоеинескаео стремления искать предковъ налпчныхъ діа- 
лектическихъ звуковъ въ праязыкѣ, было бы полезнѣе нашпмъ діа- 
лектологамъ точнѣе наблюдать артикуляцію звуковъ, пользуясь тѣми 
аппаратами, которые пзвѣстны на западѣ п которые у насъ, сильно 
отставшпхъ въ дѣлѣ научнаго изученія фонетики, къ сожалѣнію, не- 
извѣстны. Только изученіе живыхъ языковъ можетъ содѣйствовать 
открытію фонетпческихъ законовъ, а не конструированіе, нерѣдко 
чисто теоретическое, разныхъ звуковъ-предковъ, которыми изслѣ- 
дователп обогащаютъ праязыкъ. Такъ, напрпмѣръ, не изучивъ тѣ ус- 



*) $ выражаетъ звукъ средній между С и Ш. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И ВИБЛІОГРАФІЯ 



167 



ловія, который вызвали появленіе въ нѣкоторыхъ жнвыхъ языкахъ 
звука 6, (во франц., нѣмецкомъ), наши лингвисты вводить ѳтотъ 
звукъ, не только короткій, но и долгій, (стр. 208) въ вокализмъ 
руссваго праязыка, хотя 6 не встрѣчается въ настоящее время ни 
въ одномъ славянсвонъ нарѣчіи. Едва-ли такое обогащеніе фиктивныхъ 
праязыковъ послужить кь дѣйствительному обогащенію нашихъ свѣ- 
дѣній по исторіи звуковъ. Такъ и въ вопросѣ о палятализаціи для 
насъ важнѣе было-бы изучить условія, при которыхъ является раз- 
ная степень смягчаемости согласныхъ Ц, Ч, чѣмъ выводить мяг- 
кіе Ц и Ч изъ среднихъ, а послѣдніе возводить къ діалектамъ рус- 
скаго или даже славянскаго праязыка. Если мы не умѣемъ объя- 
снить, фонетическій процессъ, поведшій къ діалектическожу смягче- 
нію К (чайкю, толькя) или отвердѣнію р, не знаемъ въ достаточной 
степени районы, въ которыхъ распространился этотъ процессъ, ед- 
ва- ли бы мы достигли прочныхъ результатовъ, предполагая разные 
средніе звуки между К и К\ и Р и возводя послѣдніе къ пра- 
языку. Насколько сильно у г. Будде стремленіе. къ конструирование 
фиктивныхъ звуковъ, видно на слѣдующемъ примѣрѣ. Въ Басимов- 
скомъ уѣздѣ авторъ отмѣтилъ три-четыре случая чередованія X съ 
К, въ родѣ: скаронютиа (схоронятся), скадить (сходить), каравотъ 
(хороводь). Конечно, можно было бы поискать объясненія этого че- 
редована и предположить для первыхъ двухъ случаевъ, что X смѣ- 
нил ось на К, быть можетъ, подъ вліяніемъ аналогіи: въ Словаре 
Даля только два слова (схапать и схамнуться) начинаются группой 
ежа, между тѣмъ какъ словъ, начинающихся со ска приведено 9 
столбцевъ, такъ что послѣднія могли повліять на переходъ схорониуь 
въ скаранпть. Но авторъ не ищетъ такого блпзкаго объясненія: онъ 
посвящаетъ вопросу о чередованы Б и Хнѣсколько страницъ (188— 
192), припоминаетъ въ древней письменности написанія схима и 
скима, ванъ и ханъ, козаре и хазаре (въ двухъ послѣднихъ словахъ 
могутъ быть варіанты тюркскагопроизношенія), затрогиваетъ случаи 
соотвѣтствія литовскаго К славянскому X, забывая, что въ литовскомъ 
консонантизмѣ совсѣмъ нѣтъ звука X и что приводимый имъ слова 
лит.— к1ёраз=хлѣбъ, латыш. к1ёѵз=хлѣвъ, литов. кгёпа8=хрѣнъ, 
лит. кийа8=худъ, кІара8=хлопъ и т. п. — прямо заимствованныя ли- 
товцами, и на основаніп такого матеріала выводить слав. X, соот- 
вѣтствующій литовскому Б, изъ предполагаемая литовско-славян- 
скаго БХ, общаго предка обоихъ звуковъ, изъ котораго въ литовской 
вѣтви развился звукъ Б, а въ славянской частью X, частью Б (191). И 
всѣ эти соображенія о звукѣ славяно-литовскаго праязыка отправи- 
лись отъ трехъ-четырехъ словъ Еаспмовскаго уѣзда. Не вызвано-лп 
это стремленіе къ отысканію предковъ убѣжденіемъ, что всякій со- 
временный звукъ въ языкѣ имѣегь свою законную и длинную генеа- 
логію, и не можетъ появиться поздно подъ вліяніѳмъ какихъ- нибудь 
случайныхъ причинъ? 



ОідШгесІ Ьу 



168 



ЭТИ О ГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



Въ вокализмѣ касиыовскихъ говоровъ авторъ сосредоточиваем 
вниманіе преимущественно на долгихъ гласныхъ и дифтонгахъ (стр. 
31 — 44 и 200—211). Несомнѣнно тѣ и другіе представляютъ зна- 
чительный интересъ, но едва-ди вмѣютъ такое значеніе, которое при- 
даетъ имъ изслѣдователь. Прежде, чѣмъ возводить касимовскіе долгіе 
гласные и дифтонги къ русскому праязыку и гипотетически возста- 
новлять ихъ исторію, слѣдовало бы точнѣе изучить самый характеръ 
этихъ звуковъ. Касимовскіе долгіе гласные уже тѣмъ отличаются отъ 
долгихъ въ другихъ языкахъ (напр. нѣмецкомъ), что долгота необя- 
зательна; затѣмъ долгій а, на которомъ всего болѣе останавливается 
авторъ, является только въ конечным неудараемыхъ слогахъ (напр. 
милай, будить слив^къ, пять цалковйхъ и т. п.) Очевидно здѣсь ка- 
кая то долгота виі депегій, для уясненія которой необходимы болѣе 
детальный наблюденія. Быть можетъ, она объясняется спорадически 
существующей привычкой протягивать голосъ на послѣднемъ слогѣ, 
что отмѣчено наблюдателями въ говорахъ нѣкоторыхъ другихъ губер- 
ній (Вятской, Олонецкой, Архангельской) и въ такомъ случаѣ нѣтъ 
необходимости объяснять ее какъ ргогіисЦо зиррІеЬогіа и отыски- 
вать ея генеалогію въ праязыкѣ. Недостаточно разъяснено и происхо- 
жденіе касимовскихъ дифтонгоьъ, которые авторъ приводить въ связь 
съ долготой. Если для дифтонга уо въ словѣ хтаруой (=второй) еще 
можно было бы предположить происхожденіе изъ долгого о, то от- 
куда-бы могло получиться долгое о въ словахъ аднуб (=одно), суо- 
ракъ (=гСорокъ)? Вообще и по прочтеніи всѣхъ соображеній г. Будде 
объ этихъ звукахъ, мы должны согласиться съ его же словами, что 
долгота гласныхъ и дифтонги великорусскихъ говоровъ еще ждутъ 
своихъ изслѣдователей (стр. 203). 

Неубѣдительными представляются намъ и во всякомъ случаѣ преж- 
девременными гипотезы г. Будде о древнихъ передвиженіяхъ русскихъ 
племенъ. „Типичный особенности въ фонетикѣ, общія какъ нынѣш- 
нимъ говорамъ Касимовскаго уѣзда, такъ и говорамъ нынѣшней Вят- 
ской губерніи; даютъ намъ право, говорить г. Будде въ 17-мъ 
. положеніи своей диссертаціи, усматривать въ говорахъ Касимовскаго 
уѣзда остатки древняго говора вятичей, переселившихся частью въ 
нынѣшнюю Вятскую губернію". Въ основательности этой гипотезы 
раэвиваемой авторомъ на страницахъ 122, 153, 252, 288, 299 книги, 
г. Будде еще болѣе убѣдился, совершивъ въ 1896 году поѣздку въ 
Вятскую губернию. Но исторнческихъ данныхъ въ пользу предполо- 
женія, что колонизація Вятской земли шла изъ области вятичей ав- 
торъ не могъ привесть никакихъ, такъ какъ ихъ вовсе нѣтъ. 

Что-же касается сходства въ говорахъ — вятскомъ и касимов- 
екомъ, — то оно вовсе не таково, чтобы нуждалось въ объясненіи по- 
средствомъ гипотезы о поселеніи вятичей на р. Вяткѣ. Діалектическія 
черты общія обоимъ говорамъ— долгіе гласные, дифтонгъ уо, цоканье 
и чоканье, мѣна С и Ш, членъ — вовсе не таковы, чтобы необходимо 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И ВИБЛІОГРАФІЯ 



169 



вызывать предположеніе о генетическомъ родствѣ. Рядомъ со сход- 
ными чертами встрѣчаются и несходный, кавъ, напримѣръ, вятское 
оканье, особаго рода э, мягвіе шипящіе, открытое л передъ н (коло- 
колна) и друг. Если мы изъ обтихъ чертъ устранямъ употребленіе 
члена, почти повсемѣстное въ великорусскихъ говорахъ, цоканье и 
чоканье, раздѣляемое вятсвимъ говоромъ съ цѣлымъ рядомъ другихъ 
овающихъ, долгіе гласные, извѣстные въ Олонецкой и Архангельской 
губерніи, дифтонгъ уо существующій въ Тотемскомъ и Кадников- 
скомъ уѣздахъ сосѣдней Вологодской губернін, то гипотеза о ближай- 
шей фонетической связи вятсваго говора съ Каснмовскимъ лишится 
всякой опоры. Что- же касается историческихъ данныхъ, то доста- 
точно прочесть составленный А. Спицынымъ „Сводъ лѣтописныхъ из- 
вѣстій о вятскомъ краѣ а (Вятка 1883), чтобъ убѣдиться, что въ 
нихъ гипотеза г. Будде и подавно не можегь найти опоры. Русская 
колонизація Вятки шла изъ Новгородскихъ областей, изъ Устюга и 
отъ Двины. Соблазнившее же г. Будде сходство именъ Вятичи и Вят- 
чане объясняется случайностью. Названіе рѣви и области происхо- 
датъ отъ названія вотскаго племени Ватка, которое по преданію 
Вотяковъ жило нѣкогда на томъ мѣстѣ, гдѣ впослѣдствіи русскими 
быль построенъ Хлыновъ, переименованный въ ХѴШ в. въ г. Вятку. 

Изученіе касимовскихъ говоровъ въ связи съ другими привело 
автора къ пересмотру вопроса о дѣленіи великорусскихъ говоровъ 
вообще. „Обычное раздѣленіе, говорить онъ въположеніи 19, велико* 
русскихъ говоровъ на окающіе и акающіе слѣдуегь признать не- 
логичнымъ и ненаучнымъ, такъ какъ оно не соотвѣтствуетъ ни тре- 
бованіямъ логическаго дѣленія, ни звуковой исторіи этихъ говоровъ^. 
Мы не станемъ отстаивать общепринятое дѣленіе, хотя не усматри- 
ваемъ его нелогичности. Думаемъ, что впослѣдствін, когда будутъ 
болѣе детально изучены всѣ говоры пространной Россіи п изготов- 
лены діалектическія карты, наши представленія о классифпкаціи го 
воровъ значительно измѣнятся. Но я не вижу въ дѣленіи, предло- 
женномъ авторомъ, большей научности чѣмъвъ общепринятом^ „Мы 
полагаемъ, говорить онъ, что правильнѣе съ точки зрѣнія исторіи 
языка народа дѣлпть говоры на шепелеватые (т. е. говоры со сред- 
ними звуками— самые древніе), на полушепелеватые (пмЬвшіе лишь 
звуки средніе Ц, и Ч д т. е. цокающіе и чокающіе) и говоры не ше- 
пелеватые, пошедшіе отъ діалектпческой группы, различавшей звуки 
Ч и Ц, О п Ш, З 1 и Ж и проч. или въ самомъ прарусскомъ языкѣ 
утратившей средніе звуки ц . Итакъ, устраняя какъ основу дѣленія 
одннъ признакъ (оканье, аканье), какъ не существенный, г. Будде 
замѣняетъ его другимъ— бблыпей или меньшей смягчаемостью (паля- 
тализаціей) нѣкоторыхъ передне-небныхъ согласныхъ, считая этотъ 
признакъ болѣе существеннымъ, Но убѣдптельныхъ данныхъ въ пользу 
большей существенности этого звукового явленія въ его книгѣ мы, 
по крайней мѣрѣ, не нашли. 



ОідШгесІ Ьу 



170 ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



Менѣе замѣчаній вызываетъ 1-я часть изслѣдованія, въ которой 
авторъ подробно описываетъ касимовскіе говоры. Отмѣтннъ только 
нѣкоторыѳ случаи, гдѣ предложенное г. Будде объясненіе насъ не 
удовлетворяет 

Такъ, объясняя тѣ случаи, въ которыхъ касимовскій говоръ имѣетъ 
е вмѣсто ё, г. Будде (на стр. 91 и 92) находить касимов. пронзно- 
шеніе слова надёжа (вм. надёжа) архаичнымъ и правильнынъ, такъ 
какъ звукъ е здѣсь восходить къ ѣ. Здѣсь у автора очевидный не- 
досмотръ, такъ какъ въ словѣ надежда, восходящемъ не къ корню 
дѣ, а къ древней удвоенной основѣ дежд, никогда звука ѣ не было. 
На стр. 100 г. Будде объясняетъ о въ трожды предположеніемъ, 
что это слово приспособилось къ слову деожды. Намъ кажется, что 
приспособленіе могло быть обратное, такъ какъ въ старинномъ трожды 
гласи, о можетъ объясняться изъ стяженія дифтонга ой (ое.): трожды 
изъ тройжды, какъ не бось изъ не бойсь. На стр. 108 авторъ вы- 
водить ы въ нарѣчіяхъ туды, суды изъ ѣ: ту дѣ, су дѣ чрезъ туди, 
суди. Намъ кажется, что рѣшить вопросъ о происхожденіи ы въ 
этихъ нарѣчіяхъ нельзя безъ сопоставления ихъ съ такими же 
формами другихъславянскихъязыковъ; срав. чешек, кисіу, іийу, іасіу, 
польск. 1§(1у, к§с1у, нижне- лужиц. *ийу. На стр. 115 намъ кажется 
неправдоподобнымъ и ненужнымъ предположеніе, что на произношеніе 
имени Костянтанъ (безъ н) могло повліять уменьшительное Костя. 
На стр. 129, упоминая, что въ касимов. говорѣ спорадически Ч от- 
вердѣлъ и въ произношеніи его „вышли наружу оба элемента* т. е. 
т+ш, г. Будде приводить слово Матшка радимая. Но почему же 
слышанное г. Будде Матшка предполагаетъ Ломка, а не мат(у)шка 
съ исчезновеніемъ у въ быстромъ и неотчетливомъ произношеніи? 

На стр. 145 г. Будде говорить о перехода (»іс) д въ н въ словѣ 
кажнай. Но чѣмъ объяснить такой необычный переходъ передъ 
гласнымъ? Намъ думается что кажнай вышло изъ кажднай, съвы- 
паденіемъ д изъ группы ждн. Срав. у Даля слово кажбдный и из- 
вѣстную въ южно-великорусскомъ форму кажиннай или кажйнной. 
На стр. 157, приводя слышанное имъ произношеніе «X к с абѣдьни» 
(т. е. къ обѣднѣ), г. Будде справедливо замѣчаетъ, что оно могло 
появиться вслѣдствіе ложно понятого пропзношенія к абѣдънѣ, какъ 
будто бы отъ именит, падежа « кабѣдъня> . Но далѣе прпбавляетъ: 
«впрочемъ, возможно и фонетическое происхожденіе такого произно- 
шенія». Этого фонетическаго происхожденія авторъ не разъясняетъ 
и мы сомнѣваемся, чтобы оно вообще было возможно. На стр. 160, 
авторъ говорить, что «звукъ в переходить въ б въ словѣ абдавѣла 
(вм. овдовѣла), можетъ быть, вслѣдствіе какой нпбудь ложной ана- 
логіи съ префпксомъ предлогомъ об: обдать, обдарить, обдѣлать и 
т. п>. Мы не впдимъ здѣсь перехода в въ о, но обычное выпаденіе 
в послѣ б: абдавѣла изъ аб-вдавѣла (об-вдовѣла), какъ ободъ, облако 
изъ обводь, обвлако. На стр. 161 г. Будде перечпеляетъ извѣстные 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИБДІОГРАФІЯ 



171 



ему случаи отпаденія звука в: си (изъ вси) сё (пзъ все), сякъ (изъ 
всякъ), зашли (вм. взошли), спомнп (вспомни) зоры (взоры), ри- 
мянная (временная). Точнѣе можно бы сказать, что в (ф) отпа- 
даетъ предъ С, 3 и Р. 

Въ произношеніи озилѣ (вм. возимъ) имѣемъ отпаденіе неслого- 
вого у. Далѣе едва-лп можно говорить о пристаешь звука в (стр. 
163) въ такихъ оборотахъ, какъ: у Вакима (у Акима), у ватт 
(у отца), такъ какъ едва-ли слухомъ можно различить, слышится-лп 
здѣсь дѣйствительно у Вакима, у еатца, а не ув Акима, ув отца. 
Существуютъ-ли формы Вакимъ, ватеиг, если пмъ не предше- 
ствуетъ предлогъ у? 

На стр. 72 п 198 авторъ приводить многочисленные примѣры 
употребленія члена. Если можно говорить о нлеюь въ такихъ рече- 
ніяхъ, какъ: вароты-ти, парьни-ти, горад-ат, то странно назы- 
вать членомъ частицу то въ ея разныхъ видахъ при глаголахъ: 
хотца-та (хочется-то), жыла-та (жила-то), прожытъ-та (про- 
жить то), мѣстоименіяхъ {тебя та\ пли нарѣчіяхъ (судыты). 

Ограничиваясь, по недостатку мѣста, этими замѣчаніями, вызван- 
ными интересной книгой г. Будде, позволяемъ себѣ выразить на- 
дежду, что авторъ съ такимъ же успѣхомъ будетъ продолжать свои 
изслѣдованія въ обширной области русской діалектологіи, крайне 
нуждающейся въ хорошо подготовленныхъ и предпріпмчивыхъ пз- 
слѣдователяхъ. 

Всев. Миллеръ. 

А. А. Кауфман ъ: Крестьянская община въ Сибири. По мѣст- 
нымъ изслѣдованіяиъ 1886-1892 гг. (Спб. 1897; 8° стр. ХІ+277). 

Г. Кауфманъ хорошо извѣстенъвъ русской литературѣ, какъ изслѣ- 
дователь и знатокъ земельныхъ отношеній русскаго паселенія Сибири. Бъ 
своемъ трудѣ „Крестьянское землепользованіе и хозяйство въ Тобольской 
и Томской губ." авторъ представилъ ясную и отчетливую картину си- 
бирской крестьянской общины и тѣхъ своеобразныхъ формъ, которыя 
отлпчаютъ ее оть крестьянской обшины въ Европейской Россіи (см. 
«Этногр. Обозр.» XX, 1894, Лі 1). Въ настоящемъ своемъ трудѣ 
онъ привлекаете къ изучешю и матеріалы, собранные по губерніямъ 
восточной Сибири -Енисейской и Иркутской. Расширяя въ этомъ отно- 
шеніи свою задачу, авторъ съ другой стороны и суживаетъ ее: 
„Крестьянское землепользованіе" имѣло цѣлью освѣтить вообще эконо- 
мическій быть населенія Тобольской и Томской губ., „Крестьянская 
община" — стремится уяснить различный формы, которыя принимаетъ 
общинное землевладѣніе въ разныхъ пунктахъ Сибири. 

Условія жизни сибирскаго крестьянина далеко не одинаковы въ 
разныхъ мѣстностяхъ; не только при сравненіи условій западной Си- 
бири съ восточной, но даже отдѣльныхъ географнческихъ районовъ 
одной и той-же губерніи, изслѣдователь встрѣчается съ чрезвычайнымъ 



ОідШгесІ Ьу 



172 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



разнообразіемъ: въ однихъ мѣстностяхъ количество эемли слишкомъ 
велико сравнительно съ населеніемъ, въ другихъ— чувствуется нѣкоторое 
„утѣсненіе", въ третьихъ, наконецъ, это сутѣсненіе» сказывается уже 
съ значительной силой. Бъ то время какъ въ нѣкоторыхъ частяхъ лѣсъ 
продолжает* быть еще врагомъ пахаря, причемъ послѣдній ведетъ съ ниыъ 
непрестанную борьбу при расширеніи плошади запашки,— въ другихъ 
мѣстностяхъ обезлѣсеніе страны даетъ себя уже чувствовать. Различіе 
условій приводить и къ различнымъ способамъ вемлепользованія и 
порождаете разнообразіе въ формахъ, которыя принимаетъ община и 
въ которыхъ проявляются взаимный огношешя членовъ этой послѣдней. 
Въ Сибири одновременно можно встрѣтить и сохранившееся еще мѣстами 
вольное пользованіе землей, когда каждый крестьянинъ можетъ запахи- 
вать, косить, рубить любой участокъ, гдѣ ему это покажется удоб- 
нымъ; и душевой надѣлъ, съ опредѣленными передѣлами земли въ 
установленные сроки. Оровременно съ совершенно вольнымъ пользо- 
ваніемъ лѣсомъ, разрѣшеніемъ его рубить не только на личныя нужды, 
но п на продажу, мы видимъ строгія лѣсоохранительныя правила, за- 
повѣдные лѣса, отдачу лѣсныхъ участковъ въ личную собственность 
тѣмъ или инымъ однодеревенцамъ и пр. 

Естественно, что между двумя крайними формами: вольнымъ поль- 
зованіемъ съ одной стороны и правильными передѣлами земли съ опре- 
дѣленіемъ душеваго надѣла- съ другой, существуете цѣлый рядъ типовъ 
промежуточныхъ. Весьма важной научной заслугой г. Кауфмана яв- 
ляется изученіе какъ главныхъ, такъ и промежуточныхъ формъ земле- 
владѣнія въ Сибири, талантливое объясненіе происхожденія одного типа 
изъ другого и установленіе такимъ образомъ причинной связи между 
различными формами: читатель получаетъ возможность прослѣдигь 
исторію развитія общиннаго землевладѣнія отъ примитивныхъ типовъ 
до формъ, которыя мы встрѣчаемъ господствующимп въ Европейской 
Россіи. Авторъ чрезвычайно детально останавливается на причинахъ, 
приводящихъ къ измѣненію старыхъ порядковъ, прослѣживаетъ ихъ 
подробно по мѣстностямъ и описываетъ совокупность способовъ, къ 
которымъ прибѣгаетъ населеніе для достиженія возможнаго равенства 
въ надѣлахъ отдѣльныхъ членовъ общины. 

Работа г. Кауфмана по обилію сообщаемыхъ данныхъ, и научному 
освѣщенію этихъпослѣдиихъ можетъ быть справедливо признанной выдаю- 
щеюся по вопросу о крестьянской общинѣ въ Сибири: личныя наблюденія, 
равно и изслѣдованія о землепользованіи у спбирскихъ крестьянъ, предпри- 
нятый за послѣдніе годы Мишістерствомъ Госуд. Имуществъ, дали автору 
богатый пцѣнпыйматеріалъ, который онъсунѣлъ представить въ науч- 
номъ освѣщеніи. Значеніе труда г. Кауфмана однако не исчерпывается 
этимъ.Послѣдовательность формъ развитія общиннагоземлевладѣнія,кото- 
рую г.Кауфманъ намѣчаетъ для Сибири, освѣщаетъ многія стороны и сель- 
ской общины Европейской Россіи: то, что въ послѣдней получило уже 
окончательную, опредѣленную форму, что мы мѣстами встрѣчаемъ уже 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИВЛІОГРАФІЯ 



173 



въ сосгояніи упадка, — находится въ Смбири еще въ періодѣ сложѳнія. 
Исторію земельной общины наибоіѣе плодотворно можно изучать въ тѣхъ 
мѣстностяхъ, гдѣ отошедшіе въ большинствѣ случаевъ въ прошлое 
виды землевладѣнія сохраняютъ еще жизненность, гдѣ еще происходить 
борьба съ новыми, вызываемыми различными факторами, условіями, 
гдѣ можно детально прослѣдить ихъ постепенное развитіе и видоиэ- 
мѣненіе и отмѣтить причины, почему развитіе общинныхъ порядковъ, 
поскольку это касается землепользованія, приняло тотъ или иной ха- 
рактеръ. Въ этомъ отношеніи Сибирь представлаетъ обширное поле 
для изслѣдованія, и данныя, добытая въ ѳтомъ направленіи, призваны 
въ значительной степени пролить свѣтъ на исторію земельной общины 
вообще. Далѣе, такъ какъ взгляды на права на землю стоять въ тѣс- 
нѣйшей связи съ представленіями о правѣ на недвижимую собствен- 
ность вообще, то работа г. Кауфмана, рисуя различные виды земле- 
пользованія, освѣщаетъ нѣсколько интересныхъ сторонъ вопроса о 
возникновеніи и развитіи права собственности на недвижимость. Какъ 
таковая, сКрестьянская община" получаеть серьезное значеніе для 
исторіи нѣкоторыхъ нормъ первобытнаго права: не утрачивая инте- 
реса, который трудъ г. Кауфмана представляетъ въ качествѣ изслѣ- 
дованія міъжнаіо, она прюбрѣтаетъ и болѣе широкое научное зна- 
ченіе, позволяетъ уяснить многіе темные вопросы исторіи земельныхъ 
отношеній и прослѣдить эволюцію общиннаго землевладѣнія въ его 
постепенному т. ск. нормальномъ развитіи. Авторъ за свой капиталь- 
ный трудъ вправѣ расчитывать на благодарное къ нему отношеніе не 
только со стороны лицъ, занимающихся изученіемъ быта крестьянскаго 
населенія Россіи, но и тѣхъ, которые ставятъ себѣ задачей освѣтать 
законы развитія нѣиоторыхъ нормъ первобытнаго права. Трудъ г. Ка- 
уфмана одновременно служить и лишнимъ доказательствомъ богатства 
нашей обширной родины ѳтнографичесвимъ матеріаломъ и свидѣтель- 
ствуетъ о плодотворности научныхъ результатовъ, которые можетъ 
добыть изслѣдователь, приступающій къ нему съ серьезной подготов- 
кой и съ научнымъ отношеніемъ къ своимъ задачамъ. 

Н. X. 

И. И. Янжулъ: Отпускная торговля и нѣиоторыя мѣры для ея раз- 
вили. Торговые музеи, экспортные союзы и склады товарныхъ об- 
разцовъ. (М. 1897, *°, стр. ХШ+367). Мы весьма далеки отъ 
мысли порергать разбору солидный трудъ И. И. Янжула: его работа, 
затрогивая и освѣщая цѣлую серію вопросовъ существенно важныхъ 
и глубоко интересныхъ для русской торговли, выходить за предѣлы со- 
чиненій, который по своему содержанію могутъ быть разбираемы на 
страницахъ „Этнографическаго Обозрѣнія". Между тѣмъ въ указанномъ 
трудѣ находится не мало свѣдѣній, который могутъ представить ин- 
тересъ и этнографу: намъ кажется поэтому не лишнимъ познакомить 
читателей „Обозрѣнія" съ нѣкоторыми изъ этихъ свѣдѣніп, тѣмъ бо- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



174 ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 

лѣе, что они, разсѣянныя въ книгѣ, трактующей о практическихъ 
вопросахъ торговли, могутъ легко остаться мало замѣчевными этно- 



Этнографія, какъ и всякая науйа, преслѣдуетъ прежде всего тео- 
ретическіе интересы: вполнѣ однако естественно, что какъ матеріалы 
такъ и выводы науки могуіъ, иногда даже вынуждены, служить обще- 
ственнымъ задачамъ. Достаточно вспомнить значеніе изслѣдованія юри- 
дическихъ воззрѣній какъ русскаго, такъ и инородческаго населенія 
Россіи, чтобы вполнѣ оцѣнить важность практическихъ результатовъ, 
добываемыхъ изъ изученія, имѣющаго ближайшей цѣлью освѣщеніе 
лишь теоретическихъ вопросовъ. И. И. Янж_улъ неоднократно остана- 
вливается на значеніи этнографіи для практическихъ, торговыхъ цѣ- 
леЙ и сообщаетъ цѣлый рядъ дапныхъ о практическомъ примѣненіи 
этнографическихъ свѣдѣній въ зап. Европѣ: эти данныя, равно и 
взгляды автора на этотъ вопросъ, не могутъ быть безразличными для 
этнографа, въ особенности въ странѣ, которая, какъ Россія, пред* 
ставляетъ рѣдкую по богатству этнографическаго матеріала, обшир- 
ную и разнообразную область. 

Развитіе колоній, необходимость обезпечить рынки для сбыта то- 
варовъ привело, при возрастающемъ ростѣ обрабатывающей промыш- 
ленности, къ устройству въ разныхъ городахъ зап. Европы торговыхъ 
п промышленныхъ музеевъ, экспортныхъ обществъ, складовъ товарныхъ 
образцовъ и т. п. 

Всѣ эти учрежденія преслѣдуютъ цѣли поученья для практиче- 
скихъ цѣлей: ихъ задача распространить свѣдѣнія между заинтересо- 
ванными лицами, „какъ наилучше и легче продать данные товары и 
какимъ для того условіямъ они должны удовлетворять, т. е. какъ 
извѣстный товаръ долженъ быть сдѣланъ, упаковапъ, отправленъ, 
какъ наилучшимъ образомъ должна быть организована сама торговая 
сдѣлка и вообще какъ долженъ совершиться весь торговый оборотъ". 
Само устройство упомянутыхъ учрежденій представляетъ значительное 
разнообразіе, и акад. Янжулъ весьма подробно рисуетъ не только 
различные тппы ихъ, результаты, достигнутые ими для развитія тор- 
говли, но дѣлаетъ и критическую оцѣнку разныхъ типовъ этихъ 
учреждений. Отсылая желающихъ познакомиться съ характеромъ этихъ 
послѣднихъ къ цѣнному труду П. П. Янжула, мы ограничимся замѣ- 
чаніемъ, что при развптін торговли, въ особенности съ некультур- 
ными странами, огнованіемъ успѣха служить точное знакомство съ 
вкусомъ народа. Вообще въ* экспортной торговлѣ, пишетъ авторъ, 
ни одно обстоятельство относительно товара, если оно не совпадаетъ 
съ мѣстными вкусами и условіями, не можетъ считаться мелкнмъ и 
ішчтожнымъ и. паоборотъ, пустая мелочь часто ведетъ за собой 
остановку сбыта или предпочтете конкурента". Нримѣры, подтверж- 
даюшіе это положеиіс, будутъ изложены нами ниже. Очевидно, что 
для ознакомленія со вкусомъ народа, съ его потребностями, необхо- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИБЛІОІРАФІЯ 



175 



димо быть хорошо знакомымъ съ его матеріальной культурой. Вогь 
почему во многихъ промышленныхъ музеяхъ Запада, въ складахъ то- 
варныхъ образцовъ отводится видное мѣсто и этнографическимъ кол- 
лекціанъ. Съ другой стороны ознакомденіе туземныхъ производителей 
съ иностранными, художественными образцами, имѣетъ результатомъ 
поднятіе и общаго развитія художественна™ творчества страны, при- 
водить къ разнообразію и богатству мотивовъ: практическія цѣли 
т. обр. вдуть рука объ руку съ культурными. 

Таково значеніе напр. Вѣнскаго торговаго музея (К. К. Оезіег. 
Нашіеізпшвеит^ развившагося изъ Восточнаго Музея, который полу- 
чплъ въ свою очередь начало благодаря восточному отдѣлу на вѣн- 
ской всемірной выставкѣ 1873 г. Г. Швегель, устроитель этого по- 
слѣдняго, замѣчаетъ, что выставка „проложила дорогу убѣжденію, что 
въ богатыхъ сокровищахъ, собранныхъ со всего Востока и прислан- 
ныхъ въ Вѣну, заключается неисчерпаемый родникъ знанія п изуче- 
нія, исходный пунктъ, чтобы завязать торговыя отношенія во всѣхъ 
направленіяхъ". Съ 1886 г. „Восточный музей", переименованный 
въ „Торговый музей- 1 -, въ значительной степени расширилъ свою дѣя- 
тельность. Этнографія представлена въ немъ прежде всего коллек- 
ціями бывшаго „Восточнаго музея", именно предметовъ восточныхъ 
товаровъ художественно-промышленнаго эначенія, далѣе коллекціямн, 
составленными соотвѣтственно съ расширеніемъ задачъ музея, и пред- 
ставляющими м. пр. художественно-промышленные предметы Востока 
и Азіи. Биибліотека, собраніе географическихъ картъ, чтенія и нако- 
нецъ выставки, устраиваемый въ разныхъ городахъ, содѣйствуютъ 
одновременно развитію торговыхъ сношеній и знакомству съ этногра- 
фическими особенностями того или другого племени. Путемъ устройства 
выставокъ музей распрострайяетъ пли совершенствуетъ нѣвоторыя 
производства: такъ напр. въ Карлсбадѣ и Теплицѣ, гдѣ процвѣтаетъ 
фарфоровое производство, музеемъ были устроены выставки современной 
французской и англійской посуды, китайскаго и японскаго фарфора 
вмѣстѣ съ богатой коллекціеп янонскихъ рисунковъ и орнаментовъ, 
что, по словамъ акад. Янжула, оказалось не безъ практическая влія- 
нія на мѣсіыое производство. Такимъ образомъ вѣнокій торговый музей 
коллекціями старинныхъ персидскихъ ковровъ или лакированныхъ из- 
дѣлій китайцевъ удовлетворяетъ первому успѣху всякой торговли— 
именно ознакомленію съ вкусомъ покупателя, даетъ свѣдѣнія, какъ 
иужно дѣлать предназначенный для разныхъ народностей издѣлія, какихъ 
рисунковъ и сочетаній цвѣтовъ надо держаться и пр.; съ другой сто- 
роны музей устройствомъ выставокъ вліяетъ на характеръ мѣстііаго 
производства: Въ Будвейсѣ напр. автору „пришлось видѣть выставку 
рисунковъ мѣстныхъ техннческихъ или ремесленныхъ школъ и м. пр. 
раскрашенное подражаніе матеріямъ въ вэсточномъ вкусѣ подъ очевпд- 
нымъ вліяніемъ указаниыхъ выставокъ и коллекцій Вѣнскаго музея". 
Необходимость слѣдить за измѣняющпмся вкусомъ и модой заставляет!» 



ОідШгесІ Ьу 



176 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢШЕ. 



дополнять п расширять кодлекщи: такимъ ооразомъ знакомство съ 
этнографіей приводить къ раввитію промышленности, а эта послѣдняя 
требуетъ накопленія новаго этнографическго матеріала, могущаго слу- 
жить не только практическим^ но и чисто научньшъ цѣлямъ. Вѣн- 
скій музей тратить не мало средствъ на изданіе трудовъ, значеніе ко- 
торыхъ важно и въ чисто научномъ отношеніи. Такъ напр. изданіе 
«ОгіепіаІізсЬе ТеррісЬе» — альбомъ восточныхъ ковровъ, съ описа- 
тельнымъ текстомъ, далѣе болѣе доступное по цѣнѣ изданіе . того-же 
труда „ТеррісЬ-Ег2еп<2[ип#іт ОгіепЬ, наконецъ „ТйгкізсЬе, агаЫвсЬв 
регвіьсЬе, сепігаІазіаІівсЬе ипсі іпйізсЬе МеЫ1оЬ|есіе а и пр., предста- 
вляя выдающіпся интересъ для практика, являются одновременно и не- 
оцѣненными для этнографа, какъ матеріалъ для изученія орнамента, 
народнаго вкуса и производства укаванныхъ народностей. 

Какъ- бы ни были устроены торгово-промышленные музеи въ дру- 
гихъ городахъ зап. Европы, отдѣлъ этнографическихъ коллекцій играетъ 
во многихъ изъ нихъ ббльшую или меньшую роль, такъ какъ необ- 
ходимость завоевывать рынки среди некультурныхъ странъ привела 
къ сознанію, что лишь точное изученіе страны можетъ регулировать 
мѣстную промышленность и обезпечивать сбыть произведеніямъ этой 
послѣдней. Этимъ-же цѣлямъ служатъ и склады товарныхъ образцовъ: 
нѣкоторые изъ нихъ развиваются въ грандіозныя учрежденія, въ ко- 
торыхъ этнографъ найдетъ не мало цѣнныхъ этнографическихъ кол- 
лекцій. „При осмотрѣ одного склада образцовъ такихъ ивдѣлій въ 
Гамбургѣ я видѣлъ, напримѣръ, пишегь II. И. Янжулъ, десятки сор- 
товъ не только карманныхъ ножей, различающихся по своей формѣ 
и виду для разныхъ подудикихъ племенъ и народовъ, но разныхъ видовъ 
шпоръ и стремянъ и различнѣйшіе косари, напр. для рубки сахарнаго 
тростника: для одной страны (гдѣ трЪстникъ отличается особой крѣпо- 
стью)— косарь острый какъ ножъ, для другой страны — косарь съ 
широкимъ лезвіемъ, для третьей — съ узкимъ и длиннымъ; однимъ 
словомъ, для выдѣлки даже такихъ, повидимому, простыхъ предметовъ, 
заключаеть авторъ, требуются различный этнографическія и геогра- 
фическія познанія равныхъ племепъ и народовъ съ ихъ произведеніями 
и природой* 4 . 

Для практическихъ цѣлей играетъ роль знаніе не только мате- 
риальной культуры, но и т. н. духовной культуры народности. Авторъ 
приводить нѣсколько интересныхъ примѣровъ, когда сбыть товара 
останавливался, благодаря недостаточному знанію нѣкоторыхъ суевѣрій, 
предразсудковъ, мелочей быта. Черный и зеленый цвѣтъ, напр., озна- 
чаетъ, по воззрѣніямъ китайцевъ, несчастіе, и большая партія англій- 
скихъ иголокъ однажды совершенно осталась нераспроданной, потому 
что завернута была въ черную бумагу; то-же самое, продолжаеть 
И. Ц. Янжулъ, случилось съ однимъ калеидаремъ на китайскомъ языкѣ 
вмѣстѣ съ анонсами, напечатанномъ одной предпріимчивой фирмой для 
Китая на зеленой бумагѣ. Партія лошадпныхъ подковъ съ клеймомъ. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИВЛІОГРАФІЯ 



177 



европейской фирмы, изображающие» пороваынаго дракона, была, по 
словамъ автора, возвращена изъ Китая назадъ, такъ какъ драконъ 
стоить на націоиальномъ гербѣ китайцевъ, и они не могли допустить 
мысли, чтобы лошади топтали національный гербъ. 

Размѣры замѣтки не позволяютъ намъ останавливаться дольше на 
другихъ интересныхъ данныхъ, сообщаемыхъ въ трудѣ акад. Янжула , 
по занимающему насъ вопросу. Изъ свѣдѣній, приводимыхъ авторомъ, 
съ наглядностью вытекаютъ слѣдующія положенія: 1) что знаніе этно- 
графическихъ особенностей некультурныхъ племенъ имѣетъ весьма 
существенное значеніе для развитія торговли страны и 2) что на За- 
падѣ сумѣли широко примѣнитъ къ практическимъ нуждамъ этноъ 
графическія свѣдѣнія и, пользуясь этимъ могучимъ орудіемъ, завоеват 
новые рынки для своего производства. „Безъзнанія этнографіи, пишеть 
почтенный изслѣдователь, нельзя быть освѣдомленнымъ относительно 
костюмовъ, утвари, обычаевъ, предразсудковъ и пр. полукультурныхъ 
народовъ, а безъ этого условія... нельзя и успѣшпо съ ними торговать 6 . 
Въ числѣ мѣръ, которыя призваны были-бы обезпечить сбыть рус- 
скимъ товарамъ и дать имъ возможность съ успѣхомъ конкурировать 
съ иностранными, авторъуказываетъ и на необходимость устройства 
въ Россіи Восточнаго торговаго музея; в вь видахъ основанія послѣд- 
няго, замѣчаетъ II. Д. Янжулъ, является у насъ чрезвычайно важ- 
нымъ поощреиіе къ изученію этнографіи (особенно Востока) въ на- 
шемъ отечествѣ, такъ какъ „знакомство съ этнографіей имѣетъ не- 
сомнѣнно большой практическій интересь и значеніе ря развитія эк- 
спортной торговли". 

Если практическое примѣненіе этнографическихъ свѣдѣніЙ имѣетъ 
важное значеиіе для развитія торговли страны, а этимъ и на эконо- 
мическій быть послѣдней, то и наоборотъ устройство для практиче- 
скихъ цѣлей складовъ образцовъ, музеевъ и пр. имѣегь немаловаж- 
ное значеніе и для науки этнографіи: собираемый для спеціальныхъ 
цѣлей коллекціи, назначенныя представить всесторонне быть насе- 
ленія извѣстной мѣстности, должны послужить и чисто научнымъ ин- 
тересамъ. Съ тѣхъ поръ какъ этнографическіе музеи перестали играть 
роль собраній т. н. казовыхъ предметовъ, кабинетовъ рѣдкостей и 
оригинальныхъ на взглядъ европейца издѣлій, значеніе ихъ для 
науки выясняется все съ большей наглядностью. Достаточно вспом- 
нить серьезный работы, вызванный изученіемъ этнографическихъ кол- 
лекцій Лондонскаго, Берлинскаго и др. музеевъ. О научныхъ изданіяхъ 
Вѣнскаго торговаго музея мы упоминали выше. Такимъ образомъ со- 
брате научныхъ матеріаловъ идетъ рука объ руку съ собраніемъ кол- 
лекцій, имѣющихъ практическія цѣли, и задачи науки и практики осу- 
ществляются въ этомъ отношеніи однимъ и тЬмъ-же путемъ. 

Вслѣдствіе вышесказаннаго нельзя не присоединиться къ пожела- 
нію объ устройствѣ въ Россіи музея, который могъ-бы удовлетворять 
оровременно и практическимъ и научнымъ цѣлямъ. 

12 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



178 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



По какой-бы системѣ нп быль устроенъ подобный торговый музей 
(или музеи) онъ въ виду практическихъ соображеній будетъ посвященъ 
преимущественно Востоку: «Азія, по замѣчанію акад. Янжула, нашъ 
легчайшій для завладѣнія рынокъ, на которомъ наши произведенія 
давно извѣстны и пользуются даже почетомъ и иногда предпочтеніемъ 
передъ другими европейскими фабрикатами». Не слѣдуетъ однако за- 
бывать, что Россія имѣетъ и обширный внутренній рынокъ, въ лицѣ 
многочисленныхъ инородческихъ племенъ, для поднятія торговли съ 
которыми не менѣе важно знать мелочи ихъ быта. Правда, что на 
внутреннемъ рынкѣ Россіи не предстоять выдерживать въ той мѣрѣ 
конкуренціні съ иностранными товарами, какъ это имѣетъ мѣсто при 
экспортной торговлѣ: но такъ какъ цѣлью торговыхъ музеевъ и др. 
учрежденій, о которыхъ мы говорили, является не только борьба съ 
иностранными конкурентами, но и развитіе промышленности и тор- 
говли вообще, то нельзя не желать введенія отдѣла инородческаго 
быта среди этнографической коллекціи такого музея. 



Русскія народный пѣсни, собранный Н. А. Львовым ѵ Напѣвы 
записалъ и гармонизовать Иоанъ Прачъ. Изданіе А. С. Суво- 
рина. Спб. (1896). 

Читатель можетъ подумать, что передъ нами новый сборниігь 
иародныхъ пѣсенъ съ напѣвами: до сихъ поръ никто не слыхалъ о 
собирателѣ пѣсенъ Н. А. Львовѣ. Но этому сборнику исполнилось 
уже столѣтіе, и онъ давно пользуется большою и заслуженною из- 
вѣстностью — подъ именемъ пѣсенннка Ирана. Г. Пальчиковъ, при- 
готовившій его къ новому изданію, преувеличилъ роль Львова и 



лось въ свѣтъ съ такимъ названіемъ: «Собрате русскихъ народныхг 
пѣсенъ съ ихъ голосами. На музыку положилъ Иванъ Прачъ», но 
изъ этого еще не слѣдуетъ, что сборникъ былъ составленъ Льво- 
вымъ и Прачу принадлежитъ лишь музыка. Порядочная часть тек- 
стовъ лерваго изданія или тожественны, или болѣе или менѣе близки 
съ текстами общедостуннаго въ то время чулковско-новиковскаго пѣ- 
сѣнника (данныя см. въ I— III томахъ нашихъ «Ве іикорусскихъ на- 
родныхъ пѣсенъ»); изъ остальной части нѣкоторыя несомнѣино взяты 
изъ ходившихъ въ XVIII вѣкѣ въ болыпомъ числѣ рукописныхъ сбор- 
никовъ Гонѣ находятся въ вышедшемъ почти одновременно съ пѣсен- 
никомъ Прача пѣсенникѣ Трутовскаго, 1791 года). Львовъ могь за- 
нимать лишь очень немного №№. Далѣе: первое изданіе пѣсенника 
Прача, 1790 года, единственное вышедшее въ свѣтъ пря жизни 
Львова, состоитъ изъ 100 ЛЪ №; второе же, 1806 года, принадле- 
жащее вполнѣ Прачу, состоитъ уже изъ 150. Если Прачъ могь со- 
ставить дополненіе въ 50 №№, очевидно, онъ могь потрудиться въ 
той или другой степени и надъ составленіемъ основной части пѣсен- 



Н. X. 




ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И ВИБЛОГРАФІЯ. 



179 



ника. По нашему мнѣнію, изъ свидѣтельствъ митрополита Евгенія и 
Державина, на который ссылается г. Пальчиковъ, можно вывести 
лишь то заключеніе, что Львовъ принималъ значительное участіе въ 
приготовленіи въ печати сборника, написал ъ къ нему предисловіе и 
быль издателемъ перваго его изданія. 

Несогласіе наше съ г. Пальчиковымъ относительно роли Львова 
не мѣшаетъ намъ пригнать новую книгу цѣнною. Прекрасная велико- 
русская пѣсня, съ ея поэтическимъ содержаніемъ и великолѣпною 
музыкою, совершенно забыта нашимъ образованнымъ обшествомъ, и 
ея мѣсто занято романсами и отрывками изъ оперетокъ сомнитель- 
наго достоинства. Пора заступиться за родную пѣсню и позаботиться 
о возстановленіи ея правъ, хотя бы въ той степени, въ какой она 
ими пользовалась въ концѣ XVIII вѣка и въ первой четверти теку- 
щего столѣтія. Правда, гармонизація пѣсенъ у Прача неудачна, но 
все таки на основаніи ея всякій музыкантъ, знакомый съ нашей на- 
родной муаыкой, можетъ составить себѣ достаточное понятіе объ ихъ 
напѣвахъ. 

Было бы желательно, чтобъ г. Пальчиковъ переиздалъ также 
другую рѣдкость— пѣсенникъ Трутовскаго 17У1 года *). 

А. Соболевскій. 

Баронъ А. А. Дельвигъ. Его жизнь и литературная дѣятелъ- 
ноеть. Иатеріалы дляисторіи Пушкинскаго періода. В. С. Рыбинска™. 
(Изъ Филологическихъ Записокъ за 1890 г., вып. I и III). 

«Въ Харьковѣ, на вечерѣ у С. А. С— го», писалъ Максимовичъ 
Гаевскому: «Дельвигъ подошелъ ко мнѣ, какь къ издателю мало- 
россшскихь пѣсенъ, и мы съ часъ пробесѣдовали о народныхъ рус- 
скихъ пѣсняхъ; поторыхъ онъ въ ту пору былъ у безъ сомнѣнія, 
однгшъ изъ первыхь знатоков» . — Отзывъ, положимъ, страдаетъ 
вреувеличеніемъ, но характеренъ, какъ цѣнное свидѣтельство неео- 
мнѣннаго интереса Дельвига къ русской народной пѣснѣ, и съ этой 
нослѣрей точки зрѣнія произведенія Дельвига имѣютъ извѣстное 
мѣсто въ исторіи русской этнографіи. 

Касаясь въ своемъ очеркѣ литературной дѣятельности Дельвига, 
отношенія этого поэта къ народному языку и поэзіи, г. Рыбинскій 
замѣчаетъ: «собиралъ ли Дельвигъ самъ народныя пѣсни, врядъ ли 
можно сказать утвердительно, зная его лѣность. По словамъ Саха- 
рова, Пушкинъ передалъ свое собраніе псковскихъ пѣсенъ Дельвигу. 
Кромѣ того, Дельвигъ могъ изучать пѣсни по многочисленнымъ сбор- 



1] Но при этомъ жеіательно было бы также, чтобн ивдатели исправляли 
грубо нспорченныя и легко поддающіяся исправленію иѣста, указывая, пожалуй, 
въ выносхахъ чтеніе подлинника, и не перепечатывав бы явной беэсннслицн, 
какую мы во многихъ пѣсняхъ ввдимъ, напр., въ налорусскнхъ текстахъ пере* 
нзданнаго сборника Прача. Ред. 

12* 



ОідШгесІ Ьу 



180 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢШВ. 



никамъ, вышедшимъ до него п выходдвшимъ при его жизни. На одинъ, 
изъ подобныхъ сборниковъ помѣщена рецензія въ Литературной Га- 
зет*». Указанными здѣсь печатными сборниками г. Рыбинскій, къ 
сожалѣнію, не могъ воспользоваться, въ виду ихъ нынѣшней библіо- 
графической рѣдкости, а между тѣмъ къ нимъ то, судя по недостатку 
въ пѣсняхъ Дельвига непосредственной свѣжести народнаго колорита 
и по самому характеру дѣятельности нашего поэта, должно въ весьма 
значительной степени восходить знакомство его съ русской народной 
поэзіей. Если же мы припомнимъ, что въ Пѣсенникахъ XVIII вѣка, 
особенно у Чулкова и Новикова, пѣсни далеко ужъ не такъ искажа- 
лись, какъ утверждалъ Сахаровъ, и что многія изъ нихъ совпадаютъ 
съ записанными позднѣе, то книжное происхожденіе народно-поэги- 
ческихъ элементовъ въ пѣсняхъ Дельвига не будетъ еще исключать 
народность этихъ элементовъ. Впрочемъ, возможно, что снѣкоторыя 
пѣсни Дельвига написаны подъ непосредственнымъ впечатлѣніемъ на- 
родныхъ» (Рыбинскій). И г. Рыбингкій дѣлаетъ нѣсколько сближеній 
между пѣснями Дельвига и народными, преимущественно псковскими, 
какъ наиболѣе знакомыми Дельвигу, причемъ заключаетъ, «что Дель- 
вигъ стремился воспроизвести формальную сторону народныхъ пѣсенъ, 
п это ему удалось»,— однако, только до извѣстной степени, какъ то 
ограничиваетъ далѣе самъ авторъ. Въ этомъ отношеніи интересно 
было бы сопоставить Дельвига и Цыганова, пѣсни котораго по формѣ 
даже болѣе народны, чѣмъ Кольцовскія; замѣчательную особенность 
пѣсенъ Цыганова составляютъ параллелизмы, въ родѣ: 
Не хукушечка во сыромъ бору 

Жалобнѳхонько 

Вскуковала: 
А молодушка въ сеіыпломъ терему 

Тяжелехонько 

Простонала; 
Не ясенъ соколъ по поднебесью 

За лебедками 

Залеталея... и т. д. (по изд. Суворина № ТІІ). 
При этомъ сравненія у Цыганова, какъ и въ народныхъ пѣсняхъ, 
въ большинства случаевъ отрицательны. У Дельвига- они и рѣже и 
искусственнѣе; болѣе выгодно выдѣляется пѣсня: 

Пѣла, пѣла пташечка— 

И эатихла; 
Знало сердце радости— 

И забыло... (№ ЬХХХІІІ по изд. подь р. В. В. 
Майкова). Ср. №№ СШ, ЬѴ, ЦП. 

Сдѣлаемъ еще сравненіе: 

Ахъ, ты, ночь же, Ахъ, ты, ночка, моя, Ахъ, ты ночь ли, 

ночка, — ноченька, Ноченька! 

Ночка темная, Ночка темная,осенняя... Ахъ, ты ночь ли 

Осенняя долгая.. .(Нар. (Циганоеъ ХХХШ) Бурная!.. 

пнсня, см. Рышн- (Делъетъ, ЬѴ). 
скаго. III, 71). 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИВЛ1 ОГРАФІЯ. 



181 



Въ основу одного изъ запѣвовъ Дельвигъ положилъ извѣстный 
образъ прилетающихъ птицъ-вѣщуній, но и здѣсь не обошлось безъ 
сахарной водицы: 

Какъ у васъ ли ва кровелькѣ, Мелки пташечки ласточки; 

Какъ у васъ ли на крашеной Щебетали, чиликали... 

Собиралися пташечки, (Делъвпгъ, № СХХ). 

Удачпѣе у Дельвига запѣвы— обращенія: 

Голова-ль моя головушка, Ср. —Государь ты мой, батюшка, 

Головагліі молодецкая... (І-ХХ). " Государьшя матушкаі (СХХ). 

Изъ области пародной символики, кромѣ общеизвѣстныхъ кольца 
и вѣночка, укажемъ въ Ха.ХСІ потускнѣвшій жемчугъ— символъ пе- 
чали, въ Ді СИ— нѣкоторое соотвѣтствіе распространеннымъ въ на- 
родной поэзіи превращеніямъ: 

Во всей красѣ на берѳгѣ Въ шиповннчкѣ— душа мол: 

Растетъ-цвѣтѳтъ шиповничекъ: Тоска— шипы, любовь —цвѣты, 

Изъ слезъ моихъ— роса на нихъ. 

Въ области отдѣльныхъ выраженій у Дельвига мы не найдемъ 
столькихъ чисто народныхъ выраженій, какъ у Цыганова: безъ поры, 
безъ времени; по уму, по разуму; тоска-кручина; родъ-племя; кося- 
щею окошечко; рѣзвы ноженьки; чисто поле и др...; но все же и 
у него можно указать: думу думаешь; мелки пташечки; сине норе; 
безродный молодецъ; русы кудри и др... 

«Что касается внутренней стороны пѣсенъ Дельвига, ихъ содер- 
жали, то она почти совершенно расходится съ народными пѣснями. 
Дельвигу не удалось воспроизвести народное міросозерцаніе. Какъ 
въ идилліяхъ, такъ и въ пѣсняхъ замѣчается большая доза сенти- 
ментальности и романтической меланходіи». Эти слова г. Рыбинскаго 
прекрасно иллюстрируются сдѣланнымъ авторомъ сопоставленіемъ 
«Воченьки> Дельвига съ народною пѣснею, записанною въ Псковской 
губерніи Семевскимъ. д л обода. 

Труды Московская Предварительна™ Комитета X Археологического 
Съѣзда въ г. Ригѣ. II (Подьред. ер. Угаровой. М. 1896. 4<>, стр. 283). 
Состоявшійся въ августѣ 1896 г. Археологическій Съѣздъ въ Ригѣ 
имѣлъ одной изъ своихъ задачъ выяснить археологическіе и истори- 
ческіе матеріалы, хранящіеся въ районѣ Балтійскихъ губ. *) Недавно 
вышедшій II вып. Трудовъ Предварительнаго Комитета заключаетъ 
главнымъ образомъ работы, имѣющія цѣлью отмѣтять, что можетъ 
надѣяться встрѣтить изслѣдователь по вопросамъ археологіи и исторіи 

*) 1-й вып. Трудовъ Предвар. Комитета заключалъ слѣдуюшія статьи: 
I) Л. и П. Харуяиныхъ: Матеріалы длл ияученія древностей Эстллндской 
луб., 2) И. Василева: Современное полсженіе архива уираздненнаго Рижскаго 
ген. -губернаторства. 8) Я. Лудмера: Герцогскій архивъ въ Митавѣ. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



182 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРФШВ. 



въ ыѣстностяхъ архива статьи Гансена: Свѣдѣнія о Ревельскомъ го- 
родсвомъ архивѣ, бар. Жираръ фонъ-Сукантока: Свѣдѣнія объ архивѣ 
Ревельсвой Большой Гильдіи и Флореля: Свѣдѣнія объ архивѣ Черно- 
головыхъ въ Ревелѣ сообщаюгь общія данныя о документахъ храня- 
щихся въ указанныхъ архивахъ. Болѣе подробную въ этомъ напра- 
вленіи работу представляегь переводъ съ нѣмец. текста Шимана: 
Систематическая роспись автамъ и документамъ Курляндскаго Герцог- 
скаго архива въ Митавѣ, *. Военскаго, которому принадлежитъ и 
статья «Курляндія и ея прошлое». Отчетамъ объ Археологическихъ 
раскопкахъ посвящены статьи: В. И. Сизова, бар. Р. Штакелъ- 
берга и С. К. Богоявленского, Ѳ. В. Покровского и г. Ховена. 
Наиболыпій по объему матеріалъ представляюгь «Выборки изъ свѣ- 
дѣній, доставленныхъ православнымъ духовенствомъ» (стр. 39-210). 
Кромѣ историческихъ и археологическихъ свѣдѣній, собранныхъ по 
приходамъ, сообщаются попутно не лишенный интереса данныя о 
разселеніи русскихъ въ разное время въ краѣ, мѣстныя преданія и 
легенды, суевѣрія и слѣды язычества у латышей я эстовъ (праздно- 
ваніе Иванова дня, остатки языч. жертвоприношеній, погребальные 
обряды и пр.). 

N. 

Ежегодникъ Тобол ь скаго Губ. Музея. V. (Тоболъскъ, 1895—1896). 
Намъ приходилось неоднократно упоминать объ интересныхъ этногра- 
фичесвихъ работахъ, помѣщаемыхъ въ «Ежегодникахъ Тобольскаго 
Музея»: для изученія этнографіи краякружокъ лицъ, интересующихся 
бытомъ населенія Тобольской губ., объединяемый Музеемъ, сдѣлалъ 
уже не мало, вслѣдствіе чего прежде чѣмъ перейти къ разсмотрѣнію 
матеріаловъ, находящихся въ 5-мъ выпускѣ, нельзя лишній разъ не 
пожелать полнаго успѣха дѣятельности кружка. Въ указанномъ вы- 
пуск^ «Ежегодника» привлекаютъ прежде всего вниманіе слѣдующія 
статьи: Я. //. Рослякова: Похоронные обряды остяковъ и В. В. 
Бартенева: Понятія обдорскихъ остяковъ о грѣхѣ. 

Г. Росляковъ начинаетъ свою работу съ очерка вѣрованій остя- 
ковъ въ загробную жизнь. Какъ ни туманны на этогь счетъ пред- 
ставленія остяковъ, въ ихъ вѣрованіяхъ по этому предмету можно на- 
мѣтить нѣсколько интересныхъ чергь. Душа, переселившись въ за- 
гробный міръ, начинаетъ снова свою земную жизнь: сначала малень- 
кая, она постепенно растетъ, становится хозяиномъ имущества по 
мѣрѣ умиранія принадлежавшихъ человѣку при жиэни домашнихъ 
животныхъ, слугъ и пр.; наконецъ душа умираетъ; послѣ второй 
смерти душа, по мнѣнію однихъ, уничтожается окончательно, по 
мнѣнію другихъ — она снова возрождается въ этой жизни, и наконецъ 
третьи заставляют^ ее переселиться въ жужелицу (водное насѣкомое 
изъ т. н. водолюбовъ), вслѣдствіе чего убивать жужелицъ считается 
у остяковъ грѣхомъ. Переходя затѣмъ къ похоронныхъ обрядамъ 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И ВИБЛІОГРАФІЯ. 



183 



авторъ описываетъ устройство гроба (изъ лодки), жертвоприношенія 
покойнику и само погребете; интересно, что при положеніи разныхъ 
преднетовъ покойнику въ гробъ иди у могилы, предметы должны быть 
искусственно испорчены. Авторъ не даетъ объясненія этому обычаю; 
его, на нашъ взглядъ, слѣдуетъ объяснить искусственнымъ, если 
такъ можно выразиться, умерщвленіемъ неодушевленнаго предмета: 
олени, собаки подвергаются удушенію на могилѣ, такъ какъ они 
только по смерти могутъ перейти вслѣдъ за хозяиномъ въ загробный 
міръ; неодушевленные предметы для этой же цѣли должны быть 
испорчены: у звѣриныхъ шкуръ отрѣзывается кусокъ, у монета дѣ- 
лается отверстіе, у одежды вырѣзаютъ небольшой лоскута, у нарты 
выламывается нѣсколько копыльевъ и пр. Очевидно, что здѣсь мы 
имѣемъ дѣло со слѣдами первобытнаго анимизма, съ вѣрованіемъ, 
что и неодушевленный предмета имѣетъ свою жизнь, которую можно 
уничтожить порчей его. Интересенъ обрядъ вопрошанія покойника о 
причинахъ смерти, которая, по мнѣнію остяковъ, происходить глав- 
нымъ образомъ отъ глѣдующихъ причинъ: 1) человѣкъ умираетъ по 
собственному желанію, если онъ недоволенъ кѣмъ нибудь изъ окру- 
жающихъ (женой, дѣтьми) или своей жизнью вообще, 2) смерть про- 
исходить отъ дѣйствій шамановъ, которые могутъ насылать смерть 
на людей, 3) смерть - наказаніе высшихъ существъ за грѣхи чело- 
вѣка и 4) человѣкъ умираетъ вслѣдствіе инфекціонныхъ болѣзней, 
насылаемыхъ на людей за ихъ грѣхи. Остяки продолжаютъ пригото- 
влять куклу,— изображеніе умершаго, которая, маленькая вначалѣ, 
постепенно увеличивается въ размѣрахъ по мѣрѣ предполагаемаго 
роста души въ загробномъ мірѣ. Въ небольшой замѣткѣ авторъ, 
какъ видно изъ краткаго изложенія, сумѣлъ дать богатый и цѣнный 
матеріалъ по вопросу о вѣрованіяхъ остяковъ. Г. Барпіеневъ отмѣ- 
чаетъ различія въ представленіяхъ остяковъ сравнительно съ обще- 
принятымъ представленіемъ о трѣхѣ: этотъ послѣдній, по ихъ взгляду, 
заключается почти исключительно въ обидахъ, наносимыхъ богамъ; 
обиды же людямъ (убійство, кражи и пр.) за грѣхъ не считаются. 
Проф. Базанскаго университета Н. Ѳ. Катановь помѣстилъ пере- 
вода снабженный примѣчаніями, интересныхъ «Преданій Тобольскихъ 
татаръ о Кучумѣ и Ермакѣ> изъ извѣстнаго сборника В. Радлова. 
Въ приложеніяхъ къ сЕжегоднику» помѣщены м. пр. отчеты о тру- 
дахъ Тобольска™ Комитета по устройству сельско хозяйственной вы- 
ставки въ Курганѣ въ 1895 г. и по устройству Нижегородской вы- 
ставки 1896, равно и опись предметовъ представленныхъ изъ Тобольской 

Эгб. на Всероссійскую сельскохозяйственную выставку въ Москвѣ и на 
ижегородскую выставку. Бромѣ того, въ «Ежегодникѣ» помѣщены 
оффиціальные отчеты о дѣятельности Музея и нѣкоторыя статьи, не 
имѣющія отношенія къ этнографіи. 

Изслѣдователи, живущіе въ Тобольской губ., поставлены вътомъ 
отношеніи въ благопріятныя условія, что 9ДО Т* ск. окружены жи- 



ОідШгесІ Ьу 



184 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ ОВОЗРѢВШ. 



вымъ и разнообразнывгь этнографическимъ матеріаломъ; передъ ними 
такимъ образомъ выростаетъ обязанность прежде другихъ позабо- 
титься о собраніи этого матеріала и о сохраненіи его для науки, и 
это тѣмъ болѣе, что самобытныя черты жизни какъ русскаго, такъ и 
инородческаго населенія, постепенно уничтожаются. «Ежегодники» 
доказываютъ, что среди разнообразныхъ цѣлей Музея, этнографія не 
играетъ послѣдней роли; намъ остается только пожелать, чтобы 
количество работниковъ на полѣ изслѣдованія чертъ мѣстнаго быта 
возрастало и чтобы возрастало соотвѣтственно съ этимъ и число 
этнографическихъ работъ о разнохарактерномъ и стоящемъ на столь 
различныхъ ступеняхъ культуры населеніи Тобольской губерніи. 

Н. X.. 

Е. Балобанов а. — Легенды о старинныхъ занкахъ Бретани 

СПБ. 1896. 

Во время своихъ странствій по Бретани г-жа Балобанова записала 
нѣсколько легендъ о замкахъ и предлагаетъ теперь ихъ, въ нѣсколько 
измѣненномъ видѣ, вниманію любителей народной поэзіи. Она сама 
оговаривается, что не можетъ ручаться въ научномъ отношеніи за 
достовѣрность собраннаго ею матеріала и не желаетъ придавать 
своей работѣ никакого научнаго значенія. 

Такимъ образомъ единственная цѣль г. Балобановой— познакомить 
своихъ читателей съ своеобразнымъ духомъ бретанской легенды; 
іасііо сопвеп8іі предполагается, что вездѣ этотъ духъ схваченъ и пе- 
реданъ вѣрно... 

До сихъ поръ предполагают^ что «безусловная, ни въ чемъ не 
сомнѣвающаяся вѣра и глубокое примиреніе съ неизбѣжнымъ — вотъ 
суть бретонской души, которая умѣла слиться и сжиться съ при- 
родою, ожививъ ее рмертъю». (Слова г. Ольденбурга). Признавая это 
отчасти, г. Балобанова выдвигаетъ другую идею : «не смерть въ нихъ 
царитъ, а кипитъ жизнь, все побѣждающая новая жизнь»; «новая 
жизнь разовьется въ этомъ царствѣ смерти, хотя намъ и не суждено 
уже ее видѣть». 

Оставимъ эту оговорку на отвѣтственности г. Балобановой, разъ 
она сама открещивается отъ научнато значенія своего труда. -Его 
можно рекомендовать, какъ прекрасную книгу для чтенія- и взрос- 
лымъ, и юнымъ читателямъ. Отъ большинства легендъ вѣетъ свѣ- 
жестью, непосредственностью, задушевностью, неуловимымъ, тонкимъ 
ароматомъ народнаго сказанія. Мы не знаемъ оригиналовъ г. Бало- 
бановой, однако убѣждены, что духъ большинства легендъ схваченъ 
и переданъ вѣрно: кому пришлось прочесть хоть нѣсколько сборни- 
ковъ народно -поэтическихъ произведеній, тому легко будетъ уловить 
всякій фальшивый звукъ... Ихъ въ книгѣ такъ мало, что можно 
о нихъ и забыть. 

В. Каллашъ. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И ВИВЛІОГРАФІЯ. 



185 



А. ВаІІагіого. ГоНс-Іоге Ѵегопеве. РгоѵегЬі. (Ѵегопа, 1896, рр. 176). 

.Сборникъ Балладоро — ѳчевь не великъ по объему: онъ заклю- 
чаете» всего- около 1500 изреченій. По количеству онъ много усту- 
паетъ извѣстному собранію Питрё (РгоѵегЬі Вісіііапі гасеоШ е 
сопргопШі соп ^аеШ йе«г1і аіігі (ІіаІеЫі (Гііаііа (1а Оіизеррс 
РЦгё. 4 ѵоіі. Раіегто. 1880— около 13000 пословицъ), а также 
спеціально венеціанскому сборнику Пасквалиго (Кассоііа сіі ргоѵегЬі 
Ѵепеіі ГаМа йа СгізЫого Ра8^иа1ідо. 3 ѵоіі. Ѵепеиіа. 1857— 
около 4000 нословицъ. Третье издавіе — Тгеѵізо, 1882). 

Избытка, конечно, нельзя и ожидать отъ сборника, ограниченная 
предѣлами одной области, какъ въданномъ случаѣ. Ближайшее озпа- 
комленіе съ содержаніемъ сборника еще болѣе урѣжеть общее коли- 
чество собственно веронскихъ пословицъ. Дѣло въ томъ, что иная 
пословица не можетъ быть отнесена на счетъ какой-либо одной 
мѣстности, такъ какъ она употребляется безразлично и во многихъ 
другихъ областяхъ, не говоря уже о т. н. международной пословицѣ. 
Невидимому, собиратель веронскаго фольклора ясно сознавалъ это 
послѣднее обстоятельство. Такъ, онъ пытается по возможности точно 
обозначать мѣстность, откуда заимствована пословица, опредѣляя въ 
нѣкоторыхъ случаяхъ точнѣе части ировинціи; 1 ) впрочемъ указанія 
этого рода имѣются развѣ только для меньшей половины изреченій 
сборника. Объясняется это именно тѣмъ, что въ числѣ веронскихъ 
обращается значительная часть общераспространенныхъ пословицъ, съ 
разъ навсегда отлившейся формой (р. 13). Не мало встрѣчаемъ и 
между народныхъ. Напр.: Ьа ѵоіре репіе 1 реі, та 1 ѵігіо таі 
(р. 21), — ср. среднегреческую: 6 Хихо^ то [хаМіѵ аМдоні, уѵюодѵ 
оСх аХХготтес. 

Въ тосканской пословицѣ, какъ въ греч. и лат., фигурируетъ 
волкъ, въ венец., фріульской и др — лиса ■). 

Что касается до характера собранныхъ изреченій, то далеко не 
все, разсѣянное въ сборникѣ, заслуживаем назваиія пословицы въ 
строгомъ смыслѣ слова: здѣсь немало разсѣяно поговорокъ, обычныхъ 
изреченій, поговорочныхъ уподобленій и т. п. 8 ). 



1) 8 — і)гъ, О— западъ, ^Е— сѣверо востоеъ, С- цінтръ. 

2 ) Еще нѣсколько прнмѣровг междунар. дословицъ: 

Ьопіап сіаі осспі — Іопіап <1а1 сог (р. 23) — А из Леи Аи#еп ааз сЬт 8іпп 
і т.п. Пли: 0&пі зітііе атаізо зітііе (р. 35)=среднегреч. яаѵ (шоѵ го ороіоѵ 
аогоЗ хчстуои Сюда же относятся: Ѵос,е <1е ророіо — ѵо$е 4е Ріо (р 47),— 
собиратель последовательно уиотребляеть вышедшій В8ъ употребления звакъ с. 
вмѣсто общепринятая 3. І/ареіНо тіеп та^папйо (р. 62); сі Ьеп ветепа, Ьеп 
врега = что посѣешь, то и пожнешь (р. 100); о#пі Ігиіо а 1а во віа^оп 
(р. 98) = всяЕому овощу свое время; ^иапс1о по ее роі сіараге еі резве, ее 
сіара 1е гапе (ЙЕ. рг 125) = на безрыбьи и ракъ (здѣсь лягушка) рыба 
* т. д. 

і) Напр. О іиіо, о даепіе (р. 35); ?ѳйі Иароіі, е ро 1 тогі; Ѵе<іі Кота, 
е ро' йізсогі (р. 91); Зап Ріего «Гі сатаіопі С = св. Петръ сноповннкъ; правд* 
нуется 29 іюня (р. 105); Уоіеге е роіеге — (р. 133) и т. и. 



ОідШгесІ Ьу 



186 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРЪНІЕ. 



Обращаясь къ содержанью пословицъ, прядется признать, что 
здѣсь мы имѣемъ дѣло преимущественно съ пословицей новой, 
позднѣйшей формація. 

Въ современной веронской пословицѣ затерялись слѣды старо- 
бытной жизни, отзвуки историческихъ припоминаній и т. п.; совре- 
менная пословица будто застыла на отвлеченной высотѣ дидактиче- 
скаго назиданія. Весь смыслъ ея исчерпывается конечной цѣлью 
поучительнаго примѣненія къ свойствамъ человѣческаго духа, къ 
нравамъ и обычаямъ, къ извѣстнымъ обстоятельствамъ будничнаго 
обихода и т. д. Онѣ не возбуждаютъ нашего сочувствия, какъ худо- 
жественное выраженіе всенародной мудрости, здраваго смысла и нрав- 
ственныхъ иьтересовъ. 

Новѣйшая пословица какъ бы расщепилась по отдѣльнымъ сосло- 
віямъ, отражая на себѣ узко-эгоистическія стремленія отдѣльныхъ 
слоевъ общества, внѣ сознанія массоваго, роевого единства; подчасъ 
въ ней чувствуется вліяніе поверхностной грамотности а зачастую 
она отражаетъ глубоко затаенные сословные предразеудки съ грубой 
откровенностью площадного цинизма *). Вотъ почему пословица но- 
вѣйшей формаціи любить спускаться до грошеваго зубоскальства. 
Банальность позднѣйшей пословицы въевое время осудилъ съ обыч- 
ной мѣткостью Ѳ. И. Буглаевъ „какъ порожденіе моды, она воз- 
никаетъ и пропадаетъ случайно. Игривость языка въ ней еще за- 
мѣтна, но мысли уже нѣтъ. Не имѣя никакого существеннаго для 
ЖИ8НИ значенія, она применяется только къ пустой болтовнѣ". 

Въ этомъ именно поражающее отличіе самобытной пословицы, 
вышедшей изъ устъ народа и вращающейся въ общенародной массѣ, 
отъ случайной сентенціи или мѣткаго выраженія, которое всегда 
можно свести къ опредѣленному поводу, или даже извѣстному автору. 
Величавое, эпическое теченіе народной пословицы несоизмѣримо съ 
вымученной мѣткостью изреченій новѣйшей формаціи. Сборникъ 
Балладоро даетъ богатый матеріалъ послѣдней *). 

>) Напр. іа всіепга вепга сгііегіо — Рё ип <Ьпа вепга таг! (р. 34), или: 
Ѵоі рій 1а ргаііса, сЬе 1а ^гатаііса, (р. 119) в т. п. 

а ) Отталкивающей рѣзкостью формы выдаются пословицы, имѣющіл въ виду 
крестьянина: 

Тгі авепі е ип ѵііап, *а ^иа^го Ьевііе (р. 69). 

Сі /а ріавегі аі ѵііапі, ?а сИвреіо аі поте о!е Біо (ІЬМ). 

П Га ип ріавег а ип ѵііап, ее вриа іп тап. 

Илв: (^иапао еі ѵііап /а Ьеп, Гасдиа веса еі Гіеп (С. — р. 70) ■ т. и. 

3 ) См.Ѳ. Буслаева, Русски пословицы и поговори, въ „Архивѣ" Калаіева, 
кн. 2, II (стр. 62). 

*) Напр. Ріапіо <1е сіопа е висіог <1е саѵаіа, N0 ее ($Ъе Ьа<Іа— (р. 24 N. Е ); 
Ріапіо <1е йопа, йшіапа <1е таіігіа (іЪі<Ь % — Эіо Іе ѳсатрі (іасапі е даіі, Б сіа 
1е Допе сЬе $Ъ'а і товіасі (іЪісі); (р. 26): Ё ріи Гасііе ігвѵаг Гаввепио (=полавь) 
сЫсе, СЬе вііепгіо сіоѵе вп'ё (іопе.— ^а йопа раг евваг раНеіа, Ьіво^па сЬе 1а 
рп'аЫа ^ині^о Ъ: Ьеіа, Ьопа, Ьгаѵа е Ьеггі (= деньгу). — }ё рій 1е (іопе, сЬе 
диаічіа і отепі, сЬе 1е аіеіе, сЬе диагсіа 1а Іега. — *р. 27): 8о1<1о е (іопа— 
іпдапа одпі рагвопа. — (р. 66): Воп паво, Га ші ЪѳІ ото (р. 56): Ьа йопа рісо- 
Ііпа Гё вдтрге Ьеіа.— Ьопа Ьіапса а евваг Ъеіа росо тапеа., в т. и 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИВДІОГРАФІЯ 



187 



Имѣя дѣло съ пословицей преимущественно позднѣйшей формаціи, 
собиратель веронской пословицы могъ притти къ убѣжденію, будто 
вообще пословица, наравнѣ съ пѣсней и т. п., является уже для 
народа продуктомъ литературным* поэтому-то она стремится ото- 
рваться отъ даннаго нарѣчія и пытается приблизиться къ той формѣ 
выраженія^ въкоей она видигь признакъ литературнаго языка" (р. 13). 

Если разсмотрѣть веронскую пословицу по сравненію съ обще- 
итальянской, то она раздѣлитъ пристрастіе последней къ отвлечен- 
ной, трезвой форму лѣ: этимъ она отличается отъ пословицы араб- 
ской, греческой, нѣмецкой, славянской и др. Картинность и изобиліе 
образовъ, пристрастіе къ анекдотической, осязательной и наглядной 
формѣ выраженія встрѣчаются здѣсь лишь въ видѣ исключенія '). 

Виднымъ преимуществомъ веронской, какъ и вообще итальянской, 
пословицы является равноображеніе бытовыхъ, общественныхъ отно- 
шеній, которыя она отражаетъ. Любопытно вылилось въ ней отно- 
шеніе общества къ духовному классу, къ адвокатскому сословію 
и т. п. *). 

Остается сказать о пріемахъ собирателя. Составитель сборцика 
отнесся, повидимому, къ своей задачѣ вполнѣ серьезно. Критикуя 
своихъ предшественниковъ (Пешетти, Поццати и др.) за ненаучное 
отношеніе къ дѣлу, онъ заимствуешь веронскія пословицы только 
у двоихъ предшественниковъ: у Пасквалиго и Джуліари '), причемъ 
тщательно исправляешь діалектическія неточности, допущенныя его 
предшественниками. Тѣ пословицы, которыя удалось ему провѣрить 
и прослушать лично, отмѣчены звѣздочкой. Подобнымъ же образомъ 
и изъ массы общеитальянскихъ пословицъ внесены въ сборникъ лишь 
тѣ, которыя услышаны имъ въ живомъ веронскомъ говорѣ (р. 11). 
Въ пословицахъ, собранныхъ самостоятельно, Балладоро пытается по 
возможности точно передать звуковыя особенности мѣстнаго праиз- 
ношенія (р. 12). По пути онъ затрону лъ любопытный вопросъ 
о складіъ современной пословицы: — „одни пословицы вылились въ 
прозаической, другія въ стихотворной формѣ: большинство стоить на 



*) "Оп огЬо к ігоѵі ип Гего сіасаѵаі (р. 47); Росо рай— росо 8апІ' Апіопіо 
(р. 126; Сі (=сЫ) пота а Юг Ра8^иа еКасЫ, ѵаа Гіпіегпо а саѵаі (8. р. 147) 
■ т. д. 

2 ) Напр. (р. 64): 8е ѵоіі ѵеааг еі гіііиѵіо ипіѵегааі, 

МѳЙ аосіеге ргеіі а іоіа а сНвпаг. — 
Илв: Боіогі е ргеіі по оа таі дпепіе а дпеввип (8.) . — 
Ьё теіо ип Ъоп весоіаг, сЪе ип саііѵо ргеіе.— 
Тгѳ сове аітііі: ргеіе, аѵосаіо, тогіе: 
Б1 ргеіѳ іоі сіаі ѵіѵо е сіаі тогіо; 
І/аѵосаіо — (іаі апіо в ааі Іогіо; 
Ьа тогіе ѵоі еі йеЬоІе е еі Гогіе. 
Интересна поговорка, пошедшая отъ переселенцев ь въ Америку: ^'ас^иа ае 
шаге 1а Іаѵа Ло іиіі і оеЪііі (р- 142— N. Е).) ■ т. п. 
8 ) 8адоо сіі РгогегЬі, Расегіе ророіагі ѵегопеві. 1889. 



ОідШгесІ Ьу 



188 



ЭТНОГРАФИЯ ВСКОВ ОБОЗРѢНІВ. 



рубежѣ между той и другой, поелику ухо простонародна™ поэта не 
всегда бываетъ вѣрнымъ судьей размѣра. Такъ это теперь, такъэто 
было и прежде,— обстоятельство, которое не долженъ упускать изъ 
виду собиратель фольклора, какъ справедливо замѣтилъ Ф ІІелле- 
грини *), который, между прочимъ, обрати ль внпманіе на слѣдующее 
явлепіе: пауза въ средпнѣ одиннадцати-слогового стиха зачастую 
вводить въ заблужденіе народнаго поэта, коему думается, будто здѣсь 
именно кончается стихъ, вслѣдствіе чего (говорить Пеллегрини) по- 
является александрійскій равмѣрь вмѣсто одиннадцати-слогового, дру- 
гими словами два шести слоговыхь вмѣсто одного одиннадцати-слогового . 
Это явленіе можетъ быть выражено въ болѣе общей формѣ, именно, 
что срединная пауза разрываетъ стихъ такимъ образомъ, что поэтъ 
теряете чутье къ одиннадцати-слоговому размѣру п принимаетъ за за- 
конченный стихъ извѣстную его часть, вслѣдъ за которой помѣщаетъ 
поэтому одинъ либо два стиха этого видоизмѣненнаго размѣра и от- 
брасываете одиннадцати-слоговой размѣръ. Срединная цезура, стало- 
быть, понимается такимъ образомъ, что поэтъ проникается здѣсь 
внутренней риемой или ассонансомъ: на этомъ именно основалось лео- 
нинское стихосложеніе съ внутренней риѳмой на цезурѣ (р. 13 — 14). 

Впрочемъ, изъ сборника Балладоро можно видѣть, что часто вен- 
чаются ассонирюущія риѳмы въ концѣ стиховъ (азепеі — рог/еі; 
тагсапіе— Іерапіе и т. д.). 

Нѣсколько странно дѣйствуетъ на глазъ читателя въ сборникѣ 
Балладоро способъ размѣщенія собраннаго имъ матеріала: онъ раз- 
бить по рубрикамъ, какъ будто общепринятый азбучный порядокъ не 
вмѣстилъ бы всего разнообразія собранныхъ имъ пословицъ и погово- 
рокъ. Эти искусственно придуманныя рубрики непріятно поражаютъ 
читателя, хотя авторъ и завѣряетъ, что онъ руководствовался не 
случайнымъ пропзволомъ, а придерживаясь извѣстной системы (р. 15). 
„Можетъ случиться, говорить онъ, что иная пословица предъявить 
претензію фигурировать въ нѣсколькихъ рубриках ъ. Это неудобство 
легко можно устранить при помощи принятой мной системы, именно 
присматриваясь, для какой основной цѣли первоначально составилась 
и употребляется извѣстная пословица". Но это далеко не такъ 
просто, какъ думаетъ авторъ, что подтверждаете его же собствен- 
ный сборникъ. Такъ, мы находимъ въ разныхъ рубрикахъ вполнѣ 
аналогичный пословицы. Напр., въ рубрикѣ: „человѣкъ въ частности, 
при различныхъ общественныхъ отношеніяхъ"— находимъ поговорку: 
Сі (=с!іі) ріапіа Ьгосоіі, по тадпа Ьгосоіі (р. 63). Въ другой 
рубрикѣ (аяіош, йпе и^ііе опезіо: есопотіа гигаіе} встрѣчаемъ 
подобное же изреченіе: Сі ріапіа йаіагі, по та<гпа <Шагі и т. п. 
Та и другая поговорка выражаютъ одну и ту же мысль: сі Іаога, 
по та<?па (трудящійся не пользуется плодами оте труде въ своихъ). 

*) См. Пвегѵепіезе <1еі ЪатЪегіаггі е сіеі Оегетеі. (Воіодоа, 1891, р. 65). 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА 0 ВИБЛЮГРАФ1Я. 



189 



Да и сами отдѣлы и рубрики отдаютъ какой то натянутостью. 
Крупный раздѣлъ составляютъ „существа"' и „дѣйствія". Первый 
отдѣлъ дѣлится на три рубрики: Богъ, человѣкъ и природа. Чело- 
вѣкъ разсиатривается вь обшемъ и вь частностях'*». Въ общемъ, со- 
образно своей духовной и материальной лриродѣ; въ частности, со- 
образно общесптннымь отногиеніямь и мѣстнымъ, бытовымъ осо- 
бенностями 

Природа разсиатривается сама по себѣ и видонзмѣнснная искус* 
ствола (тосІіГісаи гіаіі агѣе) и т. п. Наивность такой классифи- 
каціи всюду выдаетъ себя. Такъ, въ послѣдней рубрикѣ (природа, 
видоизиѣненная искусствомъ) въ первыхъ строкахъ читаемъ: Ѵесіі 
Кароіі. е роі шогі еіс Было бы много полезнѣе, если бы взамѣнъ 
этихъ придуманныхъ схемъ, авторъ удовлетворилъ нашему любопыт- 
ству, сообщивъ напр., насколько распространенъ собранный имъ 
матеріалъ веронской пословицы въ Истріи и на Далматинскомъ по- 
бережья (т. е. въ предѣлахъ господства веронскаго говора), если бы 
приложилъ діалектологическій аппаратъ и т. п. 

Авторъ обѣщаетъ въ недалекомъ будущемъ продолжать свои экскур- 
сы въ области фольклора и обнародовать матеріалъ разнообразнаго 
содержанія: народную легенду, заговоръ, пѣсни, загадки, народную 
медицину, суевѣрія и т. п. Цожелаемъ успѣха благому и интерес- 
ному дѣлу. 

А. Д. Карнѣевѵ 

Аидиві, ЕшІІ и. Нале Віеіепзіеіп. $Ыіеп аиз сіет 
(ЗеЬіеіе сіег ІеШзЫіеп АгсЬйоІодіе, ЕіЬпэдгарЫе и. МуіЬоІодіе. {Оттискъ 
изъ Мадагт д. ІеМізск — ІШегагізсНеп Ѳе$еІІ8сЫ[і. Еіда. 1896, 
8, стр. 61 + 178 + 

ИзвѣстныЙ знатокъ и изслѣдователь быта и исторіи латышей 
пасторъ А. Биленштейнъ вмѣстѣ съ двумя сыновьями (также пасто- 
рами) издали подъ приведеннымъ заглавіемъ Сборникъ, въ который 
вошли слѣдующія статьи: Л. Билвнштейнь: Ріе аііе АѴаІсІЪіепеіь 
гисМ йег Ьеііеп; его же: Біе паііопаіеа Оеігапке сіег аііеп ЬеМеп 
(Віег, МеіЬ, Вігк^аззег); 3. Биленштейна: \Ѵіе (ііе аііеп Ьеііеп 
^еігеіі ЬаЬеп и Г. Биленштейна: Біе йеемга (Ші (ОоЦевзбЬпе) сіев 
ІеШвсЬеп Ѵоікзііейез. Псточникомъ всѣхъ четырехъ статей служатъ 
обширныя собранія латышскихъ пѣсенъ, м. пр. и самого А. Билен- 
штейна: статьи представляютъ какъ бы объясненіе къ пѣснямъ, 
иногда въ значительной степени дополненное наблюденіями надъ бытомъ 



1) Кстати, одна іюбопнтнал особенность народнаго говора замѣщѳвіе 
звуаа е ввукот а: раге (=рег); рагіеіа (= регіеПа): евваг (=ѳв8еге): раг- 
8оп (= регвопа) и т. д. Встрѣчаюгся наивиыя поясненія (р. 113): — „ра&пі~ 
рапш*, — это одинъ нзъ частннхъ случаевъ вліявіл ыеударлемаго г на пред- 
шествуюлце 4, <І, п, 1,— свойствевнаго извѣстнамъ сѣвернныъ говораиъ. Иввѣстные 
веровнамн отсутствуют*: 2оѵепі (а не: 2оѵіпі), ЪгосоН (а не Ьгосиіі) н т. д. 



ОідШгесІ Ьу 



190 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІЕ. 



латышей. Пѳрвыя двѣ статьи, касаются способовъ пчеловодства, отно- 
шенія къ пчеламъ и пр. и способовъ добыванія и приготовленія пива, 
меда и березодаго сока у латышей. Пчеловодство играло видную роль 
въ хоэяйствѣ древнихъ латышей; количество пѣсенъ, имѣющихъ то 
или другое отношение къ пчеламъ, у нихъ вслѣдствіе этого чрезвы- 
чайно значительно. Но время сложенія пѣсенъ относится не къ одной 
эпохѣ; благодаря этому въ нихъ отразились различный стадіи раз- 
витія пчеловодства и возстановить исторію этого развитія составляетъ 
задачу А. Биленштейна; удачно подбирая и комментируя различный 
пѣсни, авторъ начертываетъ картину постепеинаго совершенствования 
способовъ пчеловодства, начиная отъ самыхъ рудиментарныхъ пріемовъ. 
Изучить лріемы изготовления хмѣльныхъ напитковъ и развитіе этихъ 
пріемовъ у латышей на основаніи пѣсевнаго матеріала составляетъ 
содержаніе второй статьи маститаго изслѣдователя. Обширная 
и интересная статья Э. Биленштейна имѣетъ цѣлью возстановить 
исторію брака и свадьбы главнымъ образомъ на основаніи свадебныхъ 
пѣсенъ латышей. Пріемъ этотъ не новь: значеніе произведена народ- 
наго творчества, именно бытовыхъ и обрядовыхъ пѣсенъ, какъ мате- 
ріала ря изученія исторіи древнихъ нормъ права, давно уже оцѣненъ 
изслѣдователями. Въ частности для населенія балтійскихъ губерній по- 
пытка начертать исторію развитія брака у эстовъ при помощи изуче- 
нія ихъ пѣсенъ была сдѣлана г. Шредеромъ; работа послѣдняго по- 
видимому побудила и Э. Биленштейна предпринять аналогичный трудъ 
по исторіи брака у латышей. Съ нѣкоторыми выводами и толкованіями 
автора можно не соглашаться: онъ стоить еще на прежней точкѣ зрѣнія, 
признававшей существованіе коммунальная брака, повидимому скло- 
ненъ признавать и обязательность развитія брака куплей изъ брака 
похищеніемъ и пр. Но работа его стоить въ томъ отношеніи значи 
тельно выше труда г. Шредера, что онъ привлекаетъ для уясненія 
главныхъ своихъ положеній не исключительно пѣсенный матеріалъ, 
какъ это дѣлаетъ г. Шредеръ, а провѣряетъ и дополняетъ его на 
основаніи данныхъ языка и изученія свадебныхъ обычаевъ современ- 
ности. Благодаря этому работа Э, Биленштейна значительно полнѣе и 
детальнѣе освѣщаетъ исторію развитія брака у латышей и, оставляя 
въ сторонѣ нѣкоторые недостатки, представляетъ интересный трудъ 
по первобытной культу рѣ латышей. Послѣдняго къ сожалѣнію нельзя 
сказать о статьѣ, принадлежащей Г. Билснттейну: Оіе йее^а йёіі . 
Въ литышскихъ пѣсняхъ нерѣдко упоминается о ссыновьяхъ бога>; 
авторъ на основаніи пѣсенъ старается опредѣлить ихъ природу и ха- 
рактеръ дѣятельности, чтобы затѣмъ перейти къ рѣшенію вопроса, о 
значеніи ихъ въ латышской миѳологіи. Г. Биленштейнъ стоить еще 
всецѣло на устарѣлой точкѣ зрѣнія при объясненіи миѳовъ: йее^а 
йёіі, по мнѣнію автора, не болѣе какъ олицетворенія облаковъ; онъ 
оспариваетъ мнѣнія Маьтарта, который хотѣлъ видѣть въ латышскихъ 
«сыновьяхъ бога> утреннюю и вечернюю звѣзды. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И ВИВЛІОГРАФІЯ . 



191 



Если откинуть небольшую замѣтку Г. Биленштейна, какъ не 
представляющую научнаго значенія, сборни гъ гг. Биленштейновъ 
можно признать интереснымъ и полезнымъ вкладомъ въ этнографи- 
ческую литературу, посвященную быту латышей. 



С. Маріаиъ. Румынскіе заговоры*). (Ога]І, Га г тесе, ві 
(ІевГасегГ айипаіе йе5. РІ. Магіап" «Апаіеіе Асадетіеі 
Кот&пеі 8егіа II. іот. XV. <Метогіі1е весііипеі Іііегаге» . Виси- 
гезсі. 1893. р. 77—172). 

При первомъ же знакомствѣ съ румынскими заговорами поражаетъ 
насъ ихъ стихотворная форма; правда, очень рѣдко соблюдается 
ритмъ, онъ часто мѣняется вмѣстѣ съперемѣной цѣлагоряда риѳмо- 
ваныхъ окончаній, но риѳма наблюдается почти во всѣхъ стихахъ. 
Если есть шероховатости въ стихахъ-заговорахъ, то объясняются 
онѣ вопервыхъ тѣмъ, что каждый стихъ очень коротокъ — около 
четырехъ хореевъ; во-вторыхъ тѣмъ, что заговоры эти очень рѣдко 
передаются другому лицу добровольно, а должны быть «украдены» 
со словъ знахарки, такъ какъ только при такой нередачѣ заговоры 
сохраняютъ свою силу; въ-третьихъ, по словамъ С. Маріана, 
заговоры не поются, даже не говорятся, но произносятся шепо- 
томъ. 

Вотъ примѣры формы румынскихъ заговоровъ: 



*) Литература предмета: С. Б.Теосіогевсо Роевіі рориіаге гоілапе.Васигев'!. 
1885. р. 856 — 398— Народим румынс кая воэзіл; Б. Р. Ьиравси. МеаЧсіпа ЪаЬе- 
Іогй, айипаге сіе «Зевсапіесе, гевеіе (іе (ІоЛогіІ іі огадііогй ЪаЪевсІ. Ехігавй ()іп. 
Апаіеіе АсасіетіеІ готапе 8егіа Л. іот XII. Метогіііі весііппе Іііегаге. Висиг. 
1890— ліченіе у знахарожъ, собраніе ваговоровъ, лічебвыхъ средсівъ и вагово* 
ровъ у звахдровъ. Оттісеъ нот» іітопвееі румввсвой ахадеміи; 8. ІЛиЬа ві А. 
іапа. Меёісіпа ророгаіа, сгесііпіе, сіаііпі, йоГіогіІ аі йевсапіесе ророгаіе. Ка- 
шШа. ап. 1891. 45— 47, 49—52, ап. 1892, №6 1—13 ві 22— Народное 
лѣчевіе,вѣроваиія,обнчаи, медвцинскіл лѣчеиі л, средства в заговори народные. Жур- 
нал „Семья"; К. Ргехі. Ьевсапіесе (ііп Апіеаіа. СопоогЪігІ Іііегаге ап; 1891 — 92. 
р. 353, 445 ві 597— заговори въ Аддялѣ. Журналъ „Литературная собесѣдованіл"; 
ВевргесЬіш&віогшеп сіег Кошапеп іп 8іеЪепЪйг#еп въ ЗеіівсЬгіГі № Ѵоіжаішшіе 
т. 1. І/еіргід. 1889, внп. 4 и 5, т. II, вив. 1, 2, 4 в 5.— формулы заговоровъ 
у Румниъ Семвградскнхъ въ „Періоднчесюмъ нзданін но народовѣдѣнію* . 



Н. X. 



Пеле де кыне! 
Се аре ын гура? 
Пріказ ши ура!... 




Че аре не кап? 
Пеле де драк! 



Ба німе' н луме н'о веде, 
Шме'н луме н'о ауде. 

Дар а възут'о 

ИГа аузіт'0 

Иайна Домнулуй 

Дін поарта черюлуй... 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



192 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНГВ. 



Далѣе, по содержанію заговоры поражаютъ своей замкнутостью: 
не считая заговоровъ для лѣченія болѣзней, всѣ заговоры почти-что 
исключительно-любовнаго характера. Среди румынскихъ заговоровъ 
не встрѣчается заговоровъ въ путь -дорогу, воинскихъ, противъ силъ 
нечистыхъ, охотницкихъ, обереговъ отъ пьянства, на рыбную ловлю, 
заговоровъ на-подходы, на-торговлю и т. п. -такъ богатыхъ своимъ 
разнообразіемъ въ русской народнрй литературѣ. И всѣ любовные 
заговоры различаются или по своимъ цѣлямъ, или по своимъ момен- 
тамъ, или наконецъ по обстоятельствамъ, среди которыхъ они произ- 
носятся, идѣйствіямъ, которыми они сопровождаются. Іакъ, выражаясь 
терминами русскихъ заговоровъ, въ румынскихъ заговорахъ можно 
назвать слѣдующія группы: заговоры отъ тоски, заговоры стоску 
напустить> сна присушёнье>, „остудные" заговоры „на остуду* между 
любящими людьми, <на разлученіе» и наконецъ заговоры сна порчу» 
и „противъ порчи", которые опять-таки своею цѣлью или своею при- 
чиной имѣютъ одну любовь. 

Румынскіе заговоры не представляютъ вида заговоровъ-молитвъ, 
которыя, обращаясь къ Богу и святымъ въ извѣстныхъ выраженіяхъ, 
обычныхъ и въ „каноническихъ" молитвахъ, даюгъ апокрифическія 
молитвы. Румынскіе заговоры обращаются къ силамъ природы, къ 
предметамъ; если въ заговорахъ упоминается Богородица, святые, то 
только какъ лица дѣйствовавшія въ пользу больного по своему 
иобужденію, а не по силѣ молитвы. Богородица, которая въ одномъ 
заговорѣ замѣнена королевой ночи, раздающей больнымъ свѣтила 
для красоты, сама приходить на помощь дѣвушкѣ, плачущей и воющей 
во весь голосъ с до самаго неба». Богородица сама утѣшаетъ больную, 
спросивъ раньше, отъ чего та плачетъ *). 

Не имѣя духовнаго характера, ваговоры весьма поэтичны, богаты 
эпитетами, фигурами. Вотъ нѣсколько обычныхъ постоянныхъ эпи- 
тетовъ: свѣтлое солнце-братецъ, луна-королева ночи, Змѣй съ золо- 
той чешуей, метла изъ павлиньихъ перьевъ, грабли изъ васильковъ, 
толстая вдова, противная ворона, соколиные глаза, тинистые берега, 
мшистыя скалы, святое солнце восходящее поутру, коростливая ля- 
гушка и др. 

Очень поэтичны и нерѣдко удачны сравненія. Такъ напримѣръ 
красивая дѣвушка сравнивается съ цвѣткомъ, заигрывающимъ съ 
лучемъ солнца; знахарка просить Богородицу, чтобы въ больномъ не 
осталось болѣзни даже такъ мало, какъ мало маковое зернышко, раз- 
пленное на сорокъ частей и брошенное въ море; дѣвушка просить, 
чтобы она выдѣлялась среди другихъ дѣвушекъ, какъ иавлинъ среди 
пернатыхъ, а василекъ среди растеній. 



*) Только одннъ заговор* въ собраиім С. Маріава оканчивается „амн'емъ, 
ьъ то время какъ русскіе ваговоры въ большміствѣ глучаевъ пмѣютъ въ концѣ 
.аминь". 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИВЛОГРЛФІЯ. 193 



Всѣ заговоры, вошедшіе въ ѳтоть сборникъ, С. Иаріанъ разби- 
ваешь на три группы. Признавая такое дѣденіе не вподнѣ удобнымъ, 
я все-же оставляю его. Первая группа — заговоры на порчу, по-ру- 
мынски вражь, множ. нръжѣ. Очевидно, это слово одного корня съ 
русскимъ глаголомъ ворожить, но послѣднее употребляется преиму- 
щественно въ значеніи гадать, въ малороссійскомъ или въ велико- 
россійскомъ въ форнѣ с приворожить» уже имѣетъ значеніе колдовать. 
Цѣль заговоровъ этой группы .вполнѣ опредѣляется формулой: «при- 
чинить кому нибудь большее или меньшее зло". Поэтому заговоры имѣютъ 
своей цѣлью какое-нибудь желаніе овладѣть чужой волей, чужими 
желаніями, заставить кого дѣйствовать по требованіямъ другого лица, 
разлучить любящихъ людей, разсорпть супруговъ, причинить какое 
нибудь несчастье, или совсѣмъ уничтожить человѣка. Конечно, благо- 
даря такой дурной цѣли заговоровъ отъ порчи, ими занимаются по 
большей части спеціалистки, старухи немало видавшія на своемъ 
вѣку и занимаются онѣ заговорами, доставляя себѣ этимъ пропита - 
ніе; очень рѣдко произносить такой заговоръ молодая женщина или 
дѣвушка, потерявшая надежду выйти зймужъ. Такія старухи считаются 
колдуньями; народъ ихъ пе любить, боится и думаетъ, что онѣ про- 
дали душу черту, а Богъ отъ нихъ отказался. Для такихъ загово- 
ровъ самымъ удобнымъ временемъ считаютъ полночь, когда, по вѣро- 
ванію всѣхъ Румынъ, слетаются нечистый силы и рыщутъ по свѣту, 
кому бы напакостить. 

Первый заговоръ этой группы— заговоръ на тоску. Тотъ,кто этотъ 
заговоръ произносить, подходить къ плетню и трясетъ колъ. Бмѣстѣ 
съ этимъ онъ говорить: 

«Я трясу колъ, колъ трясетъ заборъ, заборъ трясетъ перелазь, 
перелазь трясетъ грязь, грязь трясетъ землю, земля трясетъ озеро, 
озеро трясетъ дьявола, дьявола самаго большого, самаго сильнаго изо 
всѣхъ чертей. Ты, Вельзевулъ, выйди пзъ своего логовища и созови 
всѣхъ своихъ чертей, большихъ и малыхъ, — созови ихъ такъ много, 
какъ листьевъ, такихъ злыхъ какъ щелокъ. И пошли ихъ, да по- 
скорѣе, во всѣ страны, во всѣ уѣзды, во всѣ города, во всѣ села 
и во всѣ дома, во всѣ поля, во всѣ дубравы, на всѣ дороги, на всѣ 
дорожки, во всѣ лѣса, во всѣ горныя площади и на всѣ тропинки; и 
самъ ты пойди съ ними». 

Дѣвушка просить Вельзевула съ его силами найти того, котораго 
она хочетъ испортить, котораго она называешь «презрѣннымъ отъ 
Бога, оставленнымъ добрыми людьми, гонимымъ отъ Бога». Дальше 
дѣвушка говорить Вельзевулу, что онъ долженъ сдѣлать съ тѣмъ 
лицомъ, которое хотятъ испортить, если Вельзевулъ найдетъ его. 

«Если вы найдете> , говорить дѣвушка, его дома за столомъ съ 
отцомъ, съ матерью, съ братьями съ зятьями, съ сестрами, съ 
роюрорыми братьями, съ братовыми, съ двоюродными сестрами, съ 
сосѣдями, съ чужанами, найдете его стоящимъ у стола за ѣдой, то 

18 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



194 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІВ. 



вырвите у него ложку, разбейте миску. И пусть братья и зятья... 
сосѣди и чужане— пусть покажутся ему ворчащими собаками и хрю- 
кающими свиньями. А если вы застанете его за столомъ съ толстой 
вдовой, съ красивыми дѣвушками, то вырвите у него ложку, разбейте 
миску, и пусть его любовницы покажутся ему брюхатыми суками, 
паршивыми свиньями. Если вы найдете его въ дорогѣ или застанете 
спящимъ, сбросьте его на землю, мучьте его, преслѣдуйте я пошлите 
къ такой-то. Бѣгите за нпмъ на 99 -ти ногахъ, возьмите его силой 
и пошлите къ такой-то. Колите его, пронзайте его 99-ю языками- 
колючками, языками пронзающими и приведите его къ такой-то. Пой- 
майте его, бейте его 99-ю хвостами ловящими и бьющими; поймайте 
его за лицо, бейте его сзади, кипятите въ немъ кровь, пошлите его 
къ такой-то»! 

Дальше продолжаются такія же приказанія.-Дѣвушка приказы- 
ваетъ нечистымъ силамъ непремѣнно найти его какъ можно скорѣе, 
сегодня же вечеромъ, не давать ему ни покоя, ни мѣста, сбрасывать 
его отовсюду, куда бы онъ ни легъ, куда бы онъ ни сталь, пере- 
носить его съ мѣста на мѣсто, мучить его «въ панталоны ему— про- 
ливной дождь, въ штаны — мышей, въ туфли— крысъ» . «Какъ горитъ 
пламя въ печи у трубы, такъ пусть горитъ и его душа за Домнику 
(имя больной), за ея думы, за ея жизнь». 

Дальше опять повторяется просьба къ Вельзевулу найти такого- 
то, гдѣ бы онъ ни отыскался. Если онъ будетъ найденъ, «несите его 
къ такой-то съ быстротой мысли, съ легкостью вѣтра, несите его 
чрезъ лѣса безъ сосенъ, чрезъ поля безъ луговъ, черезъ воды безъ 



раждала его, такъ и ему пусть будетъ тяжело, пока онъ не пойдетъ 
къ такой-то, не станетъ говорить съ нею, цѣловать ее, любить ее. 
Заговоръ оканчивается угрозой самому Вельзевулу. «Ты, царь, слу- 
шай меня, не забывай того, что я сказалъ тебѣ! Если ты не забу- 
дешь и послушаешься меня, то возьму я изъ архіерейскихъ табуновъ 
чернаго, какъ воронь, жеребца и дамъ его тебѣ; чернаго жеребца, 
какъ воронь, и быстраго какъ огонь возьму я изъ царскихъ табу- 
новъ и дамъ его тебѣ; если ты, рогатый царь, послушаешься меня, 
то я возьму и дамъ тебѣ ребенка отъ взрослой дѣвушки, ребенка 
некрещеннаго, не молитвеннаго. А если ты меня не послушаешься, 
то ты сыграешь плохую шутку: какъ женщина, я поймаю тебя и 
всажу въ тебя веретено, выколю изъ черепа глаза и сдѣлаю тебѣ 
и другія несчастья». 

Слѣдующій заговоръ очень похожъ на предыдущій. Онъ произ- 
носится надъ огнемъ, который дѣвушка прикрываетъ золой при помощи 
веретена, непремѣнно украденнаго подъ день Андрея или подъ Новый 
годъ. Въ то время, когда дѣвушка накрываегъ огонь, и такимъ об- 
разомъ тушить его, въ комнатѣ никого больше не должно быть. За- 
тѣмъ она перебрасываетъ веретено черезъ крышу дома и ложится 



бродовъ, черезъ 




тяжело было, когда она 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



I 



КРИТИКА И ВНВЛОГРАФІЯ 195 

спать. «Тебя, огонь», начинаетъ заговоръ дѣвушка «я накрываю, 
накрываю тебя и тушу, а ты раскройся и снова загорись» . Дѣвушка 
просить огонь превратиться въ змѣя съ золотыми крыльями и золо- 
той чешуей, съ 99-ю головами, 99-ю глазами, 99-ю языками, 99-ю 
ногами, и итти по свѣту къ тому парню, котораго любить дѣвушка, 
и провести его къ ней. 

Она отдаетъ змѣю такія же приказанія, какія встрѣчались въ 
предыдущемъ заговорѣ: если ты застанешь его за столомъ и т. д. 
заговоръ кончается приказаніями змѣю привести къ ней ея возлюб- 
леннаго. 

Въ оромъ заговорѣ дѣвушка говорить: не въ глину, не въ землю 
я втыкаю этотъ ножъ: а втыкаю его я въ сердце того, который 
разлученъ со мной. Говоря эти слова и весь заговоръ, дѣвушка мед- 
ленно всаживаетъ ножъ въ землю въ уголъ дома, лучшее время для 
успѣха заговора— вечерь субботы. «Вечеромъ въ субботу», говорить 
дѣвушка, «вышла я во дворъ; посмотрѣла на гору — ничего не уви- 
дала, посмотрѣла на долину — я опять ничего не увидала, посмотрѣла 
на западъ— ничего не увидала, посмотрѣла къ востоку— и увидала 
тамъ ІІажюру, въ огонь одѣтую, опоясанную, огнемъ окруженную». На 
вопросъ дѣвушки, куда идетъ Пажюра, она отвѣчаетъ, что идетъ она за- 
жечь лѣса, поля обратить въ пустыни, высушить долины и разбить камни. 
Дѣвушка просить ее не дѣлать этого: «оставь» говорить она, «пусть 
лѣса покрываются листьями, поля пусть цвѣтутъ, долины пусть зеле- 
нѣютъ, камни пусть останутся большими». Дѣвушка предлагаете ей 
итти къ ея суженому, давая Йажурѣ такія же приказанія, какія встрѣча- 
лнсь раньше, правда съ сокращеніями и незначительными измѣненіями. 

Въ неболыпомъ заговорѣ на ту же тему призывается луна. «Ты 
прекрасна», говорить, обращаясь къ лунѣ, дЬвушка, желающая выйти 
замужъ, «и красива, ты королева ночи. Есть у тебя лошадь, а уз- 
дечки нѣтъ. Вотъ тебѣ мой поясъ; сдѣлай своей лошади уздечку и 
поѣзжай къ моему суженому». Далѣе она высказываетъ приказаніе, 
обычное по формулѣ: не давай ему ни спать ни отдыхать, гдѣ бы 
ты его ни нашла, хотя бы въ девятомъ селѣ. Этотъ заговоръ про- 
износится въ новолуніе: Румыны весьма поэтично называютъ новый 
мѣсяцъ новымъ королемъ, луну— королевой ночи. 

Въ такомъ же родѣ заговоръ, который произносить дѣвушка, 
одѣвая новый поясъ. Она просить поясъ сдѣлаться змѣйкой, змѣемъ 
съ золотой чешуей и пойти на поиски ея суженаго; при этомъ 
повторяются въ сокращеніи обычныя приказанія. Въ концѣ заговора 
она высказываетъ желаніе, чтобы ея суженый, безъ нея мучился такъ, 
какъ мучилась его мать въ родахъ. 

Въ слѣдующемъ неболыпомъ заговорѣ, мало характерномъ, призы- 
вается какой-то «Теме», котораго С. Маріанъ считаетъ миѳологиче- 
скимъ существомъ (нримѣчаніе 1-е), не давая впрочемъ объяснены 
своему предположение . Дѣвушва говорить: «Выйди, теме, не бойся, 

13» 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



196 



этнографической овозрѣнів. 



выйди изъ своего логовища, ивъ своего обиталища, иди къ такому-то, 
войди въ воротъ рубахи и расположись въ его сердцѣ>. 

Вотъ еще нѣсколько любовныхъ заговоровъ. На горячіе уголья 
дѣвушка ставить верхъ-дномъ горшокъ, вертитъ его и говорить: 

«Не горшокъ я верчу, а верчу я думы, слова и сердце такого- 
то, отворачиваю его совсѣмъ отъ другихъ дѣвушекъ ко мнѣ, чтобы 
показалась я ему барыней съ лица, а павой сзади. Сколькимъ людямъ 
я ни покажусь, всѣ они будуть хвалить меня; съ ними я буду играть, 
буду цѣловать ихъ въ губы. Они возьмуть меня за руку и съ ними 
я буду забавляться». 

Обычное пожеланіе: не спать, не ѣсть возлюбленному— повторяется 
въ неболыпомъ заговорѣ, который произносится при приготовленіи 
постели. 

Въ концѣ заговоровъ этой группы, имѣющей преимущественно 
любовный характеръ, есть два заговора, болѣе характерныхъ, чѣмъ 
остальные. Первый заговоръ произносить тогда, когда хотятъ раз- 
лучить двухъ людей, супруговъ или жениха съ невѣстой, когда хотятъ 
сдѣлать ихъ противными другъ для друга для того, чтобы потомъ 
приворожить къ себѣ одного изъ «ихъ; скррѣе это дѣлается дѣвуш- 
ками или женщинами, такъ что заговоры имѣють цѣлью отбить муж- 
чину. Заговоръ начинается нѣсколькими вопросами. 

— «Кто это, кто это»? — «Екатерина» !—« Что у нея на головѣ?» 
«Шкура дьявола!»— Что у ней на тЬлѣ? Волчья шкура! Что у ней 
на жилахъ? Собачья шкура! Что у ней во рту? Проказа и ужасъ! 
Если она такая (страшная), то пусть такой-то бѣжитъ отъ нея, 
какъ отъ черта, и пусть боится ее, какъ волка, и остерегается, какъ 
бѣшеной собаки». 

Въ заговорѣ называются по именамъ люди, которыхъ хотятъ раз- 
лучить. Тѣ подробности, которыя сопровождают!» произнесете этого 
заговора, основаны на символ измѣ. Для этого ворожка отправляется 
въ лѣсъ и ищетъ дерево-близнецовъ, т. е. такія деревья, которыя 
срослись вмѣстЪ, выходя изъ одного корня. Дальше оба эти дерева 
должны разойтись уже другъ отъ друга и расти въ разный стороны. 
Это и должно быть символомъ разлуки двухъ любящихъ людей, жив- 
шихъ раньше въ любви и согласіи. Изъ подъ корней такого дерева 
ворожка беретъ немного земли, заворачиваегь ее въ тряпочку и дер- 
житъ при себѣ, ожидая случая, когда эта пара будетъ вмѣстѣ Увидя 
ихъ вдвоемъ, она произносить про себя этотъ заговоръ и бросаетъ 
землю промежъ нихъ. 

Второй заговоръ произносится дѣвушкой для того, чтобы при- 
ворожить къ себѣ парня, чтобы онъ другихъ дѣвушекъ не любилъ, 
не говорилъ бы съ ними и не приглашалъ на танцы. Этотъ неболь- 
шой заговоръ она произносить на танцахъ, по адресу своей сопер- 
ницы, называя ее по имени. 

«Прочь, черная ворона, противная! Вѣдь я такая-то— самая кра- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИБЛІОГРАФІЯ 



сивая, среди всѣхъ дѣвушѳкъ лучшая. Я цвѣтъ села, цвѣтъ (собств. 
верхушка) василька, глава народа, любовь парней, предмета хвалы 
для иолодцовъ, красивый виноградъ въ цвѣту... Когда я стану го- 
ворить, я услажду всѣхъ парней, всѣхъ подростковъ и молодцовъ, 
всѣхъ сельчанъ и прихожанъ. Кто будетъ со мной, тому будетъ ве- 
село, какъ отъ хорошаго вина, кто ко мнѣ прикоснется, онъ будетъ 
облизываться, какъ будто бы отъ меда. 

Ко второй грушіѣ С. Иаріанъ относить любовные заговоры, по 
румынски— фармече единств, фармек. Заговоры этой группы имѣютъ 
цѣлью сдѣлать дѣвушку красивѣе, заставить полюбить ее тѣхъ пар- 
ней, которыхъ она захочетъ; такимъ образомъ цѣль этихъ загово- 
ровъ хорошая, не имѣетъ дурного характера «вражей». Поэтому въ 
нихъ не разъ обращаются уже къ Богородицѣ, а всегда почти — къ 
ключевой водѣ, къ росѣ, къ солнцу— однимъ словомъ къ предметамъ 
чистымъ и святымъ. Если приходится при произнесеніи такихъ за- 
говоровъ употреблять какія нибудь травы, коренья, то и травы и ко- 
ренья берутся чистыя, по большей части безвредный. Точно также 
и время, необходимое для наговариванія, — раннее утро, когда вся 
природа еще спокойна, когда нечистый силы доканчивають свои ноч- 
ныя шалости или отправляются на покой. Все это характеризуешь 
эту группу заговоровъ, имѣющихъ спеціально любовный характеръ. 
Впрочемъ, чистота заговоровъ только кажущаяся, потому что для 
того, чтобы заставить какъ нибудь полюбить, нужно сначала овла- 
деть его волей и помрачить его разсудокъ, какъ видно изъ текстовъ 
самихъ заговоровъ. Эта группа начинается большимъ заговоромъ, въ 
которомъ упоминается имя больной Маріора (Иарія). Въ началѣ за- 
говора говорится, что, собравшись Маріора, отправилась по дорогѣ 
Траяна къ рѣкѣ Іордану, набрать изъ рѣки холодной воды и смыть 
съ себя тоску. 

«Но не могла она даже приблизиться къ рѣкѣ, такъ какъ было 
тинисто, грязно, — и вернулась назадъ. Никто не увидѣлъ ее, никто 
не услышалъ ее; одни только ненавистники и всѣ враги. Только они 
видѣли ее, вышли раньше ея и бросили большой чурбанъ подъ ноги 
Маріоры. Бросили они чурбанъ, онъ отнялъ у нея ноги, связалъ ру- 
ки, сдѣлалъ ее нѣмой, глухой, слѣпой... Не стала Маріора молчать, 
а плакать начала громко до самаго неба, плакать и вздыхать слезами 
до самой земли, вздохами до Святого Бога». 

«Никто не увидѣлъ ее, никто не услышалъ ее, только Матерь 
Божья услышала ее вверху отъ райскихъ воротъ. Только Пречистая 
увидѣла ее и позвала ее по имени: Маріора, чего ты голосишь, на 
что ты жалуешься мнѣ громко, до самаго неба, плачешь и вздыхаешь 
слезами до самой вемли, вздохами до Святого Бога? — Какъ мнѣ не 
голосить, какъ мнѣ не жаловаться?» 

И вотъ Маріора разсказываетъ, к$къ она отправилась къ Іордану, 
какъ она неудачно вернулась домой и какъ на дорогу ей бросили 
чурбанъ, который ее вотъ обезобразилъ. 



ОідШгесІ Ьу 



198 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



<Тогда Матерь Божья вверху опустила изъ райскихъ воротъ золо- 
тую лѣстницу, вышла къ ней навстрѣчу, взяла ее за руку, повер- 
нула ее къ солнцу и оттуда отправилась, сопровождая Марію, по 
дорогѣ Траяна къ рѣкѣ Іордану. Затѣмъ погрузила она меняно поясъ 
въ воду и вымыла. Моетъ меня Матерь Божія, копаегь серебряный 
деньги и гребетъ ихъ мнѣ граблями, мететъ ихъ перьями, граблями 
изъ василька, перьями отъ павлина. Моетъ она меня и гребетъ мнѣ, 
мететъ и чистить меня. И вымыла она меня хорошо, хорошо вы- 
чистила отъ темени отъ самого лица до самыхъ лодыжекъ и до кон- 
цовъ пальцевъ. Хорошо вымыла, хорошо вычистила отъ тоски, отъ 
измѣны>... 

Очистивъ Маріору отъ всѣхъ недостатковъ, отъ всѣхъ ея враговъ, 
Богородица сняла съ ея головы терновый вѣнецъ и возложила на нее 
золотую корону. Затѣмъ, она одарила Маріору любовью и сдѣлала 
ее красавицей. 

<Вынула она изъ черепа противные глаза и положила туда глаза 
сокола... Сняла Пречистая съ прекраснаго лица ея кожу коростли- 
вой лягушки, одѣлила ее красотой и сдѣлала ее цвѣткомъ, который 
заигрываете съ лучемъ солнца... Вынула она изо рта костяные зубы 
и положила подъ языкъ медвяные соты. Сняла она съ нея змѣиный 
поясъ и опоясала ее шелковымъ... Сняла съ нея плотуновые башмаки 
и обула ее въ высокіе желтые сапожки (чисме). 

Преобразившись такимъ образомъ, Маріора начала хлопать бичемъ, 
трубить и призывать любовь: отъ царей съ царицами отъ королей 
съ королевами, отъ поповъ съ попадьями, отъ баръ съ барынями, 
отъ господь съ госпожами, отъ жениховъ съ невѣстами, отъ ворни- 
ковъ съ ихъ женами, отъ шляпъ молодцовъ, отъ косъ дѣвицъ, отъ 
ложъ съ гвоздиками, отъ полей съ цвѣтами». 

Здѣсь начинается послѣдняя часть заговора — заклинаніе. с Кто идетъ? 
Царица? королева? попадья? ворничиха? невѣста? — Нѣтъ! не царица, 
не королева, не ворничиха, не попадья, не невѣста, такъкакъ это — 
красивая Маріора, лучшая изъ всѣхъ. Кто посмотритъ на нее сзади, 
тотъ словно видитъ лицо ея; кто посмотритъ съ лица, какъ будто 
видитъ и сзади. А кто не можетъ видѣть ее, тотъ протягиваетъ 
пальцы, нельзя ли ему поймать ее, чтобы любить ее и поцѣловать. 
Съ этихъ поръ и навсегда, какъ кукушка первая птица, какъ васи- 
лекъ первый цвѣтокъ, какъ серебро лучше мѣди, — такъ и Маріора 
да будегь самая лучшая и самая красивая среди всѣхъ дѣвушекъ 
всѣхъ сель». 

Разночтенія другого варіанта этого же заговора очень незначи- 
тельны. Гораздо интереснѣе тѣ обстоятельства, при которыхъ заго- 
воръ произносится. Рано въ субботу, еще до восхода солнца, дѣ- 
вушка, для которой будутъ произносить заговоръ, встаетъ и отпра- 
вляется къ ручью. Набравъ изъ него воды, она кладетъ въ нее сте- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИВЛІОГРАФІЯ 



199 



бельки василька, и начинаютъ произносить заговоръ. Знахарка или 
сама дѣвушка, т е. то лицо кто произносить заговоръ, держитъ въ 
правой рукѣ связку изъ трехъ перьевъ кукушки или павлина, три 
стебелька василька, связано все это красной ниткой отъ иконы Бого- 
родицы или арханг. Михаила. Если'заговариваетъ знахарка, то лѣвую 
свою руку она держитъ на груди дѣвушки. Этой водой дѣвушка 
моется, отправляясь на танцы, а васильки прячетъ за поясъ. 

Въ оромъ заговорѣ дѣвушка просить себѣ красоты обращаясь 
къ ручью. Рано утромъ дѣвушка идетъ къ ручью, стараясь чтобы 
никто ее не замѣтилъ, три раза умываетъ обѣими руками лицо свое 
и говорить. 

с Доброе утро, бѣлая и чистая вода!— Благодарю вась, (такая-то) 
дурнушка.— Я не дурнушка, а я красива и хороша собой, какъ роза, 
когда расцвѣтаетъ, и святое солнце, когда восходить. Л вышла изъ 
дому и пришла попросить васъ дать мнѣ любовь, красоту и прелесть 
вашу. Какъ весь свѣтъ, всѣ люди, все разумное, всѣ животныя, 
всѣ птицы и звѣри страстно домогаются хорошей и чистой воды, 
такъ и всѣ парни, всѣ молодцы пусть домогаются любви моей, моей 
красоты, моей прелести, говорить со мной, жить со мной, бесѣдовать 
со мной, танцовать со мной. Какъ никто не можетъ жить безъ воды, 
такъ и парни пусть не могутъ жить безъ меня до тѣхъ поръ, пока 
не пригласить меня къ танцамъ, пока не станутъ со мной говорить, 
свататься, любить меня». 

Слѣдующій заговоръ по идеѣ похожъ на предыдущій. Рано утромъ 
на Новый годъ умывается дѣвушка въ ручьѣ, произнося этотъ заго- 
воръ, и возвращается домой, опасаясь, не увидЪлъ ли кто ее. Если 
ее замѣтятъ, заговоръ не имѣетъ силы. Обращаясь къ сросистой водѣ> , 
дѣвушка говорить: 

«Сдѣлай меня красивой и прелестной, какъ выбранная пшеница 
за столомъ, какъ святое солнце на восходѣ, какъ василекъ въ цвѣту. 
Одной мнѣ дай ты всю любовь, сколько есть ея на свѣтѣ. Пусть по- 
любить меня всѣ парни, которые увидятъ меня, а старики, которые 
услышать меня, пусть чтутъ меня словомъ*. 

Вотъ еще заговоры, въ которыхъ обращаются къ водѣ. Заговоръ 
начинается привѣтствіемъ, которое говорить дѣвушка водѣ изъ ис- 
точника, ударяя по ней стебельками василька: 

«Доброе утро, ключевая вода! Благодарю васъ (такая-то) красивый 
цвѣтокъ! Ключевая вода! очищаешь ты (обмываешь) и тинистые берега, 
и мшпстыя скалы, и красивыхъ дѣвушекъ; очисти и меня .. Очисти 
меня отъ всякой тоски и отъ всякаго навожденія, чтобы сдѣлалась 
я цвѣткомъ, прелестнымъ цвѣткомъ, который всѣ станутъ нюхать. 
Очисти лицо мое, чтобы навсегда я осталась дѣвушкой рѣдкой кра- 
соты, чтобы осталась я чистой, какой сотворена Богомъ>. 

Второй заговоръ начинается такимъ же обращеніемъ къ росѣ, 
какимъ предыдущій заговоръ къ водѣ. Дѣвушка просить росу вы- 



ОідШгесІ Ьу 



200 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢШЕ. 



мыть ее, очистить отъ тоски, отъ всякаго навожденія и сдѣлать ее 
красивой. сЕакъ Греки», говорить дѣвушка с сильно хотятъ яицъ, 
какъ бараны— соли, телята— молока, дѣвушки-подрости груди; такъ 
и парни пусть сильно хотятъ меня»! 

Въ двухъ неболыпихъ заговорахъ дѣвушка обращается къ солнцу, 
называя его святымъ и братцемъ. «Взойди», просить дѣвушка, «своими 
сорока лучами, но не всходи надъ горами, надъ домами, надъ двор- 
цами, надъ стадами быковъ и овецъ... Взойди надъ моей головой и 
надо всею мной! Пусть я съ головы и до ногъ буду такъ сіять, какъ 
и ты, солнце. Какъ всѣ люди тебя ищутъ, такъ и такой-то пусть 
ищетъ меня съ головы и до ногъ! Какъ ты, святое солнце, обора- 
чиваешься къ царямъ, къ царицамъ, такъ и ко мнѣ пусть оборачи- 
ваются дѣвушки, женатые мущины и холостые» . 

Третью группу, по раздѣленію С. Маріана, составляютъ заго- 
воры, которыми знахарка старается сдѣлать безсильнымъ то вліяніе, 
которое уже существу етъ, на волю извѣстнаго лица, благодаря заго- 
ворамъ вражьимъ и фармекамъ. Заговоры этой группы называютъ 
десфачеръ, единств, дссфачере, и имѣютъ цѣлью разрушить силу 
порчи, силу любовнаго заговора или иногда перенести и порчу и лю- 
бовный заговоръ на то лицо, отъ котораго они первоначально ис- 
ходить. Такимъ образомъ, цѣль десфачере'й, по преимуществу, хоро- 
шая; поэтому эти заговоры похожи иногда на молитвы и называются 
даже молитвами объ освобожденіи отъ навожденія. Сообразно съ та- 
кой цѣлью и время для заговоровъ этой группы— цѣ л ый день до су- 
мерекъ. Становясь какъ бы въ противовѣсъ заговорамъ первыхъ двухъ 
группъ, заговоры третьей группы необходимо произносятся тогда 
даже, когда заговоры на порчу или на любовь сдѣлали свое дѣйствіе. 
Иначе они могутъ повредить. 

Первый, по мѣсту, заговоръ «на отгнаніе тоски» начинается обыч- 
нымъ разсказомъ о томъ, какъ дѣвушка— дальше упоминается ея имя: 
Маріуна-Марія— встала рано и пошла по тропинкѣ къ Іордану спо тро- 
пинкѣ, по которой никто не ходилъ, по росѣ, которую никто не 
стряхивалъ> . Когда она была на серединѣ дороги, злая женщина ее 
околдовала, «украла ея слѣдъ» и обезобразила ее совершенно. Дѣ- 
вушка стала плакать. Ее услыхала «царица неба» т. е. Богородица 
и спросила ее, чего та плачетъ и жалуется. Дѣвушка разсказала все, 
что случилось съ ней. Несмотря на жалобу дѣвушки, царица неба ни- 
чего ей не отвѣчаетъ. На помощь ей являются неизвѣстно откуда 
три зори, «три сестры солнца» . И вотъ старшая изъ нихъ вложила 
въ ц>удь дѣвушки луну, освятила ее, граблями откинула отъ нея 
тоску на далекое разстояніе. Вторая вложила ей въ плечи утреннія 
звѣзды (лучеферь), а тоску отбросила вилами. Младшая сестра солнца 
вбила ей въ лоно звѣзды и вымела остаки тоски метлой. Тогда она 
взяла дѣвушку за правую руку и посадила на желтаго коня, дала ей 
въ правую руку серебряную трубу, въ лѣвую золотую и, когда дѣ- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И БИБЛІОГРАФІЯ 



201 



вушка стала трубить, къ ней собралась вся любовь и привязалась къ 
ней. «А тоска», говорить заговоръ въ концѣ, „пусть пойдетъ на голову 
тому, кто навелъ ее на меня, кто бросилъ ее мнѣ! а 

Въ заговорѣ, который произносить, когда хотяте «отнять слѣдъ> 
„вернуть слѣдъ", т.е. сдѣлать слѣдъ безсильнымъ, безвреднымъ въ 
рукахъ лица, укравшаго слѣдъ у кого нибудь, интересны формулы 
проклятія: 

Если сдѣлалъ это мужчина чистый, нечистый, то пусть у него глаза 
вылѣзутъ изъ черепа и выпаду тъ всѣ волосы, пусть лопнетъ мошна, 
пусть треснетъ... для того чтобы онъ плакалъ по немъ (т. е. боль- 
номъ). 

Если сдѣлала это женщина... то пусть у нея лопнуть груди, 
пусть вытечетъ молоко... Если сдѣлала это дѣвушка... то пусть у ней 
лопнуть ножныя икры, вытечетъ изъ жилъ кровь... Если сдѣлала это 
вдова, то пусть у ней лопнуть руки, вытечетъ кровь. 

Самое „отниманіе слѣда"" производится такимъ образомъ. Знахарка 
беретъ девять луковыхъ головокъ, девять цвѣтковъ лука, снятыхъ 
осенью, девять пшеничныхъ зеренъ отъ весны, девять зеренъ овса, 
девять фасолинокъ, девять зерну шекъ перца, девять кусочковъ ла- 
дана, девять сѣмянъ конопли и девять угольковъ, потушенныхъ въ 
горшкѣ. Далѣе, знахарка разыпаетъ все собранное въ три кучки, 
чтобы всего было поровну, завязываетъ въ три узелка и отправляется 
куда-нибудь въ глухой уголъ. Поставивъ свою ногу на землю, она 
отмѣчаетъ ножомъ величину слѣда и выкапываете „слѣдъ" свой. 
Положивъ эти узелки въ вырытую ямку, она бьетъ по нимъ валикомъ, 
которымъ, обыкновенно быотъ на рѣчкѣ бѣлье. 

Произнеся эту формулу проклятій, она говорить приблизительно 
такъ: если слѣдъ украли одной рукой, то я отнимаю его назадъ двумя 
руками, если румя, то я тремя и т. д. — до девяти. «А кто сдѣлалъ 
это десятью руками, то пусть у него руки высохнуть и свяжется 
языкъ, чтобы онъ больше ничего не могъ дѣлать. А такой-то пусть 
останется чистымъ и освященнымъ* и т. д. 

Въ одномъ длинномъ заговорѣ г чтобы снять тоску" обращаются 
къ какому-то капитану Антону. 

«Чего ты пришелъ, чего ты ищешь? Кто тебя прислалъ? Вернись 
назадъ на голову тому, кто прислалъ тебя. Вѣдь ты спѣшилъ, ты 
пришелъ сюда съ 99-ю трабантами, съ 99-ю парнями — витязями 
злыми и свирѣпыми, весьма ужасными, грозными и немилостивыми, 
водой Іорданской немытыми, крещеньемъ господнимъ не крещенными, 
миромъ не мазанными, печатью не запечатлѣнными, именами божьими 
не названными. И пришелъ ты къ такому-то наказать его, мучить, 
принуждать и терзать его кожу и подъ кожей, кожицу и подъ ко- 
жицей, мясо и подъ мясомъ, мозгъ и подъ мозгомъ. Выйди, выйди 
со всѣми тѣми 99-ю трабантами и удались отъ меня*. 

Здѣсь знахарка начинаете угрожать Антону. Если ты, говорить 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



202 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБ08РѢНІВ. 



она, меня не послушаешься и не уйдешь, то я стану молиться Бого- 
родицѣ и тогда, все равно, придется тебѣ оставить меня, такъ какъ 
Богородица прогонять васъ силой святыхъ архангеловъ Михаила и 
Гавріила съ 99-ю парами ангеловъ добрыхъ. Все описаніѳ этихъ 
добрыхъ ангеловъ построено на контрастѣ злымъ трабантамъ Антона; 
ангелы — разумны, смысл сны, добры, красивы и милостивы, водой 
Іорданской мыты, крещены и т. д. Придутъ ангелы и станутъ гнать 
нечистую силу; каждый ангелъ будетъ гнать цѣлыхъ тридцать тра- 
бантовъ, „а три ангела— девяносто а . И станутъ они преслѣдовать 
трабантовъ повсюду— и въ воздухѣ и въ облакахъ, и въ морѣ. <И 
поднимутъ они пыль, золу и прахъ, для того чтобы такой-то остался 
чистымъ и свѣтлымъ, какимъ сотворилъ его Богъ, чистымъ, какъ 
серебро, какъ золото, какъ солнце на безоблачномъ небѣ; чтобы не 
осталось въ немъ болѣзни, ранъ, головокружения, тоски, увѣчья, 
стрѣлы, и дурного навожденья даже столько, какъ малое маковое зер- 
нышко, раздѣ ленное на сорокъ частей и брошенное въ море». 

Заговоръ противъ порчи начинается обычной формулой: рано ут- 
ромъ я всталъ и отправился въ дорогу по тропинкѣ. „Шелъ я, шелъ, 
пока не дошелъ до бѣлой яблони — совершенно бѣлой: съ стволомъ 
бѣлымъ, съ кожей бѣлой, съ вѣтками бѣлыми, съ листьями бѣлыми, 
съ яблоками бѣлыми — совершенно бѣлой". Тамъ уже сошлись нечистая 
силы: здѣсь были Стригои, Морои, Змѣи, Триполики— со своими же- 
нами. Не было здѣсь одной только Иродіады. Но вотъ пришла она, 
увидала меня, заградила мнѣ дорогу, взяла за руку, бросила въ ровъ 
и накрыла терновникомъ. Сталъ я вопить, кричать и грозить злой 
Иродіадѣ, обѣщая ее поймать сѣткой и погнать на голову тому, кто 
ее прислалъ. Но никто не услыхалъ моего крика; только Богородица 
услыхала меня отъ воротъ неба и спросила, чего я кричу». Про- 
слушавъ весь разсказъ больного, Богородица стала его утѣшать, обѣ- 
щая „поднять его съ кровати и сдѣлать его такимъ же эдоровымъ и 
бодрымъ, какимъ былъ онъ раньше". 

„Пусть погибнетъ зло и навожденье, а порча совершенно пропа- 
детъ, какъ пропадаетъ пѣна на морѣ, плевокъ на тропинкѣ и иней 
на солнцѣ. А во всемъ тѣлѣ твоемъ пусть не останется болѣзни и 
зла даже на столько, какъ мало маковое зернышко на 44 части 
раздѣленное и въ море брошенное*. 

Заговоръ, который имѣетъ цѣлью „ смыть тоску", начинается прм- 
вѣтствіемъ водѣ, которою дѣвушка обмывается рано на зарѣ; обмы- 
вается она вся, произнося заговоръ, и возвращается домой съ опу- 
щенной внизъ головой, тихо и скромно. 

т Доброеутро, ключъ прелестный и красивый! — Благодарю васъ, 
госпожа Іорданка (Іордънясъ)! Отъ чего вы пришли съ господиномъ 
Іорданомъ такимъ прелестнымъ и красивымъ? — Дорогой ключъ, пре- 
лестный и красивый! Не пришла я пить изъ тебя или ѣсть тебя, но 
пришла я окунуться въ тебя, чтобы ты вымылъ меня,- очистилъ меня, 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И ВИВЛІОГРАФІЯ 



203 



кавъ моетъ проточная и ключевая вода, всѣ берега и всѣ скалы и 
всѣ корни..., чтобы ты выдѣлилъ меня изъ среды всѣхъ дѣвушекъ, 
какъ павлинъ выдѣляется изъ среды пернатыхъ, а василекъ — изъ 
среды бурьяна". 

Далѣе она просить ключъ сдѣлать такъ, чтобы во время танцевъ 
всѣ дѣвушки сидѣли молча подъ заборомъ, и чтобы она одна была 
бы впереди всѣхъ и чтобы ея слово брало всегда верхъ, чтобы она 
была дорога для всѣхъ, какъ святое солнце, когда восходить оно 
поутру. Заговоръ оканчивается картиной, которая встрѣчалась уже 
раньше: идетъ женихъ съ невѣстой, ворнихъ съ ворничихой, ватага 
съ ватажидей, баринъ съ барыней, попъ съ попадьей, царь съ цари- 
цей? Нѣтъ! Это не они идутъ. Это идетъ такая-то, самая красивая 
дѣвушка. 

Второй разъ заговоръ этотъ произносится надъ медомъ, которымъ 
дѣвушка должна какъ нибудь намазать того парня, который ей нра- 
вится. Есть еще другой способъ. Доставъ немного земли изъ-подъ 
слѣда лошади, дѣвушка кладетъ ее въ горшокъ, наливаетъ непочатой 
водой или водкой и варить, нашептывая три раза приведенный заго- 
воръ. Этой водой нужно вымыть того, за кого дѣвушка хочетъ выйти 
замужъ. 

Большой заговоръ „отъ порчи ц , интересный по своимъ подроб- 
ностям^ начинается разсказомъ, какъ больной собрался въ святой 
день сегодня и выѣхалъ пообѣдать — поужинать, но немогъ сдѣлать 
этого, такъ какъ въ немъ— злая порча. 

„А вы девять Зорь, девять сестеръ, прійдите сюда, и съ поспѣш- 
ностью ищите порчу. Ищите ее на выгонѣ коровъ, на пастбищѣ во- 
ловъ, въ свинятникѣ, въ курятникѣ, на дорогѣ его, на тропинкѣ 
его, на лазѣ его, на перелазѣ его, въ сѣняхъ его, въ домѣ его, въ 
столѣ его, въ кровати его, въ постели его; такъ какъ вамъ лучше 
знать, сколько разъ и кто его испортилъ: дѣвушка ли смѣлая, дитя 
ли малое, женщина ли молодая, вдова ли, женщина ли среднихъ лѣгь, 
дѣвушка ли покинутая, старуха ли покинутая, парень ли покинутый, 
старикъ ли покинутый, Русскій ли, Русская ли, Цыганъ ли, Цыганка 
ли, Липованъ ли, Липованка ли, Армянинъ ли, Армянка ли, Нѣмецъ 
ли, Нѣмка ли, Венгръ ли, Венгерка ли, — съ поля ли, съ виноград- 
никовъ ли, съ горъ ли, съ пустынь ли. Вѣдь самъ онъ не умѣлъ 
испортить и другой требовалъ, чтобы ему непремѣнно заплатили за то, 
что онъ сдѣлаетъ порчу. И заплатили тому, что обладалъ этимъ зна- 
ніемъ, и онъ его испорти лъ а . 

Далѣе, внахарка спрашиваетъ девять Зорь, какъ его испортили, 
чѣмъ его испортили. Здѣсь дается богатый матеріалъ, исчисляющій 
всѣ способы, которыми можно испортить человѣка: дуть чрезъ волчье 
горло, ногой зайца, лукомъ вонючимъ, крошками малая, посудой гдѣ 
ѣлл собаки, въ лѣсу въ ложбинѣ среди кустовъ ежевики, на упав- 
шемъ чурбанѣ, обухомъ топора или барды, найдеными желѣвными 



ОідШгесІ Ьу 



204 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢШВ. 



гвоздями, брошенными тряпками или ложками, изображая его на стѣнѣ, 
подъ стѣной, на кровати, подъ кроватью саломъ ежа, кишками ежа, 
когтями кошки, шкуркой лягушки, головой мыши, экскрементами кошки, 
человѣка, чернымъ дегтемъ найденымъ на дорогѣ, золой отъ оброка 
лошадямъ, покинутымъ гнѣздомъ ласточки, глиной заброшеной печки, 
глиной изъ омута, глиной съ конца жердочки, по которой переходить 
черезъ рѣчку, мѣркой съ мертвеца, свѣчей которую держалъ мертвецъ 
при смерти, водой которой обмывали мертвеца, узлами полотна, нит- 
кой отъ выброшеной метлы, ниткой изъ мѣшка, въ которомъ укра- 
дена была мука, зубомъ бороны, черепками отъ девяти базаровъ, 
черепками отъ брошенаго горшка, камнями отъ девяти бродовъ, за- 
вернутыми нитками красными изо рта девяти лягушекъ, воскомъ отъ 
мертвеца, ракомъ, котораго держать девять дней въ горшкѣ съ не- 
початой водой, глиной изъ могилы, закопанной на перекресткѣ до- 
рогъ, гдѣ сходятся три забора, глиной изъ могилы, положеной подъ 
камень у порога дома, чтобы ее всѣ давили ногой". 

Такимъ образомъ всѣ эти способы даютъ только намеки, весьма 
драгоцѣнные для опредѣленія наговориванія, изъ которыхъ многіе те- 
перь уже неизвѣстны. Въ этомъ заговорѣ есть еще нѣсколько фор- 
мулъ проклятій: пусть они встрѣтятся другъ съ другомъ тогда, когда 
сойдутся вмѣстѣ два омута; пусть тогда встретятся люди покинутые 
Богомъ, когда сойдутся концы одного и того же моста; какъ воскъ 
таетъ отъ лица огня, такъ и человѣкъ дѣлающій зло пусть растаетъ; 
какъ конопля росшая лѣтомъ забывается, когда есть уже осенняя 
конопля, такъ пусть и свѣтъ весь забудетъ его, — и другія 

Въ заключеніи знахарка просить девять Зорь найти того чело- 
вѣка, который испортилъ больного, косить его 99-ю косами, грести 
99-ю граблями, мести 99-ю метлами, сгребать 99-ю вилами и т.д., 
посылаетъ порчу къ тому лицу, которое испортило больного, а боль- 
ному приказываетъ быть чистымъ, какъ серебро и йода въ источникѣ, 
какъ василекъ и солнце. 

Еще нѣсколько способовъ порчи находимъвъ другомъ заговорѣ, ко- 
торый также, какъ и предыдущій, произносится съ цѣлью освободить 
больного отъ порчи. Заговоръ начинается обычнымъ привѣтствіемъ 
водѣ: 

— Доброе утро, тихая вода! Благодарю васъ, госпожа тихая и 
чистая вода, оставленная Богомъ! Я кланяюсь тебѣ и прошу тебя, 
дай мнѣ девять дѣвицъ чистыхъ и свѣтлыхъ... чтобы снять мнѣ съ 
себя эту большую порчу. 

Далѣе перечисляются лица, отъ которыхъ, по мнѣнію знахарки, 
могла исходить эта порча: родственники, сосѣдп и чужіе люди. За- 
тѣмъ перечисляются способы порчи: лапой зайца, угреватой лягуш- 
кой, шкурой змѣи, чѣмъ-то отъ обрывистаго берега, мокротой изъ 
носа дряхлаго старика, плевкдмъ брюхатой женщины, веревкой отъ 
повѣсившагося человѣка, костью покойника... Перечисливъ эти спо- 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



КРИТИКА И ВИШПОГРАФІЯ 



205 



собы, дѣвушка просить девять чистыхъ сестеръ взять саны, лопаты, 
грабли, вилы, метлы и гнать эту порчу на голову тому, кто ее на- 
слалъ больному. 

сРазломайте стѣны, раэбейте окна, бросьте ее (порчу) сквозь 
крышу, чтобы она упала ему на столь, на его обѣдъ, когда онъ 
будетъ отдыхать. А мнѣ бы остаться чистой, свѣтлой» и т. д. 

По нѣкоторымъ своимъ подробностямъ интересенъ и слѣдующій 
заговоръ, который произносится съ такой же цѣлью, какъ и преды- 
дущій. Начало заговора обычно. 

„Въ среду рано утромъ собрался я такой-то, приготовился въ путь 
и прибрался, какъ солнце на восходѣ а . „А враги и недоброжелатели 
поджидали меня. Вышли они раньше меня, остановили меня и стали 
разспрашнвать о моемъ житьѣ-бытьѣ, какъ я живу да поживаю. И 
посадили они меня верхомъ на медвѣдя, надѣли мнѣ на голову чер- 
товекій колпакъ, нарисовали на моемъ лицѣ коростливую ужасно про- 
тивную лягушку и ушАи назадъ> . 

Тогда больной началъ плакать, голосить, громко до самаго неба. 
Услыхала его Богородица, спустилась съ неба и стала утѣшать боль- 
ного, чтобы онъ не плакалъ, не вылъ, не стона ль, не голосилъ. 
„Я возьму тебя, говорить Богородица, за правую руку и поведу по 
тропинкѣ Адама къ колодцу Іордана. Три раза я буду набирать со- 
сновой коновочкой воду изъ колодца Іордана, буду наливать воду на 
тебя и мыть тебя; я очищу тебя отъ всякаго навожденія... Я посажу 
тебя въ мой корабликъ, и ты станешь гораздо красивѣе и болѣе 
чистымъ, чѣмъ какимъ былъ ты у матери твоей, которая родила 
тебя и выростила тебя... Интересенъ по своей формулѣ конецъ 
заговора: есть на свѣтѣ дѣвушки и молодыя женщины покрасивѣе 
тебя; но все-же онѣ- пузатыя суки; есть парни покрасивѣе тебя и 
женатые люди, а все же они мохнатые волки и противныя лягушки* . 

На этотъ заговоръ похожъ и слѣдующій. Въ воскресенье встала 
дѣвушка съ серебряной постели, умылась, одѣлась въ серебряное 
платье и собралась на танцы, и вдругъ сразу что-то съ нею произо- 
шло: она потеряла способность двигаться, онѣмѣла, оглохла, ослѣпла, 
стлалась безобразной. Не могла она продолжать своего туалета и стала 
плакать, голосить. Далѣе передается обычный разсказъ, какъ ее услы- 
хала Богородица, спустилась къ ней съ неба и стала ее утѣшать. Она 
обѣщаетъ снять съ нея порчу, которую навели на нее, повидимому, 
другія дѣвушки- соперницы. „А тебя, говорить Богородица, я возьму 
за правую руку, подведу тебя къ убраннымъ столамъ, услажу тебя 
медомъ, поднесу тебѣ стаканъ вина, вымою тебя василькомъ (т. е. 
настоемъ на стебляхъ василька), чтобы всѣ парни тебя приглашали 
на танцы". Далѣе Богородица рисуетъ ей картину: подъ заборомъ 
стоять парни, смотрятъ съ удивленіемъ и спрашиваютъ: что это за 
царица идетъ къ намъ танцовать? Нѣтъ, это не царица, а прекрасная 
такая-то. 



ОідШгесІ Ьу 



206 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРЬШВ. 



Если дѣвушка замѣчаетъ, что она не пользуется успѣхонъ у 
парней, объясняетъ это тѣмъ, что кто нибудь вѣроятно ее испортилъ; 
она дѣлаетъ слѣдующее. Рано утромъ въ воскресенье она встаетъ, 
одѣвается какъ можно получше и идетъ къ ручью, изъ котораго со 
вчерашняго вечера никто не долженъ брать воду. Съ собой она беретъ 
ножницы и посуду для воды. Наклонившись надъ ручьемъ, она какъ 
бы рѣжетъ ножницами воду накрестъ, по направленію теченья ручья, 
и говорить, что она рѣжетъ не воду, а то, что навелъ на нее тотъ 
человѣкъ, котораго она любить. Разрушивъ такимъ образомъ эту 
порчу, опа набираетъ воды и уже дома, положивъ въ нее василекъ 
произносить заговоръ. Начало заговора обычно: вставь рано въвос 
кресенье, она пошла по дорогѣ и встрѣтилась съ Василик'ами и Ие 
делик'ами, какими-то женщинами, смыслъ которыхъ и названія необъ 
яснены. Идутъ онѣ съ 99-ю санами, съ 99-ю граблями п т. д. По 
ровнявшись съ ними,дѣвушка сама спрашиваетъ ихъ: куда, дѣвушки 
вы идете? Онѣ отвѣчаютъ, что идутъ въ церковь. 

с Не ходите въ церковь», просить ихъ дѣвушка, с но поскорѣе 
вернитесь назадъ, ищите такого-то, поспѣшите къ такому-то, снимите 
съ его головы всю порчу и всю тоску, копайте ихъ санами, гребите 
граблями, метите метлами, возьмите на лопаты и бросьте въ черное 
море». Въ Черномъ морѣ, говорить дѣву.пка, вы вымойте такую-то, 
очистите отъ всякой порчи, отъ всякой тоски, чтобы она осталась 
чистой, какъ серебро 

Интересно, что этотъ заговоръ, кажется, чуть не единственный, 
при произнесеніи котораго дѣвушка можетъ взять съ собой подругу, когда 
отправляется на рѣчку. Тѣмъ не менѣе она должна беречься, чтобъ 
посторонніе люди не увидали ее, такъ какъ успѣха не будетъ. 

А. Яцимирскій. 



ОідШгесІ Ьу 



Соодіе 



ЖУРНАЛЫ и ГАЗЕТЫ. 



Биржевый Вѣ домости. 1896. — 8, 9. Ив. Славинскій. Ахалкалакскіе 
духобоіт. — 12. Корреспондента язъ Торопца о сектѣ „кеіейниковъ богоио- 
ловъ".— 14. Подношенія дальняго Востока. Оігасаніе тунгузскнхъ костюмовъ и 
коискаго убора, припесенныхъ въ даръ Государю Императору депутатами изъ 
Сибири.— 19. Общественная жизнь. Къ муитанскому дѣіу. Замітка о засѣданіи 
антропология, общества, посвященном* рѣшенію вопроса о существованіи у ино- 
роддеиъ человѣческихъ жертвоприношеній. — 21. Отклики. Замѣтаа о деятельности 
Имиераторск. География. Общества. — 23. Отклики. Иаложеніе статьи г. Тезя- 
кова въ „Новомъ Словѣ* о вотякахъ язнчняаахъ въ Больше -Гонды рекой волости 
Пермской губ. — 24. О чемъ говорятъ и пишутъ. Иаложеніе отвѣта Короленки 
на замѣтву Дьяконова (изъ Новаго Врем.). — 41. Общественная жизнь. Русское 
носелѳніе въ Малой Азіи. Замѣтка осообщенін въ отд. этногр. Императ. Русса. 
Геогр. Общ. относительно поселенія руссаихъ раскольниковъ въ глубннѣ Малой 
Азіи. — 41. Человѣческія жертвоприношенія у вотяковъ. Замѣтка о сообщеніи 
г. Луииова въ отд. нтногр. И. Р. Г. Об. о существованіи человѣчесв. жертво- 
приношеній у вотяковъ нъ XVIII в.— 43. О чемъ говорятъ и пишутъ. О сектѣ 
неплателыциковъ . (Изъ Пермскпхъ Епархіальн. Вѣдом.). Секта возникла со вре- 
мени освобожденія арестьанъ. Заводскіе крестьяне, раньше іюльзовавшіеся льго- 
тами, напр., освобожіені ем ъ отъ рекрутской повинности, были недовольны новями 
порядками и заявили, что уставной грамоты не примутъ, отказались отъ надѣла 
на тоиъ основаніи, что всѣ покоены а земли а принадлежали и принадлежать 
имъ; отказались также отъ уплаты веискнхъ сборовъ и отъ исиолненія общей 
воинской повинности. Духовенство своими увѣщанілми подорвало свой авторнтетъ 
среди насел еніа и откавъ отъ уплаты податей и исполненіа разныхъ государств, 
повинностей получилъ религіовноё обоснованіе. — Ученіе секты. Теперь—- время 
антихриста; правды нѣтъ нигдѣ; нѣтъ ^ея и въ церкви. Нужно порвать связь и 
съ гражданск. властями— у становлевіемъ антихриста — и съ церковью, находя- 
щейся въ союзѣ съ гражданса. властями. Спасеніе возиожно въ хухѣ, а не 
плотью н обрядами. Церковь съ обрядами угодны Богу только до 7 тнеячъ 
літъ, теперь она не нужны.— 44. Изъ Сумскаго уѣзда. Отказъ новобранца отъ 
присяги и военной службы на религіозиомъ основаніи (изъ „Недѣлн"). — 
44. Обществ, жизнь. Этнографич. коллекціа. Замѣтка о посту пившемъ въ 
Военно-меднц . академію собраиш предметовъ домашняго обихода инородцевъ 
Сибири и жителей Китая и Японіи,— 46. Сообщеніе о докладѣ В. Г. Короленко въ 
антропология. Обществѣ въ Петербург». — 60. Отклики. Историческій очеркъ 
игры въ шахматы. — 83. О чемъ говорятъ и пишутъ. Отзывы нікоторнхъ извѣст- 
ныхъ лицъ о возможности человѣческихъ жертвоприношенІй у вотяковъ (изъ 
Петербургской ГазетыѴ — 63. Наблюденія фельдшерицы надъ укорѳнѣлостью 
суевѣрій среди крестьянъ (изъ Орлов. Вѣстн.).—- 69. Дамип. Кулачная ча- 
сотка. О кулачныхъ бояхъ въ с. Оаерахъ Московск. губ. — 79. Общественная 
жизнь. Замѣтка о докладѣ Луинова въ Отдѣлѣ этнографіи Им п. Р. Г. Общ. 
объ обстановкѣ иотскихъ жертвопрнношеній. — 86. Обществ, жизнь. Любопытный 




208 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢНІВ. 



рідкости. О поступившіхъ въ Олонецкій Музей въ Петрозаводск/в кожаной 
кисѣ и варежкахъ жзъ ковскаго волоса, свлзанныхъ костяной иной — 104. Кор- 
респонденція изъ Могил евскаго у., Подольской г. Мошенничество^ съ помощью 
эксплоатаціи реіигіозвыхъ новѣрій евреевъ при праздыованіи Пасхи. — 104. Кор- 
респондеяціл изъ Черниговской г. Объ „осначахъ" (спдавщнкахъ дѣса). Ихъ, 
бѣдствеыное положеніе.- 109. 'Убійца шаха. О сектѣ бабидовъ. Исторія секты, 
издоженіе ея ученія. — 104. „Съ согдасія и бдагосдовеиія преподобнаго старца 
Михаила^. Убійство съ религіозной подкладной. — 124. Обществ, жизнь. Заиѣтка 
о сообщении проф. А. М. Позднѣева о будднзмѣ.— 125. „Опять кончина міра". 
Пропаганда приближенія кончине иіра въ Гапсальскомъ у. Эстляндск. г. (Изъ 
„Валгуса") — 153. Судебная хроника. Кавказскіе нравы. Дѣло о убійствѣ, происшед- 
шемъ при борьбѣ во время свадебной процессін. — 154. Изъ Ардатовск. у., 
Нижегородск. г. „Живой огонь" (добытый треніемъ одного куска дерева о другой) 
какъ средство прекращать падежъ скота. (Изъ „Нижегор. Лист. 44 ) — 157, 162. 
Судебная хроника. Мултановское дѣло. Отчетъ о судѣ въ Мамадышѣ (По „В. К. 
Краю").— 157. Отклики. Добываніе жемчуга въ Олонецкой губ. — 158. Страшное 
дѣло. Убійство съ дѣлью сдѣлать изъ жира убитаго свѣчу, предохраняющую вора 
отъ поимки. (Изъ Харьвовск. Губ. Вѣд.).— 158. Благодатный посланника. 
Экспдоататоръ народнаго невѣжества съ помощью заявленія о томъ, что Іоаннъ 
Кроншт. передалъ ему благодать ж послалъ исцѣлять вслкаго рода болѣзни. — 

163. Корреспонденція изъ Курска. Повѣрье о томъ, что у поджигателя на 
спинѣ долженъ быть черный крестъ. — 163. Корреспонд. изъ Ростова, Яросл. г. 
Повѣрье о томъ, что при ударѣ молніи улетаетъ въ землю громовая стрѣла, съ 
которой можно скачивать воду, служащую срѳдствомъ противъ недуговъ.— 

164. Обществ, жизнь. Замѣтка о коллекціи лредметовъ, привезенныхъ Госуда- 
ремъ Импер. инъ иутешествія на дальній Востокъ, поступившей въ Музей этно- 
граф^ и антропологіи Импер. Акад. Наукъ.— 175, 176. Е. 0. Дубровина, 
Мусульманская' тризна въ Баку. Оиисаніе тризны по халифѣ мусульманъ шіитовъ 
Шахъ-Хусейнѣ, замученномъ и убитомъ Абу-Бекромъ. 

Варшавсвія Губ. Вѣд. 1896. 85. Хроника. По губерніи. (Документы 
о постройкѣ дворца въ Виляновѣ 1681—94 г. изъ „Кифг \Ѵаг82аѵ8кі"). 

ВолжокШ Вѣстннкъ. 1897. 13. Тун-Шубуи, Изъ бурятскихъ сказаній. 
I. Вода вѣчной жизни. — 23. Пономаревъ. Къ вопросу о женскомъ образован» 
въ Казани въ началѣ XIX- го лѣка. — 31. Отчетъ озасѣданіи Казанскаго Общества 
археологіи, исторіи и этнографіи, 'М янв. 1897 г. Доклады: Дудаева: „О про- 
исхожденіи злыхъ духовъ но вѣрованіямъ киргизовъ Сыръ - Дарьииской области", 
Александрова: „Матеріалы XVII в., касающіеся быта ннородцевъ пензенскаго 
крал"; Диваева: „О древне-киргизскихъ похоронныхъ обычалхъ". — 42. Нико- 
лаевъ В., Разборъ изслъдованія М. Вейлина: „Изъ жизни вятскаго края". — 
46 . Кузнечный промыселъ въ с. Чебаксѣ. — Находка санскритской руко- 
писи II — III в. по Р. X. въ Восточномъ Туркестанѣ. 

Волынскія Еаарх. Вѣд. 1896—1 — 36. Историко-статистич. описаніе 
церквей и приходовъ Волынской епархіи. — 3. Къ чешскому вопросу .на Волыни 
(истор. очеркъ поселенія на Волыни чеховъ въ текущ. стодѣтіи). 

Воронежсвія Губ. Вѣд. 1896 —91, 94. Вредныя повѣрья у русскихъ коне- 
водовъ. 

Вятскія Губ. Вѣд. 1896. 99. Я. Кушелееъ. Черемисскія игры „щелчки 6 
и „крючки". 

Сагеіа Кааотзка. 83. 2аЛизгкі (обряды по отиошенію къ покойнымъ).— 
83. Некроюгъ археолога и этнографа Мартыновскаго. — 87. Бгіеп гадивгпу. — 
88. Ріегѵзгу Ьівіогук Роіакі (отчетъ о киигѣ (1г Макс. Гумпловича. „ВівсЬоГ 
ВаЫігіп Оаііив топ Кпі82ѵіса м ). Замѣтка объ археологической ваходкѣ- 
камень съ руническими надписями. — 93. Извлеченіе изъ доклада Спасовича о 
Павинскомъ . 

Журналъ Министерства Юстицін.— 1897. 1 и 2. Л. Л. Іевенстимъ: 
Суевѣріе въ его огношеніи къ уголовному праву. Авторъ указанной обширной 
статьи разрабатываетъ чрезвычайно интересный въ ваучиомъ отношѳніи и крайне 




Журналы я газйтЫ. 



важный для практики вопрос* о преступленілх* изъ суевѣрія. Количество вре- 
ступленій И8ъ суевѣрія очень значительно; въ виду того, что они совершаются 
вслѣдствіе укоренившихся въ иародѣ взглядовъ, не разсѣянныхъ еще просвѣще- 
ніемъ, вслѣдствіе того, что они стоять вь тѣснѣйюей связи съ народным* іііро* 
воззрѣніемъ, они должны быть выдѣлеиы въ особую группу, и отношѳніе къ нимъ 
законодательства должно быть иное, чѣмъ къ другимъ видам ъ престу пленій . 
Вопроса, какъ должны смотрѣть законодатель и судья на эти преступления, 
какими средствами слідуетъ вести борьбу противъ суевѣрія и пр., следовательно, 
чисто практическая сторона, составляетъ задачу статьи. Для выясненіл ѳтихъ 
вопросов* авторъ широко пользуется данными этнографіи и ділаетъ обзор* , 
занимающій большую часть его работы, случаевъ преступлена изъ суевѣрія, от- 
мѣченннхъ въ этнографической литературѣ, въ судебныхъ отчетах* и пр. Бели 
этнографическая литература доставила г. Левевстиму много интересных* фактов*, 
то и на оборот*— статъя г. Левенстяма представляет* для этнографа существен- 
ный интерес*, т. к. в* пей собран* и сгруппирован* ряд* суевѣрій какъ въ 
Россія такъ и въ зап. Европѣ. Авторъ группирует* преступленія нзъ суѳвѣрія 
в* слѣдующія рубрики; 1) человѣческое жертвопрявошеніе; 2) опахиванье; 
3) убійство уродов*; 4) колдовство и порча; 5) суевѣрнне способы, употребляе- 
мые при роэыскѣ преступников*; 6) упыри н раэрытіе могил* ; 7) талисманы; 
8) лжеприсяга; 9) народная медицина: 10) кражи; 11) мошенничество; 12) кли- 
кушество; 13) мнимыя преступлена . Часть указанных* рубрик* содержит* опи- 
саніе преступленій, часть — описывает* суевѣрные пріемы, употребляемые при 
престувленіях* (напр. яри кражѣ), часть наконец* — касается эксплоатяровапія 
суевѣріямя яаселевія для совершенія преступления. Въ виду важности правильна™ 
взгляда на преступный дѣянія, совершаемыя иэъ суевѣрія, и въ виду недостаточ- 
ности лнтературныхъ данных* о них*— автор* выражает* желавіе, чтобы гѳогра- 
фическія и юридяческіл общестоа входили въ судебныя учреждеяія съ просьбой 
о присылкѣ ииъ свѣдѣвій о всѣхъ дѣлахъ, въ которыхъ суевѣріе такъ или иначе 
оказало свое вліяяіе. „Для япслѣдователя, пишетъ г. Левенстимъ, болѣе Всего 
важно собрать самыя разнообразный дѣла, в* которых*, благодаря суевѣріг, 
сложился мотив* преступления; но при научной работ! имѣетъ ииачепіе и кос- 
венное вліяяіе суевѣрія по каждому дѣлу, напр. иа повеленіе свидѣтеля во 
время сдѣдствія и суда по преступлению, которое ничего общаго с* суевѣріемъ 
ве имѣетъ. Всѣ такіе факты могут* быть обнаружены только липами судебнаго 
вѣдояства во время ихъ работ*". Накопленіе матеріала указанным* г. Левей- 
стимомъ путем* будет* имѣть и значительный научный интерес*: вопросы науки 
и ярактики часто идут* рука об* руку, какъ это имѣетъ мѣсто м. пр. и въ 
иоднятоиъ г. Левей стимомъ вопросе 

Калужскія Губ. Вѣд. 1896. 110—114. А. Ипатьев*. Очерки мѣстннх* 
промыслов* Мосальскаго у. (Рогокннки, прод.). — 131. Расколки в* Ай-Тодорѣ.— 
134. Примѣтн: „Козьма- Демьян* съ мостомъ, Никола съ гвоздем*". „Коли Кузьма 
Демьян* закуетъ, Михайло раскует*". „Коли на Михайла закуетъ, на Николу 
раскует*". „Юрій съ мостомъ, а Никола съ гвоздем*". 

Кахеко-Вомскій Край. 1897. 320. Степной А. Я. Среди киргизовъ 
(продолж.).— 323 И. С. Нсяхнческіе факторы цивилнзапди — Лестер* Уорда 
(критика).— 325, 327. Ворисоеъ Б. Из* прошлаго города Казани.— 325, 326. 
7рапезни коеъ Бл., Экономическая протяворѣчія въ дереввѣ (неравенство паді- 
лов*, кустарные промыслы).— 331. И. С. Разбор* книги Бенжаиена Кидда 
,Сопдальиал эволюція".— 333. Ураленъ. Отчет* о дѣятельности УраяьскагоОбщ. лю- 
бителей естествознанія . — И. С. Разбор* книги Меязиса. „Исторія религій". — 
339. Мищенко Ѳ. Разбор* книги В. В. Латышева: „Извістія древяихъ писа- 
телей греческихъ и латинских* о Скиеіи и Кавказѣ". — И. С. Разбор* первой 
книги „Этнографическим» Обозріпіл" за 1896 год*.— 342. Происхожденіе масля- 
ницы и блинов*. — 341. Я. С, Из* наблюденій над* жизнью Сибири. Очерк* 
первый.— 343. Из* чувашских* земельных* дѣлъ. Корресповдевціл из* Ядрви- 
скаго уѣзда.— 344. „Дѣйство Страшнаго Суда* в* старой Москвѣ.— 346. Острей- 




210 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОВОЗРѢНІЕ. 



леніи бурлтъ къ просвѣщѳнію. — 347. Борисов* В. „Русскія древности въ па- 
млтиикахъ искусства 0 , изд. И. Толстого и П. Кондакова. Выпускъ У. Бнбліо- 
графіл. Масллннца въ Закавказьѣ. — „Прощеные дни" въ старинной Россіи.— 
348. Ѳ., О дѣдтельности Уральскаго Общества любителей естествознанія.— 
И. С. Разборъ книги Крживицкаго: „Антропологіл*. 

Ковенскія Губ. Вѣд. 76—88. Изъ ноѣздки на Кавказъ В. 5Г.— 90 Куда? 
(къ вопросу объ эмиградін евреевъ въ Трансвааль; помѣщено письмо эмигранта 
съ характеристикой условій жизни въ Трансваалѣ).— 91. Елка, ряженье, 
гаданье. 

Костромокія Губ. Вѣд. 1897. 11, 12, 14. Милоеидовъ П. В. Наказъ, 
данный Нерехтскимъ купечествомъ А. Н. Третьякову, избранному деоутатомъ 
въ Коммиссію о сочвнеаіи проекта Новаго Уложевія. 

Костромская Еиярх.Вѣд. 1897. 1 — 4. Овѣніивъ православныхъ церквахъ 
грѳческаго востока.— 1 — 3. Снпаново. Историческое описаніе его въ бытность 
монастыремъ и іюслѣ— приходской Троицкой церковью. 

Бурляндокія Губ* Вѣд. — 84. Къ исторіи гѳрцогскаго архива въ Митавѣ— 
85. Либава и Полангенъ (переп. изъ „Недѣли").— -86. Корреспондента изъ Гра- 
бина объ экономич. положенія жителей. — 87. Матеріалы для география, словаря 
Курляіідск. губ. — 91. Юридическое иоложеніе евреевъ (изъ „Сборника", изд. на 
англійскомъ яз. канцеляріей Комитета Министровъ). — 99 — 100. Истор. очеркъ 
ііравительственныхъ мѣропріятіб по народному продовольствие въ Курлянд. губ. 

Бурсвія Губ. Вѣд 1897 . 45. Ожидаемый пріѣздъ въ Варшаву членовъ Лон- 
донского Общества для изслѣдованіл вравовъ и быта цыганъ. 

Ілмігег 2еІПіпд. 1897.— 10. МайсЬеп ап(І Ггаиеп іп СЫпа.— 17. Веѵбікегип^ 
ѵоп Ьспсогап.— 24. 2ит МаштиіЫішй Ьеі Тотзк.— 23. ИеЪег Леи АиГепІ- 
Ьаіі оТеа Каізегз Реіег (Іез Огоззеп іп ЬіЬаи.— 45 Егапг О. Ьапде, Мазкеп ипі 
МавкепГевІе.— 48. Кгеіа'8 Ве*оЬпег ип<1 ОезсЬісМе.— 50. ОсЬоівк— Катізспаі- 
ка Ехрегііііоп.— 53. ЕеЬгтеп Ьеі <1еп Каітйскеп. — 57. Меп8сЪепаіГеп. 

Нижегородская Губ. Вѣд. 1896 — 39. Розыскъ клада, зарытаго Стенькой 
Разннымъ въ Лукьлновскомъ у. — 40. Раскопки близъ Перми. — 41. Матеріалы 
изъ временъ Разина (документы, доставленные въ Нижег. Арх. Ком.). — 
43. О началѣ гаветъ у Римлянъ (Асіа сііигпа и Асіа рориіі). — 44, 45. 
Соловьев ъ. Изъ древней рукописи о возникновении Казанскаго царства. —Доку- 
менты о подвигв Сусанина, поступившіе въ Костромскую Арх. Ком.— 49. До- 
кументы по исторіи раскола въ Семеновскомъ у. (указы Петра I и Екатерины II).— 
1897—4—7. Сибирское переселеніе. Влечатлѣніе изъ поѣздки по Сибири. — 
8. Лпол. Можаровскгй. „Ннжегородскій дѣтонисецъ" по списку конца ХѴШ в. 
Приведены выдержки отъ 1762 года. — Происхождение масляницы. 

Новгородокія Губ. Вѣд. 1896. 93—95. В. Ч. Новгородский мувей 
древностей.— 95. Ив. Боголюбов*. Воръ Брмошка. (Варьянтъ сказки, помѣщен- 
ной у Эрленвейна). 

Оренбургскія Губ. Вѣд. 1896. 37, 39. Очерки Пріуралья.— 41— 43. 
Кузнецовъ Этнографическіе очерки (о „вечеркахъ" въ оренбургскихъ деревняхъ; 
приведены тексты пісеиъ). — 42. Отчетъ о засѣданіи Оренбург. Отдѣла Гео- 
граф. О-ва 15 окт. — 45. Кувнецовъ. „Попрлдушки" (этнограф, очеркъ). 
51 и сл. Адашевъ. Къ 100-лѣтію Оренбургской губерніи (историч. очеркъ). 
1897 — 5. Изъ дер. Козловки. Кулачные бои, какъ развлечете мѣстпаго 
населенія— 7, 9, 13. Ѳ. С—нъ. Очеркъ базарной лѣсвой промышленности 
орскаго и оренбурскаго уіздовъ.— 6, 8, 12. Н. Ивановъ. О задачахъ, деятель- 
ности и общественномъ вначеніи ученыхъ архиввыхъ коммиссій вообще и орен- 
бургской архивной коминссіи въ частности. — 14, 16. А. Кузнеповъ. Село По- 
кровское. Мѣстные заговоры и молитвы. -Ворожба и тому подобная суевѣрныя 
дѣйствія мвстнаго населения.— 15, 17. ОО. Отъ Оренбурга до Верхнеуральска. 
Путевыя замѣтки.— 27. Смѣсь. Новооткрытое племя людей на иамирскихъ 
плоскогоріяхъ (Изъ П. В.).— 28, 32, 35. //. А — скііі. Очерки Пріуралья. 
(Замѣтки и наблюдеііія). Климатъ. Веденіе сельскаго хозяйства въ краѣ.— 




ЖУРНАЛЫ И ГАЗВТЫ. 



211 



32. Смѣсь. Любимое блюдо бярманцевъ. — 32. Русская жнзвь. Производство свя- 
щенной утвари буддійскаго культа, какъ предметъ кустарной промышленности 
бурятъ Верхнеудиыскаго Округа Забайкальской области. (Изъ Прав. Бѣст.). 

ОрловоБІя Кпарх. Вѣд. 1896. 44. Сахаровъ. Русскія поминанья (Дмитр. 
суббота). 

Пенюенежія Губ. Вѣд. 1896. 201, 202 Маеловскій. Изъ области народ- 
ной медицины, (ирод.). 216. О раскоокахъ Сысоева в* Кубанской области. 215. 
Находка монеты въ Казани чеканки XIII в. 218. Находка книжескихъ у краше - 
ній XII— XIII вв. во Вшимірі. 240—243. Корольковъ. Городъ Пенза и Пен- 
зенская губ. въ царствованіѳ ими. Бкатеривы П. 242. Находка чудскикъ пред- 
иетовъ X в. въ Архангельской губ . по бассейну р. Печоры. 247, 248. Терехинъ. 
Истер, матеріалы относящееся до иногороддевъ Пенэенскаго крал конца XVII в. 
261. По татарсвямъ деревнлмъ Красиослободскаго у. 275. Находка въ Херсонессѣ 
(катакомба).— 1897. 12. Находка надгробной плиты съ гробницы Минина въ Ниж.- 
Новгор.14 — 17. О сибирскнхъ переселен цахъ. 18.0 деятельности предварительная 
комитета по устройству XI археологическаго съѣзда.ЗО.Засѣданіе общества лю- 
бителей древней письменности въ Петербурге, 31 лив. 1697 г. 34. Л. С. Ле- 
генда о раввннѣ Раши. 38. Маеловекій Б.Празднованіе маеллвицы двісти лѣтъ 
тону назадъ. 42. Арабская легеніа о продолжительности жизни человѣка. 43. 
Масловскіи В. Обычай прощаиіл и проводы маеллницы. 

Пернекія Губ, Вѣд. 1896. 276, 277. Я. Бѣлееччъ. Въ жертву Иимару и 
Кереметп. (Разсказъ нѣсколько интересевъ для этвографіи вотлковъ). 277. Хро- 
ника. (Деревянная курная церковь XVII вѣка вч селѣ Монастырѣ Чердынскаго 
уѣзда)—1897. З.Экспедпція Д. А . Клеменца въ Монгодію— 4. //. Вомпдичъ. Са- 
моотверженный русскій ученый. Замѣтка о дѣятельностп Н.Л. Гондаттн въ Ана- 
дырсвомъ Округѣ Приморской Области. — 6. Происхожденіе пляски и музыки. 
(Изъ Дросл. Губ. Вѣд. Л 280 1896 г.).— 9. Новая колыбель русскаго народа. 
Замѣтка о докладѣ В. В. Перед ольскихъ въ Антрополога*. Обществі о лоіздкі 
его но берегамъ р. Енисея. На основаиіи найденныхъ ииъ нредметовъ П. во- 
лагаетъ, что жители раскоианнаго имъ мѣста прародители новгородцевъ, и что 
изъ того нѣста совершилось движеніе русскаго народа въ каиенномъ вѣкѣ. 
(Изъ Енисея № 1). 21. Ивъ бурятских* скаваній (I. Изобрѣтеиіе тараеуна. П. 
Два времени. III. Вода вѣчиой жизни. Изъ Волжск. Вістн.) 

Пернскія Губ. Вѣд. 1896. 24. В. Кандауроеъ. На Свлтыхъ горахъ. 
(Монастырь въ Харьв. губ.). 

Подольскія Губ. Вѣд. 1896. 8 — 10. Полувѣковал деятельность Импера- 
торсваго Русскаго Географическаго Общества 11. Происхождеиіе масляницы. — 
Праздникъ „Громныцн или Стричань" 2 февраля. (Повѣрье о встрѣчі в разговорѣ 
въ этотъ день зимы и лѣта. Прнмѣта сюда относящаяся: „напьется ливень воды, 
набереться пахаръ биды*. Освященіѳ „громвичиыхъ" свѣчей и воды употребляю- 
щейся потомъ дли лѣченія, окропленія пасѣки „кажду нерву недилю", т.-е. первую 
по иоволунін, а — воловъ при отправленін чумаковъ съ обозомъ). — 24. Голгоѳа 
на мозаикѣ IV вѣка. 25. Пасха въ старой Москвѣ. 76. Мстиславовъ Успеискій 
храмъ во Владимірѣ-Волынскомъ (XII в. — но поводу реставраціи). 84. Дмит- 
ровская суббота (приведены нѣкоторыв связанны* съ нею нримѣтн о вогодѣ). — 
100. 50-лѣтній юбилей Ими. Русскаго Археолог. Общ. 

Дежовевія Губ. Вѣд 1896. 47, 49. И. Копаневичъ. Рождественски святки 
и совровожд. ихъ нар. игры и развлеченіл въ Псковской губ. 

Ниѵие до ГЫвіоіге дев геіідіопз. 1896. ХХХЛі, 1. X. Ьедег. Еішіе йе ту- 
іЬоІо&іе зіате; 8ѵапіоѵіі еі Іеа діеих еп ѵіі (обзоръ свѣдѣній на основанім древ- 
вихъ источниковъ и совр. литературы). ^ РНШрре. Ілісгёсе дапв 1а іЬдоІо^іе 
сЬгёііеппѳ <1и III аа XIII віёсіев еі врёсіаіетепі* дапв Іеа ёсоіев сагоНпяюппев 
Уг. Масіег. Ьев аросаіурвеа аросгурпев ае Эапіеі. Ріегге Раггз. ВиІІеЬіп 
агспёоіовдие де 1а геіікюп ^гесфіе.— 2. ^. РНИірре: Ьисгёсе еіс. (оконч.). 
ВѴ. Маеіег: Ьез аросаіурвев еіс. (прод.). і. МагіІІіег: Ѵпе поиѵеііе рЫІозо- 
рЬіе де 1а геіівіоп (ио поводу вн. ЕЛ. Саігй: ТЬѳ ѳѵоіиііоц оі геІіиДоп),.— 




212 



ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРѢВІЕ. 



3. Ь. Ьедет: Ьев воигсев де 1а туЛо1о#іе віаѵе (обэоръ лѣтописей славлнскихъ 
■ иностранннхъ). Ъ\, Маеіег: Ьев аросаіурвев еіс. (оконч.). М. Яеііііп: Ьев 
сііѵішіёв Гёттшев ди Сарііоіѳ. XXXIV. 1. К СНаѵаппез: Ьев швсгірііоиз сЬіпоі- 
вев (іе Водп-Оауа. I/. Кпаррегі: Ьѳ сЬгівііашвте еі Іе редашвте сіапв 
1'Ьізіоіге есс1ёвіа8іідие <1е Вебе 1е ѴёпёгаЫе. 2. Ь. Кпаррегі: Ье сЬгіѳііаоівтв 
еіс. (прод.). Мёпагй: Ьа вутЪо^ие дев геіідіопв апсіеппев еі тодегпев; Іеогз 
гаррогі аѵес 1а сіѵіііваііоп. Ь. Реег: Ье ріед де ВисМЬа. 

Неѵив аѳв Кеѵивв. 1895. 23. Казна женщинъ нреступннцъ во Фраиціи. (Ьев 
зирріісев дез {епшев еп Ргапсе. Раг РагЛ а^Езітіе. Къ статьѣ приложены кар- 
тины, изображающая казни женщинъ престунннцъ въ средніе и послѣдующіе віка, 
но обычаямъ времени и краваиъ, господ ствоіавшпмъ въ ту ми другую эпоху.— 
1896. 6. Художественное плетеніе кружевъ. (Ь'агі дане Іев аепіеііев). Образцы 
кружевъ, представленные авторомъ, относятся къ прошедшниъ вікаиъ. Статья 
заключается въ историческоиъ изложеніи пронсхождѳніл ручвыхъ кружевъ и вхъ 
плетенія. 

Русское Богатство. 1896. 1. Вл. Короленко. Рѣшеніе сената во Мул- 
тансвому дѣлу. Рецевзія на Фр. Штрайслера % Исторія культуры. 2. Рѳ- 
цензія на кн. Я В. Голубовскаю, Исторія Смоленской земли до начала XV в' 
5 . Рецеизія на кн Летурно. Литературное развитіе разлнчныхъ нлеменъ и наро' 
довъ въ брошюрѣ: „Прошедаіее и будущее литературы". Канторовичу срѳдневѣ- 
ковые процессы о вѣдьмахъ. Діло Мултанскихъ вотяковъ. 9. Ф. Беллеяъ: Судебно- 
медицинская экспертиза въ дѣлѣ Мултанскихъ вотяковъ. Я. Бохаевспій: Мул- 
танское молеаіе вотяковъ. 6. Толки печати о Мултанскомъ дѣлѣ. 7. А. Гедео- 
новы За сѣвервымъ полярннмъ кругомъ (городъ Колымскъ и его обитатели: жизнь, 
промышленность, экономическое состояніе Колымчавъ. Гробница, найденная въ 
Кульдині. Особый видъ кликушества т. и. во якутски мерячеиья).! Реиензіл 
на кн. Б. И. Яку шкива: Обычное право, выпускъ 2-й. 8. Гр. Пота* 
нинъ. Въ юрті вослѣдняго киргизскаго царевича. (Поѣздва въ Кокчетав- 
скій уѣздъ Акмолинской области; отъ Петропавловска до Ковчетава, а ва- 
тѣмъ въ Киргизскую степь. Кочевка по Киргязской степи. Въ юртѣ султана 
Чннгнса. Урочище Серешбеть. Усвленіе Масульмавско-клерихальнаго вліяиія на 
кнргязовъ. Русское культурное вліяніе ограничивается одной виішвостых Харак» 
теръ киргизовъ. Тамыры-друзьл, сдѣлавшіеся таковыми яослѣ особа го союза. Кир- 
гизская яовість, — любовь красавицы Баяиъ-Сулу и бѣдеаго пастуха Коду-куряеша. 
Легенды: о происхожденіи нѣсни и о первомъ Кнргнзскомъ шаманѣ Куркутѣ. 
Всѣ вышеупомянутая свѣдѣнія освѣщевы мало; авторъ говорить о вихъ какъ бы 
мимоходомъ и вся статья носить легкій описательный характеръ)9. Рецензія иа 
кн.М Е.Соколова; Былины, историческія, вое и выя, разбойничьи и воровская иѣсвя. 

10. Кизеветтеръ, А, Реформа Петра Великаго въ сѳзнанін русскаго об- 
щества.— Крюкову Ѳ. Казачка (изъ станичнаго быта).— Танъ, Я., Крнвоногій 
(очеркъ изъ чукотской жизни)— Елпатъевскій, С, съ Нижегородской выставки. 

11. В, Катковы Къ теоріи общества (старый договорный теоріи; нхъ слабый 
мѣста. Выводъ: всякое общество есть реиультатъ совмістной (сознательной или 
безсознательной) воли лицъ, составляющнхъ его, результатъ едипевіл, сопвепяив'а 
нхъ, т. -е. гармоніи идей, чувствъ и воли. Классифнкація союзовъ на основаиін 
принципа сознательной или безсознательной воли). Рецензія на кн. Шарля Летурно: 
Соціологіл по даннымъ втнографіи. 12. Я. Е. Кулаковы Инородцы и ннородческій 
вопрось на Нижегородской всероссійской внставкѣ (условія отрицательно влия- 
ния на жизнь инородцевъ: экономическій быть; — успѣхи нѣкоторнхъ въ ѳтомъ 
отношеніи; сельское хозяйство — гигіена, семей но- пол евыя отаошеиія. Обрааованіе. 

Касаясь вліянія русскихъ пришельцевъ на ухудшеніе эконом нческаго быта 
инородцевъ и въ зависимости *отъ этого вымиранія нхъ, авторъ слишком* много 
прилаѳтъ вначенія качеству пищи, забывая, что и до прихода русскихъ питаніе 
инородцевъ едва ли было болѣе удовлетворительно. М. А. Плотниковы Кустар- 
ная промышленность на выставкѣ 1896 года (нсторическій очеркъ и настоящее 
кустарн. промывы.) Рецензія на кн. Эд. Тейлора: Первобытная культура. М.Гер- 
несъ: Иеторія первобытнаго человѣчества. I. Я. Ганнегеръ: Исторіл человѣческой 
культуры. 




ЖУРНАЛЫ И ГАЗЕТЫ. 



213 



Саратовевія Губ. Вѣд. 76. Нисколько словъ окустарлхъ. — 79. О рыб- 
нош дііѣ. 80. Народиыл примѣты. — 81. ІІвсьмо о расколѣ. 82. Дмнтріевсвал 
суббота (извлечено изъ „Прав. Вѣстн."). — Изъ жнзнн раскола. Картинки взъ 
жнзвн переседенцелъ. 83. Лікарстіевввя травы (азъ „Сельек. Вѣстн/). — 84. 
О седьсвлхъ ремесленнлкахъ. Корресоондевціл изъ села Мал. Костарева Ка- 
мншяяск. уѣада, содержащая въ себѣ довольно подробную характеристику быта 
крестьлнъ этого седа.— 85. Замѣтви о кустаряхъ Курской и Тамбовской губ. — 
98. Корресв. изъ седа Тепдовви Саратове*, уѣзда о бнтѣ крестьявъ. 

Сажарекія Губ..Вѣд. 93. Перевечатка изъ „Прав. Вѣств." о раскопкахъ, 
произведелныхъ Е. И. В. В. К. Аіександромъ Мнхавловичемъ въ Ай-Тодорі. 

Таганрогский Вѣетн. 1897. 2, 4. Я. Г/. Исторія Таганрога, (ирод.). — 
18. Подожевіе довскихъ казаковъ, иереселввшихсл въ Сибирь. — 19. Кятайскій 
каяендарь. 

Тверскія Епарх. Вѣд. 1896. 20, 23, 24. Я Лилеевъ. Древне -русскіе 
иутешественнивл въ Св. землю. 

Тульсвія Губ. Вѣд. 1896. 193. Японскій способъ перевязки ранъ. Домикъ 
Петра Великаго въ Вологдѣ. — 215. Кустарные вромысла и жевсвій трудъ. 221. 
Земледѣльческія артели. — 236 -238. Ивановсжги. Къ нсторіи города Бпифани. 
247 — 251. Зыбинъ. Очеркъ кустарной промышленности въ Россін. 

Уфнмоиія Епарх. Вѣд. 1896. 19. Извѣстіл и замѣтки. Предразсудокъ каса- 
тельно встрѣчи со свлщевникоиъ. (Лросл. Ев. Вѣд. 24). 

Хозяннъ. 1897.2, 3. И А. Молодыхъ. Вольныя земли. Восиомннаніл зем- 
іедѣльца Иркутской губ Рабочіе въ Сибири. 

Черниговокія Губ. Вѣд 1896.— 933. Права, ио которнмъ судится мало* 
русскій яародъ и уннверсалъ гетмана Мазепы сотнику Аіексѣю Туринскому.— 
937. Археологическіяз открнтія Пьетта во Фраыдіи въ Масъ-Авидьской пеще- 
ра. — 992. Запретвыя пищѳвыл вещества у разныхъ народовъ („Прав. В. и ). — 
1006. Ходячія и міткія слова (по поводу книги Михельсоиа „Ходячія в ыіткія 
слова 1 *) 

Южанвлъ, 1897 ѵ 3. Замѣтка о повомъ взслѣдованіи Голгоѳсвой свалы. 19. 
Находка древннхъ золотнхъ вещей въ Мелитовольскомъ уѣздѣ (нвъ „Крым. 
Вѣстн.").— 46. Находка клада монетъ XVI— ХѴШ в. въ с. Спеѣ, Тирасполь- 
скаго уізда, Херсонской губ. 

Яроелавевія Губ. Вѣд. 1896. 48. Буддязмъ у сопредільвыхъ съ Россіею 
нонголовъ. 




НОВОСТИ ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 



Лкаёмовъ, Н. Ѳ. Куявы. Историко-этнографическій очеркъ. Варшава. 

1895. 8 е . 84 стр., ц. 40 к. (По печатнымъ польски» нсточникамъ). 
Антонович ъ, В. В; Археологическая карта Кіевской губ. (Прилож. къ 

XV Т. „Древности 1 *). М. 1896. 4« 139+ 20 стр. и 1 карта (10 верстъ въ 
дкиімѣ) . 

Багалѣя, Д. И. Онытъ псторііі Харьковскаго Университета. Т. 1(1802— 
1816), вып. 2-й. X. 1896. 8 е . стр. съ 203 но 488 ц. I р. 70 к. 

Богдзевичъ, Бае. Очерки Нижегородской промышленности. Нижній-Нов- 
городъ. 1896. 8°. 88 стр. 

Брянцевъ, II. Дм. Очеркъ древней Литвы и западной Россін. Изд. 2. 
Вильна. 1897. 8« VI + 150 стр. ц. 60 к. 

Будде, Евг. Къ исторіи великорусски хъ говоровъ. Онытъ историко- 
сравнитслыіаго изелѣдованія народнаго говора въ Касииовскомъ уѣздѣ Ря- 
занской губерніи. Казань. 1896. 8 е . 377 + 11 стр. + карта. ц. 3 р. 50 к. 

Булацель, П. Ѳ. Изслѣдовашя о самовольной смерти. НсторнческіЙ 
очеркъ философскнхъ воззрѣній и законодательствъ о самоубійствѣ . Спб. 

1896. 8«. 206 + VII стр. 

Булгаковскій, Д. Іінжсгородскія легенды. (Какъ начинался Нижній-Нов- 
иіродъ. Коромыслова башня. ІІроклятіе Н.-Новгорода. Кума-Чародѣйка. 
Царская невѣста. Убойное дѣло). Спб. 1896 г. 12 е . 48 стр. ц. 30 к. 

В. Н. Изъ исторін Москвы. 1147 — 1703. Очерки. Съ 212 рисунками. 
М. 1896. 80. (Авторъ г. Назаревскій). 

Грлнетренъ, д. Цари морей. Открытіе Америки норманнами въ 1000 г. 
Сост. по Нейкомму и исландскимъ сагамъ. Съ 25 рис. Спб. 1896 г. 8°. 
ѵоі. 1. 200 стр. 

Демвовъ, И. И. Уепѣхи зианія (1883—1884). Физика, метеорологія, зо- 
ологія, ботаника, географіл, этіюграфія п путешествія. Годъ 1-й. Чернигов'!». 
1885 . 8». IV + 168 стр. 

Долганевъ, Е. Б. Страна эфіоповъ (Абиссинія). Спб. 1896 г. 8°. 200 + 
+ 39 стр.+ 1 карта. 

Завнтневнчъ, В. 3. Формы погребальнаго обряда въ могильныхъ кур- 
ганахъ Минской губериіи. М. ѵоі. 15 стр. 

Ивановъ, И. С. Сборшжъ статей о нѣкоторыхъ выдающихся событіяхъ 
въ современной жизни болгаръ. 1. Болгары русскіе. 2. Болгары княже- 
скіе. Кишиневъ. 1896. 8 е . 2 + 226 стр. 

Кольбъ, Г. Фр. Исторія человѣческой культуры съ очерко» формъ го- 
сударствепнаго правленія, политики, развиты свободы и благосостояния на- 
родовъ. Нерев. съ 3-го переработан наго и знач. дополнен, нѣм. изданія, 
подъ ред. А. А.Рейнгольда. Вып. I. Южно-русское книгоиздательство Ф. А. 
Іогансона. Шевъ. 1896. 8 Ф . 144 стр. (Все изданіе въ 8 вып., цѣна но под- 
писке 2 р. 50 к ). 

Еотляревекій, В. Пробѣгъ сотника 2-го Забайкальскаго коннаго полка 
А.Н.Кеипке огъ Дудергофа до Читы 6568 вер., съ 14 іюня по 16 ноября 
1895 г. Спб. 1896. 8». 100 стр. 

Коршъ, Ѳ. Е. Мысли о происхожденіи новогреческаго языка. Докладъ. 
Одесса 1896. 8 е . 16 стр. 

Майеръ, А. А. Годъ въ пескахъ. Наброски и очерки Ахалъ-Тэкинской 
экспедиціи 1880 — 1881. (Изъ воспомпнаній раненаго). Изд. 2-е. Рыбинскъ. 
1895. 8°. 301 стр. Ц. 1 р. 25 к. 

Маноцвовъ, В. И. Къ вопросу о заграничной торговлѣ Архангельска 
въ царствованіе Алексѣя Михайловича (изъ „Арх. Губ. Вѣд. а , 1896 года, 
№ 52). Архангельск^, 1896. 8°. 8 стр. 




НОВОСТИ ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 



215 



Жетахіовъ, В., овящ. Очеркъ исторіи православнаго цѳрковнаго пѣнія 
въ Россіи. Шд. 2-е, испр., доп. М. 1896. 8°. IV + 138 стр. + 11 таблицъ 

СНИМКОВЪ. 

Нолодыхъ ж Кулаковъ, Л. Иллюстрированное опнсаніѳ быта сельскаго 
населенія Иркутской губ. С.-Пб. 1896, 242 стр. (Богатый матеріалъ, масса 
фототшіій. Составл. къ Нижегородской выставкѣ). 

Однгитріевскій, Н. Крещеные татары Казанской губ. Этнографическій 
очеркъ. Изд. 2-е. М. 8°. 66 стр. 186 экз* 

Отчѳтъ краткій, о путѳшѳствіи Д. Кяемѳнца по Монголіи за 1894 г. 
(Изъ „Изв. Имп. Ак. Н." 1895 г.). Спб. 1895. 4° стр. съ 261 по 274. 
60 экз. 

ІІовднѣевъ, Д. Къ вопросу о пособіяхъ при изучен! и исторіи монголовъ 
въ періодъ минской династіи. Спб. 1895. 8° съ 93 по 102 стр. (Изъ в 3ап. 
Вост. Отд. Имп. Русск. Арх. Общ.". Т. IX). 

Покровскія, Ѳ. В. Археологическая карта Гроднѳпской губсрніп. (Изъ 
„Трудовъ Виден. Отдѣленія Москов. Предвар. Комитета по устіюйству въ 
Внльнѣ IX Археол. Съѣзда въ Вильнѣ 1893 г.";- Вильна.1895. 4 е . 165 стр. 
и одна карта (10 вѳрстъ въ дюймѣ). 

Пыивановъ, В. Н. Мурапскій могилышкъ (Симбирск, губ.). Изслѣдо- 
ваніе. Москва. 1896. 8 е . 46 стр. съ планомъ и 10 табл. фототіга. 

Пѣвинъ, П. Словарикъ Заопожья. Слова изъ народной рѣчи. (Кондо- 
вожская, Великогубская, Толвуйская волости Петрозаводгкаго уѣзда, Оло- 
нецкой губ.). Петрозаводска 1896. 8°. 82 стр. (Изъ „Олонецк Губ.ВЬд.* 
1896). 

Русекіе въ Бессарабін до ея присоединен^ къ Россіи. Историческій 
очеркъ. (Ко дню столѣтія кончины Императрицы Екатерины II Великой). 
Кшшшевъ. 1896 г. 8°. 35 стр. 

Смиречанскій, В., прот. Историко-статистичсскій сборнпкъ свѣдѣпій о 
Псковской енархіи. Псковскіѳ архипастыри. Островъ. 1896. 8°. 123 стр. 

Соболевскій, А* И. Волико-русскія народныл пѣсші. Т. II. Спб. 1896. 
8«. XVI + 588 стр. ц. 3 р. 

Средняя АвІя. Научпо литературный сборпнкъ статей по Средней 
Азіи. Подъ ред. Е. Т. С м и р н о в а. Ташкентъ. 1896. 8°. 212 + IV стр. 

Фяорянекій, В. М. Домашняя медицина. Лѣчебпикъ для иародпаго упо- 
треблешя. Изд. 6-е. Спб. 1895. 8». 

Халятьянцъ, Г. Армянскій эпосъ въ исторіп Арменіи Моисея Хорен- 
скаго. Опытъ критики нсточниковъ. Ч. I. Илслѣдованіо . Ч. И. Матеріалы. 
Москва. 1896. 8°. Х+ 347 + III +80 стр. и 1 табл. 500 экз. ц. 3 р. 

Цнммерманъ, Э. Р. Внпзъ по Волгѣ. Путовые очерки. Съ 12 рисунками. 
Москва. 1896. 16° 125 стр. 

6еп»ві,ѵ., А. Біѳ АиЯіеЪипя <Іег І^еіЬсі^епзоЬаЛ іп ЕвМіІапсІ. Ѵогіга^, 
декаііеп іп йег Яесііоп йег ЕзіШшІізсЬеп Іліѳгіігізспеп СезеПзсЬаіІ Гйг 
ЕгЬаШіпз <*ег АІІегіЫітег. (8ераг. аиз йет «Веѵаіѳг ВеоЪасМег» ) . КеѵаІ. 
1896. 8* 34 стр. 

НвІЬѵаІгі, ѵоп, Ргіегіг. КнІінг^евсІіісЫе іп іпгег паШгПсЬеп Епіжіскеіішв 
Ьіа гиг бедѳшѵагі. Ѵіегіе АиПаде. КеиЬеагЪеіІеі ѵоп: М. ѵоп ВгаіиИ. Ѵгоі. 
І)г. ЬшЬѵід ВйсЪпег, РгіѵаЬ-Восѳпі Апдизі Соппиіу... оіс. екс. ЬіеГоптд 
I— Х\1ІІ.Ьеір2Іс189>.8 в .(Выйдотьвъ 80 вынускахъ по I маркѣ завынускъ). 

Ралііаіка / II щаіащ пу^етсгпе^ 'ѴѴагзха^іе, 1896. \Ѵу<1аадііс*лѵо то- 
раксу! „Хсіптіа". АЯГагвдаѵа, 1896, 8°, ѵоі. 1, стр. 180 АІЬшп ѵиіокгі*. 
Ріап. Ргасе папко\ѵе. Въ чнслѣ послѣдннхъ работа Казны. Даниловича — 
Стржелъбицкаго: „Рг/уеиупек (1о Ьа<1ан апігороіортсгпуп пай Ішіпоясіа Кто- 
Іетойига Роівкіѳво", стр. 14—53. Работа об ннмаетъ ростъ, окружность груди 
и вѣсъ 13614 чел. чисто-польскаго мужскаго населешя изъ 84уѣздовъ Д. — 
Польского, въ возрастѣ 31—58 л. Библіографія вопроса). 




ИЗВШ1Я и ЗАМЪТКИ. 



Незадолго передъ Пасхой закрылась въ Москвѣ устроенная по мысли из* 
вѣстнаго путешественника въ Абиссияію К. С. Звягина А бнссннско-саиитарпо* 
этнографическая выставка*). Ближайшей цѣлъю выставки было ознакоилеяіе пуб- 
лики съ Абиссипіей и бытомъ ей обитателей, равно и с* деятельностью 
санитарнаго отряда, посланнаго въ мартѣ 1896 г. Главныиъ Управленісмъ Рос- 
сійскаго Общества Краснаго Креста для подавія помощи раненымъ и больннмъ 
на театрѣ войны Абиссинии съ Италіей. Выставка можетъ быть іюдраздѣлепа 
на два отдѣла: въ одномъ изъ нихъ собравы были свѣдѣнія о дѣятельности отряда 
(діаграммн), представлена обстановка, при которой ему пришлось совершить путе- 
шествие и па ко не аъ помѣщены нѣкоторые не лишенные иптереса пріеиы лѣчеяіл 
у абиссинцевъ и галла (напр.. повязки, употребляемыя при переломѣ конечностей, 
металлнческія пластинки — для закрытім язвъ, хирургическій прнборъ, амулеты, 
носимые на раиеныхъ иѣстахъ и пр.). Второй, значительно большіЙ отдѣлъ, ео- 
держащій около 400 предиетовъ, посвлщенъ преимущественно этнографіи абис- 
синцевъ, галла и сомали. Что касается до абиссинцевъ, то выставленный коллекцін 
представляли преимущественно военный бытъ населенія Абиссиніи. 

Въ довольно зиачительномъ количествѣ экзем пляровъ были представлены щиты 
изъ кожи носорога и бегемота, иногда богато украшенные серебромъ и зол отомъ, раз- 
личное оружіе: мечъ, копья, сабли, изъ которых* нѣкоторня съ золотою насеч- 
кою или съ украшенными золотомъ ножнами. Искусно сдѣлаипая изъ волэта 
корона-шапка расы представляла большой интересъ но художественности работы. 
Далѣе отличалась болыпимъ обиліенъ коллекпдя предиетовъ конской сбруи и 
убора, иногда также богато украшенннхъ серебромъ; дорогіе чепраки, вншитня 
шелками попоны и пр. давали возможность представить ясно абиссипскаго кон- 
наго воина въ его богатомъ военномъ нарлдѣ. Въ коллекціи одежды особен в а го 
вниманія заслуживали плащи, состолщів обыкновенно изъ шкуры леопарда или 
обезьяны, которые абиссинцы накидываютъ себѣ на плечи. Эготъ плащъ, харак- 
терный для одежды абиссинца, сохраняетъ въ своемъ покроѣ форму шкуры (съ 
вырѣзамп, изображающими лапы и голову животиаго) и тогда, когда мѣсто 
шкуры заступилъ привозный бархатъ, изъ котораго богатые дѣлаютъ свои плащи 
(лемты). Амулеты, нѣсволько предиетовъ украшенія (браслеты, серьги) допол- 
няли отдѣлъ одежды. Небольшая коллекціл предметовъ церковной утвари (кадила, 
кресты, трещетки), образцовъ киигъ священна™ бодержаыія, стѣиныхъ и икона- 
стасныхъ изображен! й святыхъ имѣли цѣлью познакомить съ церковиыиъ бытомъ 
Абиссиніи и съ нѣкоторыми особенностями богослуженія. Видъ и планъ абиссин- 
ской круглой церкви служили дополненіемъ къ этому отдѣлу. 

Устроители выставки отвели довольно значительное мѣсто иредметаиъ 
обихода, украшенія и ьооруженія народностей сомали и галла, типы которыхъ 
были представлены довольно значительным* воличествомъ фотографій. 

Коллекціи, представленный на выставкѣ, были собраны попутно экспедиціяии, 
не преслѣдовявшими этяографическахъ цѣлей: втимъ слѣдуетъ объяснить нхъ, 
т. ск отрывочность и нѣкоторую несистематичность . Одни отдѣін представлены 
очень подробно, другіе (какъ напр. домашняя, будничная жизнь населекія Абис- 
снніи, его производства и пр.) нуждались въ значительномъ иоиолненіи; же- 

і) Выставка сначала была устроена въ Петербурге. 




ИЗВѢСТІЯ И ЗАМѢТКИ. 



217 



лательяо было бн вндіп ж большее «отчество фотографжческнхъ сннмковъ 
тноп собственно абяссивдевъ ж ихъ обстановки. 

Но какова бн нж былн оробѣлы въ коллекцілхъ, которня не всегда могли удо- 
влетворить этнографа, мысль познакомить широкую публику Петербурга и Москва 
съ Лбнсгпніей, хотя бн ж врж помощи случайных* коллехлдй, бывшвхъ въ рае- 
порлжепін устроителей выставки, может» бить принята лишь съ полнымъ сочув- 
ствіемъ ж врнзнательностью. 



Ныиішшімъ літоиъ, по иорученію ѳтвографяческаго отділа Ииператорскаго 
Общества любителей естествозваніл, автропологіи и этнографіи, артистка Импе- 
раторской оверы Б. Э. Л в н е в а (Павржцъ) предпринимаешь путешестеге по 
Россіи съ цѣлью собиранія стариинѵхъ русскихг пѣсенг, преимущественно 
мноююАосныхъ . Е. Э. Линева намѣрена ваписывать пѣсжж посредствомъ фоно- 
графа, что дастъ возможность получить образце виолнѣ оригинальной народной 
гармонвзаціи, схваченной съ фотографической точностью. Какъ вввѣстио, недо- 
статок большинства сущеетвующихъ сбориввовъ состоите именно въ томъ, что 
собирателями записывался только одинъ голосъ, а ив хорового нсиолненія иѣснж 
аравжлро вались равлИчивми композиторами. Бри этомъ гармонжяаців рѣдко бы- 
вала характерною и выдержанною. Счастлжвямъ нсключевіемъ являлись лишь 
вікоторыя занеси, напр., Мельгунова, Пальчикова, Лопатина ж Прокунжна. Но 
и эти собиратели находили громадную трудность иъ ваииеввавіи „подголосков*", 
такъ какъ записывать одновременно моияо только одинъ голосъ, а ирж повтореніи 
пѣвцы воютъ пѣсню уже иначе. Фовографъ въ данвомъ случаѣ является един- 
ственно вѣрнымь ередствомъ для точной аапжеж. Конечно, и ааписнваніе фоне- 
графомъ цѣінхъ хоровъ требуетъ большой опытности ж спеціальвнхъ приспо- 
соблеаій для сохраненія равномѣрвости голосовъ, но тѣмъ . не менѣе опытъ 
покаааіъ уже, что это возможно. 

Путешествіе Е. 9. Линевой стоитъ въ тѣсной свявн съ планомъ, который 
она предлагаете для распространен хорового пѣнія въ Россін. Вотъ въ ченъ 
состоите атотъ планъ: внработавъ по вовножности одну общую программу пре- 
подаванія, устраивать иебольшіе хоры вездѣ, гдѣ вовможно, — въ городахъ и 
деревняхъ, между любителями и при раавыхъ Обществахъ, ирж воскресныхъ ж 
сельевжхъ школахъ, ва фабривахъ, при народвнхъ читальвяхъ, однимъ словомъ. 
вольаоваться всѣми возможными случаями. Прежде всего обучать хоры элемен- 
тарной музыкальной грамотѣ, а потонъ по возможности по одной общей вро- 
граммѣ равучивать духовный и світсвія пьесы лучшихъ цержовныхъ и світсввхъ 
конпоаиторовъ. Само собою равумѣется, что на изящное ж жравжльвое жсиолненіе 
старинннхъ народвнхъ пѣсенъ, при полномъ сохраиеиіж ихъ простоты в заду- 
шевности, должно бнть обращено особое ввиманіе. Изланіе хорошо гармонизо- 
ваннаго, деіиееахо сборника пѣсеиъ является необходимымъ, и собираніе досто- 
вѣрваго натеріала для нодобнаго сборника составляетъ главную цѣль вредприни- 
маеной поівдиж. 

Когда хорн уже достаточно подвинуты, можно устраивать въ разныхъ 
центральных* містахъ общедоступные концерты соеджневннхъ хоровъ, что ие- 
обнввовевно возбуждаете рвевіе пѣвцовъ къ 8авятіямъ. Мѣстянмъ учжтелямъ 
пінія придется вырабатывать общую врограмму сообща, такъ какъ, конечно, 
общность программы имѣетъ главны мъ обрааомъ аначеніе только для тѣхъ хоровъ, 
которамъ придется собираться вністѣ. Такая общая программа очень обіегчятъ 
дѣло, м вередъ ковцертомъ потребуется всего 2—3 общвхъ сиѣвкж, а между 
тѣмъ аффекте отъ громаднаго хора въ 200 — 300 человѣкъ, а въ большихъ горо- 
дахъ, можете быть, и тысяч наго, получится величественный Съ осени начнутся 
уже аанятія въ этомъ духѣ въ нісколькихъ московсквхъ воскресныхъ школахъ, 
ж устраиваются курсы для народвнхъ учителей и учвтельннцъ пѣнія при одномъ 
ивъ педагогическжхъ учрежденій подъ руководств ом ъ Б. Э. Линевой. 

Планъ атотъ задуманъ Е. Э. нодъ вліяніемъ впечатлѣній, вннесенвнхъ ею 
ивъ Америки, гдѣ подъ ея увравленіемъ русскій хорь пілъ на выставвѣ въ Чикаго 




218 



5ТН0ГГАФНЧЕСКѲІ О&ОЭТѢНІЕ. 



и в* других* городах*. Несмотря на то, что американца признаются нсѣми я 
саля признают* себя немузыкальным* народом*, у ямж* существуют* хорошіе 
хоры, и притом* как* въ больших* городах*, там* я в* маленьких*. На вослѣд- 
ием* сьѣздѣ хоров* в* Нью-Іоркѣ собралось до 80 твслч* человѣк*. На виставвѣ 
в* Чикаго въ продолжеиіе 2-х* ііедѣдь каждый день состязались хори музыкаль- 
инх* клубов*, основанных* в* честь великих* композиторов*: Бетховена, Мо- 
царта, Шуыава, Рубинштейна и др. Чдены этях* клубов* вадаются цѣлью изу- 
чать теоретически и практически классическую музыку. За иослѣднее время очень 
внимательно изучают* ЧаЙковскаго. Есть сяеціадьный клуб* язученія народной 
музыки, легенд* я повврій (Роік — Ьоге Зосіеіу) с* отдѣленіями во всіх* боль- 
■их* городах*. 

8а вослѣдніе годе в* НыЯоркѣ основана общедоступные класса хорового 
пѣиія, которые уже дали прекраснее результата: в* послідвем* коннертѣ уча- 
ствовало в* хор* бодіе 1,000 человік* я вала была битком* набита публикой. 
Класса эти нлативе, по 10 коп. с* человѣка; уроки биваюі* по воскресеньям* 
от* 2 до 6 часов*. Хор* состоит* главным* образом* на* рабочего класса, хотя 
к* нему принадлежат* м люди всеиозможлихъ профессій. Въ этихъ классах* 
обучаются прежде всего музыкальной грамоті, по потной (лнвейпой) снстемѣ, и 
очень скоро переходят* к* язучеяію образцов* хорошей музыки. Въ конверта, 
который давался черен* 2 года яослѣ основаніл классовь, исполнилясь вещи Мен- 
дельсона, Рубинштейна я даже Генделя. Наплыв* желающих* учиться громаден*. 
Каждый год* приходится отказывать сотням* учеников*, так* как* даже огром- 
ное помѣщеніе въ институт* Купера не может* ■мѣстмть всѣх*. Хор* разде- 
лен* для ванятій на гр) нив. но нов идут* но одной с истей ѣ я одной программ*, 
что облегчает* исполнение, когда нес* хор* собирается вмістѣ. 

Американки ставят* очень высоко русскую музыку вообще как* духовную, 
так* и свѣтскую, а русским* народным* нѣсняа* в* исполнения яышѳуяомину- 
таго хора давали місто в* программах* своих* лучших* симфонических* 
концертов* на-рлду с* классиками. Американца страдают* от* сезванія, 
что у них* иѣт* своей народной музыки, н завидуют* в* атом* отношен іи 
русским*. 

Неужели нам* учиться у американцев* цѣиить свое родное? Русская иісия 
быстро утрачивает* свою архаическую прелость и требует* болѣе серхезнаго 
инимаиіл, чтобы снастя от* аабвеніл то, что еще можно спасти. 

Этнографическій отдѣлъ будет* очень благодарен* всѣм* истинным* люби- 
телям* народввхъ иісенъ, которые пожелают* сообщить, гдѣ можно еще усла- 
щать хорошіе народнее хора и какое время для итого самое удобное, так* как* 
маршрут* может* еще бнть несколько нзміпеи*. Покориѣйпиэ вроелт* адресо- 
вать письма Николаю Андреевичу Янчуку, в* Руилнцовскій музей, въ Москву. 



Отділевіе этнографіи И. Русс. Гео графи ч. Общества призвало своевремен- 
ным* приступить въ иэданію полиахо собраиія народныхъ екают — великорус- 
ских*, малорусских*, бѣдорусскнх* и угрорусских*. В* собраиіе войдут* не 
только натеріады храялиЦесл в* архивѣ отдѣленія. но и всѣ другія ваииси сва- 
нок*! вакія будут* доставлены отдѣлевію частнвив собврателвми и учеными 
учрежденілни. Для обсужденія вопроса об* издавіи сказок* и длв иодтотовлеиіл 
обширнаго матеріала к* печати отдѣлеіііемъ избрана особая комиссія под* 
иредсѣд. проф. Вл. Ив, Ламанскаго. Лица, желающія содействовать этому пред- 
приняв), могут* сообщать с*ои матеріалм, не стесняясь их* количеством*, в* 
отдѣленіе этвографіи Ими. Русс. Географичсгваго Общества х* Петербург!.